RSSАльберт Восканян. Нагорный Карабах. Фотоблогер

Ветер жизни иногда свиреп…

12:03, 01 ноября 2017


Ветер жизни иногда свиреп. 

В целом жизнь, однако, хороша…

                           Омар Хайям

1

«Ветер жизни иногда свиреп...»  Какие жёсткие, но какие правильные слова! Жизнь нередко преподносит нам неприятные сюрпризы, которые, как снег в июле, сваливаются нам на голову.  Как правило, такие сюрпризы подкрадываются к нам, когда меньше мы их ожидаем, и предотвратить их невозможно. Зачастую мы сами находим в себе силы преодолеть возникшие проблемы. Но сюрприз сюрпризу рознь. Что делать человеку, когда жизнь его кардинально меняется, когда он оказывается поверженным на землю?..

Часам к 12-ти мы подъехали к добротному, двухэтажному дому Эдварда (Эдика) Ярамишяна в селе Шош Аскеранского района. Во дворе беззлобно залаяла собачка, как видно,  для «галочки», оповещая хозяев, что пришли гости…

Сидим в комнате, пьём вкуснейший кофе, приготовленный для нас супругой Эдварда Маней и дочкой Лусине. Осматриваюсь. Очень хороший ремонт. Кругом чисто, опрятно, уютно, чувствуется женская рука в доме. Как у меня заведено, решил не торопить события, присмотреться, послушать хозяев…

Хозяин дома Эдик сидел в инвалидном кресле, шутил с гостями, дочь, красавица  Лусине, угощала нас фруктами из их сада…

Когда мы ехали к Эдику, мои друзья рассказали о нём, о его семье. Эдику чуть за пятьдесят, супруга работает педагогом, старшая дочь Лия замужем, средняя Лусине – магистрант АрГУ, сын Саша служит в рядах Армии обороны НКР. Эдик закончил Степанакертский сельхозтехникум, после этого была служба в рядах Советской армии, а потом – работа механизатором в колхозе. Во время карабахской войны воевал, дважды был ранен, награждён боевыми медалями. В 1995 году офицером демобилизовался из карабахской армии. А в 2002 году, по дороге из Еревана была автоавария, после которой он, пять месяцев пролежал в больнице Еревана. После выписки, несколько месяцев находился в Степанакертском реабилитационном центре им. Керолайн Кокс. В итоге Эдик стал инвалидом – колясочником и получил 1 группу инвалидности…

Когда пообщались за столом, я попросил Эдика уединиться, чтобы поговорить, ближе познакомиться. Он отъехал к компьютерному столику, я расположился в кресле рядом, и мы начали разговор. Женщины остались за столом и говорили о чём-то своём женском…

Я не в первый раз нахожусь дома у наших инвалидов-спинальников (колясочников), о троих из них я, как-то написал посты. Вот ссылки для тех, кто не видел:

http://www.kavkaz-uzel.eu/blogs/929/posts/6742

http://www.kavkaz-uzel.eu/blogs/929/posts/18516

http://www.test.kavkaz-uzel.ru/blogs/929/posts/21473

И также, как  и в тех случаях, удивляюсь, глядя на улыбающееся лицо человека, сидящего в инвалидной коляске… Перед моими глазами прошлись лица знакомых, у которых руки, ноги целы, но они недовольны жизнью, постоянно ропщут на свою судьбу… «Контраст», – подумалось мне…

Тем временем Эдик рассказывал, что в Саки, где находится специализированный санаторий, он с друзьями ездил семь раз и каждый раз, чувствовал улучшение.

«Мы, естественно, не вылечимся, не встанем на ноги,  но Саки не дает ухудшиться нашему  состоянию, и для нас это очень много значит.  Потом нам сказали, что нет путёвок. Нам давали деньги на руки, и мы могли ехать туда, брать в аренду комнату для жилья и проходить процедуры. Каждый раз нас бывало 18-19 человек. Однако и это прекратилось. Сейчас нам говорят, что уже нет возможности, и предлагают поехать в армянские санатории Джермук, Арзни. Там хорошие санатории, но не для нас.  В Карабахе нас шесть спинальников - участников Карабахской войны, и, думаю, при желании, власти  смогли бы нас отправить в Саки, потому что там специализированный санаторий для таких, как мы. Мне очень нужна машина с ручным управлением, я её не получил, к сожалению. Но всё-равно, рано или поздно я её куплю, она мне необходима как воздух... », – огорчённо говорит Эдик.

Я заметил, что на мониторе компьютера открыт сайт «Одноклассники» и видна страница Константина Македонского, жителя Одессы. Увидев мой взгляд, Эдик пояснил: «С Костей я познакомился в Саки. Мы подружились и постоянно общаемся в соцсети, по скайпу. Он узнал, что у меня появились пролежни и подарил новую воздушную подушку, которая стоит около $300. Я ему благодарен за этот подарок…»

Супруга Эдика Маня утром идёт на работу, дочь Лусине на занятия, и я решил спросить, как он себя обслуживает, когда домочадцев нет дома, и вообще рассказать, кто отремонтировал их дом, какая пенсия у него, как проходит день, навещают ли друзья-однополчане…

2

Услышав такое количество вопросов, Эдик, улыбнувшись, говорит: «Сразу скажу, что на первом этаже нашего дома проживают мои родители – отцу 88 лет, матери – 80, но я их не тревожу. Есть у меня три сестры, но они все замужем, у них свои семьи… День мой проходит так: утром встаю, умываюсь, завтракаю. Дома всё сделано так, чтобы я мог бы самостоятельно себя обслужить, вплоть до ванной комнаты и санузла», – Эдик показал, как складывается одна сторона коляски, чтобы он мог бы подтянуться и перекинуть своё тело куда нужно… Ремонт в нашем доме начали в 2013 году, а на следующий год уже сделали капитальный ремонт. Сразу скажу, нелегко было всего этого  добиться – много писал, подключал людей… Бюрократы, они везде бюрократы, но главное – получилось…

Пенсия у меня неплохая по нашим меркам –  118 000 драмов ($1 – 482 драмов – прим. АВ).  В месяц один раз ко мне приезжают из Степанакертского реабилитационного центра и приносят необходимое: бинты, вату, различные лекарства, и т.д. К слову, если я попаду в больницу, то любая операция для меня будет бесплатной.

Когда я лежал в реабилитационном центре, нам предложили, чтобы мы выбрали, чему хотим научиться. Я выбрал резьбу по дереву. После выписки, когда я уже был дома, друзья, по моей просьбе,  принесли мне разные куски дерева, кругляки, и я начал делать различные сувениры. Нашлись инструменты, некоторые из них сделал я сам…

И я начал активно работать, мною сделано около 80 работ, из коих 50 у меня купили. Покупатели были из Франции, Белоруссии, России, Армении, Карабаха. Остальные сувениры я подарил родным и друзьям. На руках у меня осталось несколько работ…

Друзья… Что сказать… Боевые друзья часто заходят ко мне.  После того, как со мной это случилось, часть друзей, можно сказать, «забыла» меня, но это пусть будет на их совести… Кому надо, те приходят, и я это ценю…

Та беда, которая случилась со мной, многому меня научила. Я по-иному смотрю на мир, на окружающих меня людей. Говорят, что весь мир театр, а люди актёры в нём. Я зритель, всё вижу и понимаю, где правда, а где ложь…  Некоторые люди не понимают, что со стороны видны неподобающие действия актёров, то бишь их…»

Я молча слушал Эдика, пододвинув диктофон ближе к нему. Лусине принесла нам чай. Эдик потянулся за очередной сигаретой  из початой пачки «МТ»… Пауза чуть затянулась. Я уже подумал, может, напрасно тревожу его своими многочисленными вопросами, некоторые из которых могут оказаться нетактичными…

Эдик будто прочитал мои мысли, улыбнулся, и мы продолжили нашу беседу. Разговор у нас пошёл про политику, и тут я убедился, что Эдик неплохо разбирается в ней, как в региональной, так и мировой. Мне стало интересно узнать о его видении перспективы решения карабахского вопроса, отношении к России, региональным державам, как он относится к войне и миру, политикам и дипломатам.

Снова закурив сигарету, Эдик, чуть задумавшись, ответил: «Я постоянно смотрю телевизор, особенно новости.Наш карабахский вопрос очень сложный, потому что Алиев не захочет,  чтобы мы стали независимыми. Если даже он и захочет признать нашу независимость, то боится, что и другие народы в Азербайджане её потребуют...

Перспектива Карабаха… У нас есть все атрибуты власти, есть армия, мы живём себе потихонечку…  Россия нас никогда не выпустит из своих рук.  Она стоит за нашей спиной,  уже одно то, что на границе Армении и Турции находится её военная база с современным оружием,  о многом говорит. Просто, непонятны её игры с Турцией, Азербайджаном.  Россия знает, что её вековой враг – это Турция, поэтому много непонятного, хотя, политика – есть политика и нам, простым людям, иногда трудно её понять…

Лично я не хочу, чтобы была война, которую я знаю не со стороны. И не только у нас, но и во всём мире. Не хочу, чтобы погибали дети, старики и женщины, разрушались города и сёла. Во время Союза был лозунг: «миру мир», но тогда мы не понимали ценность этих слов…

По натуре я оптимист и верю в мир. Когда заключили перемирие (12 май 1994 год – прим. АВ), я поверил в мир, но потом пошла снайперская война и молодые солдаты начали погибать на линии соприкосновения. Жаль, что власти Азербайджана не приняли предложения армянской стороны отвести снайперов с линии фронта…

Даже в апреле 2016 года, когда была четырёхдневная война, и блицкриг азербайджанской армии провалился, моя вера в мир не поколебалась. Я уверен, что в нашем регионе будет мир, но, когда он наступит, затрудняюсь сказать. Ведь, логично рассуждая, понимаешь, всё, что имеет начало, имеет и свой конец. На этой земле веками жили наши предки,  и мы, наши потомки будут жить на ней.

Есть масса примеров, когда цивилизованные народы решают спорные вопросы мирным путём. Повторюсь, я тоже хотел бы, чтобы и наша проблема была решена мирным, цивилизованным путём. Ведь много примеров, когда народы воевали друг против друга, потом находили нужное  решение и теперь живут мирно, помогая друг другу…

Но я также уверен, что за столом переговоров должен сидеть президент Арцаха, ведь решается наша судьба, и все должны знать мнение нашего народа…

Политики… Знаешь, Альберт, трудно ответить на вопрос, верю ли я им. Если коротко и честно, то так: верю на 50 процентов, и у нас нет сильных политиков…»

Я увидел, что Эдик устал, но он продолжил разговор. Стало понятно, что ему нужно выговориться, что своими вопросами я растревожил его душу…

«Господь дал нам жизнь на земле и пусть люди живут столько, сколько им отмерено свыше. И было бы хорошо, если люди жили дружно и протягивали бы друг другу руку помощи, а не убивали бы себе подобных. Ведь, по большому счёту, всех нас, вне зависимости от национальности и вероисповедания, ждёт место на кладбище…А человек должен жить так, чтобы после себя оставить хорошее мнение, чтобы ни дети, ни внуки не стеснялись говорить, кто их родной человек», – сказал Эдик, как бы, подытоживая нашу беседу.

Завершив разговор, Эдик показал свои оставшиеся несколько работ по дереву, я сделал видеоролик, который выставляю на этот пост.

Когда мы с друзьями уходили, нас провожали Эдик с супругой и дочкой. Посмотрел я на их красивые, открытые лица и вспомнил слова поэта: «Ветер жизни иногда свиреп…»  В то же время я подумал, что при наличии таких домочадцев, никакие жизненные трудности не сломают  человека  и, как уверяет поэт: «В целом жизнь, однако, хороша…»

 Дом Ярамишянов. с.Шош Аскеранского района.

Дом Ярамишянов. с.Шош Аскеранского района.

Кофепитие с гостями.

Приятное кофепитие. 

 Юмор у Эдика потрясающий.

Юмор у Эдика потрясающий.

Эдик Ярамишян.

Отвлекли...

 За компьютером.

За компьютером. 

Страница Константина Македонского, хорошего друга Эдика.

Страница Константина Македонского, хорошего друга Эдика. 


Дома у Эдика Ярамишяна в с.Шош Аскеранского района.

 Эдик показывает санузел.

Эдик показывает санузел.

 Работа. Аринберд.

 Работа. Аринберд.

9   Работа. Крест.

Работа. Крест.

Работа. Пепельница.

Работа. Пепельница.

С любимым внуком Даниелом. Фото из архива Эдика Ярамишяна.

С любимым внуком Даниелом. Фото из архива Э. Ярамишяна.

 Маня, Эдик и Лусине провожают нас.

Маня, Эдик и Лусине провожают нас. 

В дворе сделан лифт, по которому можно спуститься во двор.

В дворе сделан лифт, по которому можно спуститься во двор.

Для Эдика нет проблем наколоть дрова для дома. Фото из архива Эдика Ярамишяна.

Для Эдика нет проблем наколоть дрова для дома. Фото из архива Э. Ярамишяна.

 Встреча с друзьями. Фото из архива Эдика Ярамишяна.

Встреча с друзьями. Фото из архива Э. Ярамишяна. 

 


КОММЕНТАРИИ
avatar
12:52, 26 мая 2018
tiotia
""Первая республика определила современную идентичность Гр..."