RSSИнгуш, правозащитник Магомед Муцольгов

Заявление отца приговоренного к 17 годам Ибрагима Мамилова

01:35, 13 марта 2014

    Получив это заявление от отца, осужденного на 17 лет молодого парня, я могу заявить, что я сторонник того, чтобы уголовные дела не превращались в политизированное шоу и не становились инструментом провоцирования межнациональной и межконфессиональной розни.  Уверен, что каждый имеет право на гарантированное Конституцией справедливое разбирательство, квалифицированную правовую защиту и независимый суд. Завтра, я постараюсь разместить и предоставленное мне видео, на котором видно, что Мамилов пытается избежать конфликта, даже путем бегства.

                                                                   

Генеральному прокурору РФ Ю.Я.Чайке,

Руководителю СК РФ А.И.Бастрыкину,

  Руководителю Автономной Некоммерческой Организации «Правозащитная организация «МАШР»

 М.А. Муцольгову

 

от Мамилова Батыра Алихановича,

 гражданина России, проживающего по адресу: Республика Ингушетия, г.Малгобек, 

                                                                     Контактный телефон: 8-928-793-39-41.

ОБРАЩЕНИЕ

   Пятого января 2013 года группа пьяных  молодых людей, среди которых были координатор молодежного движения «Молодая Гвардия Единой России» Бурков К.Е. и Дедюкин И.А., развлекалась в «SV-кафе» по адресу Саратов, пр. Кирова, д. 29. Отдыхали они с полным сознанием вседозволенности для людей, близких партии « Единая Россия»: друг координатора «Молодой Гвардии Единой России» Дедюкин И.А. задирался к другим посетителям, одного из которых избил в помещении кафе, ударив головой в лицо, на что охрана заведения  не реагировала.  Дедюкин И.А. и его товарищи грубили бармену, пытались отобрать у него зажигалку, не хотели расплачиваться за проданное им спиртное. В дальнейшем Дедюкин И.А., пользуясь  поддержкой товарищей и попустительством охраны к таким знатным гостями, как координатор молодежного движения «Молодая Гвардия Единой России» Бурков К.Е. и его друзья, распоряжался чужим имуществом - цветами, приставал к девушке, с которой  другой посетитель кафе, Мамилов И.Б., находился в кафе. На справедливо сделанное ему Мамиловым И.Б. замечание, Дедюкин И.А. отвечал неприличными оскорбительными выражениям, лез руками в лицо Мамилову И.Б. Все это отражено в записях с камер внутреннего наблюдения кафе. Но и в этой ситуации близость к координатору молодежного движения хранила Дедюкина И.А.: охрана попросила покинуть кафе не зачинщика конфликта, пьяного и агрессивного Дедюкина И.А., не того, на чье разнузданное поведение обращал внимание охраны бармен, а моего сына - Мамилова И.Б. Но и после этого Дедюкин И.А. не успокоился.  Сознавая численное преимущество своей компании над Мамиловым И.Б., который пришел в кафе с девушками, Дедюкин И.А. , Бурков К.Е., Сальхов, Яковлев и другие вышли вслед за Мамиловым И.Б. на улицу, где Дедюкин И.А. напал на Мамилова И.А., нанеся ему удар в голову. После этого Мамилова И.Б. стали избивать руками и ногами Сальхов,  «молодогвардеец» Бурков К.Е. и другие. При этом они выкрикивали угрозы и оскорбления. Сальхов и Буркова призывали «добить чурку»… С камер наружного наблюдения (записи прилагаются к обращению) видно, что охрана, наблюдая драку, бездействует. Никто не вызвал полицию. А, может, её не нужно было вызывать, она наблюдала, как бьют «чурку», одобряя происходящее? Ведь по делу установлено, что пр. Кирова, где избивали Мамилова, в праздничные дни разделен на сектора, за каждым из которых закреплен усиленный наряд полиции. Полиция бездействовала.

   Мамилов И.Б. пытался убежать, но его догнали, сбили с ног  и продолжили бить уже в другом конце улицы. В драку вступили посторонние люди, которые не участвовали в ней изначально и не принадлежали к числу знакомых Мамилова и избивавшей его группы лиц.

   Все это зафиксировано камерами наружного наблюдения.

   В результате  драки Буркову причинен тяжкий вред здоровью, моему сыну - Мамилову И.Б. - множественные кровоподтеки и гематомы, ушиб плеча, перелом костей носа, сотрясение головного мозга, Дедюкин и Сальхов – побои.

   С самого начала следствие велось необъективно. С целью скрыть действительный характер повреждений причиненных Мамилову И.Б., в распоряжение судебно-медицинского эксперта не предоставили справку о переломе у него костей носа, не провели рентгенологическое исследование. Несмотря на неоднократные ходатайства защиты в проведении дополнительной экспертизы отказано.

   С целью лишить Мамилова возможности показать на месте, где  и как развивались события, следователем сфальсифицировано заявление от его имени об отказе участвовать  в проверке показаний на месте. Это единственное заявление по делу от его имени, выполненное  не от руки, а с помощью технических средств  и с закорючкой вместо  подписи. Мамилов заявил об этом, но проверка не проведена. Зачем!? Он назначен обвиняемым! Решение по делу принято до начала расследования! И уж точно -до направления дела в суд.

   С целью не устанавливать  всех лиц, участвовавших в драке, скрыть что первым напал на Мамилова Дедюкин, нанеся ему удар в голову, скрыть, что ножа в руках у Мамилова не было, что он не наносил ударов Буркову, чтобы не устанавливать, кто конкретно из участников событий и в какой момент по тайм коду записи выполнял какие действия, следствием и судом многократно отказано защите в проведении криминалистического исследования представленных записей. Когда сторона защиты представила доказательство - экспертное исследование специалиста в области  криминалистического исследования видеозаписей - его не приобщили к делу. У суда вызвала сомнение запись, по которой проведено исследование. Судью,  не смутило, что ранее она приобщала к материалам уголовного  фотографии стопкадров с этой записи  и допрашивала по ним.  Показания специалиста в области криминалистического исследования видеозаписей не получили оценки в приговоре. С целью затруднить стороне защиты реализацию её прав, председательствующий по делу судья Рослова (жена прокурора Волжского района Саратова) запретила защитнику изготовить за свой счет с помощью специалиста копии с материалов, содержащихся на приобщенных к материалам дела ДВД  - дисках. Понятно, что после изучения экспертного исследования по данной записи, после внимательно изучения собственно записи, судья должен был любой ценой не допустить исследование по ней, так как в записи был виден Мамилов, у которого не было ножа, было видно, что  у него происходит потасовка с Сальховым и Яковлевым, (а не с Бурковым, как предполагало вопреки доказательствам обвинение), что Мамилова преследуют Бурков, Дедюкин, Сальхов и другие, что Бурков на момент преследования абсолютно здоров (даже средняя степень алкогольного опьянения  не мешала ему бежать, обгоняя других участников драки), что Мамилова, догнав в другом конце улицы, избивают группой лиц, что  к драке присоединяются посторонние лица, что именно из этого скопления людей ведут раненого Буркова, по которому было нанесено не менее двух ударов ножом, не зафиксированных нигде в записи до того места, где была массовая драка. После того, как защитнику было отказано в приобщении к материалам дела экспертного заключения, он ходатайствовал назначить по делу криминалистическую экспертизу видеозаписей, представленных обвинением, ему было отказано. ПОТОМУ, ЧТО В ЗАПИСИ СОДЕРЖАЛАСЬ ОБЪЕКТИВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ, ПОДТВЕРЖДАЮЩАЯ НЕВИНОВНОСТЬ МАМИЛОВА. Очевидно, что взять за основу такую запись было нельзя: ведь тогда следовало признать виновными в нападении и избиении Мамилова И.Б. Дедюкина, Сальхова, видного «молодогаврдейца» - потенциального единоросса Буркова…. А Мамилова, чурку, оправдать. Кто ж из судей пойдет на такое?! Да после событий в Пугачеве Саратовской области, да на волне роста патриотизма и национального самосознания в связи с олимпиадами и событиями на Украине… Никто. И судья Рослова не исключение. Она отказала по тем же основаниям, что всегда отказывала защитнику по данному делу: все ходатайства защиты направлены на затягивание времени. Вот только куда было спешить неясно. Спешить, отказывая в выяснении вопросов, подлежащих доказыванию по делу… Наверное к заранее принятому решению…

   Сознавая, что обвиняемому по данному делу нужно доказать, что он невиновен, что одних неустранимых сомнений, как это продекларировано в Конституции РФ, в данном случае мало, защитник после каждого допрошенного специалиста, после каждого допрошенного и свидетельствовавшего в пользу Мамилова эксперта просил назначить по делу дополнительную, повторную или новую экспертизу. Так, зная, что нож у Мамилова не изымали, что при досмотре в кафе с металлоискателем нож у Мамилова обнаружен не был, что на ноже нет отпечатков рук, пригодных для идентификации, что кровь на ноже согласно биологической экспертизе могла принадлежать Мамилову, а не потерпевшему,  защитник не стал «прятаться» за этими сведениями, а добиваясь абсолютной прозрачности ситуации, просил назначить молекулярно-генетическую экспертизу. Ему, отлично понимавшему, заказной характер дела, были необходимы не только и не столько разумные и неустранимые сомнения в виновности подзащитного, ему нужна была правда. Очевидная, наглядная, бесспорная. И он просил молекулярно-генетическую экспертизу. Ему отказали.

   По делу установлено, что у приобщенного к материалам уголовного дела ножа клинок шире, но значительно короче раневого канала на теле Буркова. Клинок значительно шире отверстия в хлопчатобумажной (практически не растягивающейся) ткани рубашки Буркова. Так же установлено, что повреждения на одежде Буркова могли возникнуть  от многократных, а не однократного действия ножа, возможно, разных ножей. Потерпевшие, отрицавшие массовую драку, зафиксированную в записи камер наружного наблюдения с кафе «Канзас»,  вопреки представленным доказательствам утверждали, что удар ножом был один, что они не могут объяснить три повреждения на рубашке Буркова, каждое из которых могло образоваться от воздействия колюще-режущим предметом. Защитник ходатайствовал о назначении судебной медицинской экспертизы, на разрешение которой просил поставить вопрос: каковы длина и ширина погруженной части клинка орудия, которым причинено ранение Буркову? Этот абсолютно стандартный вопрос никогда до этого по делу не выяснялся. Защитнику было отказано. Прокурор, потерпевшие, суд отбивались от назначения экспертиз так, будто это они представляют интересы обвиняемого! Будто  им следует не устанавливать действительные обстоятельства дела во всей их полноте, а скрыть что то… Председательствующий не постыдился отказать в назначении экспертизы с таким «лишним» вопросом. Отказ мотивирован стандартно: выясняя этот вопрос, защитник затягивал время! В этой связи интересно, что через неделю после отказа в удовлетворении  заявленного защитой ходатайства, судья Рослова легко удовлетворила ходатайство прокурора о допросе по тому же вопросу экспертов. А когда выяснилось, что прокурор не обеспечил их явку, Рослова отложила слушание дела  на другой день, чтобы прокурор мог реализовать свои требования. Ведь, если удовлетворяешь ходатайство прокурора, действующего в интересах « Молодой Гвардии Единой России», это - то же самое, что действовать в интересах  самой «Единой России» – никакого времени не жалко! То, что для стороны защиты- затягивание времени, для стороны обвинения - реализация установленных законом прав. Видимо, по делам, в которых замешаны подрастающие «единороссы» («молдогвардейцы»), не все равны перед судом… Создается впечатление, что с обращением к российскому судье «Ваша честь» законодатель поторопился…

   Мамилов обвинен в том, что его избивали, что он не сумел убежать от преследователей, что защищался, что охрана кафе бездействовала, развлекаясь зрелищем избиения «нерусского», что полиция, по-видимому, занималась тем же... А еще мой сын виноват в том, что смерть Буркова наступила в результате неоказания ему медицинской помощи.  О том, что Бурков ранен знали его друзья, в том числе Дедюкин, который имел сотовый телефон, использовал его, что видно в видео записи, но не вызвал скорую помощь. О том, что Буков ранен знали сотрудники полиции, но они так же не сразу вызвали скорую помощь, не привлекли к оказанию помощи Буркову бригаду СМП, которая была на месте базирования передвижного пункта полиции. Сотрудник полиции Володин, вызывавший СМП из отдела полиции не был уведомлен о том, что потерпевший ранен. Поэтому он не мог объяснить, что произошло дежурному СМП. Поэтому скорая помощь не торопилась. По ночному пустому городу она ехала без сирен и с соблюдением сигналов светофоров, не превышая 40 км в час и прибыла не по адресу, а к месту дислокации передвижного пункта полиции, откуда была направлена к месту нахождения раненого. При таких условиях Бурков мог дойти в больницу раньше, чем приехала «скорая». Таким образом, очевидно, что смерть Буркова наступила не от действий Мамилова или кого то еще, а от бездействия окружающих, в том числе и прежде всего - сотрудников полиции.

   Но кому это интересно! Объективно расследованное дело не даст «галочки» в отчетность о направлении в суд дела с обвинением в особо тяжких преступлениях. Объективно расследованное дело, чего доброго, приведет к сотрудникам полиции, которые наблюдали «представление», не вмешиваясь в него, которые, зная о ранении Буркова К.Е., не сообщили  об этом сотрудникам скорой помощи. Объективное расследование приведет к вопросам к сотрудникам скорой помощи, которая ночью по пустому городу ехала не спеша, так как сотрудники скорой помощи не видели экстренности в вызове(!) на место массовой драки, а потому ехали не спеша… Именно поэтому, как показала экспертиза, смерть Буркова К.Е. не удалось предотвратить. Кто - то за всех должен ответить. Назначили моего сына.

   Сознавая, что объективного судебного разбирательства по делу в Сратовской области не будет, Мамилов по окончании расследования по делу заявил отводы всем работникам СУСК РФ по Саратовской области, а так же прокурору области, всем его заместителям и исполняющим обязанности, прокурору района, начальнику СО по Фрунзенскому району Саратова СУ СК РФ по Саратовской области.  Кроме того, он ходатайствовал о рассмотрении дела судьей Верховного Суда РФ. Отводы не разрешены. Суд вынес приговор по делу, обвинительное заключение по которому не утверждено в установленном законом порядке.

  В Саратове состоялся показательный процесс - расправа   над «очередным вооруженным ножом лицом кавказской национальности». Расправа над Мамиловым И.Б. Этому, рядовому по фабуле делу, по понятным причинам уделено особое внимание сотрудниками местных СМИ. Дело призвано удовлетворить запросам весьма активной части населения, которая добивается выселения всех «кавказцев в их республики». Это дело – уступка националистическим и мракобесным настроениям небольшой, но влиятельной и востребованной сейчас группы населения, которая в каждом «нерусском» видит человека с ножом, потенциального убийцу, насильника, террориста. Это дело после массовых беспорядков на межнациональной почве в г.Пугачеве Саратовской области спланировано, как элемент успокоения общества. Поэтому изначально и безоговорочно именно Мамилов И.Б. был выбран в обвиняемые, его версия не только не проверялась, а открыто «хоронилась» сотрудниками «правоохранительных» органов. Однако,  несправедливостью, обманом, демонстрацией беспомощности личности, попавшей «под каток» правоохранительной системы, успокоить общество нельзя. Можно лишь запугать, кого-то порадовать, кого-то озлобить, уничтожить остатки веры в правосудие и справедливость власти. Этого допустить нельзя. Нельзя уничтожать в гражданах нашей страны готовность защищаться и защищать законные интересы других. Данное дело - наказание за самооборону.  Не случайно следователь ставил вопрос: «Почему, испугавшись за свою жизнь, вы не убежали?» А разве  по закону  бегство - единственный способ самообороны для граждан России?!  Или не все граждане России имеют право на самооборону? Видимо те, кого избивают и гонят по улице под крики «чурка!» не имеют…  Но Мамилов И.Б. испытал и этот способ самозащиты, он бежал. Его догнали и били … Это видно при внимательном просмотре видеозаписей. Данное дело - демонстрация беспомощности человека, потерпевшего дважды - от нападения пьяных националистически настроенных хулиганов и  от бессовестности и беспринципности сотрудников правоохранительных органов,  которые не пожелали дать правовую оценку действительным обстоятельствам дела и сделали все, чтобы скрыть их, от суда не правого, озабоченного чем угодно, но только не обеспечением  соблюдения гарантированных Конституцией РФ прав  граждан и их законных интересов…

   Наверняка результат этого дела был согласован на уровне руководства СУ по Саратовской области, прокуратуры области и областного суда. Данное обращение - жест отчаяния и надежды. Я прошу не дать уничтожить видеозаписи, приобщенные к делу. Я прошу провести  в апелляционной инстанции экспертизу этих записей в экспертном учреждении за пределами Саратовской области на признаки монтажа, на фактическое их содержание - в частности - был ли у Мамилова И.Б. в руках нож при описанных в обвинении обстоятельствах. Прошу  обеспечить законность по делу. Если необходимо, принять меры  для возвращения дела прокурору. Совершенно очевидно, решение по  такого рода уголовным делам  должно быть безупречным, законным и справедливым. В этом проявление силы государства, гарантия защиты прав человека, залог доверия государству всех групп населения нашей Родины. Прошу правозащитную организацию оказать помощь в защите прав моего сына – Мамилова И.Б.

ПРИЛОЖЕНИЕ:

Съемный диск с копиями записи с камер SVкафе, кафе «Канзас».

11.03.2014 г.                                          Мамилов Батыр Алиханович 


КОММЕНТАРИИ
avatar
02:00, 22 июня 2018
R
"Ректор дагестанского вуза обвинен в хищении 3,7 млн рублей"
avatar
00:58, 22 июня 2018
lg
"Хайп в российских СМИ по поводу Кикабидзе - проявление н..."
avatar
00:54, 22 июня 2018
lg
"Хайп в российских СМИ по поводу Кикабидзе - проявление н..."
avatar
00:49, 22 июня 2018
lg
"Хайп в российских СМИ по поводу Кикабидзе - проявление н..."