RSSСеверный Кавказ сквозь столетия. Наима Нефляшева

Дайджест онлайн -дискуссии на КУ "Северный Кавказ как туристическая альтернатива: проблемы и перспективы".

19:58, 01 декабря 2015

30 ноября на КУ состоялась онлайн-дискуссия "Северный Кавказ как туристическая альтернатива..." О повестке и участниках читайте в моем предыдущем посте. 

Редкий турист долетит до середины Кавказа…Плохой имидж или что-то еще?

Козлова, говоря о проблемах туристического бизнеса в КЧР, отметила, что над потенциальным туристом довлеют «стереотипы о воинствующих бородачах в горах, расстреливающих все живое. Это проблема имиджевая».

Курбанов: Медийные структуры все эти годы лепили образ кавказца, как будто это нарост на теле страны: кровожадный, дикий и ужасно нетолерантный. Да к тому же в Дагестане якобы практически не прекращается война (гражданская, терроризм и смертники с шахидами всюду снуют) - эта картинка с телеэкранов и страниц прессы еще жива. Ее надо отменить.

Сухов: С моей точки зрения, утверждение о том, что  образ Кавказа якобы создавался журналистами в течение долгих лет, в результате отдыхающие из других российских регионов на Северный Кавказ не едут, неверное. Как бы криво ни был устроен рынок информации в России, первична информация, а не какой-то злонамеренный вымысел. На Северном Кавказе было и остается достаточно много реальных проблем, трудно совместимых с беззаботным отдыхом.

Курбанов: Не каждый русский турист долетит до середины Северного Кавказа, а в Дагестан по-прежнему боится или не решается приезжать. И не потому, что инфраструктура здесь убитая, крохотная. Просто пока нет привычки отдыхать в Дагестане.

Бекмурзиев: Государство должно вести работу по созданию привлекательного образа Северного Кавказа в глазах всех жителей страны, а непосредственно с туристами  будет работать сам бизнес на местах.  

Есть ли "жизнь" за пределами проектов КСК?  

Кусова: Я не видела в программе развития региона, которую выдало Министерство по делам Кавказа, ничего, что бы давало перспективу развитию туризма как экономического приоритета. Пока все сводится только к «Курортам Северного Кавказа».  

Козлова: Туристические ресурсы КЧР, в частности, и Кавказа в целом не приблизились и к половине использования. В КЧР отсутствует понимание того, что турист в 21 веке – это клиент, который не простит халатного отношения в обслуживании и предоставлении услуг.

Магомаев: В Чечне активно развивается сельский туризм. Для этого мы предлагаем людям, живущим в селах, определять комнату с удобствами для приема туристов и таким образом расширяем гостевые дома, которые с удовольствием посещают и арендуют туристы, а хозяева с удовольствием обслуживают их

Бекмурзиев: В Ингушетии более или менее значительные шаги в развитии туркластера делались не с прицелом на будущее, на эффективность и качество, а на то, что бы выгодно продать государству не совсем качественную инфраструктуру. Уже все ремонтируется, сервис очень хромает, нет серьезного, нацеленного на долгосрочную перспективу, обдуманного плана. КСК и государственные ведомства все хорошо рассказывают, но на деле я вижу малоэффективную работу. Разовые, шумные пиар акции без других составляющих малоэффективны.

Куртаев: В Дагестане в последние 2-3 года растет число желающих посмотреть на местные достопримечательности. Едут как с однодневними визитами, так и на несколько дней и даже недель, несмотря на отсутствие минимальных условий для развития туризма, таких, как дороги, гостиницы, нормальные заведения общепита.   Сегодня желающих приехать в поселок Кубачи масса. Но мы не можем им гарантировать проживание (трудно найти дом, куда можно поселить в связи с отсутствием гостиниц), не можем им гарантировать то питание, к которому они привыкли (чаще это некавказская еда), не можем организовать гидов и сопровождающих людей (их просто нет). Это неготовность местных властей и населения к массовому развитию туризма.

Бекмурзиев: В Ингушетии сейчас развивается оздоровительный туризм,  ожидается запуск регулярного чартерного рейса «Минеральные Воды - Урумчи (Китай)», что должно обеспечить приток китайских туристов в  регион.  

Урусов: Заметный и значительный потенциал роста я вижу только в сфере санаторно-курортного лечения. Следить за здоровьем все более модно, а на Кавмиводах с советских времен есть ресурсы для развития именно санаторно-курортного лечения.  

 О местной специфике.

Сухов: Про этику (поведения туристов на Кавказе – НН) можно будет начать говорить, когда к вам приедет первый миллион гостей, и у вас будет полная уверенность, что приедет еще два миллиона, независимо от вашего представления об этике. Когда туристов НЕТ, не надо говорить им об этике поведения.  Это естественно, что люди едут отдыхать. Да, отдыхать - это не только смотреть достопримечательности, это и выпивка, и курортные романы, и все, что этому может сопутствовать. Разберитесь, что вы хотите - жить как требует религия или развивать туризм? Учиться можно у Египта и Турции: там есть зоны, где живут, как требует религия, но они не пересекаются с теми, где веселятся. На Кавказе они тоже есть, но они как раз пересекаются, и для приезжего это далеко не всегда комфортно.  

Анталия или Джубга: возможно ли курортное импортозамещение?  

Сухов: Когда чиновники говорят, что Кавказ (и Крым) заменят россиянам закрытые Египет и Турцию, это звучит как издевательство. Вы бывали в Египте и Турции? Тогда, вероятно, вы знаете, как должен выглядеть нормальный пригодный для отдыха отель. Таких отелей на Северном Кавказе сколько?

Это очень приятно, пройтись по Цветнику в Пятигорске и увидеть экскурсии в Грозный и Горную Ингушетию. Но сколько людей туда едет? Кто в Пятигорске? Посетители ведомственных пансионатов? Если это та ниша, на которую рассчитывают организаторы туристического бизнеса на Кавказе, то ок, но мне кажется, что амбиции более масштабны. А где качественные отели, ребята?

Урусов: Говорить  об импортозамещении на морских курортах можно с серьезными оговорками - у нас на Черном и в перспективе, возможно, Каспийском морях курортный сезон гораздо короче.  По горнолыжным курортам конечно ситуация иная, но в этом случае ведь и речи о безопасности российских туристов не было.

Сухов: Никто и никогда не поедет на Северный Кавказ, когда за сравнимые деньги можно поехать, например, в Тунис, на Кипр, в Марокко, во Францию. Потому что за те же деньги там лучше. О том, интересней ли, можно спорить, но точно комфортней. Это значит, что надо что-то делать с ценами. Прежде всего, на отели и авиабилеты. Есть выход - закрыть массовые туристические направления, что сейчас происходит. Это может привести некоторое количество отдыхающих на Кавказ. Но едва ли это будут отдыхающие вашей мечты. Они все время будут сравнивать. И мы знаем, что сравнение будет не в пользу Кавказа. Может ли Кавказ "снять пенку" с закрытия Турции и Египта? Ответ, с моей точки зрения, отрицательный.  С Египтом и Турцией Кавказу конкурировать нечем.  

Магомаев: Мы никогда не станем пляжной турдестинацией, как Египет или  Турция. Но горный, экологический, лечебно-оздоровительный, милитари- и экстремальный виды туризма имеют большее преимущество. 

Силаев: Северокавказские курорты в принципе не смогут стать заменой Турции и Египту по весьма прозаичной причине — там нет теплого моря. К сожалению, правительство приняло ошибочную стратегию, когда туризм рассматривался в виде драйвера для всей региональной экономики, чего не может быть в принципе. Ряд проектов заработал или скоро «выстрелит». Некоторые проекты — Приэльбрусье, Архыз — уже привлекательны для туристов из других регионов, но это проекты местного масштаба, а не глобального, способные заменить Турцию и Египет.  

Кусова: Я тоже считаю, что морскими курортами на Северном Кавказе мы еще долго никого не сможем удивить. Мало того, что Каспийское море - своеобразное для массового отдыха на нем, но и Черное, на котором я выросла, неконкурентоспособно по сравнению с той же Турцией.  Но в мире существуют виды туризма, которые будут очень органичны в регионе. И они далеко не массовые. Это нужно обсуждать подробно. 

Иванова: Нам не нужно заменять ни Турцию, ни Египет. Нам нужно взять технологический опыт и применить его к нашей реальности, к нашим ландшафтам и культурным особенностям. 

 

Как привести в туристический бизнес на Кавказе инвестора?  

Иванова отметила, что «общая тревожность негативно отражается на экономических ожиданиях отельеров и в целом предпринимателей из сферы туризма», которые не спешат вкладываться в развитие сервиса и самих туристических объектов.

Курбанов: В Дагестане нужно в туризм вкладывать как государственные, так и инвестиционные ресурсы. Пока из частных инвесторов, которые задействованы в этом бизнесе, ни у кого особого желания я не вижу вкладывать в туризм.

Магомаев: Государству  нужно помогать брать кредиты предпринимателям с хорошими бизнес- проектами на приобретение стройматериалов и  оплаты других видов расходов, субсидируя процентную ставку. Оплачивать государство сможет ее посредством дополнительной налоговой прибыли от развития данного сектора экономики.  

Новиков: Нужно синхронное развитие как федеральных программ типа КСК, так и развитие малого туристического бизнеса с опорой на местное население. Вскоре  как раз будет доминировать потребитель с невысоким достатком. И экономическая ситуация в нашей стране будет не самой простой. И сама рыночная конъюнктура будет способствовать именно малому туристическому бизнесу. Нужна целевая программа кредитования малого бизнеса в туристической сфере государственными банками. Под маленькие проценты с возможностью списания этих процентов в случае успешного развития предприятия.

Козлова: Развитие туризма на данной территории – это задача исключительно государственная. До тех пор, пока Минтуризм не будет понимать реальную выгоду организованного туризма,  в КЧР, за исключением, Домбая и Архыза не будет ничего.  Вкачивание денег в федеральные проекты - скорее галочка, это не удовлетворяет потребности населения. Жители самой республики отдыхают там, где нет сервиса, но и больших трат, а на реализованных на федеральные деньги курортах  отдыхают  максимум 3-4 дня москвичи.

Куртаев: Если не поддержать развитие туризма как малого бизнеса, если не научить местных людей заниматься развитием туризма, это большие проекты ни к чему не приведут. У нас местное население не готово и не знает, как это делать. Для этого нужны программы, семинары на местах, нужно говорить об этом в школах и в ВУЗах. Нужно всем, везде и всегда говорить, что на туризме  можно и нужно зарабатывать.  

Кто виноват и что делать?

Куртаев: Больше всего в этом вопросе мешают сами чиновники, которые начинают зажимать людей в своих личных интересах. Если в этих вопросах исключить влияние чиновников на решение каких- либо вопросов, то все будет менее болезненным. Комитет по предпринимательству РД выдает гранты на развитие малого бизнеса. Я подал документы на развитие гостевого дома в Кубачи. Так эти документы не допустили даже к конкурсу. И объяснить не могут, почему. Это что означает? Мне кажется, нежелание и неготовность властей к развитию туризма.  Так о каком развитии туризма потом нам говорить?

Кусова:  Такому многокрасочному и многоликому региону, как Северный Кавказ, региону, сохранившему традиции, самобытность, нужен культурный туризм.  Нужно не заморачиваться на грандиозных затратных проектах, а переходить на локальные, культурные туристические маршруты, которыми просто перенасыщен Северный Кавказ.  Думаю, проблема безопасности здесь сильно преувеличена. Это федеральные СМИ и пиарящиеся политики сделали наш регион «замком Синей Бороды».

Курбанов: В Дагестане  надо начинать с малых туристических проектов. Это исторический туризм.

Сухов: Чтобы туристы на Кавказе остались, надо предложить людям что-то, что они смогут полюбить. Что-то подобное, тонкое, не формализуемое, исчезающее, пока еще есть в Абхазии, на Домбае и на Эльбрусе, куда и сейчас еще приезжают люди, полюбившие эти места в советское время. Этого становится все меньше, и это надо создавать заново.

Куртаев: Государству, в первую очередь, нужно создать условия в таких местах, где хоть как- то туризм развивается не один год, там, куда люди готовы и хотят ездить, а не создавать новые условия и проекты на пустых местах, вкладывая миллиарды государственных денег. Когда хоть как- то начнет развиваться туризм, тогда и можно приступать к грандиозным проектам. 

Урусов:  От государства требуется формирование среды и не более того. Это инфраструктура, в том числе и инфраструктура безопасности. Дороги, электричество, тепло и водоснабжение и проч. Плюс организационная поддержка и, самое важное, пожалуй, создание конкуретной среды.

Магомаев: Перспективу я вижу в трансрегиональных маршрутах, объединяющих все северокавказские республики. Вот это будет реально привлекать массовые потоки туристов и повысит уровень обслуживания в каждой из СК республик. Один из них уже запущен усилиями наших коллег из Ингушетии, следом утверждается автотранспортный маршрут северокавказского отрезка  Великого Шелкового Пути. 

Кусова: Если ты хочешь увидеть себя в зеркале другой культуры, тогда всмотрись в многоликость Кавказа. Нигде Всевышний не законсервировал так свои деяния на Земле, как на Северном Кавказе. Мы сохранили то, что многие народы уже потеряли. Мы можем быть интересны и Европе, и Азии, потому что граница между ними проходит по Большому Кавказскому Хребту. Мы даже не приступали еще к осмыслению туризма на Северном Кавказе, во-первых, как экономической отрасли, во-вторых, как к цивилизационному инструменту и, в-третьих, как к мощнейшему регулятору межнационального и межконфессионального согласия. Крайне назрела необходимость провести общекавказский форум на эту тему. Предлагаю название конференции «Современный туризм- феномен эпохи глобализации».

Рахаев: Нужно выработать, хотя бы для первого времени, принципиальную концепцию, чтобы как то конкурировать с зарубежными курортами. Можно сделать упор на молодежно-спортивный и этнотуризм, такие направления кажутся менее дорогими и вполне интересными.. 

О компромиссе с местными сообществами..

Урусов:  Нужно искать компромисс с местными сообществами, потому что они являются частью сложившейся экосистемы,  и смена типов хозяйственного освоения пространств меняет ландшафт и может даже в худшую сторону. И вся прелесть местной природы может улетучиться вместе с пришедшими мегапроектами и вытеснившими местных условных овцеводов...

Рахаев: Целесообразно активно привлекать к этой работе местное население, которое более, чем кто- либо заинтересовано в процветании своих сел и ввиду затянувшегося экономического кризиса в республике давно нуждается в рабочих местах и фронте работ. На этом фоне корпорация "Курорты Северного Кавказа" выглядит менее привлекательно, с частыми сменами руководства и персонала, что не способствует сотрудничеству с местным населением и пониманию ситуации на местах.  

«Дайте людям расти»  

Сухов: Акцент на единой структуре на весь Северный Кавказ - он лишний. Ну, давайте заглянем за горы, на Грузию. Бакуриани, Сванетия и Батуми в одной структуре? Есть несколько площадок, на которых созданы возможности для самостоятельного роста. И он есть, этот рост. В том числе в виде вполне себе больших и вполне себе приличных отелей.  А "единая структура" - это в наших условиях чаще всего про то, как обеспечить работой побольше дармоедов-чиновников и потратить неэффективно казенные деньги. Дайте людям расти самим, но сделайте четкий регламент - от землеотвода до правил обслуживания бессейна. И все заработает, пусть и не сразу.


КОММЕНТАРИИ
avatar
14:59, 17 июля 2018
Иван Иванов1
"Опять новое обращение президенту. Не верю, что получится..."
avatar
14:58, 17 июля 2018
Иван Иванов1
"Опять новое обращение президенту. Не верю, что получится..."
avatar
14:52, 17 июля 2018
lg
"Пашиняны признались, что армянской армии надо учиться у а..."