RSSСеверный Кавказ сквозь столетия. Наима Нефляшева

"В письмах Гайдара Баммата звучит тоска по родине". Хаджи Мурад Доного о новом издании исторических документов

23:38, 18 декабря 2015

Не так давно в академическом кавказоведении случилось событие, которое по достоинству оценят специалисты. В Баку вышла книга «Гайдар Баммат. Известный и неизвестный».  Это сборник документов, и посвящен он Гайдару Баммату (1890-1965), бывшему министру иностранных дел Союза горцев Северного Кавказа и Дагестана, одному из наиболее известных лидеров Кавказского движения 1917-1920х гг. за независимость, которые образовали Северо-Кавказскую горскую Республику (1918-1920). Я побеседовала с автором-составителем книги, доктором исторических наук, профессором Хаджи Мурадом Доного.   

 Уважаемый Хаджи Мурад, я поздравляю Вас и Ваших коллег, причастных к появлению этой книги, и считаю ее издание событием. Расскажите о Гайдаре Баммате , почему именно его наследие Вы считаете интересным и заслуживающим издания? 

Г. Баммат родился 3 ноября 1890 г. в г.Темир-Хан-Шура (Дагестан) в семье поручика Российской императорской армии. Окончил Ставропольскую классическую гимназию и юридический факультет Санкт-Петербургского университета.

С осени 1912 г. до начала Февральской революции 1917 г. служил в Тифлисе. Первоначально в канцелярии наместника Кавказа, а затем чиновником по особым поручениям при наместнике.

                 Гайдар (справа) с матерью и братом Темир-Булатом. Фото снято в Темир-Хан-шуре

 В конце 1916 г. был избран председателем Тифлисского мусульманского благотворительного комитета. В феврале 1917 г. вместе с закавказским муфтием Мирзой Гусейном Гаибзаде обратился ко всем мусульманским культурным и благотворительным учреждениям Кавказа с призывом примкнуть к революции. В 1917 г. принимал активное участие в революции на Северном Кавказе и Закавказье. Участвовал в мусульманских съездах в Гяндже, Баку, во Всероссийском мусульманском съезде в Москве и II съезде Объединенных горцев. Был членом Закавказского краевого центра  рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, членом Центрального Комитета Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана.          

 Председательствовал на II Дагестанском областном съезде. Был заочно избран членом правительства Юго-Восточного Союза (союз казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей (конец 1917-начало 1918) как государственно-территориальной единицы, основанной на принципах конфедерации. Соглашение о создании Юго-Восточного Союза было подписано на Учредительном съезде 20 октября (3 ноября) 1917 г. во Владикавказе), однако Баммат не поехал в Новочеркасск, так как был противником этого объединения и «поддерживал ориентацию на Закавказье».

В начале 1918 г. вместе с Абдул-Меджидом (Тапой) Чермоевым и Магомедом-Кади Дибировым был делегирован в Баку и Тифлис для переговоров с национальными советами Азербайджана, Грузии и Армении. Участвовал в Трапезундской (конференция представителей Закавказского Сейма и Османской империи в турецком городе Трабзоне 12 марта -13 апреля 1918 г. целью которой было завершение участия Закавказья в 1-ой Мировой войне)  и Батумской (конференция с участием делегаций Турции, Закавказской Демократической Федеративной Республики, Горской республики и Германии, проходившая в Батуми 11 мая 1918 г., где представители Горской республики объявили о её выходе из ЗДФР и создании независимой Горской республики, куда вошла и Абхазия)  мирной конференциях, где выступил с инициативой объединения Северного и Южного Кавказа в Кавказскую Конфедерацию.

Подписал 11 мая 1918 г. Декларацию о независимости Союза горцев Северного Кавказа и Дагестана. С мая 1918 г. занимал должность министра иностранных дел Союза горцев Северного Кавказа и Дагестана.

В апреле-августе 1919 г. в качестве министра иностранных дел Северокавказской Республики находился в Париже, где направил на имя руководителей стран Антанты, участвующих в Парижской мирной конференции, целый ряд меморандумов с просьбой признать независимость Союза горцев Северного Кавказа и Дагестана.

После оккупации Северного Кавказа армией генерала Деникина и возвращения в Тифлис в октябре 1919 г. был избран членом Совета обороны Республики Северного Кавказа. Наряду с этим занимал пост дипломатического представителя Республики Северного Кавказа при правительствах Грузии и Армении. Вел успешные переговоры с правительством независимой Грузии относительно оказания военной помощи горцам Северного Кавказа в их борьбе с белой армией генерала Деникина.

Во второй половине 1920 г. после оккупации Красной армией Северного Кавказа, Азербайджана и Армении был вынужден искать убежище в Тифлисе. В феврале 1921 г. накануне вторжения Красной армии в Грузию был избран председателем Азербайджано-Горского комитета. Комитет был признан правительством независимой Грузии в качестве законного правительства Азербайджана и Северного Кавказа, а его вооруженные формирования приняли участие в обороне Тифлиса от частей наступавшей на город 11-й  Красной армии.

 Зейнаб Чермоева, жена Гайдара Баммата  

Нажмудин и Темир-Булат, сыновья Баммата

С 1921 г. Гейдар Баммат находится  в эмиграции. Проживал во Франции и Швейцарии. В 1921-1930 гг. вместе с А. М. Чермоевым принимал участие в работе «Совета трех» – эмигрантского органа, состоящего из руководителей дипломатических миссий Северного Кавказа, Азербайджана и Грузии. Был одним из основателей в 1924 г. в Стамбуле Комитета кавказских конфедералистов. В 1925 г. принял афганское гражданство. В 1926 г. – стоял у истоков создания Прометейского движения (политический проект, представленный польским политическим деятелем Ю. Пилсудским, целью которого было ослабление и расчленение Российской империи и впоследствии Советского Союза с помощью поддержки националистических движений за независимость основных нерусских народов, живших в пределах России и СССР), от которого, впрочем, быстро отошел.

В январе 1927 г. создал вместе с руководителем азербайджанской дипломатической миссии в Париже А.М. Топчибаши Временный объединенный политический центр Северного Кавказа и Азербайджана. Пытался создать на территории Турции в 1927 г. национал-демократическую партию горцев Кавказа, а в 1929 г. республиканскую партию федералистов Северного Кавказа. Обе эти попытки окончились неудачей из-за позиции кемалистских властей, запрещающих деятельность антибольшевистских организаций и партий на территории Турции. В 1929-1931 гг. издавал в Париже журнал «Независимый Кавказ». В 1934-1939 гг. - руководитель организации «Кавказ» и редактор ее печатного органа, журнала «Кавказ», выходящего на русском, французском, английском, немецком, турецком, грузинском и армянском языках.

В 1938 г. переехал  в Лозанну (Швейцария).

Удостоверение личности Г.Баммата, выданное префектурой в Париже в 1923 г.           

 В 1942 г. участвовал в работе конференции в отеле «Адлон», в Берлине, на которой выступил с требованием признания властями Третьего Рейха государственной независимости Кавказа. В январе 1943 г. был назначен дипломатическим представителем (поверенным в делах) Афганистана в Швейцарии. В 1954 г. вернулся в Париж, посвятив последние годы своей жизни изучению истории и культуры ислама. Скончался 31 марта 1965 г. в Париже, работая над третьим изданием своей книги «Лики ислама». Похоронен на мусульманском кладбище, в парижском пригороде Бобиньи.

Вот такой герой нашего издания. Согласитесь, личность интересная, требующая внимательного изучения.

