RSSИнгуш, правозащитник Магомед Муцольгов

Доклад Муссы Зурабова на научно-практической конференции общественности Республики Ингушетия, посвященной 20-летию Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов».

00:31, 25 апреля 2011

г. Назрань                                                                 23 апреля  2011 года.

 Уважаемые  участники  конференции!

    26  апреля  2011 года  исполняется  20  лет  Закону  РСФСР  «О  реабилитации  репрессированных  народов».    Как  известно,  в  годы  правления  сталинского  режима  многие  народы  и  миллионы  граждан  были  подвергнуты  чудовищным  репрессиям.   23  февраля  1944 года  около  100 тысяч  ингушей  и  400 тысяч  чеченцев  были  погружены  в  товарные  вагоны  и  отправлены  в  Казахстан  и  Киргизию.  О  последствиях  этого  геноцида  говорилось  многократно,  поэтому  ограничусь  короткой  информацией.  В  результате   депортации  погибли  несколько  десятков  тысяч  ингушей.  Народ  лишился  своей   Родины,  своей  государственности,  своих  домов,  имущества,  нажитого  тяжелым  физическим  трудом.   Наряду  с  материальными  лишениями  депортированные  народы  подверглись  жестокому  моральному  воздействию.  Многие  семьи  были  разделены  и  находили  своих  близких  только  через  месяцы  и  годы  после  депортации.  Ингуши  и  другие  спецпереселенцы  были  лишены  права  без  разрешения  комендатур  посещать  своих  родственников,  проживающих  в  других  населенных  пунктах.  За  неисполнение  данных  ограничений  была  установлена  уголовная  ответственность  в  виде  каторжных  работ  сроком  на  20 лет.   От  голода  и  болезней  умирали  целые  семьи.   В  надежде  сломить  волю  репрессированных  народов  Президиум  Верховного  Совета  СССР  издал   Указы  от  26 ноября  1948 года  и  9  октября  1951 года  об  оставлении  спецпереселенцев  в  местах  ссылки  навечно.  

Надо  отдать  должное  нашим  соотечественникам,  которые  не  смирились  с  судьбой,  уготованной  им  властями.  Практически  все  годы  депортации  представители  ингушского,  чеченского  и  других  репрессированных  народов  вели  борьбу  за  восстановление  нарушенных  прав,  за  право  на  возвращение  на  свою  Родину.  Эта  работа  дала  желаемые  результаты  после  смерти  Сталина.

Указами  Президиумов  Верховного  Совета  СССР  и  РСФСР  от  9 января  1957 года  Чечено-Ингушская  АССР  была  восстановлена  и  наши  народы  получили  возможность  вернуться  на  Северный  Кавказ.

Процесс  восстановления  нарушенных  прав  народов,  подвергшихся  репрессиям,  проходил  тяжело  и  не  адекватно  понесенным  потерям.  Наиболее  наглядно  это  отразилось  на  ингушском  народе.  При  восстановлении  Чечено-Ингушской  АССР,  игнорируя   волю  ингушского  народа,  Пригородный  район  и  некоторые  другие  наши  территории  были  оставлены  в  составе  Северной  Осетии.  Надо  отметить,  что  численность  ингушей,  депортированных  с  территорий,  оставленных  в  составе  Северной  Осетии,  составляла  около  40  процентов  от  общей  численности  народа.  Примерно  такой  же  процент  современного  ингушского  населения  лишен  возможности  на  равных  правах  с  другими  народами  проживать  на  своей  исконной  Родине  в  Пригородном  районе  и  г.Владикавказе.

Со  времени  снятия  ограничений  на  возвращение  спецпереселенцев  к  местам  прежнего  проживания  прошло  55 лет,  однако  процесс  возвращения  депортированных  ингушей  на  свою  исконную  Родину  не  завершился  до  настоящего  времени.  Как  известно,  ни  одному  ингушу,  являющемуся  уроженцем  сел  Ахки-Юрт  и  Тоузен-Юрт  не  позволили  вернуться  в  свое  село.  Многие  выходцы  из  села  Ахки-Юрт (ныне  Сунжа)  создали  общественное  движение  «Ахки-Юрт»  и  в  течение  последних  12 лет  добиваются  права  на  возвращение  в  родное  село,  где  они  родились  и  прошло  их  детство.  Однако  на  их  пути  стоят  должностные  лица  органов  государственной  власти,  которые  в  нарушение  Конституции  Российской  Федерации  и  законов  о  реабилитации  народов  и  граждан,  не  позволяют  вернуться  в  село,  откуда  они  были  депортированы  в  1944 году.

