Фигура Фемиды. Фото: Юрий Гречко / Югополис

16 июля 2018, 21:11

Защита ингушских силовиков потребовала новой экспертизы тела Далиева

Суд по делу сотрудников ингушского центра "Э" отклонил ходатайство защиты о новой экспертизе тела убитого на допросе Магомеда Далиева. Адвокат потерпевших подвергла сомнению показания свидетелей защиты, которые рассказали об избиении потерпевшего Магомеда Аушева толпой у больницы.

Как сообщал "Кавказский узел", Нальчикский гарнизонный военный суд рассматривает дело семи сотрудников ингушского центра "Э", обвиненных в убийстве, вымогательстве, превышении должностных полномочий с применением насилия к задержанным и других преступлениях. Подсудимые отказались признать вину. Пятеро из обвиняемых, в том числе начальник ЦПЭ Тимур Хамхоев, заявили суду, что считают себя жертвами оговора и политических интриг

Тимур Хамхоев и его подчиненные были задержаны в декабре 2016 года по подозрению в причастности к смерти 16 июля того же года 50-летнего Магомеда Далиева и пыткам его жены, которых силовики заподозрили в причастности к разбойному нападению на отделение банка. На теле Магомеда Далиева были обнаружены следы избиения и пыток током, хотя первоначально его смерть объясняли сердечным приступом. Смерть Далиева вызвала широкий общественный резонанс. После смерти Далиева от родственников главы центра Тимура Хамхоева поступали угрозы, рассказала сестра убитого суду 25 мая.

На сегодняшнем заседании суда защита сотрудников ингушского центра "Э" ходатайствовала о назначении повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы для выяснения причин смерти Магомеда Далиева, скончавшегося на допросе в ЦПЭ, сообщил корреспондент "Кавказского узла". 

Защита сочла имеющиеся в деле выводы о смерти Далиева в результате асфиксии и электротравмы сомнительными, указывая, что Далиев страдал сердечно-сосудистым заболеванием и мог умереть от сердечной недостаточности. По мнению адвоката Купцова, "в целях всестороннего и объективного рассмотрения уголовного дела" необходимо назначить новую экспертизу с привлечением комиссии специалистов.

Обвинитель напомнил, что защита на этапе следствия уже заявляла ходатайство о проведении комиссионной экспертизы. Следователь отказал защите в назначении этой экспертизы, указав основания отказа, и отказ не был обжалован.

Суд также отклонил ходатайство защиты, указав, что для назначения новой судмедэксперты в деле должны иметься существенные противоречия, устранить которые невозможно в судебном процессе. "Таких противоречий суд не усмотрел", - заявил судья.

Глава ЦПЭ Тимур Хамхоев, начальник отдела ЦПЭ Андрей Безносюк, оперативники Алихан Беков и Мустафа Цороев (бывший сотрудник ФСБ) находятся под стражей. Замначальника ЦПЭ Сергей Хандогин, начальник Сунженского РОВД Магомед Беков и оперативник Иса Аспиев находятся под домашним арестом. Силовики, допрошенные в качестве свидетелей с начала процесса, заявили, что не видели, как к задержанным применяли насилие.

Затем суд допросил оставшихся свидетелей защиты, среди которых были братья Абубакар и Рамзан Аушевы из селения Сурхахи. 

Свидетели пояснили, что являются односельчанами и однофамильцами потерпевшего Магомеда Аушева, который подозревался в подрыве машины ингушского религиозного деятеля, но ранее не были знакомы с потерпевшим.

По делу проходят два потерпевших, которые являются полными тезками, обоих зовут Магомед Аушев. Один из них был задержан после стрельбы из свадебного кортежа, второй подвергся пыткам из-за того, что силовики заподозрили его причастности к подрыву автомобиля одного из ингушских религиозных лидеров Ибрагима Белхороева. На заседании 26 июня выступила свидетель Аза Гадиева, которая рассказала, что оговорила Аушева.

Абубакар Аушев сообщил суду, что в июле 2016 года он приехал в Республиканскую больницу в Назрани. Он увидел, как правоохранители привезли в больницу молодого человека, и толпа, собравшаяся у входа в больницу, накинулась на него и начала избивать. Силовики, по словам свидетеля, разняли дерущихся, но мужчине, которого они привезли в больницу, "досталось".

"Впоследствии я в интернете прочитал, что этим парнем был Аушев Магомед из нашего селения, но я раньше не был с ним знаком", - сказал свидетель. Аналогичные показания дал и его брат Рамзан Аушев.

Ибрагим Белхороев - один из лидеров религиозной группы баталхаджинцев, последователей ингушского шейха Батал-Хаджи Белхороева (1821–1914), его потомок. 4 мая 2016 года источник в правоохранительных органах сообщил о подрыве автомобиля Белхороева возле его дома в Назрани. В результате инцидента никто не пострадал. Позже представитель МВД заявил, что автомобиль был сожжен, а не взорван.

