RSSВетер с Апшерона

Ностальгия бакинки в Германии

11:24, 09 июля 2014

 

 

Границы страны открыты и каждый может выехать куда угодно – хоть на время, хоть на постоянное жительство.  И многие уезжают, так как психологическое явление «везде хорошо, где нас нет», всегда в силе.

Кстати, с осени получение европейских виз для граждан Азербайджана облегчится.

Одни азербайджанцы устраиваются в Европе хорошо, другие плохо – как получится, в зависимости от личных и профессиональных качеств, законов «новой  родины».  Бывает, возвращаются домой. Но интереснее послушать тех, кто счастливо живет в европейской стране, создал там новую семью, и все у них прекрасно.   Ан нет…   тянет в Азербайджан и тянет…

До 2004 года Людмила Караева писала интересные статьи для популярных газет «Супермаркет» и «Биржа-Плюс», занимала в редакциях этих изданий руководящие должности.  Жила с мамой в поселке «8-километр»,  который в те годы был, да и сейчас  остается неухоженным. Правда, дороги там сейчас хорошие, а  снабжение водой улучшилось.

Потом она познакомилась с хорошим человеком – ленинградским немцем, переехавшим в Германию, и наша Люда, пугая нас своей отвагой, устремилась  в далекую сторону.

Сейчас она Людмила Мишель, у нее два ребенка – мальчик и девочка, старшая ходит в школу.  Люда работает в компании мужа референтом. Компания  wm-technik  поставляет  оборудование на заводы горнорудной  промышленности,  в основном в бывшем СССР.  Люда   ездит по Магдебургу на личном автомобиле,  к ней приезжает из Баку гостить мама, а  три года назад вся семья Мишель гостила в Баку.  Казалось бы, чего ей еще от судьбы надо?

Дальше пусть рассказывает сама:

- Признаюсь честно, иногда жалею,  что уехала потому, что все хорошее – друзья, знакомые, любимая работа остались в Баку. Но глядя на своих малышей понимаешь, что есть еще что-то, важнее меня и моих желаний.

Писать хочется. Ловлю себя порой на мысли, что пишу статьи мысленно, когда за рулем. Темы всплывают сами. На кочку наехала – ага, вот тебе хваленые немецкие дороги. Кто-то подрезал – вот идиот, а еще с европейскими правами, и т.д.

Скучаю очень. Мне не хватает нашего, своего, пусть грубого и неотесанного,  но до боли родного.

Все рвутся в Европу за красивой жизнью.  Тупо!  Только на рекламных фотографиях все манящее и красивое. Ну, чуток социальные программы развиты, нет явной коррупции, только узаконенная.  Называется "spenden",  то есть пожертвование. Не хамят вам  в учреждениях…  Вру, хамят только с улыбочкой, не придерешься, но обидно. Может, тут красиво, а дома лучше. Ты свой дома, и хамы в очереди свои. Тот же гаишник на дороге с золотыми зубами,  тоже свой, родной. Меня не понять тем, кто сюда рвется, а мне не понять их.

Я плачу,  когда на ТВ проскальзывает реклама Азербайджана не немецком языке. Плачу, когда вижу или слышу свою родную речь. Мне хорошо в Германии, у меня муж любящий и дети хорошие,  более-менее обеспеченная жизнь, дом, крутая тачка. Но я здесь чужая, все чужое, это не мое.  Большинство меня там,  в Баку,  не поймут. Скажут:  дура, с жиру бесится. Если все  так плохо  - какого черта уехала и торчит в своей Европе.  Легко сказать – ответить сложно. Чтобы понять, нужно прожить жизнь, действительно любить Родину.

Мама недавно была в Германии, три месяца прожила с нами. Она с неохотой сюда приезжает, только ради внуков.

В Европу рвутся две категории людей. Те,  кто хотят получить образование,  чтобы вернуться домой и добиться в жизни успеха у себя на  Родине.  Их я уважаю, но таких меньшинство, единицы. Больше тех,  кто хочет здесь бить баклуши и получать от государства социальное пособие.

Здесь, в день трагедии Ходжалы (массовое убийство жителей карабахского города Ходжалы местными армянами и солдатами полка советской армии, в  марте 1992), азербайджанцы устроили акцию, ездили по городу колонной машин с флагами и транспарантами, требованиями признать геноцид над азербайджанцам.  Мы с мужем ехали в машине, закупали продукты.  Я была за рулем. Как увидела наших, стала им сигналить. Муж не понял, рявкнул на меня, что  запрещено сигналить без надобности. Пришлось объяснять,  что к чему. После этого он сам стал сигналить всем проезжающим машинам и велел мне остановиться и пропустить колонну. За нами очередь выстроилась, но все терпеливо ждали, когда проедут демонстранты.

Работа, дети, дом, семья. Все хорошо, но то,  чем я занимаюсь у мужа на фирме – не мое. Я осталась там, в Баку, а здесь лишь моя оболочка. Когда приезжает мама – душа радуется. Она учит сына азербайджанскому  языку. У  него неплохо получается, особенно ругаться.

Как-то при турках в Магдебурге сын как заорет на одного немца  за то,  что тот дорогу не там переходил:  ограш,  nein, darfst nicht – нет, нельзя. Турки ржали долго, видно – поняли.

Три года тому назад мы приезжали в Баку, с семьей. Хотела мужу и детям показать Баку. Дети влюбились  в мой город детства и постоянно просятся вновь приехать.  Разницу с прошлым Баку я почувствовала сразу, как только выехали с аэропорта. Широкая   скоростная дороге через  Сураханы, освещается ночью лучше, чем в Европе.

Бульвар  было не узнать. Я успела побывать во многих странах и городах Европы. Баку один из самых красивых городов. Правда, окраина все еще оставляет желать лучшего, но я понимаю, что требуется время. Москва не сразу строилась.

 На бульваре  нас «развели» в чайхане.  За чайник чая, конфету «Марс», кружку пива и орешки с нас содрали 70 евро.  Я не выдержала, деньги не жалко,  хотела проучить за наглость, за то,  что так дурят. Муж потом сказал что это был самый дорогой в его жизни чай.  То кафе  было возле Парк-Бульвара. То, что муж немец, было видно невооруженным взглядом, да и дети далеко не с азербайджанскими именами.  Вот кафешники и вычислили, моя кавказская внешность не помогла. Мне потом сказали,  что в Баку приняты двойные тарифы – для иностранцев все дорого, местным обходится дешевле.

Обманывать пытались не только в чайхане, но и в пунктах обмена валюты, в магазине. Когда речь шла о смешных манатах, я не подавала виду, думала ладно, столько лет на Родине не была.   Но когда наглость зашкаливала, приходилось идти на абордаж.

В центре Баку наши дети полезли на памятник какой-то. Их согнали.  Пытались играть на газоне – за ними побежал кричавший на детей мужчина с метлой.    Работники чайханы вышли и объяснили, что в Баку по газонам ходить запрещено.

 Муж не мог понять, что тут такого, если дети бегают по газонам и лазают по памятникам. Ведь это дети, все для них.  В Германии детям все дозволено. Еще на тебя зашикают,  если будешь ругать или запрещать ребенку. Ну а если попытаешься отшлепать, так позвонят в  министерство опеки.

 

Я после этого все равно хочу в Баку. Мне говорили, что ностальгия лечится. Скоро 10 лет, не лечится.  Говорили, что после первого визита в Баку увидишь разницу и больше не захочешь. Но приехала спустя  семь лет, увидела разницу. Да,  есть свои проблемы и трудности.  А где их нет? И все равно хочется опять в Баку.

В бакинском аэропорте, когда мы прилетели  обнаружилось, что в азербайджанском посольстве, в Берлине, на визу сына печать поставить забыли. Мы прошли контроль в Берлине, потом в Москве,  и никто не заметил.  В Баку заметили,  и встал вопрос о нашей депортации. Сына не пропускают. У мужа шок, чуть ли не консула немецкого вызывает. Еле успокоила. Подошла к пограничнику, к главному смены,  объяснила. Он позвонил своему начальнику, объяснил, что ребенку три года, наши в посольстве печать не поставили, мать – своя,  гражданка Азербайджана,  приехала впервые на Родину.  Муж – немец.   И вот – разрешили пройти, с  условием,  чтобы утром срочно бежали в МИД ставить печать. Потом тот чиновник на полпути нас остановил, опять звонил куда-то и эту печать нам поставили там-же, а аэропорту.

Муж сказал, что в Германии и слушать бы не стали, сразу депортировали.

Найдите Кавказский узел у партнеров: