RSSВетер с Апшерона

Снятие антииранских санкций: радости больше, чем печали

16:07, 19 января 2016


C понедельника в нашем регионе обсуждают последствия снятия западных экономических санкций с Ирана. Конечно, аналитики «тянут одеяло» к своим странам и, конечно, в ущерб соседям. Одна из тиражируемых версий у соседей – теперь туркам придется худо, а для соседей откроются южные ворота. Тут уместно заметить, что плоха та страна, действия которой приводят к закрытию дверей перед ее носом.


Иран – прекрасное, интереснейшее государство с гигантскими интеллектуальными и природными ресурсами, с глубоко культурным, многонациональным и благожелательным народом. Азербайджан несколько веков был в составе Персии, и сейчас большая часть наших соотечественников живут в азербайджанских провинциях, на севере Ирана. В Тегеране около трети населения, это мои личные наблюдения, этнические тюрки. Я путешествовал по иранскому Азербайджану, гулял по Тегерану и всегда обходился там родным языком, не зная ни слова на фарсидском.

Повышение уровня жизни иранцев, укрепление национальной валюты (туман), модернизация и усиление экономики выгодны Азербайджану, так как из промышленно развитого Ирана к нам тогда не будут экспортироваться только сухой чай, пластмассовые шлепанцы и хурма. Став богаче иранцы чаще будут приезжать к нам в качестве туристов и вкладывать средства в нашу экономику. Это обоюдовыгодный путь. Всегда приятнее, когда сосед богат и доволен жизнью, если конечно, ты сам не отягощен болезненной завистливостью и тягой к чужому.


«Выход ИРИ из режима санкций позволит кратно нарастить объем ирано-азербайджанских экономических отношений, реализовать масштабные транспортные и энергетические проекты. В первую очередь это железнодорожный коридор Север-Юг; энергомост Россия-Азербайджан-Иран; транспортировка иранского газа на европейские рынки с использованием TANAP; строительство гидроузла и электростанции на Араксе и др. Нефтяники SOCAR (госнефтекомпания Азербайджана), обладающие большим опытом реабилитации истощающихся нефтяных месторождений, могут помочь в этом Ирану», - отметил депутат Расим Мусабеков.

 


Единственным минусом от снятия санкций, по мнению депутата Асима Моллазаде, может стать опасность экспорта исламской революции, с учетом роста финансовых поступлений. Мусабеков же считает, что Азербайджан может не бояться усиления религиозного влияния Тегерана. «Что касается того, что вышедший из изоляции Иран попытается самоуверенно использовать это для того, чтобы усилить влияние в Азербайджане, то недавние действия наших властей в Нардаране и др., по нейтрализации радикальных групп, подпитываемых определенными кругами ИРИ, показали, что никаким "пятым колоннам" ни прозападным, ни пророссийским, ни проиранским, место в нашей стране нет и не будет», - отметил Р.Мусабеков.


Надеюсь, исламский режим в Иране не станет тратить поступающие средства на военную интервенцию и усиление репрессий против местных вольнодумцев. Иностранцам в Иране неприятно видеть, как местные, очень красивые женщины пытаются скрыть на затылке обязательный платок, чтобы открыть солнцу лица. Запреты гулять влюбленным парочкам вместе, другие средневековые правила не красят соседнюю страну и очень хочется услышать однажды весть о полной и окончательной ликвидации религиозных правил в обыденной жизни иранцев.
Как положительный, в том числе для Азербайджана фактор Асим Моллазаде указал на снижение вероятности войны Ирана с его традиционными противниками – США и Израилем. Такая война была бы губительной для всех стран региона.


Вчера-сегодня крупнейшие мировые экспортеры нефти – ОАЭ и Кувейт заявили о прекращении продажи нефти и подобном намерении. Мировая стоимость барреля подходит к планке, ниже которой доставать нефть из земли и транспортировать становится убыточным. Этот новый фактор следует учитывать тем, кто прогнозирует выброс на рынок океана иранской нефти, тем более, что прежде Тегерану надо найти миллиарды на создание современной добывающей и транспортной инфраструктуры. Вот почему торопиться с прогнозами об окончательном падении цены на баррель под давлением Ирана, как говорил персонаж из «Кавказской пленницы», не надо. 

Что касается возможности экспорта иранского газа в страны Южного Кавказа, то здесь персам придется столкнуться с открытым неприятием Москвы, которая совсем не радуется появлению мощного экономического и политического конкурента, тем более когда на счету каждый проданный российский баррель и кубометр. 

Если и есть страна, руководство которой огорчено снятием санкций, то это Россия. Отныне Иран становится мощным прозападным государством. Не сразу, но процесс идет. Может, одной из причин ликвидации санкций является окружение России теперь на южном направлении, с отрывом от РФ ее союзников на Кавказе. Тем более, что время от времени иранские духовные руководители вспоминают о переданной Москве в результате двух российско-персидских войн (19 век) территории, простирающейся дальше Дербента и Еревана. Тем фантазерам, кто развлекает больное сознание мечтами о денонсации Московского и Карского договоров (1921) следует учесть, что в мире неугодных исторических соглашений было много,  поэтому лучше историю и границы не трогать.

Найдите Кавказский узел у партнеров: