RSSАльберт Восканян. Нагорный Карабах. Фотоблогер

Ревность. Рассказ. Заключительная часть

18:39, 04 января 2017

Ревность и гнев сокращают дни. 
Сир.30:26

Проснувшись, Михаил посмотрел на часы, которые показывали 04.48. Минут 10 он лежал с закрытыми глазами. Перед ним появилось лицо молодой женщины с его недорисованной работы…

Тихо встав с постели, чтобы не разбудить супругу, он оделся и поднялся в мастерскую, осторожно ступая по лестнице, которая мерно поскрипывала под тяжестью его тела.

Включив свет в мастерской, он подошёл к мольберту… И тут, Михаил почувствовал прилив сил и энергии…

Четырнадцать часов пролетели незаметно. Михаил не мог остановиться, рука его затекла от напряжения – он наносил кистью краски, отходил в сторону, смотрел на свою работу, снова подходил, исправлял, менял тона… У него не было времени даже закурить, он забыл, что прошло время обеда…

Михаил чувствовал, что рождается шедевр, он понимал, что такое у него впервые. Ничего в мире для него не существовало, была только картина, точнее, была Она, которую изображал, и был Он сам. Она смотрела на своего господина своими преданными, большими, красивыми, как миндаль, глазами… Михаил не мог оторвать свой взгляд от Незнакомки. Он не знал, кого пишет, такой женщины не существовало. На самом деле, это была его мечта, его фантазия…

За окном начало вечереть…

Послышались шаги и звук открывающейся двери.

– Ты не будешь уж..?.. – не успев выговорить слово, Мила удивлённо посмотрела на уже готовую работу…

Михаил только сейчас понял, как он дико устал и мечтает только об одном – лечь на диван и закрыть глаза… Мила смотрела во все глаза на свою «соперницу».  По-иному она не могла воспринять женщину, изображённую на полотне…

– Ты же закончил работу… Когда успел? – медленно и задумчиво проговорила Мила, глядя в глаза «сопернице».

– Я сильно устал, Мила, хочу отдохнуть, – проговорил Михаил, медленно и тщательно вытирая тряпкой руки, испачканные краской. – Да, уже закончил работу, осталось сделать несколько мазков… оставлю на завтра, – устало продолжил он.

Когда Михаил и Мила выходили из мастерской, она резко обернулась и посмотрела на картину, с которой на неё смотрела с улыбкой «соперница».

Михаил проследил взгляд супруги, потом взглянул ей в лицо. Глаза Милы горели неестественным, диким блеском…

Ночью Михаилу приснился дурной сон – девушка с мольберта протягивала ему руки, молча прося о помощи. Михаил старался ухватить её руку, но у него не получалось. Женская тонкая кисть выскальзывала из его крепких рук… Лицо девушки начало медленно пропадать из поля зрения Михаила… Последнее, что он увидел – широко раскрытые от ужаса миндалевидные глаза, наполненные слезами…

Он проснулся с тяжёлой головой и неприятным предчувствием. Супруга была уже на работе, дети пошли на занятия в институт.

Одевшись, Михаил, медленно поднялся на ватных ногах по лестнице в мастерскую. Подойдя к входной двери и взявшись за ручку, он несколько секунд молча стоял, не рискуя открыть её… Он чувствовал, что ТАМ его ждёт что-то страшное…

Толкнув дверь, Михаил сделал шаг и опешил… В груди резко сдавило сердце, стало трудно дышать… Она смотрела на него с мольберта большими миндалевидными глазами, на которых были… слёзы! Лицо её было обезображено!

Как он подошёл к картине – Михаил не помнил. Он рухнул в кресло и стал тупо смотреть на Её искажённое болью лицо и на слёзы…

Взгляд Михаила упал на пустую баночку, лежащую на полу рядом с мольбертом… «Соляная кислота», – с ужасом прочитал он…

«Мила, за что?!  За что ты сделала это?!» – вырвался из груди дикий вопль…

Сколько прошло времени, он не помнил… Рука Михаила механически потянулась к магнитофону…

«…Всё хочу делить с тобою поровну, как мне дальше жить, теперь мне всё равно, я тебя нашёл на свою беду…» – полилась песня, слова которой теплом заполняли израненную душу художника, сидевшего в кресле и отрешённо смотревшего в глаза своей изуродованной, плачущей Незнакомки…

Ожоги ревности... Картинка взята из интернета.

Ожоги ревности... Картинка взята из интернета.


КОММЕНТАРИИ