RSS"Северный Кавказ глазами блогеров". Сочи. Совместный проект Русской службы Би-би-си и интернет-СМИ "Кавказский узел"

Олимпийский торт: кому крошки, кому взбитые сливки

09:00, 06 февраля 2014

Северный Кавказ глазами блогеров" – совместный проект Русской службы Би-би-си и Интернет-СМИ "Кавказский узел".

Мартина Эдифер (псевдоним) - родилась в Поволжье, выросла в СССР, выучилась на философа в Саратове, работала журналистом в Москве, три года назад переехала в Сочи.

Внизу, у моря, - лужи и цветет мимоза, а здесь, в горах, - пушистый свежий снег. Косые солнечные лучи заливают нарядный пряничный городок, льнущий к изгибу беспокойной мелкой речки. Фигурные фасады, башенки, белые ставни, ратуша с часами — это похоже на хрупкий мирок внутри стеклянного снежного шара, привезенного из путешествия в Альпы.

Но это не Альпы, это Кавказские горы — горнолыжный курорт Роза-Хутор, часть туристической инфраструктуры, построенной в Красной поляне к Олимпиаде.

С набережных Роза-Хутора, застроенных роскошными отелями, ресторанами и бутиками, хорошо видны проборы-просеки, разрезающие стройный лес на горных склонах — это канатные дороги. По одной из них можно подняться до биатлонного стадиона Лаура, оседлавшего хребет Псехако, и Дополнительной Олимпийской горной деревни — комплекса шале из темного дерева на каменных основаниях.

С канатки в ложбине между горами виден гигантский трилистник новой инфраструктуры: огромный квартал отелей "Горки-города", газпромовский центр "Галактика" футуристического дизайна, новый вокзал и совмещенную автомобильную и железную дорогу.

По ней мы, увозя из Розы-Хутора приятный запах каминного дыма в волосах, переносимся в Имеретинскую низменность.

У стадионов Прибрежного кластера — своя эстетика: масштабный серо-голубой хай-тек. Цветное стекло, бетон, хром, светодиодная подсветка — в таком стиле выдержаны гигантские арены, новые вокзал и аэропорт. Удивленно задирая голову, чтобы обозреть их плавные обводы и закругления, ощущаешь себя в каком-то другом, лучшем будущем.

Без зависти и злобы

Все это выглядит грандиозно и дорого, безумно дорого. Таков зримый результат освоения той части чудовищной "олимпийской" суммы, что не расползлась по коррупционным карманам, не смыта штормом в море, не съедена оползневыми склонами и зыбучей болотистой почвой.

Олимпиада спровоцировала локальный инвестиционный бум, сотни миллионов бюджетных рублей истрачены на развитие транспортной сети и социальной инфраструктуры, частные вложения дали толчок массовому строительству, в Сочи пришли ведущие ритейлеры и отельные операторы.

Из пришедшего в упадок неопрятного пост-советского курорта с грязными пляжами и обшарпанными санаториями, как птица Феникс, вылупился совершенно новый город — высокий, яркий и дорогой. И это ресурсозатратное преображение на фоне тихой деградации российской глубинки выглядит дерзким пиром во время чумы.

Покосившиеся домики, стыдливо укутанные разноцветными баннерами, встречали эстафету олимпийского огня по всей стране — и это лучшая иллюстрация к происходящему. В такой ситуации немудрено заболеть черной завистью к разбогатевшему соседу.

Но нет, в жителях ближайших регионов нет ни злобы, ни обиды. Большинство из них ценят красоту и размах события, приезжают фотографироваться на фоне ратуши Роза-Хутора, с удовольствием рассматривают панорамы Олимпийского парка и гордятся своим национальным достоянием.

Завистливо присвистнуть: "Вот бы и нам такое построили!" - никому не приходит в голову. Все наслышаны о неудобствах, которые принесла сочинцам олимпийская стройка — от загубленной природы и разрушенных домов до постоянных отключений света, воды и отопления. Спасибо, нам не надо.

Цена Олимпиады

Многие после объявления Сочи столицей Игр поспешили приехать сюда на заработки и трудятся в Оргкомитете за баснословные для провинции деньги.

Такова, например, история воспитанницы детского дома бездомной девушки Наташи из Краснодара, которой зарплата в 80 тысяч рублей помогла выплатить кредит, взятый на дорогостоящую операцию, а предоставленное служебное жилье — временно решить квартирный вопрос.

Но есть и другие. Несколько месяцев назад общественность шокировала жестокая акция одного из строителей олимпийского медиа-центра. Оренбуржец Роман Кузнецов зашил себе рот и привлек внимание медиа к проблеме невыплаты зарплаты подрядчиками Оргкомитета. Как только в дело вмешались СМИ и правозащитники, заявления от "кинутых" на деньги строителей посыпались изо всех регионов, куда рабочие вернулись из Сочи несолоно хлебавши.

Но больше всего убытков понесли сами сочинцы. В городе резко выросли цены на все — от квадратных метров до продуктов питания, а зарплаты в среднем остались прежними.

Горожане из своего кармана оплатят 355 новых автобусов, купленных городом к Олимпиаде: цены на пассажирские перевозки в некоторые районы Сочи подскочили в два раза и достигли 225 рублей за одну поездку.

Содержание дорог и инженерных сетей ляжет на баланс города, а значит, наверняка, выльется в новые налоги и рост стоимости услуг ЖКХ.

Несладко пришлось малому бизнесу: некоторые магазины, автомойки и кафе закрыли на время Игр по распоряжению администрации. Остались без заработка частные компании-перевозчики, чьим маршруткам запрещено появляться на городских улицах.

Предприниматели, отстоявшие право заработать на олимпийских гостях, изрядно потратились на приведение заведений к единому архитектурному облику, обязательные курсы по этикету и английскому для персонала и преодоление бюрократических препон, осложняющих экспедицию и логистику.

Чаще всего глухой ропот раздается в адрес чиновников и мегакорпораций, снимающих взбитые сливки с олимпийского торта. Мишенью зависти и ненависти является принадлежность к определенному классу, а не месту жительства.

Стыд перед всей планетой за чужое воровство, бросившее густую тень позора на благородный праздник спорта и мира, а не зависть к дворцам и автобанам гнетет среднестатистического россиянина, заставляет его отводить глаза от сияния пяти колец, поворачиваться спиной к олимпийской сборной и бурчать "не интересуюсь".

Стыд, а еще страх, что после Игр Сочи окажется финансовой черной дырой, в которую утянет и город, и край, да и всю страну целиком.