RSSСеверный Кавказ сквозь столетия. Наима Нефляшева

Как солдаты-мусульмане служили в армии Российской империи

14:25, 15 ноября 2014

В этом посте еще раз вспомню фестиваль авторских программ и документальных фильмов «Кунаки» в Сухуме. На фестивале не раз возникала тема Кавказской конной туземной (Дикой) дивизии, созданной в 1914 году. Вспоминали в связи с ее столетием, фильмами, представленными на фестивале, выставкой в Государственном музее Абхазии, а также — более подробно — на круглом столе.

Прошло, казалось бы, уже сто и даже более лет, а вопрос о том, призывать ли в Российскую армию ребят с Северного Кавказа (в основном тема касается Дагестана и Чечни), остается актуальным и в последние годы приобрел чуть ли не политическое звучание. «Призывать или нет» - по этому принципу разделились и военные аналитики, и высокие чиновники в Минобороны, и общественность. 

Аргументы тех, кто «против», сводятся к следующему — ребят из Дагестана ни в коем случае нельзя допускать в ряды армии РФ, так как они разлагают дисциплину, разрушают систему взаимоотношений, сложившуюся в российской армии, и (тут — внимание!) они же в большинстве своем потенциальные экстремисты и получится, что за свои же бюджетные деньги государство создает проблемы само себе.

Те же, кто целиком и полностью «за» призыв кавказцев в ряды вооруженных сил, говорят о том, что Конституция, основной закон, велит каждому мужчине от 18 до 27 лет выполнить свой долг перед родиной, и нехорошо желающим защитить свое Отечество в этом законном праве отказать. Да и традиционно число желающих служить из Дагестана было гораздо больше выделяемых квот. Известны случаи, когда в Дагестане родители пытались давать взятки в военкоматах за возможность детям служить в армии, а ребята меняли махачкалинскую прописку на ставропольскую и таким образом попадали на службу.

Так или иначе, лед тронулся только пару лет назад — после личной беседы экс-главы Дагестана Магомедсалама Магомедова с министром обороны Сергеем Шойгу в ходе весеннего и осеннего призыва 2014 г. из Дагестана на службе в армии РФ должно оказаться  около трех тысяч человек. А с 1 октября 2014 года впервые за 10 лет планируется призвать 500 новобранцев из Чечни. Вопрос решился благодаря личному участию Рамзана Кадырова — в августе Кадыров потребовал письменных объяснений причины отказа чеченских юношей на службу в российскую армию.

Как интегрировать мусульман Северного Кавказа в современную российскую армию? С каким текущими повседневными бытовыми проблемами сталкивалась Российская империя, когда мусульмане оказывались в рядах ее армии? 

Всеобщая воинская повинность появилась для жителей Северного Кавказа далеко не сразу. В 1874 году был введен новый воинский устав – именно тогда вводилась всесословная и всеобщая воинская повинность, которая, однако, охватила не все регионы империи и не всех российских подданных.

Действие нового устава не распространялось, например, на Финляндию (до 1878 г.), на Туркестанский край, Камчатскую и Сахалинскую области, на некоторые  местности Сибири и т.д. Не попадали под призыв и кавказские мусульмане - в 1887 г. вместо воинской повинности мусульманское население Закавказья, Терской и Кубанской областей было обложено специальным налогом (за исключением осетин-мусульман)

Общий порядок призыва в армию был введен на Кавказе в 1893 г. - призванные в армию мусульмане несли службу в войсковых частях на родине, осетины – в составе Терского войска.

Офицеры Дикой дивизии у стен Петроградской мечети. 1917 г.

Обязательным ритуалом, посвящавшим в армейскую жизнь, была присяга. В имперской России принимал ее не командир, а муллы, т.е. духовные лица. Причем ритуал, связанный с присягой, был одинаково значим как для тех, кто ее приносил, так и для религиозных деятелей, которым было поручено принимать присягу. Только в том случае, если не было соответствующего священнослужителя, то принимал присягу командир при участии корабельного или полкового священника.

 

Мусульмане-тюрки принимают присягу. 1914 г.

Мусульмане клялись на Коране (впрочем, имперская система учитывала полиэтничный и поликонфессиональный состав населения в армии не только в случае с мусульманами. Иудеи, например, клялись на Торе).

Присягающий мусульманин был должен, держа руку на Коране, повторять слова присяги, читаемой мусульманским духовным лицом, при этом обязательно трижды поклясться именем Аллаха, по окончании поцеловать книгу Корана. Текст присяги для мусульман был обнаружен в Своде военных постановлений 1869 года и опубликован известным современным исследователем ислама в Российской империи профессором Д.Ю. Араповым в 2002 году.

Служба в армии мусульман предполагала и решение повседневных проблем из области духа и из области тела — как молиться и как питаться.

Система питания – одна из деликатных сфер, особо оговариваемых в мусульманской традиции. Запреты на употребление в пищу спиртного и свинины всем известны, но существует еще несколько нюансов, делающих пищу не запретной, а дозволенной.

Прием пищи в войсковых частях Российской империи регламентировался в соответствующих уставах. Для солдат и офицеров устанавливался специальный  рацион питания.  Солдаты питались из общего котла, им также выдавались спиртные напитки. Нижние чины имели право получать деньги вместо вина, что, однако, не всегда соблюдалось. Традиционным атрибутом солдатской пищи являлась свинина, употребление которой было недопустимо для мусульман.

В таких условиях у мусульманина был только один способ соблюсти мусульманскую чистоту пищи — остаться полуголодным. В какой-то мере солдат-мусульман спасали  сухие пайки. Более или менее обеспеченные мусульмане могли организовывать свое питание индивидуально.

Впервые тема питания мусульман в армии стала публично обсуждаться в годы Первой российской революции. Татарская умма, как многочисленная, влиятельная и давно и успешно интегрированная в пространство империи, подняла этот вопрос первой.

Татарские религиозные и общественные деятели в 1906 г. в Уфе просили властей исключить из рациона питания единоверцев свинину и не выдавать им алкогольные напитки.

Главный штаб ответил на запрос татарских активистов по-военному жестко – военные заявили о невозможности организовать «отдельную варку пищи» из-за того, что солдат–мусульман было в армии не так много.

Кроме того, как считал Главный штаб, батальоны и полки расквартированы в разных местах, поэтому прием пищи мусульманами из отдельного котла приведет к частым отлучкам из своих рот и команд, а это негативно скажется на дисциплине. Что касается запрета на вино, то Главным штабом было указано, что у мусульман есть возможность получить деньги вместо «винной порции».

Организация особого питания для солдат-мусульман во время религиозных постов - еще одна проблема, которую пытались решить на вполне высоком для начала ХХ века уровне - на заседании Особого совещания в 1914 г. (такие Особые совещания были чем-то типа аналитических заседаний, где выделялись и обсуждались самые важные вопросы духовной жизни мусульман России). Однако, конкретных законодательных решений Совещание не предложило, вопрос было предложено решать в текущем порядке.

В целом, как пишут специалисты по истории ислама в России, мусульманский пост мог соблюдаться — правда, если местный командир был расположен это разрешить...

В архивах упоминаются случаи недовольства солдат-мусульман питанием в период соблюдения поста. Известны случаи, когда во время поста солдат пытались заставить питаться из общего котла, не дожидаясь захода солнца.

В праздники Курбан-Байрам и Ураза-Байрам выходные получали и сунниты, и шииты – последние еще и на день памяти Хусейна и на Навруз. Получив свои три дня отгула, военнослужащие могли участвовать в праздничных общественных молитвах в ближайших мечетях или молиться на территории войсковой части при благосклонном отношении командиров. Солдаты посещали мечети организованно, как правило – под руководством офицеров из мусульман. Время для молитвы выделялось и для солдат в военно-исправительных ротах.

В начале ХХ в. эта традиция изменилась – военные уже не предоставляли мусульманам выходных. Почему вдруг «мусульманский вопрос» в армии так изменился? Ильдус Загидулин, доктор исторических наук, известный историк ислама из Казани, считает, что Духовное собрание в Уфе представило новый список исламских религиозных праздников, увеличив их число до 9, в результате дней отдыха получилось 13. Поэтому последнее слово в предоставлении выходных решено было оставить за начальниками военно-окружных штабов.

Солдаты разных вероисповеданий выручали друг друга, и это было зафиксировано в воинских уставах ‒ в дни христианских праздников наряды в части выполняли нехристиане, и наоборот.

Очень важен вопрос, который еще пока не изучен – как расселялись солдаты мусульмане до тех пор, пока войска не перевели в казармы? Могли ли солдаты мусульмане устроиться на квартиру вместе, чтобы в своей среде чувствовать комфортнее? Расселяли ли солдат-мусульман в квартиры своих единоверцев?

Когда солдаты были переведены в казармы, для молитвы оставалось лишь свободное от занятий и службы время.

Положение солдат-мусульман отличалось от положения православных солдат: армейская система предусматривала организацию комфортной для солдат среды для православных религиозных ритуалов. Они считались неотъемлемой частью воинского долга. При военных стационарных храмах имелись штаты церковнослужителей. Полковым священникам отводились передвижные церкви. В 1902 г. по военному ведомству был объявлен приказ об обязательном устройстве православных церквей «в виде отдельных зданий» при казармах. Помимо коллективных (в ротах) молитв рекомендовалось молиться и в одиночку. Для этого в каждой роте существовала молитвенная комната с иконой.

Впервые официально вопрос о выделении  временных молелен солдатам-мусульманам был поставлен в Главном штабе в  1909 г. . С этого времени это становилось  обязанностью командного состава.

Вопрос об обязательном полном омовении в пятницу – тоже довольно деликатная тема, тем более, что для солдат банный день – это воскресенье. Единственное время, когда мусульманин мог совершить ритуал омовения перед пятничной молитвой –  в отгуле или ночью. Иногда в этом случае (за омовение ночью) солдаты сурово наказывались офицерами, которые квалифицировали это как нарушение внутреннего распорядка части.

В начале ХХ в. общественность и правительство стали обсуждать необходимость пересмотра законодательных актов, касающихся религиозных прав российских подданных. Одно из главных пожеланий мусульман-военнослужащих заключалось в освобождении солдат-единоверцев от несения службы на время намазов (пять раз в день). Однако никаких существенных изменений в этой сфере не произошло. 

 


КОММЕНТАРИИ
avatar
22:29, 18 июня 2018
Родион Асатурян
"Негодяи попадают в ад уже в этой жизни"
avatar
22:20, 18 июня 2018
lg
"Негодяи попадают в ад уже в этой жизни"