Адвокат потерпевших Хеди Ибриева задала свидетелям уточняющие вопросы, выясняя, действительно ли они в тот день приезжали в больницу к другу, как зовут этого друга и в связи с чем он попал в больницу. По словам адвоката, защита обвиняемых, пригласившая этих свидетелей, хочет доказать, что Магомед Аушев был избит толпой, а "пыток в ЦПЭ не было".

Затем суд повторно допросил потерпевшего Амила Назарова - гражданина Азербайджана, который уже давал показания в начале процесса. Назарову задали несколько уточняющих вопросов.

Задержание Тимура Хамхоева и других сотрудников ингушского Центра "Э" первоначально объяснялось расследованием дела о вымогательстве 800 тысяч рублей у гражданина Азербайджана. 21 мая Амил Назаров рассказал суду, как силовики избивали его и обещали убить в лесу, требуя деньги под угрозой распространить информацию о его интимной связи.

На вопрос о том, почему он, обратившись после пребывания в ЦПЭ в больницу, назвал искаженные личные данные, Назаров ответил, что опасался дальнейших проблем и находился в шоковом состоянии. Мужчина подтвердил, что указал в больнице неправильный адрес и другое отчество. "Мне было плохо, я еле держался. Я хотел как можно меньше проблем", - сказал он.

Защита обвиняемых также выясняла, на какой машине Назаров поехал в больницу, и кто был за рулем. Потерпевший сказал, что за рулем автомобиля "Мерседес" был его сосед.

Свидетель Бекхан Падиев, сдававший Назарову квартиру по соседству, сообщил ранее, что отвозил Назарова в больницу после того, как тот вернулся домой.

Кроме того, Назарову задали ряд вопросов о получении им вида на жительство в России. Подсудимый Тимур Хамхоев поинтересовался, лично ли он писал заявление в СКР о действиях Хамхоева и еще одного подсудимого, Цороева. Назаров ответил утвердительно. "Ты чокнутый", - заявил ему Хамхоев. "А ты умница", - отозвался Назаров.

Защита подсудимых заявила ходатайство о вызове в суд эксперта, который исследовал травмы Назарова, чтобы выяснить данные об имевшихся у него ранее хронических заболеваниях или травмах. Суд отказал в удовлетворении ходатайства.

Затем был допрошен свидетель Руслан Дзаитов, который работал в филиале "Россельхозбанка" в Сунже на момент разбойного нападения на банк в июле 2016 года. Он рассказал, что после нападения всех сотрудников, включая Марем Далиеву, вызвали в Сунженское РОВД и опрашивали.

Защита подсудимых интересовалась, видел ли Дзаитов Далиеву после того опроса, и были ли у нее на лице синяки и ссадины. Свидетель сообщил, что видел Марем на второй день, но видимых следов физического воздействия не заметил. Дзаитов также указал, что был на похоронах мужа Марем.

"Какое состояние может быть у женщины, у которой убили мужа?" - ответил Руслан Дзаитов на вопрос о состоянии Далиевой. На вопрос о том, откуда ему известно, что мужа Далиевой убили, свидетель ответил, что узнал об этом из СМИ.

После допроса свидетелей обвинение перешло к оглашению материалов уголовного дела - показаний свидетелей, не допрошенных в суде, протоколов очных ставок и других следственных действий. Уполномоченная по правам военнослужащих в Ингушетии Радимхан Могушкова, приглашенная стороной защиты, показала, что бывший оперуполномоченный республиканского УФСБ Мустафа Цороев, которого она знает с детства, "вырос в благородной семье".

"Его дядя Абдул Цороев – известный разведчик. Сам Цороев служил в сложное для Ингушетии время, когда остро стояла "сирийская тематика". Он с этим боролся, выявлял тех, кто выезжал в Сирию, кто их вербовал", - заявила она.

Следующее заседание начнется в 10.30 мск 17 июля.

Об эпизодах дела сотрудников ингушского ЦПЭ подробно рассказывается в материале "Кавказского узла" "Пытки, убийства и шантаж — борьба с экстремизмом в Ингушетии".

Автор: Людмила Маратова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

30 сентября 2020, 12:07

30 сентября 2020, 11:33

  • Правозащитники сочли неэффективным следствие по делу о женском обрезании в Ингушетии

    Расследование по делу о калечащей операции на половых органах, которой подверглась в Магасе девочка из Чечни, ведется слишком медленно, допущен ряд ошибок, заявили представители организации “Правовая инициатива”. Законодательная база для наказания за такие операции несовершенна, искоренить проблему мешает и поддержка частью верующих женского обрезания, указали участники первой в России конференции на эту тему.

30 сентября 2020, 10:55

30 сентября 2020, 09:58

30 сентября 2020, 08:57

ГЕРОЙ КАВКАЗА
Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей