RSSНеизвестные люди Кущёвки: до и после резни

Бизнесмен из Кущевки о налогах, рэкете и советских автомобилях

12:37, 02 декабря 2010




Бизнесмен, житель станицы Кущёвская согласился встретиться и рассказать о проблемах, возникающих на пути практически каждого местного предпринимателя (не бандита). Его слова приводятся здесь на условиях анонимности.

 «Не скажу, что так уж сильно достали поборами и «обложили данью». Однажды, например, я был сам виноват. Элеватор закупил у меня в мае урожай, который еще был на поле. Надо было заплатить НДС государству, а бухгалтер не перечислила. В итоге пришла проверка, говорят: вы не перечислили, теперь сто тысяч заплатите и сто тысяч штрафа. Все по закону.
 Или, например, получаю письмо от главы администрации: «У нас проводится день станицы, просьба перечислить тридцать тысяч рублей, чтоб помочь провести празднование» Мне не жалко.
 Потом перед днем Победы, звонят чиновники из сельского поселения, говорят, что за мной закреплен один участник Великой Отечественной войны. Просят съездить, узнать, в чем человек нуждается, что ему надо, и оказать какую-то помощь. Я поехал, там на хуторе, недалеко от моей фермы, бабушка живет. Она мне говорит: «особо ни в чем не нуждаюсь, купи только мне морозильную камеру». Купил.
 Периодически, правда, милиция приходит. Просят: «помоги нам». Отдаешь им деньги и все. Но не миллионы и не сотни тысяч. Однажды, от одного коррумпированного, ныне арестованного чиновника, приехали к моему бухгалтеру.
Она достала пять тысяч и отдала.
 

* * *
 Но чтобы законно и легально взять деньги в кредит, приходится тратить больше сил и нервов, чем при общении с местным рэкетом.
 Решил взять в банке пять миллионов рублей на пополнение оборотных средств. Прихожу. Мне говорят: где залог, обеспечение кредита?  Я отвечаю, что у меня техника — американский комбайн и французская сеялка общей стоимостью семь миллионов рублей. В банке на слово не верят, говорят, что должна быть проведена оценка техники независимой экспертной комиссией. Я нанимаю фирму, плачу двенадцать тысяч рублей и получаю на руки документ о том, что моя техника стоит шесть миллионов. Далее банк требует, чтобы я застраховал мои сельхозмашины. Удивляюсь, зачем?  Что может случиться с сеялкой и трактором, который никогда не покидает пределы поля? Мне говорят, что их необходимо застраховать в фирме, которой банк доверяет. Говорят, в какой именно. Получается, что я вынужден обращаться не в ту контору, которая предоставит мне наиболее выгодные условия, а в ту, которую укажет этот банк. Мне диктуют условия.
А почему так получилось? Потому что страховая компания договорилась с управляющим этого банка: они посылают людей страховать технику в эту фирму, а фирма им миллион рублей за это. Это выгодно. Только в одной Кущёвке примерно сто человек нуждается в услугах страховщиков. Таким образом, сколько мне сказали, столько я и заплатил. Кроме того, ко мне приезжают каждые два-три месяца и проверяют, стоит ли на месте моя техника.
 Далее, если мне все таки согласились дать кредит, мне надо расписать, на что конкретно будут истрачены эти средства. Требуется предоставить банку мои договоры с фирмами, к примеру, на поставку семян, удобрений, всего того, что я приобретаю на выданные деньги. То есть, мне надо отчитаться, у кого именно я покупаю. Есть еще условие: все фирмы, с которыми я сотрудничаю, должны иметь расчетный счет в том самом банке, где я беру кредит.
 Деньги выдаются фермерам под одиннадцать процентов годовых. Это сейчас. А летом, когда я покупал комбайн, давали под четырнадцать. Однако еще и за то, чтобы открыть кредитную линию, банк берет с меня сразу же, сходу еще один дополнительный процент наличными. Получается уже не одиннадцать, а двенадцать.
 Из этого кредита я не могу взять ни копейки на зарплату, не могу купить колесо на машину или заплатить налог. Потому что есть условие — «целевое использование кредита».
 После того, как я его истратил, мне надо давать подробный отчет. При условии, что я выдерживаю все условия кредитования, есть надежда вернуть пять процентов из отданных одиннадцати. Происходит это так. Завожу отдельную папочку и складываю туда бумаги с описанием, куда какая сумма ушла. Папочку отвожу в Краснодар, в департамент. Говорю: «дорогие товарищи, я взял кредит, вовремя плачу проценты, предоставляю справки по финансовой деятельности, я белый и пушистый, поэтому пожалуйста, верните мне две трети ставки Центробанка».
 В департаменте мне отвечают примерно так: «подожди, у нас пока нету на 2011 год субсидий, средства еще не поступили, а субсидии 2010 года уже давно исчерпаны». А у меня, к примеру, такая ситуация. Я купил в июне комбайн за четыре миллиона, но документы на субсидию у меня до сих пор не приняли, а я плачу кредит...  И не знаю, вернут ли мне эти пять процентов, или скажут, извините, но в связи с засухой деньги ушли рэкету, или пострадавшим от засухи, или погоревшим. Такое у нас в крае практикуется.  

* * *
 По телевизору часто говорят, что кредиты фермерам предоставляются чуть ли не бесплатно, что ГСМ льготные дают, удобрениями снабжают.
 На самом деле, если солярка стоит 18 тысяч за тонну, то мне ее продают за 17 с половиной. Тут тоже не без приключений. Сначала пишу заявку в управление сельского хозяйства, точно указываю, сколько требуется ГСМ и для чего...
В управлении ее читают и передают в Краснодар. Там рассматривают.  Мне требуется примерно четырнадцать тонн ГСМ в месяц. В итоге, при задействовании моих связей и авторитета, я получаю только семь тонн со скидкой, то есть половину того, что мне требуется.
 Если я покупаю на миллион рублей дизельное топливо, то может быть, мне, как фермеру, оно обойдется на пятьдесят тысяч дешевле. Вот и вся скидка.
 Много шумят о том, что мы пользуемся большой субсидией на удобрения. Раньше было так: я предоставляю в департамент документы, что я закупил тысячу тонн удобрений, уточняю, где на какие посевы сколько какого удобрения ушло. Все должно быть прозрачно. Это нужно для подтверждения, что я не перепродал. После этого мне государство возвращало по двести рублей от стоимости каждой тонны. Тонна стоит около девяти тысяч рублей, и 200 по сравнению с этой суммой почти ничто, но все же какая-то экономия. В этом году размер дотации пересмотрели не в нашу пользу.
 Мудрецы из сельского хозяйства подумали и решили: «ничего себе! Чем больше эти фермеры удобрений валят, тем больше мы им отдаем денег». И стали считать не по тоннам, а по гектарам. В качестве причины для уменьшения выплат назвали засуху. Якобы, много средств ушло на спасение регионов от ее последствий и на наши  субсидии в прежнем объеме (из расчета 200 рублей на тонну), финансов нет. Чиновники просто взяли имеющуюся в наличии сумму, разделили на засеянную площадь и вышло 214 рублей на гектар.  Выпустили приказ, что возмещать фермерам стоимость  минеральных удобрений на посевы озимой пшеницы и озимого ячменя следует из расчета - эта сумма на один гектар. По отчету у меня засеяно 500 гектар. Их умножили на 214, получилось 112 тысяч рублей. А я на один гектар трачу три тонны минеральных удобрений.  Таким образом, Минсельхоз нашел хороший способ платить мне в три раза меньше дотаций. Кроме того, остались неучтенными удобрения, которые я вношу под кукурузу и под подсолнечник.

* * *

    Вообще, я много средств вкладываю в каждый гектар. У меня не бывает урожайности меньше 55 центнеров с гектара, а в среднем 65-68. Для сравнения приведу пример из прошлых лет. Мой тесть был агрономом в совхозе в советские времена. Он получал за пятилетку каждый год 20 центнеров с гектара урожая. Так он был награжден в 1975 году орденом трудового красного знамени и правом покупки автомобиля Жигули. Вот и сравните объем урожая тогда и сейчас.

* * *
    В советское время автомобилем обзавестись было крайне сложно. Секретарь райкома партии распределял, кому купить машину. При том, что она еще и стоила пять с половиной тысяч. Райком партии, допустим выделяет 12 или 15 машин на район на один год. Желающих купить очень много. С приобретением прочих материальных благ тоже случались трудности. У нас сняли первого райкома партии за то что она самовольно румынскую мебель себе купила.
    Когда я женился, отец невесты специально ходил к первому секретарю райкома партии, просил чтоб ему выделили ковер размером два на три, чтобы подарить дочери на свадьбу. А деньги у людей были. Это сейчас мы живем в долг, а в те времена у каждого на книжке лежали деньги, люди что ли прижимистей были.

КОММЕНТАРИИ
avatar
21:30, 22 сентября 2018
Георгий Иванович Метревели
"Грузия в первой десятке стран по мужской смертности от не..."
avatar
21:19, 22 сентября 2018
Акиф Налбандов2
"Экономические проблемы Азербайджана. Валовый внутренний п..."
avatar
21:15, 22 сентября 2018
Акиф Налбандов2
"Начав войну, Армения не заботится о беженцах из Азербайд..."