Аналогичную  незавершенность  процесса  восстановления  нарушенных  прав,  неудовлетворенность  сделанным  властями,   испытали   другие  народы  и  граждане.  И  когда,  после  прихода  к  власти  М.С. Горбачева,   в  СССР  появились  первые  признаки  реальной  демократии  и  особенно  свободы  слова,  многие  жертвы  политических  репрессий  стали  требовать  своей  реабилитации  в  законодательном  порядке.  В  этот  процесс  активно  включился  и  ингушский  народ.  Еще  в  1973  году  на  массовом  митинге  в  г. Грозном   звучали  требования  о  возврате  Пригородного  района  в  состав  Чечено-Ингушской  АССР.  Как  известно,  участников  того  митинга  разогнали,  избивая  дубинками  и  обливая  водой.  Против  ингушской  интеллигенции  были  приняты  репрессивные    меры  в  виде  увольнений  с  работы,  исключения  из  рядов  КПСС   и  привлечения  к  уголовной  ответственности.  Никакие  репрессии  не  могут  заставить  народ  отказаться  от  своей  Родины.  Родина - это  не    символ.  Родина  - это  принадлежащая  данному  народу  территория,  на  которой   он  может  проживать  на  законных  основаниях.  Именно  поэтому   ингушский  народ,  как  и  все  остальные  народы  планеты  Земля,  добивается  территориальной  целостности  своей  Родины.  Ингуши  не  покушаются  на  чужое.  Это  надо  твердо  усвоить   всем,  кто,  так  или  иначе,  соприкасается  с  политической  борьбой  ингушского  народа  за  территориальную  реабилитацию.

Воспользовавшись  возможностью  требовать  восстановления  нарушенных  прав,  в  Верховном  Совете  РСФСР   и  республиках,  подвергшихся  репрессиям,  развернулась  работа  по подготовке  проекта  закона  «О  реабилитации  репрессированных  народов».  Общая  позиция  жертв  репрессий  основывалась  на  естественном  стремлении  восстановить  нарушенные  права  в  полном  объеме,  насколько  это  было  возможно  с  учетом  безвозвратных  потерь.

В  проектах  закона,  подготовленных  органами  власти  и  инициативными  группами,  была  дана  резкая,  но  вполне  объективная  оценка  произволу  сталинского  режима  против  репрессированных  народов.  Предусматривалось  восстановление  их  политических  и  социальных  прав.  В  целом  проект  закона,  вынесенный  на  рассмотрение  Верховного  Совета  РСФСР  в  первом  чтении,  отвечал  интересам  репрессированных  народов,  за  исключением  положений,  связанных  с  порядком   осуществления  территориальной  реабилитации.  Проект  закона  предусматривал  осуществление  территориальной  реабилитации  репрессированных  народов  в  зависимости  от  согласия  субъекта,  в чьем  ведении  находилась  отторгнутая  территория.  Чиновникам  удалось  склонить  депутатов  Верховного  Совета  РСФСР  к  принятию  закона  в  первом  чтении   в  такой  редакции.  Депутатам  от  репрессированных  народов  не  удалось  преодолеть  давление  власти  на  Верховный  Совет  РСФСР.  Разумеется,  эти  положения  закона,  принятого  в  первом  чтении,  не  устраивали  репрессированные  народы  и  особенно  ингушский  народ.  Двадцать  лет,  прошедшие  после  принятия  Закона  РСФСР  «О  реабилитации  репрессированных  народов»,  предусматривающего  безусловную  территориальную  реабилитацию,  показали  нам,  какое  противодействие  оказывается  реализации  закона  органами  государственной  власти.  Нетрудно  представить,  как  бы  вели  себя  эти  же  органы  власти,  если  бы  в  законе  было  сказано,  что  территориальная  реабилитация  осуществляется  по  взаимному  согласию  народов  или  субъектов. 

В  марте  1991  года,  в  дни  принятия  закона  в  первом  чтении,  Председатель  Верховного  Совета  РСФСР  Ельцин  Б.Н.  прибыл  на  Кавказ.  Его  поездка  освещалась  в  средствах  массовой  информации,  в  том  числе  и  в  газете  «Известия».  Ярый  противник  территориальной  реабилитации  репрессированных  народов,  нынешний  владелец  газеты  «Северный  Кавказ»  Али  Казиханов  в  то  время  был  корреспондентом  газеты  «Известия».    В  своей  статье,  опубликованной  в  газете  «Известия»,  Казиханов  сообщает:  «прилетев  в  Северную  Осетию,  Борис  Николаевич  Ельцин  побывал  в  колхозе  «Сунженский»,  санатории-профилактории  «Нарт»,  где  проживают  беженцы  из  Южной  Осетии».  Выступивший  на  митинге  во  Владикавказе  российский  лидер  «сообщил,  что  Верховный  Совет  РСФСР  не  принимал  и  не  собирается  принимать  решений  по  переделу  ныне  действующих  территорий».

Казиханов   сказал  правду.  В  те  дни  осетинское  телевидение  показало  встречу  Ельцина  Б.Н.  с  жителями  села  Ахки-Юрт  (Сунжа).  И  там  он  заверил  осетин  в  том,  что  Верховный  Совет  РСФСР  не  намерен  принимать  решений  о  передаче  территорий. 

Таково  было  отношение  к  территориальной  реабилитации  репрессированных  народов  со  стороны  органов  власти  РСФСР.  Еще  более  реакционной  была  позиция  органов  власти  СССР,  которая  проявилась  сразу  после  принятия  закона.

Тревога  за  судьбу  закона  и  за  судьбу  территориальной  реабилитации  охватила  ингушский  народ.  Активисты  народного  движения  решили  выехать  в  Москву  для  того,  чтобы  помочь  депутатам  репрессированных  народов  изменить  статью  закона,  предусматривающую  территориальную реабилитацию.  Такая  поездка  состоялась,  и  она  оказалась  вполне  результативной. 

