RSSИнгуш, правозащитник Магомед Муцольгов

Заявление Прокурору Республики Ингушетия от Нальгиева, брат которого за последние 3 года дважды ранен президентской охраной

19:34, 04 сентября 2013

Прокурору Республики Ингушетия Белякову П.А.

 

от Нальгиева Магомета Даламбековича, проживающего по адресу:  РИ, Назрановский район, с.п. Сурхахи, ул. Овражная, №9

тел.: 8-928-793-66-44

 Заявление

    1 сентября 2013 года, мой брат Нальгиев Ахмед Даламбекович, 1988 г.р., находился около СШ № 2 в с. Сурхахи. В этот момент, к нему подъехал автомобиль Мерседес-Бенц, серебристого цвета, из которого вышли вооруженные люди, из охраны главы Республики Ингушетия Ю-Б.Б.  Евкурова, Суламбек Абзулович Шадиев, Хусен Хасанович Бопхоев и Тахир Магометович Картоев. Они сразу же без каких-либо разговоров забрали ключи от его автомобиля ЛАДА-Приора и потребовали от Ахмеда документы на автомобиль. Ахмед отдал документы от машины и отошел в сторону, пытаясь избежать конфликта. В этот момент один из охранников начал бить машину ногой, говоря: «Так вот этот и есть Ахмед Нальгиев».

   В нашем распоряжении оказалось две видеозаписи, всего происшествия. На записи видно и слышно, кто и что говорит и что делает. На записи видно, что Ахмед пытается избежать конфликта и отдает документы по доброй воле, а сам отходит в сторону, но один из охранников главы республики не дает ему этого сделать и хватает Ахмеда за руку. Охрана ведет себя неподобающим образом, прибегая к криминальному жаргону и угрозам устроить разборки с любым человеком и в любое время. При этом они угрожают Ахмеду организовать проблемы. Один из напавших на Ахмеда сказал: «Ты что, думаешь, что если выиграл в суде, то это что-то значит?». Здесь стоит отметить, что действия Шадиева, Бапхоева и Картоева, изначально были направлены на провокацию против моего брата, а в их основе лежит личная неприязнь Шадиева к моему брату. Ранее, в  2011 году, охранником главы республики Сулумбеком Шадиевым, было применено огнестрельное оружие в отношении моего брата Ахмеда. В результате стрельбы Шадиевым, Ахмед был ранен, вследствие чего, после длительного лечения, он был признан инвалидом 2-й группы.

   Когда мы подъехали к месту происшествия, то увидели, что один из нападавших ударил Ахмеда кулаком и мы, пытаясь предотвратить развитие конфликта, мы подбежали к дерущимся чтобы их разнять. Но в этот момент раздалась автоматная очередь, выпущенная Шадиевым из автомата. А Бапхоев и Картоев, открыли стрельбу из пистолетов, а позже направили оружие на меня. У меня в кобуре находился травматический пистолет, на пленке видно, что я даже ни разу к нему не притронулся, что говорит об отсутствии у меня намерений и желания на развитие конфликта. Ахмед, увидев раненых, пытался остановить стрельбу и направил дуло автомата в землю, в этот момент Шадиев выпустил из рук автомат и Ахмед откинул его в сторону, дабы предотвратить другие жертвы и подбежал к раненому.

   В результате спровоцированного Шадиевым, Бапхоевым и Картоевым конфликта, было ранено три человека Усман Даламбекович Нальгиев, 1983 г.р., сотрудник полиции Ислам Исаевич Нальгиев и военнослужащий ВВ МВД России Абуязит Евлоев, состояние одного из которых тяжелое. Исламу Нальгиеву грозит ампутация ноги, а Усман Нальгиев получил серьезные множественные ранение в области мочевого пузыря и ранения в ногу и руку.

   Действия Шадиева, Бапхоева и Картоева изначально не имели под собой юридических оснований и выходили за пределы их должностных полномочий. Они не имели права проверять документы на автомобиль, их действия не были основаны на законе.