Личность потрясающая. Прикосновение к судьбе такого человека, безусловно, вызывает и трепет, и чувство профессиональной ответственности. Без коллектива профессионалов такой проект был бы невозможен. Расскажите о своих коллегах, теперь уже и друзьях, которых по праву можно назвать авторами этой книги?  

В коллектив проекта входят Георгий Мамулиа, выпускник исторического факультета Тбилисского государственного университета, Московской дипломатической академии, доктор исторических наук. С 2003 г. он живет и работает во Франции. Стипендиат научной программы им. Дидро (Франция). Георгий - автор многочисленных научных работ по истории Грузии и Кавказа. Это удивительно работоспособный человек, завсегдатай многих архивов, собравший огромное количество документов, материалов с которыми он профессионально работает. Будучи знакомым с Георгием заочно, я представлял его пожилым ученым, солидным, степенным и серьезным человеком. На самом деле он оказался молодым, добрым, культурным собеседником, из тех, с кем поговорить или что-то обсудить  - одно удовольствие. Георгий – это целая энциклопедия, с которым всегда полезно и приятно пообщаться, посоветоваться.

Майрбек Вачагаев, выпускник Чечено-Ингушского государственного университета, свою кандидатскую диссертацию защищал в Институте Российской Истории РАН в 1995г., окончил докторантуру при Институте Востоковедения РАН.

Так сложилась жизнь, что Майрбек сегодня живет в Париже со своей большой замечательной семьей. Часто раздумывая о нынешнем положении многих кавказцев,  вынужденных сегодня жить в других странах вдали от родного дома, я образно представляю Майрбека одним из лидеров горцев 1917-1919 гг., которого оттуда «машина времени» катапультировала к нам для выполнения особой духовной миссии. У Майрбека были непростые времена в жизни, и к его чести, надо сказать, что, оказавшись на чужбине, он не потерялся, а стал, с моей точки зрения, лидером чеченской исторической науки за рубежом. Он из тех, кто мало говорит, а много делает, он участник международных конференций, семинаров, собрал гигантский полевой материал по кавказской эмиграции, пропадая в архивах, библиотеках, обнаружил захоронения многих известных кавказцев, разбросанных по Европе. Вот и я в свое время благодаря Майрбеку посетил кладбище в Париже, где нашли свой покой Гайдар Баммат и члены его семьи. Сегодня Майрбек подготовил монографию о Горской республике, это капитальный труд, результат его активной исследовательской деятельности.     

С нами работала и Севиндж Алиева, ученый из Баку. В 2013 г. она защитила свою докторскую диссертацию на тему «Взаимоотношения Азербайджана и народов Северного Кавказа (XIХ-начало XX вв.)». Севиндж – это олицетворение глубокой порядочности, доброты, такта. Такие люди не могут не вызывать удивления. Имея семью, детей, заниматься еще и наукой, защитить кандидатскую и докторскую диссертации, быть заведующим отделом Института истории им. А.А. Бакиханова НАН Азербайджана, участвовать в международных конференциях, работать в архивах, издать 4 монографии и около 200 статей - это ли не подвиг! Во многом благодаря ее чуткости и состоялась публикация настоящего издания. Севиндж – это позитив, верный друг, неутомимый труженик в науке, думаю, что все, кто с ней знаком, это подтвердят.

Ответственный редактор нашего издания -  Ирада Мамедова,  ведущий научный сотрудник отдела «Всеобщая история» Института Истории НАНА Азербайджана. Вот уж кто больше всех «повинен» в публикации этой книги, то это Ирада-Ханум. При ознакомлении с этим проектом, она, как мне показалось,  тонко уловила тот всекавказский настрой, который олицетворяла бы эта книга. В процессе работы над изданием книги мы не раз встречались на конференциях в Баку, обсуждая некоторые детали по книге, Ираду-Ханум всегда отличала необыкновенная простота в общении и спокойная уверенность в положительном результате этого благородного дела.

Членом редакционной коллегии издания состоит уважаемый Эльдарушев Абусеид, один из потомков рода Бамматовых, который предоставил семейный материал дл публикации.

Книга вышла под грифом «Азербайджанское историческое общество». Мы, участники проекта, признательны Обществу и его председателю Тофику Мустафазаде за оказанную нам честь принять наш скромный труд под свое крыло и издать его.

Особой благодарности заслуживает азербайджанский меценат Мубариз Мамедов,  издатель данного труда, продолживший традицию известных благотворителей Зейналабидина Тагиева, Муртазы Мухтарова, Шамси Асадулаева и др. Не секрет, что сегодня мало заниматься научным исследованием, мало написать книгу, надо ее еще и издать. Замечательно, когда попадаются такие умные люди, как Мубариз Мамедов. Честь ему и хвала!

Таким образом, издание наше всекавказское, в котором задействованы грузины, чеченцы, азербайджанцы, кумыки, аварцы. У нас еще много совместных проектов!  

Масштаб вашей команды поистине соответствует масштабу вашего героя. Личность Баммата, безусловно, интересная, мощная. В советский период на всех деятелей Союза объединенных горцев и Горской республики было по понятным причинам наложено идеологическое табу – траектория поисков путей развития Северного Кавказа после падения Российской империи должна была выглядеть однозначной и прямолинейной. И только в последние годы, как мне кажется, историки получают возможность понять, насколько была сложна мозаика постреволюционного Северного Кавказа, сколько сил и векторов там действовало одновременно.  Как собирался  сборник документов о Гайдаре Баммате? Я знаю, что Вы и Ваши коллеги проделали огромную источниковедческую работу. В  каких архивах вы работали?  

До моего знакомства с Георгием и Майрбеком каждый из нас самостоятельно занимался изучением жизни и деятельности Гайдара Баммата. Познакомившись, решили объединить усилия. Чуть позже к нам присоединилась Севиндж.  В 2010 г. Георгием, Майрбеком и мной был подготовлен сборник статей Г. Баммата объемом в 468 страниц, который был издан в Махачкале. Это статьи периода, когда Баммат был главным редактором журнала «Кавказ», издававшегося под его руководством в Париже (1934-1939 гг.). Сегодня сборник 2010 года  уже библиографическая редкость.         

Настоящий сборник документов и материалов – это еще один шаг, предпринятый для исследования наследия Гайдара Баммата. Представленные в данном сборнике документы в большинстве своем выявлены в архивах Российской Федерации, республик СКФО, Франции, частных собраниях. Они в деталях отображают политическую деятельность Г. Баммата на Кавказе, в Турции, Швейцарии и Франции в 1918-1921 гг. и свидетельствуют о колоссальной общественно-политической деятельности этого человека.

Заслуживает внимания ряд материалов биографического характера: данные о службе его отца, ценные сведения о трагически погибшем старшем брате, годы учебы в Ставропольской гимназии, переписка с Военным губернатором Дагестанской области и др. Особенно стоит отметить письма Баммата, выявленные в частных собраниях. Эпистолярное наследие всегда привлекает читателей своей энергетикой и  магнетизмом. Вот и здесь перед нами предстает неизвестный Гайдар Баммат, предпринимающий всяческие усилия для облегчения положения своих земляков, волею судьбы, так же как и он сам, оказавшихся вдали от Родины, вне родного Кавказа, но ни на минуту не забывавших далекого Отечества.

Хочется надеяться, что настоящее издание станет не только познавательным  для всех интересующихся кавказской историей, но и полезным подспорьем для специалистов, изучающих проблемы кавказской эмиграции. При этом, хочу повторить, перед нами лишь фрагмент жизнеописания Баммата, дальнейшая изыскательская работа по изучению его жизни и деятельности – впереди.      

Безусловно,  в истории  Горской республики есть немало людей, чьи судьбы заслуживают такого же издания.  