В  процессе  работы  в  Верховном  Совете  РСФСР  мы  увидели,  что  должностные  лица  не  склонны  к  принятию  закона  в  нынешней  редакции.  Это  потребовало  от  нас  очень  интенсивной  разъяснительной  работы  с  каждым  рядовым  депутатом.  Мы  вели  только  разъяснительную  работу  и  делали  это  исключительно  корректно  и  в  рамках  действующего  законодательства.  Если  бы  мы  допустили  ошибку,  достаточно  было  бы  в  заседании  Верховного  Совета  РСФСР  хотя  бы  одному  депутату  заявить  о  давлении,  оказываемом  на  него  представителями  ингушского  народа,  как  Верховный  Совет  РСФСР  отреагировал  бы  отказом  в  принятии  закона  в  нынешней  редакции.

Две  недели  наш  актив  разъяснял  депутатам  Верховного  Совета  РСФСР  о  том  положении,  в  котором  оказался  ингушский  и  другие  репрессированные  народы.  Мы  убедили  депутатов  в  том,  что  не  претендуем  на  чужое,  не  пытаемся  извлечь  незаконной  выгоды,  и  что  не  собираемся  нарушать  права  граждан,  проживающих  на  отторгнутых  территориях.  Депутаты  убедились  в  том,  что  ингушский  народ  в  результате  сталинских  репрессий  очень  сильно  отстал  в  своем  социально-экономическом  и  культурном  развитии.  Они  прониклись  пониманием  того,  что  для  ликвидации  этой  отсталости  необходимо  восстановить  государственность  ингушского  народа  и  территориальную  целостность.

Завершив  встречи  с  руководителями  комитетов  и  комиссий,  а  также   с  рядовыми  депутатами  делегация  репрессированных  народов  решила  встретиться  с  Председателем  Верховного  Совета  РСФСР  Ельциным  Б.Н.

Эта  встреча  состоялась  24 апреля  1991 года.  Ельцин Б.Н.  пробежал  глазами  по  проекту  закона,  принятому  в  первом  чтении,  бросил  его  на  стол  и  сказал: «Это  не  закон,  это  декларация.  Здесь  нет  ничего  конкретного»,  и  затем  спросил: «Как  вы  думаете,  сколько  времени  нужно,  чтобы  подготовить  хороший  закон?». Наш  земляк  Илез  без  замешательства  ответил  ему: «Два  дня».  Он  сказал  о  двух днях,  оставшихся  до  запланированного  на  26 апреля  1991 года  заседания  по  рассмотрению  закона  во  втором  чтении.  Ельцин Б.Н.  с  удивлением  сказал: «Да  что  вы!».   Сразу  после  этого  включились  в  разговор  Беков С.М,    Глава  Правительства  Карачаево-Черкесии  Владимир  Хубиев,  наш  депутат  Костоев Ибрагим.  Они  и  другие  представители  репрессированных  народов  отпарировали  все  попытки  Ельцина Б.Н.  перенести  рассмотрение  закона  с  26 апреля  1991 года на  более  поздний  срок.   Там  же  передали  Ельцину  Б.Н.  обращения  Патриарха   Алексия,  академика  Лихачева  и  духовного  управления  мусульман  с  просьбой  принять  закон  о  реабилитации.  Выслушав  убедительные  доводы  представителей  репрессированных  народов,  Ельцин Б.Н.  пообещал,  что  он  сам  будет  вести  заседание  Верховного  Совета  и  проведет  закон.  

Заседание  Верховного  Совета  началось  в  торжественной  и  напряженной  обстановке.  Мы  сидели  на  балконе  и  внимательно  наблюдали  за  происходящим.  Представлял  закон  представитель  профильного  комитета,  который  оглашал  поправки,  поступившие  к  каждой статье.  По  регламенту  по  каждой  поправке  имели  право  выступить  не  более  двух  депутатов,  в  том  числе  представитель  комитета  по  законодательству.  Надо  отметить,  что  Шахрай  С.М.,  возглавлявший  комитет  по  законодательству,  вообще  не  пришел  на  рассмотрение этого  закона.   Поэтому  позицию  комитета  по  законодательству по  поправкам  к  закону,  поступившим  от  депутатов,  озвучивал  Михаил  Митюков,  заместитель  Шахрая  С.М.  Надо  отдать  ему  должное,  справился  он  со  своей  задачей  блестяще.

Одной  из  главных  поправок  была  поправка,  внесенная  нашими  депутатами,  в  соответствии  с  которой  из  закона  должна  была  исчезнуть  необходимость  согласия  соседей  на  территориальную  реабилитацию  репрессированных  народов.  Эта  поправка  была  принята.

