RSSЕреванец

Грант Багратян об экономической программе оппозиции "100 шагов"

10:22, 28 марта 2010

Вначале короткая информация. 

23 февраля Армянский национальный конгресс обнародовал проект Программы  системного реформирования социально-экономической политики «100 шагов», автором которой является экс-премьер Армении Грант Багратян. Всемирный Банк одобрил экономическую программу Армянского Национального Конгресса «100 шагов». Об этом журналистами заявил представитель Армянского Национального Конгресса, бывший премьер-министр Армении Грант Багратян. По его словам, ВБ  после рассмотрения  «100 шагов» одобрил ее содержание, заявив, что данный проект может стать выходом из сложившегося социально-экономического положения.

А теперь - интервью Багратяна изданию "Лрагир".

- Господин Багратян, что по сути являют собой «100 шагов» - продолжение политики либеральных реформ, реформы второго или третьего поколения или краткосрочный план выхода их ситуации?

- Сложный вопрос, потому что после обнародования 100 шагов меня часто спрашивают, либерал я или нет. Главной задачей, безусловно, является построение либеральной экономики заново, продолжение процесса. Это схема реформ третьего поколения. Я считаю реформы второго поколения провалившимися. Они совпали с 10 годами президентства Кочаряна, которое ошибочно называют периодом развития. То, что они так называли, не несло в себе потенциала долгосрочного развития. Скажем, строительство, которое не подвержено экспорту. О том, что подобное развитие становится катастрофическим, свидетельствует опыт 50 стран: строятся громадные кварталы, которые ни к чему не годятся. Общество не в состоянии их абсорбировать и оно понимает, что потеряло миллиард долларов, независимо от того, кому они принадлежали.
 Так что, это реформы третьего поколения, и политика либеральной экономики продолжается. Вы можете увидеть здесь лимитированный подход к либерализму. Никто не может обвинить нас в том, что мы несколько отступаем от либеральных позиций. Цикл экономического развития продолжается 20-25 лет, и централизация и децентрализация экономической политики в этот период неизбежна. И когда меня спрашивают, зачем нужно было включать в «100 шагов» элементы лимитации, я хочу сказать – сейчас мы слишком далеки от того, чтобы быть либералами или социалистами. Мы просто видим, где оказалась страна, мы видим тенденции общего развития, к которым обязаны идти, и видим конкретные шаги, которые должны сделать. Нам нужно считаться с тем, что есть.
 Провал реформ второго поколения привел к совершенно нежелательной структуре распределения хозяйства и доходов, при которой в процесс экономического развития страны вовлечены 15 человек и нет предпринимательской активности. Нам необходимо преодолеть это. Нужно не вынуждать, а приглашать сотни людей для участия в развитии страны. В нынешнем мире нельзя обеспечивать конкурентоспособность посредством 10 бизнесменов, тем более, что они не лучшие, не прошли путь естественного развития, а статусом бизнесмена их наделило государство

- Господин Багратян, являются ли  «100 шагов» заимствованной моделью реформ и развития?
 
- Мы изучали опыт других государств и пытались найти прецеденты. Но мы исходили из требований нашей практики, тенденций развития глобального мира и пытались найти модель, которая сработает в Армении. Причем, все 100 шагов взаимосвязаны. Нельзя применять их избирательно, эффект будет негативным. Это взаимообсуловленная модель.

- Ряд положений в «100 шагах» требует наличия честных и порядочных чиновников. Такая практика в Армении, как правило, всегда терпела фиаско.

- У нас есть то, что есть: нищий народ, коррумпированное чиновничество, судьи, исполняющие чужую волю, олигархи, свои дикари и криминал, все это наше. Любая программа должна содержать в себе определенную честность и романтизм, мы не должны исходить из того, что наша нация изначально плоха. Народ становится плохим за одно поколение, и за тот де период он может исправиться. Кто бы мог полагать в 1980-ом, что за 10 лет  Грету Фиджеральду удастся так изменить Ирландию. Тысяча извинений, но ирландцев веками называли «европейскими свиньями». Фактически, за одно поколение ему удалось совершить переворот. Знаете, руководителю государства достаточно доказать, что он нормальный человек, умеющий работать, что он может освободить общество от башибузуков, и это удастся сделать. Начнется естественный процесс самоочищения. Правда, на начальном этапе может начаться эмиграция, но на сей раз уедут башибузуки. Но я уверяю вас, что подобные шаги предпринимались во всех странах, и всего за одно-два десятилетия страна менялась. Возьмем Южную Корею, которая до 1962 года представляла собой ужасающее государство с коррумпированной судебной системой, это было государство для 15-20 человек, никто не видел перед собой перспективы, корейцы толпами уезжали. В 1962 году президентом стал человек, который приступил к урегулированию. Кстати, этого президента потом судили, хотя о нем до сих пор ходят легенды. Так что, мировой опыт указывает на необходимость таких шагов. Можно, конечно, заявить, что наш народ не может быть честным, и отказаться от всех инициатив. Но тогда нам нужно перевернуть последнюю страницу в армянской истории. И этот подход следует отбросить изначально.


- И все же, ваш план несет в себе элементы либерализма. Как считаете, может ли он сработать в нашей стране при  подобной политической и экономической зависимости от России?

- Я не принимаю подобные тезисы. На этих тезисах спекулируют те, кто одолел высоты богатства. Один из наших олигархов утверждал, что монополии нужны, потому что именно они спасли нас в чрезвычайных условиях. Это абсолютная чушь, которая не имеет ничего общего с экономикой. Кроме того, я бы просил не преувеличивать роль России. На деле Россия не имеет отношения к тому, что творится у нас в стране. В конце концов, у нас работают российские компании, которые, хоть и не являются образцами высокой культуры, но культура на этих предприятиях намного превосходит то, что творится в компаниях наших  олигархов. Более того, они не препятствуют этому плану. Напомним, что в 1994-95 годах, когда у нас уже был зафиксирован экономической рост, а в России нет, российские послы спрашивали меня, как нам удается то, что не может сделать Россия. В конце концов, наша земельная реформа стала единственным за всю историю политико-экономическим мероприятием, который был позитивно оценен 6 странами СНГ, в которых министрам сельского хозяйства было поручено изучить и применить этот опыт.


- План явно направлен на нивелирование роли олигархов. Он предполагает перераспределение?


- Естественно. А что, они заработали все это? Речь идет не о том, чтобы отнимать имущество, а о том, чтобы создать такое налоговое поле, чтобы было невыгодно быть олигополиями и монополистами. Нам не нужны олигополии и монополии. А если естественная конкуренция во второй, в третий раз приведет к образованию монополий, это снова нужно сломать. Наша история доказывает, что нашим злейшим врагом является набоб, несправедливо разбогатевший армянин. Против турок, внешнего врага все солидаризуются. А вот насчет внутреннего врага все гораздо сложнее. Они не виноваты, это государство наделило их таким положением. И теперь государство должно изменить это положение. Они распадутся сами по себе, никто не позволит, чтобы вся сверхприбыль отходила только им.

- А что, если действующая власть решит приступить к реализации «100 шагов»?

- Мне кажется, правительство должно подходить к этому осторожно. Конечно, план вынесен на публичное обсуждение, и теоретически правительство может заявить, что намерено само реализовать план, но… Зачет были разработаны «100 шагов»? Если пойти на пару шагов, отвергая остальные, ситуация может стать катастрофической. Возьмем, к примеру, недавние дискуссии в Общественном совете по поводу сельскохозяйственной кооперации. Тут есть очень важные детали. Как человек, написавший монографию по этому вопросу, могу утверждать, что из всех видов коопераций у нас могут заработать только кооперации, основанные на взаимопомощи. Скажем, от создания ассоциаций потребителей воды ситуация не улучшилась. Достаточно упустить одну деталь, и машина откажется работать. А если мы намерены предпринять целостные шаги, то необходимо решится на политические перемены. Без политических перемен «100 шагов» реализовать невозможно. Как нынешняя власть может затронуть крупный бизнес? Те сразу же сочтут себя обиженными, потому что считают себя слугами власти.


- В программе «100 шагов»  впервые упоминаются крупные землевладельцы. В конце концов, они намерены развивать сельское хозяйство и специализироваться на сельскохозяйственном производстве. Зачем вы предлагаете применять в отношении них механизмы сдерживания?


- Безусловно, люди выкупили землю, вложили в нее колоссальные средства и намерены что-то экспортировать. Они считают, что если хозяйство недостаточно крупное, себестоимость не сократится. Снижение себестоимости такой ценой нам не нужно. Почему? Зачатую крестьяне  обращаются к крупному землевладельцу с предложением: «дай мне столько-то денег в день, и я продам тебе землю и буду работать на тебя». Работают пару месяцев, потом, не удовлетворившись условиями и оплатой, уходят. Порой крестьянам самим нравится батрачить. Но история подсказывает нам – армяне не батрачат. Золотым веком армянского крестьянства был добагратунинский период, когда арабы требовали дань деньгами, и вся земля на правах аренды была передана крестьянам. Люди работали чуть больше, но результат себя оправдывал. В результате появился излишек сельскохозяйственной продукции, который и стал материальной предтечей царствования  Багратидов, а затем и Киликийского царства. Фактически, решение арабов стимулировало развитие крестьянских хозяйств, на которых было основано царство Багратидов. Арабы невольно стимулировали производство сельскохозяйственной продукции в Армении. Они не доверяли нахарарам и не позволяли им приобретать крупные наделы.
Крупное земледелие и сейчас ни к чему не приведет. Пример тех же Багратидов свидетельствует о том, что покупка католикосом Петросом Гетадарздом сотен сел с земельными угодьями и создание крупной латифундии привело к развалу царства Багратидов. И нам сейчас нужно сельское хозяйство, нужны крестьяне. Лучше пусть крестьяне чуть дороже производят продукцию, но остаются на своей земле, чем какой-то латифундист будет диктовать свои условия. Это бесперспективно, потому что тот же латифундист будет бесконечно стремиться к укрупнению. Сначала крестьяне поддаются соблазну продать землю, потом перестают желать быть батраками и начинают бороться против крупного землевладельца или просто уезжают. А этого нам не нужно.

_________________________________________________________

Примечательно, что после того, как Всемирный банк одобрил программу, премьер-министр Тигран Саргсян заявил о том, что "тоже одобряет"...

На самом деле, конечно же, правительство ее вводить не будет, слишком уж она бьет по его устоям..


КОММЕНТАРИИ
slavyan
09:10, 18 июня 2018
slavyan
"В Степанакертском аэропорту прошёл фестиваль «Арцах Эйрфест»"
avatar
08:20, 18 июня 2018
borcali
"К чему приведет медлительность Минской группы? "