   Ими была грубо нарушена ст. 5 Федерального закона «О полиции», которая гласит, что сотруднику полиции запрещается прибегать к пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Сотрудник полиции обязан пресекать действия, которыми гражданину умышленно причиняются боль, физическое или нравственное страдание. При обращении к гражданину сотрудник полиции обязан:

   1) назвать свои должность, звание, фамилию, предъявить по требованию гражданина служебное удостоверение, после чего сообщить причину и цель обращения;

   2) в случае применения к гражданину мер, ограничивающих его права и свободы, разъяснить ему причину и основания применения таких мер, а также возникающие в связи с этим права и обязанности гражданина.

   Необоснованным является применение силы и табельного оружия, тем более что все события происходили около школы, а рядом находилось много детей, чьи жизни и здоровье было подвергнуто Шадиевым, Бапхоевым и Картоевым под угрозу.

   Своими действиями, все трое не только поставили под сомнение честь сотрудников органов внутренних дел, но и фактически бросили тень на авторитет Главы Республики Ингушетия Юнус-Бека Евкурова. Я больше чем уверен, что ни глава республики, ни начальство службы охраны главы республики не давали указание о таком поведении, тем более на осуществление этих действий.

   Своим поведением, использованием форменной одежды сотрудников силовых структур, специальных средств и табельного оружия в целях удовлетворения своих необоснованных претензий, а так же своей личной неприязни к моему брату, они дискредитируют и главу Республики Ингушетия Евкурова Ю-Б.Б. и службу в органах внутренних дел.

   Я выше уже указывал о событиях 2011 года, когда Шадиевым было применено табельное оружие в отношении моего брата Ахмеда. Дело в  том, что 23 октября 2011 года, во время праздничных мероприятий в с. Сурхахи,  при въезде в село, сотрудниками охраны Евкурова была остановлена машина жителя села Адама Нальгиева. В ходе проверки документов охранники вели себя вызывающе и выражались нецензурными словами в адрес Адама Нальгиева. Мой брат Ахмед заступился за своего односельчанина. Его попытались ударить, он стал защищаться и тогда один сотрудников, Суламбек Шадиев выстрелил в Ахмета из табельного оружия, нанеся ему три тяжёлых огнестрельных ранения. В результате Ахмед стал инвалидом второй группы и до сих пор нуждается в лечении. Против Ахмеда возбудили уголовное дело, пытаясь выставить его виновником этого конфликта, но суд 4 раза (!) выносил оправдательный вердикт и оправдывал Ахмеда, признавая его невиновным. После этого случая в нашем доме было проведено более 10-и несанкционированных обысков.

   1 сентября к Ахмеду подошли те же сотрудники охраны, с которыми у него был конфликт в 2011 году. Ахмед догадался, что его хотят спровоцировать и именно по этой причине попытался уйти  от провокации и конфликта.

   По данному делу проводится проверка, есть опасность, что и в этот раз виновным попытаются выставить Ахмеда. Я сам военнослужащий внутренних войск, ветеран боевых действий, неоднократно поощрялся по службе и имею благодарность от главы республики Евкурова. Верой и правдой служу Родине.  Но последние два года моя семья подвергается необоснованным преследованиям. У нас есть информация, что после первого конфликта с охранниками главы республики, Ахмеда  внесли в неофициальный список приверженцев ваххабизма. Это не единичный случай, когда сотрудники охраны Евкурова создавали проблемы мирным гражданам. Этому беспределу должен быть положен конец.

   Поэтому прошу  Вас провести прокурорскую проверку и взять под особый контроль расследование этого дела, чтобы в этот раз сотрудники охраны, прикрывающиеся деятельностью обеспечения безопасности Главы Республики Ингушетия, не ушли от ответственности и понесли заслуженное наказание. У нас нет полной уверенности в том, что республиканский следственный комитет будет объективен при расследовании этого происшествия.

   Я опасаюсь дальнейшего преследования членов моей семьи со стороны оборотней в погонах из числа сотрудников силовых структур и их сослуживцев, поэтому также прошу Вас защитить и мою семью.

   С уважением и надеждой на справедливость

4 сентября  2013 г.                                                                             Нальгиев  М.Д. 


КОММЕНТАРИИ