Здесь  надо  рассказать  о  ситуации,  сложившейся  с  поправками,  поступившими  от  депутатов  после  принятия  законопроекта  в  первом  чтении.  В  законотворчестве,  как  и  в  любом  деле,  есть  своя  технология.  При  рассмотрении  законов  во втором  чтении  соответствующие  комитеты  или  комиссии  законодательного  органа  обязаны  обобщить  все  поправки,  поступившие  от  депутатов  и  раздать  сводные  ведомости  поправок каждому  депутату.  Во  втором  чтении  идет  голосование  по  каждой  поступившей  поправке.  Если  обнаружится,  что  поправки,  поданные  депутатами,  не  включены  в  общую  ведомость  и  не  представлены  депутатам,  рассмотрение  данного  законопроекта  может  быть  отложено.  Зная  эту  технологию,  мы  решили  проверить, что  сделано  по  обобщению  поправок.  К  своему  удивлению  и  возмущению  мы  обнаружили  в  профильном  комитете  около  60  поправок,  лежащих без  надлежащей  обработки.  Чтобы  исключить  срыв  рассмотрения  законопроекта  в  назначенный  день,  мы  забрали  с  собой  в  гостиницу  все  поправки,  свели  их  в  единую  ведомость.  Рано  утром  26 апреля  1991 года  наш  земляк  Хасмагомет  поехал  в  Верховный  Совет  РСФСР,  организовал  печатание,  размножение  и  раздачу  депутатам  сводных  ведомостей  поправок  к  проекту  закона,  поступивших  ко  второму  чтению.  Благодаря  бдительности  и  принятию  необходимых  мер  нам  удалось  нейтрализовать  попытки  срыва  рассмотрения  закона.

Таким  образом,  26 апреля  1991 года  был  принят  Закон  РСФСР  «О  реабилитации  репрессированных  народов».  Был  принят  благодаря  тому,  что  большинство  депутатов  Верховного  Совета  РСФСР  прониклись  духом  гуманизма  и  справедливости.   Ингушский  и  другие  репрессированные  народы  всегда  должны  помнить  об  этом  и  быть  благодарными  за  принятие  закона,  предусматривающего  восстановление  нарушенных  прав.

Огромный  вклад  в  принятие  закона  внесло  практически  все   взрослое  население  Ингушетии,  возглавляемое  депутатами   СССР  и  РСФСР,  многими   другими  общественными  деятелями.

 Коротко  о  наиболее  значимых  положениях  Закона  РСФСР  «О  реабилитации  репрессированных  народов».

В  законе  признано,  что  репрессированные  народы  подвергались  геноциду  и  клеветническим  нападкам.

Все  акты  союзных,  республиканских  и  местных органов  и  должностных  лиц,  принятые  в  отношении  репрессированных  народов,  за  исключением  актов,  восстанавливающих  их  права,  признаются  неконституционными  и  утрачивают  силу.

Закон  предусматривает  восстановление    территориальной  целостности,  существовавшей  до  антиконституционной  политики  насильственного  перекраивания  национально-государственных  границ,  и    восстановление  национально-государственных  образований,  сложившихся  до  их  упразднения.

Предусмотрено  право  репрессированных народов  на  возмещение  ущерба,  причиненного  со  стороны  государства  в  результате  репрессий.

За  репрессированными  народами  признано  право  на  возвращение  прежних  исторических  названий  населенным  пунктам  и  местностям,  незаконно  отторгнутым  у  них  в  годы  советской  власти.

Теперь  несколько  слов  о  том,  что  сделано  по  исполнению  данного  закона  в  отношении  ингушского  народа.

Одной  из  главных  задач,  которую  ставил  наш  народ,  было  восстановление  ингушской  государственности.

В  статье  7  закона  сказано: «Политическая  реабилитация  репрессированных  народов,  ранее  имевших  свои  незаконно  упраздненные  национально-государственные  образования,  предусматривает  восстановление  этих  образований  в  порядке,  установленном  статьей  6  настоящего  закона».  А  в  статье  6  закона  говорится: «Территориальная  реабилитация  репрессированных  народов  предусматривает  осуществление  на основе  их  волеизъявления  правовых  и  организационных  мероприятий  по  восстановлению  национально-территориальных  границ,  существовавших  до  их  антиконституционного  насильственного  изменения».  В  этих  статьях  главным  условием  восстановления  государственности  и  территориальной  целостности  является  волеизъявление  репрессированного  народа. 

Как  вам  известно,  30  ноября  1991 года  был  проведен  референдум  по  выяснения  воли  народа  относительно  образования  Ингушской  Республики.  На  основании  решения,  принятого  на  этом  референдуме,  Верховный  Совет  Российской  Федерации  и  принял  закон  «Об  образовании  Ингушской  Республики  в  составе  Российской  Федерации»  от  4  июня  1992 года.   

Без  преувеличения  можно  сказать,  что  образование  Ингушской  Республики  явилось  судьбоносным  для  нашего  народа  событием.  Старшее  поколение  помнит,  что  из  себя  представляла   нынешняя  Ингушетия  20 лет  назад  и  какие  большие  изменения  произошли  за  этот  период.  Если  органы  государственной  власти  республики  и  органы  местного  самоуправления  будут  целеустремленно,  квалифицированно  и  настойчиво  работать  над  решением  накопившихся  проблем  в  развитии  экономики  и  социальной  сферы,  то  условия  жизни  в  республике  существенно  улучшатся.

В  соответствии  с  законом  о  реабилитации   установлены  различные  социальные  льготы.  Снижены  платежи  за коммунальные  услуги,  несколько  увеличены  пенсии,  предусмотрены  льготы  для  проезда  на  государственном  автомобильном  и железнодорожном  транспорте,  установлены  другие  льготы.

В  порядке  компенсации  за  утраченное  жилье  и  имущество  осуществлены  денежные  выплаты  в  размере  до 100 минимальных  зарплат.

Можно  в  обобщенном  виде  сказать,  что  Закон  РСФСР  «О  реабилитации  репрессированных  народов»  является  главной  правовой  основой  для  политического,  социально-экономического  и  культурного  развития  ингушского  народа  и  Республики  Ингушетия.

 Теперь  о  том,  что  не  сделано,  и  что  надо  сделать  в  порядке  реализации  данного  закона.

Не  секрет,  что  ингушский  народ  живет  в  ожидании  возвращения  под  свою  юрисдикцию  территорий,  незаконно  и  насильственно  отторгнутых  сталинским  режимом  в  1944 году.  В  этой  части  закон  не  исполнен  и  не  видно  намерений  его  исполнить.

Очень  важно  отметить,  что  желание  вернуть  свои  земли  не  является  безосновательными  амбициями  народа  или  политиков.  Всем  тем,  кто  противодействует  территориальной  реабилитации  ингушского  народа,  надо  понять  очень  простую  истину:  на  исконной  Родине  ингушского  народа  в  Пригородном  районе  и  городе  Владикавказе  созданы  политические,  правовые  и  социальные  условия,  неприемлемые  для  проживания.  Выходцами  из  ингушских  населенных  пунктов,  входящих  в  состав  Северной  Осетии,  являются  более  100 тысяч  ингушей.  Из  них  менее  20 тысяч  человек  смогли  вернуться  на  свои  подворья.

Уместно  задать  вопрос: «Кому  выгодна  и  кому  нужна  такая  ситуация»?  Можно  с  уверенностью  сказать,  что  напряженные  отношения  между  ингушским  и  осетинским  народами  и  нашими  республиками  наносят  огромный  вред,  как  самим  народам,  так  и  всей  Российской  Федерации.  Следовательно,  надо  устранить  противоправные  действия,  направленные  против  территориальной реабилитации  ингушского  народа,  против  устранения  препятствий  на  пути  сближения  ингушского  и  осетинского  народов.

В  этой  связи  необходимо  напомнить  о  некоторых  действиях  федеральных  и  региональных  органов  власти.

Несколько  лет  назад,  выступая  на  одном  общероссийском  мероприятии,  Президент  России  Путин  В.В.  сказал  примерно  следующее: «В  Российской  Федерации  имеется  более  2500 территориальных  споров.  И  если  позволим  хоть  один  раз  изменить  границы,  мы  потеряем  Россию».  А  теперь  посмотрим,  насколько  эта  позиция  соответствует  действительности  и  интересам  России.   Как всем  известно,  до  недавнего  времени  в  состав  Российской  Федерации  входило  89 субъектов.  А  в  настоящее  время  их  насчитывается  только  83.  Таким  образом,  за  несколько  лет  с  карты  России  исчезли  шесть  субъектов  и  одновременно  произошли  большие  изменения   границ  между  субъектами  и  другими  административно-территориальными  образованиями.  Напрашивается  вопрос: «Потеряли  ли мы  Россию,  и  произошло  ли  обострение  межнациональных  отношений  в  результате  этих  изменений  границ»?   Ответ  очевиден.  Никаких  отрицательных  событий  в  России  не  произошло,  хотя  произошли  большие  изменения  границ.  

Другой  вопиющий  факт.  Министерство  внутренних  дел  Российской  Федерации  за  подписью  Чекалина А.А.  издало  приказ  от  7 декабря  2006 года  № 998  об  утверждении  порядка  организации  работы  по  оказанию  государственной  поддержки  вынужденным  переселенцам.  В  соответствии  с  пунктом  5  утвержденного  этим  приказом  Порядка,  миграционной  службе  предписано  выяснить  согласие  осетин  на  возвращение   ингушей  на  свое  подворье  и  возможность его   проживания  в  данном  населенном  пункте  Пригородного  района.  Этот  приказ  продублирован  и  миграционной  службой  России.  От  МВД  России  следовало  ожидать  принятия  решительных  мер  к  должностным  лицам  и  гражданам,  препятствующим  восстановлению  конституционных  прав  граждан  ингушской  национальности  на  возвращение  к  местам  прежнего  проживания  в  Северной  Осетии.  Вместо  этого,  как  подтверждено  реальной  практикой,  осуществление  предписанных  приказом  МВД    действий,  обостряют  межнациональные  отношения.

В  марте  2007 года  Полномочный  представитель  Президента  РФ  в  ЮФО  Козак  Д.Н.  и  Министр  внутренних  дел  Нургалиев  Р.Г.  направили  Президенту РФ  Путину  В.В.  докладную  записку,  в  которой  указали,  что  осетины  не  хотят  совместно  проживать  с  ингушами  и  поэтому  необходимо  среди  вынужденных  переселенцев  ингушской  национальности  провести  разъяснительную  работу  о  целесообразности  расселения  в  других  регионах,  согласованных  с  миграционной  службой.  Такой  тезис  о  невозможности  совместного  проживания  осетин  и  ингушей  был  осужден  Конституционным  Судом  РФ  еще  в  1993 году,  поскольку  он  противоречит  Конституции  РФ.  Игнорируя  позицию  Конституционного  Суда  РФ,  должностные  лица  органов  государственной  власти  РФ  препятствуют  восстановлению  нарушенных  прав  граждан  ингушской  национальности,  нормализации  отношений  между  осетинским  и  ингушским  народами.  Такие  действия  наносят  ущерб  интересам  Российской  Федерации.

Как  было  сказано выше,  ингуши  уроженцы  села  Ахки-Юрт (Сунжа)  Пригородного  района,  не  могут  вернуться  в  свое  родное  село  с  1944 года.  Участники  общественного  движения  «Ахки-Юрт»  неоднократно  обращались  к  руководству  Северной  Осетии  и  Пригородного  района  с  просьбой  выделить  им  в  селе  Ахки-Юрт  (Сунжа)  земельные  участки  для  строительства  домов.  Однако  ни  одно  из  этих  обращений  не  получило  законного  и  положительного  разрешения.  Заявителям  отвечают,  что  земельные  участки  выделяются  только  тем  гражданам,  которые  постоянно  проживают  в  данном  населенном  пункте.  Такая  позиция  властей  Осетии  противоречит  закону.  Так,  в  Законе  РФ  «О  реабилитации  жертв  политических  репрессий»  сказано,  что  граждане  имеют  право  вернуться  для  проживания  в  те  населенные  пункты,  в  которых  они  проживали  до  репрессий.

В  результате  перечисленных  и  других  противоправных  действий  нарушаются  конституционные  права  граждан  ингушской  национальности  на  свободу  передвижения,  выбор  места жительства,  на  владение  своей  собственностью.  После  трагедии  1992 года  до  сих  пор  остаются  закрытыми  для  возвращения  ингушей    населенные  пункты   Октябрьское,  ИР,  Камбилеевское,  Южный,  Терк,  Чернореченское,  Владикавказ  и  другие.

Для того,  чтобы  устранить  препятствия  на  пути  возвращения  ингушей  на  свою  исконную  Родину  и  для  исполнения  закона  «О  реабилитации  репрессированных  народов»  следует  выяснить,  каким  образом  надо  действовать  для  достижения  этих  целей.

Должностные  лица  органов  государственной  власти  Российской  Федерации  и  Северной  Осетии  заявляют  о  том,  что  при  осуществлении  территориальной  реабилитации  репрессированных  народов  границы  республик  могут  быть  изменены  только  с  взаимного  согласия.  В  связи  с  этим  обратимся  к  реальной  ситуации  с  границами  и  к  законному  порядку  действий.

Ингушский  народ  требует  восстановления  границ  с  Северной  Осетией  и  Кабардино-Балкарией,  существовавших  в  1944 году,  как  указано  в  законе  о  реабилитации,  на  момент  их  антиконституционного, насильственного  изменения.

Законами  Российской  Федерации  признаны  преступными  и  отменены  все  законы  и  нормативные  правовые  акты,  на  основании  которых  осуществлены  репрессии.  Следовательно,  речь  не  идет  об  изменении  границ  Северной  Осетии.  Речь  идет  о  восстановлении  границ  Ингушетии,  антиконституционно  измененных  в  1944 году.

Следует  выяснить  и  такое  обстоятельство.  Кто,  когда  и  каким  образом  установил  ныне  существующие  границы  между  Северной  Осетией  и  Ингушетией? 

Если  мы  заглянем  в  конституции  того  времени,  то  обнаружим  сплошные    нарушения   их  требований.  Так,  в  Конституции  Чечено-Ингушской  АССР  от  1937 года  указано,  что  территория  Чечено-Ингушской  АССР  не  может  быть  изменена  без  согласия  Чечено-Ингушской  АССР.   Данная  Конституция  ЧИ АССР  была  утверждена  Законом  РСФСР  от  2 июня  1940 года.

В  Конституции  РСФСР  от  1937 года  сказано,  что  высшие  органы  власти  РСФСР  имеют  право  устанавливать  границы  краев  и  областей,  а границы  автономных  республик  имеют  право  только  утверждать.

В  конституции  СССР  1936  года  и  Конституции  РСФСР  1937 года  было  записано,  что  территории  автономных  республик  не  могут  быть  изменены  без  согласия  автономных  республик.

Из  этого  следует,  что  органы  власти  РСФСР  и  СССР  не  были  наделены  полномочиями  устанавливать  или  изменять  границы  автономных  республик,  и  если такие  действия  осуществлялись,  то  они  носили  антиконституционный  характер.

Возвращаясь  к  ныне  существующим  границам  между  Осетией  и  Ингушетией,  выясним,  кто  их  устанавливал  и  насколько  они  законны.

Как  известно,  после  депортации  ингушского  народа  был  издан  Указ  Президиума  Верховного  Совета  СССР  от  7 марта  1944 года  о  передаче  значительной  части  ингушских  территорий  в  состав  Северной  Осетии.   Этот  Указ  признан  утратившим  силу  Указом  Президиума   Верховного  Совета  СССР  от  9 января  1957 года.

В  марте  и  апреле  1957 года  Президиум  Верховного  Совета  РСФСР  издал  Указы  об  установлении  части  границ  между  Северной  Осетией  и  Чечено-Ингушетией.  Конституция  РСФСР  не  давала  Президиуму  Верховного  Совета  РСФСР  полномочия  издавать  такие  указы,  поэтому  они  являются  антиконституционными  и  находятся  в числе  отмененных  законом  РСФСР  «О  реабилитации  репрессированных  народов». 

Как  было  сказано  выше,  должностные  лица  Российской  Федерации  и  Северной  Осетии  утверждают  о  необходимости  согласия  сторон  на  изменение  границ  республики.  В  связи  с  этим,  выясним,  давала  ли  Чечено-Ингушская  АССР  согласие  на  изменения  границ  с  Северной  Осетией,  существовавших  в  1944 году.  В  соответствии  с  Конституцией  Чечено-Ингушской  АССР  от  1937 года,  действовавшей  до  1978 года,  правом  на  принятие  решений  по  изменению  границ  Чечено-Ингушской  АССР  обладал  исключительно  Верховный  Совет  Чечено-Ингушской  АССР.   Даже  Президиум Верховного  Совета  ЧИАССР  не  был  наделен  такими  полномочиями.  Общественные  деятели  Республики  Ингушетия  установили,  что  Верховный  Совет  Чечено-Ингушской  АССР  никогда  не  давал  согласия  на  изменение  границ  с  Северной  Осетией.

Из  этого  следует,  что  границы  Ингушетии  с  Северной  Осетией,  установленные  после  23 февраля  1944 года  являются  незаконными,  поскольку  они  установлены  антиконституционными,  насильственными  действиями  сталинского  режима.

На  обсуждении  общественности  нашей  республики  находится  вопрос  о  полномочиях  органов  власти  по  установлению  границ  Республики  Ингушетия.  И  мы  попытаемся  дать  ответ  на  этот  вопрос.

Большую  неразбериху  в  вопросе  о  том,  кто  и  как  должен  установить  границы  Ингушской  Республики  внесли  органы  власти  Российской  Федерации.  Так,  в  части  второй  статьи  6  Закона  РСФСР  «О  реабилитации  репрессированных  народов»  сказано: «Решение  об  установлении  переходного  периода  и  восстановлении  национально-территориальных  границ  принимается  Верховным  Советом  РСФСР».

 А  в  пункте  5  Постановления  Верховного  Совета  Российской  Федерации  от  4 июня  1992 года  о  порядке  введения  в  действие  Закона  РФ  «Об  образовании  Ингушской  Республики  в  составе  Российской  Федерации»  сказано: «Установить,  что  территория  Ингушской  Республики  образуется  постановлением  Верховного  Совета  Российской  Федерации  по  представлению  результатов  работы  государственной  комиссии,  созданной  Правительством  Российской  Федерации». 

Последующие  события  подтвердили  противоречие  Конституции  Российской  Федерации,  приведенных  выше  положений  о  порядке  образования  территории  Республики  Ингушетия.

В  2002 году  общественное  движение  «Ахки-Юрт»  обратилось  в  Сунженский  районный  суд  нашей  республики  с  заявлением  о  признании  незаконным  бездействие  Правительства  Российской  Федерации  по  исполнению  законов  в  части  образовании территории  Республики  Ингушетия.  Суды  нашей  республики  удовлетворили  заявление,  признали  незаконным  бездействие  Правительства  РФ  и  обязали  его  осуществить  действия  по  образованию  территории  республики,  как  того  требуют  перечисленные  Федеральные  законы.  В  2005 году  данные  решения  были  отменены  Верховным  Судом  Российской  Федерации  по  следующим  основаниям.  Суд  указал,  что  в  соответствии  с  Положением  о  Правительстве  Российской  Федерации  оно  не  наделено  полномочиями  устанавливать  или  изменять  границы  субъектов  Российской  Федерации.  Данный  вывод  суда   соответствует  действительности  и  Конституции  РФ.

Теперь  следует  выяснить:  кто  имеет  право  установить  границы  нашей  республики?

В  статье  102  Конституции  Российской  Федерации  сказано,  что  Совет  Федерации  утверждает  изменение  границ  между  субъектами РФ.

В  статьях  71  и  72  Конституции  РФ  перечислены   исключительные полномочия   органов  власти  РФ  и  совместные  полномочия  органов  власти  РФ  и  субъектов  РФ.  В  их  числе  отсутствуют  полномочия  по  установлению  границ  субъектов  Российской  Федерации.  Выше  я  отмечал,  что  даже  сталинская  Конституция  РСФСР  от  1937 года  не  давала  право  органам  власти  России  устанавливать  границы  автономных  республик.

В  статье  73  Конституции  РФ  говорится: «Вне  пределов  ведения  Российской  Федерации  и  полномочий  Российской  Федерации  по  предметам  совместного  ведения  Российской  Федерации  и  субъектов  Российской  Федерации  субъекты   Российской  Федерации  обладают  всей  полнотой  государственной  власти».