Личностей,заслуживающих такого же издания, немало, и дело даже не в том, что они имели отношение к Горской республике. Начало ХХ в. оказалось богатым на представителей кавказской интеллигенции, высокообразованных, культурных, интеллектуальных людей. Таких людей Гумилев называл пассионариями, способными изменить судьбы эпохи. Если же говорить по нашей теме, то, на мой взгляд, заслуживают внимания председатель правительства Горской республики чеченец Абдул-Меджид Чермоев и его преемник кабардинец Пшемахо Коцев. Лично мне интересны судьбы таких деятелей, как черкес Айтек Намиток, осетин Алихан Кантемир, ингуш Васан-Гирей Джабаги, балкарец Басият Шаханов, кумык Нух-Бек Тарковский.

Слева направо вверху: Абдул- Меджид Чермоев, Алихан Кантемир, Васан-Гирей Джабаги, Пшемахо Коцев, внизу - Айтек Намиток, Нух-Бек Тарковский   

Конечно, о некоторых из них уже есть работы исследователей, например, недавно вышла книга об аварце Мухаммад-Кади Дибирове (делегат от правительства Союза горцев в Турцию в феврале 1918 г.), но было бы важно  издать в и сборники документов, т.е. повторить наш формат.  Я не случайно подчеркиваю национальность каждой личности, дабы показать, что драматические события 1917-1920 гг. захлестнули весь Северный Кавказ, они породили мощных политических лидеров, масштаб которых еще по достоинству не оценен.  

Личность Гайдара Баммата органично вписана в сложный калейдоскоп событий  начала ХХ в… 

Важно изучать контекст, в том числе и историю Горской республики, преемницы Союза объединённых горцев Северного Кавказа и Дагестана

Союз горцев возникал несколько в другой общественно политической ситуации. Его руководство и члены были единодушны по главным вопросам: отношении к Временному правительству, к Первой мировой войне, к предстоящему Учредительному Собранию, к объединению мусульман под лоном Российской власти и по самому  главному  вопросу – аграрному.      

Период Горской республики –  это калейдоскоп бурных общественно-политических  событий: Антанта, англичане, турки, Бичерахов, мусульманские лидеры, диктатура Тарковского, деникинцы. Каждый фрагмент этого исторического отрезка претендует на серьезное исследование. И, конечно же, участники этих событий, яркие личности, со своими успехами и ошибками, у многих из них сложнейшие судьбы, одним из которых и является Гайдар Баммат.  

Хаджи Мурад,  как историк, который знает, что такое вкус настоящей архивной работы и ощущение открытия источника, скажу, что у меня в процессе работы с дневниками или письмами, даже со скупыми  официальными отчетами всегда возникают какие-то личные связи с этими людьми, я как будто начинаю реально, по-живому, чувствовать контекст, в котором жили эти люди.  Что Вас более всего поразило в судьбе Гайдара Баммата?

В Баммате меня восхищает его интеллигентность, его безграничная любовь к Кавказу. Баммат -  это поистине всекавказская личность. Нисколько его не идеализирую, он был человеком с непростым характером, у него были и ошибки, и промахи. Мне он еще дорог тем, что, будучи влиятельным человеком в мусульманских кругах того времени, он практически вызволил моего деда из лагеря в период Второй мировой войны. Таких его поступков в то время было много. В дальнейшем они переписывались, письма Баммата хранятся у меня и в данном сборнике публикуются впервые. В его письмах звучит ностальгия, тоска по родине. В них много воспоминаний о прошлом, рассуждения о жизни кавказских эмигрантов, портреты некоторых из них, то есть, очень много грусти. При всем этом он оказался достойным человеком.  

                                              Могила Г. Баммата в Париже

Все фото предоставлены Х. М. Доного


КОММЕНТАРИИ
BERG...man
23:25, 20 июня 2018
BERG...man
"Премьер Бахтадзе: верим, Грузия станет привлекательной и ..."