RSSАльберт Восканян. Нагорный Карабах. Фотоблогер

В день получения похоронки деда, погибшего в Великой Отечественной 50 лет назад, погиб в Карабахской войне его внук

23:15, 17 мая 2015

Глаза солдатских матерей
До дна наполнены печалью...

Лебедь Черныя

Пару дней назад, с другом  поехали в село Норагюх Аскеранского района. Через главу сельской  администрации нашли дом Гали Закарян. Предварительно я знал, что она беженка из Сумгаита, на войне потеряла сына, несколько лет назад умер её муж...

Сидели мы на балконе, на топчане, разговаривали. Я представился, рассказал о цели моего визита, о сайте Кавказский узел, о том, что пишу о судьбах простых людей, потихонечку начал задавать вопросы. Разговаривая с с этой женщиной, по привычке обратил внимание на её глаза - они были печальные. Впрочем, какие могут быть глаза у женщины, потерявшей своего единственного сына в молодом возрасте...  

Мне было видно, что т.Гале, как я её начал называть, морально трудно было возвращаться туда, в Сумгаит, в то время, когда она, молодая девушка, в 1965 году вышла замуж за карабахца Григория Закаряна. Они оба работали на подстанции,  получили квартиру в 8-м микрорайоне, родили троих детей, ничего не предвещало беды...

т.Галя сидела, рядом с ней была палка, скорее всего, это был посох, с которым она выходила на улицу. Около входной двери была видна ещё одна палка. Было ясно, что без этих палок, она не может передвигаться из-за проблем с ногами.

Когда она рассказывала про жизнь в Сумгаите, про молодость, лицо её было умиротворённое, голос спокойный, но, когда перешла на погромы, сразу преобразилась: голос дрогнул, глаза стали тревожными,  не знала, куда девать свои руки... В тот момент я пожалел, что пришёл к ней.  Выключив микрофон, я начал с ней разговаривать на отвлечённые темы. В конце сказал, если ей тяжело вспоминать, можем завершить разговор. Но т.Галя отказалась. И тут я понял, что ей необходимо высказаться, что на душе у неё столько накипело, что ей нужен слушатель, и я снова включил микрофон...

«После службы в Советской армии мой супруг поехал работать в Сумгаит. Мы поженились. Было всё хорошо – дом, работа, дети (двое девочек и мальчик).  Всё шло, как нельзя хорошо. Старшая дочка училась в техникуме, в Сумгаите вышла замуж.

В тот день, когда начались волнения в Сумгаите, я не знала об этом и пошла на работу. И вдруг услышала за спиной шёпот работниц азербайджанок: «Зачем она здесь?». Не могу сейчас объяснить, но у меня появилось ощущение, что кто-то меня душит, на душе стало тяжело, появилось предчувствие чего-то нехорошего...

Я пошла домой, дети попросили меня испечь женгелов ац (лепёшки с зеленью, ред. А.В.). Спустилась вниз, недалеко продавали зелень,  купила необходимое. В это время в квартиру зашла соседняя девочка азербайджанка и говорит мне: «т.Галя, Вы слышали, что сапожную будку д.Алёши,  мастерскую портного д.Сурика (армян, ред. А.В.) подожгли?». Я сказала, что нет, не слышала, но на душе было очень тревожно. Потом я услышала гул на улице. Вышла на балкон и увидела у нас во дворе громадную толпу. В руках некоторых были плакаты, у других были видны куски арматуры. Так напряжённо прошла первая ночь... Потом уже я вспомнила, как за несколько дней до погромов, сын Вагиф пришёл с улицы и сказал, что во дворе пацаны говорили, что скоро «будут убивать армян», но тогда мы не обратили внимания на эти слова...

Утром пришли друзья мужа азербайджанцы и сказали, что в городе неспокойно, и они хотят перевезти нашу семью к ним. Но мы отказались, так как не верили, что с нами может что-то плохое произойти, мы верили во власть, в милицию, в закон.

После них к нам домой пришёл наш сосед азербайджанец с нижнего этажа и говорит, что в городе творится ужасное, он сам видел как сжигают дома, убивают людей, предупредил нас, чтобы были осторожны и не выходили на улицу.

Вечером, я, муж, дочка и сын пошли к соседям, которые к нам очень хорошо относились, и я попросила соседку Земфиру, чтобы она нас укрыла, так как во дворе, почти у нашего подъезда, был слышан шум толпы. Она завела нас в баню, закрыла дверь. Почти сразу пришёл её муж и сказал нам, чтобы мы не обижались, но он боится за свою семью, так как всем было сказано, что смерть настигнет и тех, кто будет укрывать армян. Он сказал, что отведёт толпу от подъезда, но, чтобы мы ушли из дому. Он так и сделал. После него мы быстро вышли из квартиры и спустились в подвал здания. Канализация в здании была неисправна и постоянно вытекала в подвал, там мы и пробыли до утра. Стояли по щиколотку в воде,  вокруг бегали крысы, было страшно, но страх за жизнь детей был сильнее... Когда расцвело, мы рискнули подняться домой. В это время пришла соседка и говорит нам, что армян собирают в училище №49, это было не очень далеко от нас... Фактически нам соседи не помогли, боялись за свои семьи, но я благодарна им, что они не выдали нас погромщикам...

Я успела взять документы, и мы пошли в это училище... Как добрались, я не помню... Оттуда нас всех повезли в помещение спортивного комплекса, где были собраны армяне со всего города и там мы были под охраной советских солдат.

Потом был Баку, оттуда мы на автобусе поехали в Степанакерт. Водителями были армянин и азербайджанец. Сменяя друг друга, они довезли нас до Степанакерта. Когда проезжали азербайджанские населённые пункты, водители нам говорили, чтобы мы не выглядывали из окон, так как, узнав, что в машине есть армяне, могли бы ворваться в салон и...

В Степанакерте нас поселили в здании бывшего профтехучилища. Потом муж смог поехать в Сумгаит, чтобы попытаться обменять нашу квартиру. В итоге, мы смогли вывезти кое-какие вещи из нашей квартиры, погромщики уже побывали там, смогли обменять нашу квартиру на дом в Амасии в Армении. Этот дом мы почти сразу сдали государству, взяли документ о сдаче и вернулись в Карабах. Дети учились в Степанакертской школе №10. А потом началась война...» - т.Галя замолчала. Внезапно пошёл сильный ливень. Дождь барабанил по крыше навеса, заглушая наши голоса. Мы отказались от её предложения войти в дом. Сидели, молча слушали шум дождя, думая каждый о своём...

Дождь, как внезапно начался, так резко и прекратился. т.Галя продолжила разговор: «В итоге мы решили поехать в село моего мужа Норагюх Аскеранского района. К тому времени вторая дочь тоже вышла замуж. Муж, я и сын из Степанакерта перебрались в Норагюх в дом свекрови.

Вагифу  было 17 лет, но он был очень крупным и физически сильным парнем, постоянно рвался на фронт.  В военкомате ему долго отказывали, но в итоге он уговорил и воевал в составе Аскеранского полка. Видели мы его редко.  3 июня 1993 года мне сказали, что Вагифа ранило и он находится в госпитале. Помню, ноги мои резко отнялись, спину схватило, с того дня мне трудно ходить, я сразу почувствовала, что меня обманывают...

Похоронили Вагифа на сельском кладбище, в Братской могиле, где похоронены погибшие в Карабахской войне. Ему не было 18 лет... Потом сын посмертно был награждён медалью «За мужество».

В прошлом году пришли из Степанакертской школы, где учился сын и пригласили туда. Я пошла. Оказалось, один из классов школы, назван его именем... Я была растрогана...

Несколько лет назад внезапно, скоропостижно умер мой супруг Гриша... Похоронили его на сельском кладбище, недалеко от Вагифа».

Снова вынужденная пауза, послышались раскаты грома, вновь полил весенний дождь, капли которого с шумом барабанили по жести навеса. Я обратил внимание на моего друга, который тихо сидел в стороне, внимательно слушая рассказ тёти Гали.

Я спросил её о пенсии, как она живёт, ведь одной, да с таким здоровьем, трудно. «Пенсия у меня 34400 драм, за погибшего сына я получаю 50600 драм, всё вместе 85 тыс. драм ($1 – 481 драм, ред. А.В.). Мне это хватает. Могу спланировать бюджет так, чтобы не брать деньги в долг. Зимой дом согреваю дровами, которые покупаю. Хотя, надо сказать, что несколько лет назад, один раз мне дали машину дров бесплатно...  Крыша дома протекает, на стене трещина, которая появилась в прошлом году,  вследствие землетрясения. Несколько лет назад мы с мужем обратились в районную администрацию за помощью. После смерти мужа, я не раз ездила туда, меня обнадёживали и отправляли домой. Обращалась и в администрацию села, и там обещали починить крышу, вот, жду обещанного» - спокойно говорит тётя Галя.

Я, с её разрешения, прошёл в дом. Дома была идеальная чистота и порядок, на полу растелены коврики, всё прибрано, уютно. Увидел трещину на стене, место потёка на потолке, сфотографировал. Было явно видно, что здесь нужны мастера, чтобы всё это привести в порядок. На серванте стояли портреты мужа т.Гали – Григория и сына Вагифа. Я сфотографировал их...

Тётя Галя принесла книгу на армянском языке, о дедах и их внуков Норагюхцев, погибших в Великой Отечественной и Карабахской войнах. Оказалось, что Григорий, муж т.Гали, рос без отца, не помнил его. Его отец Закарий Закарян погиб в ту войну, похоронка на него пришла 3 июня 1943 года. Через 50 лет, внук Закаряна Закария - Закарян Вагиф погибает 3 июня, но уже 1993 года, 50 лет спустя...

Я нашёл видеорепортаж нашего телевидения о мероприятии про Вагифа, прошедшее в школе №10 г.Степанакерта и выставляю ссылку. Хотя, там на армянском, но всё понятно:

http://artsakhtv.am/ru/news/show/7120

P.S. Когда мы попрощались с тётей Галей, я поехал в сельскую администрацию и поговорил с главой общины по поводу ремонта крыши дома т.Гали. Он сказал, что в этом году обязательно это будет сделано – ей дадут или деньги на ремонт, или стройматериалы, или же придёт бригада, которая всё сделает.

Не понаслышке зная, что такое бюрократия и обещания представителей властей, я ему сказал, что при надобности могу позвонить самому главе администрации района и попросить его ускорить решение этого вопроса...

А сам, когда уезжал, подумал, что надо будет для тёти Гали найти медицинскую трость, чтобы она смогла бы удобно передвигаться. Маршрут у неё один: дом соседки, где она измеряет давление, магазин, кладбище, вот и всё...

Дочки т.Гали обе замужем, проживают в Шуши. Они навещают её, но у каждой свои семьи, свои проблемы. Тётя Галя к ним не хочет ехать, говорит, что привыкла к этому дому, да и могилы сына и мужа недалеко. В любое время она может пойти на кладбище, к их могилам, поговорить с ними, рассказать о наболевшем, спросить совета...

Пост подготовлен при поддержке International Alert, в рамках проекта EPNK. Содержание является ответственностью журналистов и не обязательно отражает точку зрения организации International Alert, ЕPNK.

 т.Галя рассказывает о своей жизни...

т.Галя рассказывает о своей жизни...

Фотография мужа т.Гали Григория.

Фотография мужа т.Гали Григория Закаряна.

Фотография сына т.Гали Вагифа.

Фотография сына т.Гали Вагифа.

С фотографией  сына Вагифа.

С фотографией  сына Вагифа.

Трещина в стене.

Трещина в стене, появившаяся после землетрясения

Место потёка на потолке.

Место потёка на потолке.

С книгой о погибших дедах и внуках с.Норагюх.

С книгой о погибших дедах и внуках с.Норагюх.

Часть домов с.Норагюх Аскеранского района.  В селе 380 домов, проживает 1531 человек.

Часть домов с.Норагюх Аскеранского района.  В селе 380 домов, проживает 1531 человек.

 


КОММЕНТАРИИ