Из  статей  71,  72, 73  и  102  Конституции  РФ  следует,  что  правом  устанавливать  границы  Республики  Ингушетия  обладает  исключительно  Республика  Ингушетия.

Важным  является  обсуждаемый  в  обществе  вопрос,  каким  образом необходимо  реализовать  право  республики  на  установление  своих границ.

Как  известно,  в  феврале 2009 года  Народное  Собрание  Республики  Ингушетия  приняло  закон  о границах  муниципальных  образований  Республики  Ингушетия.  Это  событие  дало  ответы  на  многие  вопросы.

Раз  Народное  Собрание  Республики  Ингушетия  приняло  данный  закон  и  его  никто  не  оспаривает,  напрашивается  вывод  о  том,  что  именно  Народное  Собрание  правомочно  устанавливать  границы  нашей  республики.   Здесь  надо  отметить,  что  границы  муниципальных  районов  республики,  граничащих  с  соседними  республиками,  одновременно  являются  границами  Республики  Ингушетия  с  соседними  субъектами  РФ.  Несмотря  на  это,  власти  республики  пытаются  навязать  нам  мнение  о  том,  что  закон  о  границах  муниципальных  образованиях  не  установил  границы  республики.  В  этой  связи  уместно  задать  им вопрос: «Кто  и каким  образом  мешал  законодателям  республики  принять  закон,  восстанавливающий  границы  Ингушетии,  существовавшие  в  1944 году»?  Никто  не мешал.  Мешало  беспокойство  о  личном  материальном  и  должностном  благополучии.   

Для  того,  чтобы  работа  по  установлению  границ  республики  была  предельно  законной  и  отвечала  жизненным  интересам  ингушского  народа  необходимо  сделать  следующее.

В  статье  6  Закона  РСФСР  «О  реабилитации  репрессированных  народов»  сказано,  что  территориальная  реабилитация  осуществляется  на  основе  волеизъявления  репрессированных  народов.  Имеются  различные  документы,  в  том  числе  акты  Конституционного  Суда  РФ,  из  которых  следует,  что  волеизъявление  народа  определяется  путем  проведения  референдума.  В  связи  с  этим  народу  Ингушетии  необходимо  вынести  на  референдум  два  вопроса: «Согласны  ли  вы  на  изменение  границ  Ингушетии  с  Кабардино-Балкарской  Республикой  и  Республикой  Северная  Осетия-Алания,  существовавших  на момент  депортации  ингушского  народа  в  феврале  1944 года»  и  «Считаете  ли  вы  необходимым  восстановление  границ  Ингушетии  с  Кабардино-Балкарской  Республикой  и  Республикой  Северная  Осетия-Алания,  существовавших  до  их  антиконституционного,  насильственного  изменения  в  1944 году».    

Отрицательным  ответом  на  первый  вопрос   народ  даст  отповедь  тем,  кто  настаивает  на  допустимости  изменения  границ  между  республиками  только на  основе  взаимного  согласия,  а  второй  вопрос  прямо  вытекает  из  статьи  6  Закона  РСФСР  «О  реабилитации  репрессированных  народов». 

Сказанное  выше  свидетельствует  о  том,  что  нереализованность  положений  закона  о  реабилитации  репрессированных  народов  в  части  территориальной  реабилитации  ингушского  народа  существует,  прежде  всего,  по  вине  Народного  Собрания  Республики  Ингушетия.

Следует  сказать  и  о том,  что до  сих  пор  не  исполняются  положения  закона  о реабилитации  репрессированных  народов  в  части  возвращения  прежних  исторических  названий  населенным  пунктам  и  местностям  Пригородного  района,  существовавших  до  1944 года.  В  этом  вопросе  не  видно  доброй  воли  осетинских  властей,  как  и  требований  властей  Ингушетии  восстановить  прежние  наименования  ингушских  сел.

 Уважаемые  участники  конференции.

    Устранение  тяжких  последствий  геноцида  ингушского  народа,  учиненного  сталинским  режимом,  и  всеобъемлющая    реабилитация  нашего  народа  не  самоцель, а  очень  актуальная  необходимость  для  обеспечения  политических,  правовых,  социально-экономических  и  территориальных  условий  существования  и  развития  ингушского  народа. 

Органы  власти  республики  игнорируют  волю  народа  и  не  принимают  меры,  входящие  в  их  компетенцию  по  реабилитации  ингушского  народа.  Поэтому  общественным  и  некоммерческим  организациям,  патриотам  республики  необходимо  вести  настойчивую  работу  по  исполнению  Закона  РСФСР  «О  реабилитации  репрессированных  народов»  в  полном  объеме.  Эту  работу  надо  вести  без  излишних  эмоций,  не  нагнетая  напряжения  в  обществе  и  исключительно  в  рамках  действующего  законодательства.  Уверен,  таким  образом  мы  добьемся  желаемых  результатов.

РЕЙТИНГ
1 ` Rock`
17762
6890
2 Albert
10748
19815
3 ..Бэн Джойс.
6051
12328
4 ..БэнДжойс..
2823
4229
5 BERG...man
2598
38877

Все комментаторы

Найдите Кавказский узел у партнеров: