06 мая 2011, 18:20

Кто на новенького?

По мнению политолога Заинди Чолтаева "нашим спецслужбам понадобятся новые "Моханнады", чтобы объяснить, откуда у боевиков силы".

Российские спецслужбы стараются не уступать американским в своего рода соревновании по поимке и уничтожению лидеров боевиков. За короткое время, по сообщениям силовиков, убиты иорданец Моханнад и "его преемник", турок Абдулла Курд. Как заявлял ранее глава Чеченской республики Рамзан Кадыров, ведутся активные поиски Доку Умарова. Предположения о его гибели после авиаудара по базе боевиков в горах Сунженского района Ингушетии в конце марта 2011 года в очередной раз оказались преждевременными. Впрочем, и убийство иностранных "эмиссаров" Моханнада и Абдуллы Курда власти расценивают как серьезный успех. Однако эксперты не разделяют оптимизма властей в этой связи и говорят, что силовики завышают цену ликвидации "демонизируемых виртуальных эмиссаров", в то время, как решающую роль для подполья играет поддержка и подпитка боевиков внутри республик.

Силовые структуры пытаются развить успех в поиске и ликвидации вооруженных подразделений сепаратистского подполья. С появлением "зеленки" силовики не стали ждать активизации "лесных братьев" и избрали тактику упреждающих действий. Об этом свидетельствует очередная операция против группы боевиков с применением фронтовой авиации в Урус-Мартановском районе Чечни, которая началась 2 мая 2011 года. По мнению экспертов силовики пытаются максимально воспользоваться ситуацией раскола между сторонниками Доку Умарова и его Имарата Кавказ с одной стороны и рядом чеченских полевых командиров с другой. Большинство политологов и экспертов по Северному Кавказу и джихадисткому движению считают, что ликвидацию спецслужбами таких фигур как Моханнад или Абдулла Курд, конечно, можно считать определенным успехом. Однако отмечают, что ячеистая структура подполья уже не впервые позволяет ему сохранить заменяемость как отдельных фигур, так и отдельных ячеек.

"К сожалению, у нас мало информации о том, что происходит в подполье. Зачастую приходит искаженная информация из силовых структур, спецслужб, которая часто носит пропагандистский характер. Нередко преувеличивается роль арабских и иностранных "наемников" в движении сопротивления (боевиков). Это, возможно, делается для того, чтобы подчеркнуть, что процесс носит управляемый извне характер, что он имеет внешнюю подпитку. И я не знаю, что сейчас будут делать спецслужбы, которые заявили, что это был чуть ли не последний представитель зарубежных джихадистских сил. А если активность боевиков не снизится, то как спецслужбы объяснят, откуда у боевиков новые силы? Придется признать свою часть ответственности за происходящее или придумать новых "Моханнадов"?", - сказал в интервью "Кавказскому узлу" политолог Заинди Чолтаев.

При этом эксперты обнаруживают ряд логических нестыковок в официальных версиях о роли того или иного "эмиссара" в финансировании подполья и его места во внутренней иерархии, участии в расколе на разные группировки. По мнению Заинди Чолтаева:

"Версия властей и спецслужб о том, что Моханнад, с одной стороны, был арабским эмиссаром, а, с другой, инициатором раскола, выхода чеченских командиров из Имарата Кавказ - не очень логична. Поддержка им идеи чеченского национального сопротивления была бы понятна, будь он представителем Закаева. Но Моханнад не был человеком Закаева и Запада. Трудно понять логику этой версии. Возможно, это элемент спецпропаганды, рассчитанной на тех, кто плохо разбирается в сути процессов в регионе. Для спонсоров в арабском мире приоритетом является ислам без границ. И здесь скорее всего речь идет именно о том, что в лагере сопротивления все больше вопросов к самой фигуре Доку Умарова и тактике действий в отношении нынешних чеченских властей. Хотя не исключено, что Моханнад мог решить сам выйти из тени Доку Умарова, опершись на чеченских командиров."

Другой эксперт, главный редактор интернет-издания "Агентура.ру" Андрей Солдатов считает, что скептически нужно относиться к сообщениям как из лагеря боевиков (или его группировок), так и к сообщениям властей:

"Роль Моханнада была сильно преувеличена. Едва ли он был главным посредником и каналом финансирования боевиков (если, вообще, был). Не нужно забывать, что в арабском мире кроме "Аль-Каиды" существуют другие джихадистские структуры. При этом и сам раскол среди боевиков показал, что у этих двух группировок могут быть разные самостоятельные источники финансирования.

Спецслужбам всегда было выгодно говорить об арабском следе и в том смысле, что приезжающие арабы чуть ли не руководят всем подпольем. Но, конечно же, это не так. Во-первых, основные тактические приемы были придуманы чеченскими боевиками. И авторитет таких фигур, как, скажем, Басаев, был всегда выше авторитета любых эмиссаров. Второй момент: не нужно идти на поводу у упрощенной логики спецслужб, которым кажется, что если человек приехал из арабского мира, то он представитель "Аль-Каиды", где жесткая структура с послами и т.д. Но кроме "Аль-Каиды" есть и джихадистское движение. Людям из Саудовской Аравии или Иордании не нужна "Аль-Каида" для того, чтобы взаимодействовать с фондами и организациями, которые предоставляют финансовые средства. И совсем не обязательно быть ассоциированным с "Аль-Каидой", чтобы получать финансовую подпитку на поддержку боевиков на Северном Кавказе.

Нет организации, эмиссаром которой был Моханнад. Он не был эмиссаром. Если он и имел отношение, то не к "Аль-Каиде", а к джихадистким движениям. К тому же он вряд ли был последним "эмиссаром". Поскольку арабские боевики возвращаются из Ирака, то о "последнем Моханнаде" говорить тоже не приходится."

"Мы имеем дело с пропагандой двух сторон, и надо держать это в голове, читая, слушая сообщения обеих сторон. Конфликт между Доку Умаровым и частью чеченских командиров вместе с Моханнадом, был использован официальной чеченской пропагандой. Но мы же понимаем, что Моханнад не был и не мог быть ни эмиссаром "Аль-Каиды", ни сторонником независимой Ичкерии", - считает Андрей Солдатов.

Политолог весьма скептически относится к версии о том, что после раскола две группировки "слили" силовикам информацию о месторасположении секретных баз друг друга:

"Едва ли стоит воспринимать серьезно информационные вбросы о том, что Доку Умаров и Моханнад сдали друг друга, - что называется "слили информацию" спецслужбам о месте расположения баз друг друга. Думаю, эти сообщения - элемент информационной войны, которую ведут спецслужбы."

Большинство независимых экспертов полагает, что основные причины нестабильности на Северной Кавказе следует искать внутри.

"Социальная база недовольства властями и коррупционными порядками, авторитарностью, бесправием человека на Северном Кавказе настолько широка, что никакие арабы не нужны.

Многие проблемы на Северном Кавказе не решаются в правовом поле и поэтому люди, которые идут в сопротивление - это нередко никакие не фанатики. От кого им требовать выполнения закона, когда сами власти живут не по закону? Широчайшая социальная база недовольства может породить любые формы сопротивления, потому что ни суд, ни прокурор, ни власть - это не те места, где человек может найти правду. Люди таким положением вещей просто загнаны в угол, иначе говоря - в лес. Спецслужбам и властям невыгодно признавать это. Иначе пришлось бы отвечать за свои действия и бездействие, за запрашиваемое финансирование", - говорит Заинди Чолтаев.

По его мнению, раскол в среде боевиков произошел из-за расхождения представлений о методах и тактике борьбы с аппаратом насилия:

"Это уже третий раскол. Участие в нем Моханнада на стороне так называемых "чеченских раскольников" вовсе не означает, что арабский "эмиссар" был против идеи Имарата и поддерживал узко-чеченский сепаратизм. Речь, скорее, от том, что в среде чеченских командиров возникло недовольство тем, что подполье по некоторым причинам заморозило свою деятельность в Чечне."

А Андрей Солдатов считает, что не стоит ожидать серьезного ослабления боевиков:

"Надежды, что Доку Умаров окажется очень ослаблен расколом, оказались беспочвенными. И те и другие эффективно действуют. Умаров - более эффективно и будет привлекать больше ресурсов, больше людей. За ним остается значительная часть региона. Эти две группировки будут действовать и развиваться параллельно, и нельзя исключить, что они будут вступать в какие-то взаимоотношения и союзы. Могут быть и примирения, и конфликты, но ни одна из группировок не исчезнет, у каждой есть своя база и подпитка."

Объяснение того факта, почему произошел раскол в стане боевиков и почему некоторые иностранные моджахеды поддержали демарш чеченских командиров против Доку Умарова, дает и независимый политолог Руслан Мартагов:

"Моханнад более трезво оценил ситуацию в ЧР. С одной стороны - это идея всемирного джихада, с другой - протест против местной и кремлевской власти. С точки зрения всемирного джихада никаких претензий к Рамзану Кадырову и той власти, которую он построил, у джихадистов нет. Он здесь построил то, о чем они мечтали, - шариатскую республику. Причем, на деньги Кремля и с благословения Кремля. Поэтому джихадисты к нему не имели никаких претензий. Другое дело - сами чеченские командиры, претензии которых к режиму в Чечне лежат не только в области ислама. Их не убеждают только декларации о приверженности ценностям ислама. И Моханнад, возможно, понял это."

Руслан Мартагов отмечает, что раскол в стане боевиков и уничтожение ряда видных раскольников вызывает оптимизм в Грозном:

"Официальная власть в Грозном испытывает оптимизм. Рамзан Кадыров сказал, что поставлена жирная точка, с убийством этого Моханнада. Но, как показывает практика двух десятков лет, никакой точки нет, а есть ликвидация очередного боевика, на место которого сразу же найдется другой. В принципе неизвестно, были ли у него функции, которые ему приписали. Власти выгодно демонизировать очередную фигуру, говорить, что он был чуть ли не правой рукой и левой ногой "Аль-Каиды" на Кавказе. Но, что было на самом деле, не известно. И, как показывает история конфликта на Кавказе, ликвидация одного человека, ничего не означает, - ничего не меняется. Структурно это сопротивление организованно так, что на место одной выбывшей ячейки сразу же становится другая. Имена возможных преемников на должность нового "эмиссара" нам, скорее всего, назовут летом, когда активизируется подполье."

Ослабит ли подполье его разделение на несколько группировок? Руслан Мартагов так не считает:

"Внести раскол между боевиками - это элемент информационной войны. Не стоит рассматривать его всерьез. Они там тоже это понимают. Вадалов и Гаккаев сказали, что не будут соперничать с Доку Умаровым, а будут действовать автономно, как и раньше. Все джамааты и прежде действовали автономно, и это не упрощало работу спецслужб. А Доку Умаров - номинальная фигура. Она просто устраивала авторов и стратегов всемирного джихада. И дает им возможность говорить о том, что у них есть на Кавказе организованное структурное подразделение, которое оказывает сопротивление безбожному режиму и т.п."

В то же время по мнению Руслана Мартагова не стоит так уж всерьез думать и верить властям в том, что финансирование боевиков происходит из-за рубежа:

"Большую часть средств боевики на Северном Кавказе берут на месте. Это такая красивая легенда спецслужб - о привязке чеченского сопротивления к международному терроризму. Легенда, по которой, согласно версии ФСБ, чеченским боевикам "из-за бугра" поступают большие деньги. В 1990-е годы они, действительно, поступали, это было. Но сейчас боевики находятся на самообеспечении, облагают данью бизнесменов и чиновников. Это рэкет, - когда к чиновнику, который получает федеральные трансферты, приходят и говорят: "не будешь делиться, у тебя будут проблемы."

По мнению экспертов коррумпированные чиновники на Северном Кавказе платят дань боевикам, кивают на "Аль-Каиду" и требуют еще денег у центра.

О морали и двойных стандартах во внутренней и внешней политике рассуждает Заинди Чолтаев:

"Путин недавно в Дании обрушился на Запад с вопросами о том, почему НАТО бомбит, убивает людей в Ливии, пытается разбомбить Муаммара Каддафи. И вопрошает: "А был ли суд? Кто решил, что Каддафи должен быть убит?". Это применение двойных стандартов. А был ли суд, когда у нас бомбят и проводят спецоперации, когда гибнут невиновные люди? Или когда в режиме КТО фактически заложниками становятся родственники боевиков, целые семьи, жители сел? У нас без суда и следствия многие погибли и до сих пор погибают, становятся жертвами неправовых действий. Убитых заодно или случайно, или по ошибке, объявляют боевиками, пособниками, вдовами боевиков, которые собирались что-то взорвать. Надо сначала на себя посмотреть, на свои внутренние дела, прежде чем пенять другим. Это - беспринципность сильных мира сего, неподсудность силы и нежелание видеть бревна у себя в глазу."

Политика взращивания врага и последующий бизнес на войне, по мнению экспертов, противоречат декларациям о стремлении к стабильности и не имеют ничего общего с долговременным развитием и процветанием общества и государства.

6 мая 2011 года

Автор: Темур Варки; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

01 апреля 2020, 10:37

01 апреля 2020, 10:18

01 апреля 2020, 10:09

01 апреля 2020, 09:45

01 апреля 2020, 09:00

  • 1 Режим карантина ужесточен в Армении

    В связи с ростом числа зараженных коронавирусом в Армении приостановлена работа общественного транспорта, за исключением такси и поездов. На улицах решено установить контрольно-пропускные посты силовиков, сообщили власти страны.

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей