RSSСеверный Кавказ сквозь столетия. Наима Нефляшева

Дайджест он-лайн дискуссии на КУ "Эмбарго и Северный Кавказ: удастся ли прокормить всю Россию?"

15:20, 26 сентября 2014

25 сентября на площадке КУ состоялась он-лайн дискуссия «Эмбарго и Северный Кавказ: удастся ли прокормить всю Россию?» В ходе дискуссии обсуждались следующие вопросы:

  1. Как уже сказалось введение эмбарго на экономике и сельском хозяйстве Северного Кавказа? Какие сегменты сельскохозяйственного производства и продовольственного рынка оказались наиболее уязвимыми и зависящими от импорта?

  2. Улучшит ли введение эмбарго ситуацию с малым бизнесом на Кавказе? Приведет ли отсутствие конкуренции к росту производства и снижению цен? 

  3. 3. Что нужно изменить в государственной политике, чтобы продукцией агрохолдингов и фермеров Северного Кавказа были обеспечены и свои регионы, и вся страна?

В дискуссии приняли участие: Жанна Балкарова - содиректор предприятия "Мастер Кондитер", Баксан, КБР, Бадма Бюрчиев- журналист, Москва, Махач Махачев - управляющий делами администрации Шамильского муниципального района Республики Дагестан, Маир Пашаев — маркетолог, консультант по маркетингу и стратегическому развитию, аналитик, Дербент, Дагестан; Денис Соколов - директор Кавказского центра проектных исследований, Москва (заочно), Николай Суховеев - директор компании "Возрождение вкуса", Астраханская область, Николай Трапш - к.и.н., доцент ЮФУ, Ростов-на-Дону; Рашид Тугуз- д. с/х н., к.экон.н., директор ГУ "Адыгейский НИИ сельского хозяйства", Адыгея; Виталий Чернобривченко - руководитель крестьянско- фермерского хозяйства, Славянск -на — Кубани, Краснодарский край. 

 

Балкарова: введение санкций пока не ощущается

«Кондитерское производство, в частности мелкие кондитерские цеха, специализирующиеся на выпечке тортов, пирожных и печенья, не пострадали от санкций. Какао и глазури все так же доступны, цены не повышались, по масложировой продукции ситуация такая же, цены на маргарины не повышались. Обычно идет повышение перед новым годом, что скорее всего и последует где-то в конце октября - начале ноября. Цены на пластиковые контейнеры были подняты двумя крупными производителями, но это опять же сезонное повышение. Сырье для производства пластика закупается не в Европе». Единственный продукт, которого коснулись санкции – это миндаль, - отметила Жанна Балкарова. - Он практически исчез из оборота. С грецкими орехами может быть посложнее, т.к. местный орех не может полностью покрыть всю потребность, начиная с января мы обычно начинали завозить их из Украины. Здесь подспорьем нам может стать Узбекистан и Таджикистан. Точно так же частичную потребность в кураге покрывают эти страны.

С курагой в этом году ожидаются большие проблемы, т.к. практически весь урожай в Турции погиб. Цены уже начали стремительно расти. Повышение уровня цен на продукцию больше связано с ростом цен на валюту. Цены на ингредиенты из Италии, Германии, США растут по этой причине. Несколько кондитерских фабрик, специализирующихся на производстве конфет, подтвердили, что введение контрсанкций их никоим образом не коснулось: ни по ингредиентам, ни по производству. Объемы производства, которые были до введения санкций, сохраняются. Ажиотажного роста спроса пока не наблюдается, т.к. дистрбьюторы украинских кондитерских фабрик предусмотрительно запаслись продукцией на ближайшие месяцы».

Жанна Балкарова считает, что с введением контрсанкций может улучшится ситуация с овощами и фруктами, так как крупные производители переключатся на сетевые магазины, продукция потечет в крупные города, а частным производителям останется местный рынок и ближайшие республики.

«Однозначно можно прогнозировать рост производства, - отметила она. - Но рассчитывать на снижение цен не приходится, так как в последнее время выросли цены на энергоносители, что повлекло за собой рост себестоимости продукции, удорожание логистики». Балкарова считает, что рост производства в ближайшей перспективе можно ожидать в производстве птицы, т.к. барьеры для входа на этот рынок практически отсутствуют. «Начинать производство можно с малых сумм, с минимальных площадей. У нас нет недостатка в кормах, в пищевых добавках, в цыплятах». Что касается производства баранины, то оно требует более длительного времени, почти год, поэтому быстрого всплеска в этом секторе ожидать не стоит.

«Я как мелкий производитель-ягодник, скажу, - поделился Виталий Чернобривченко, - что на данный момент мелкие сельхозпроизводители в нашем регионе не могут ощутить введение санкций, так как основной урожай ягодниками уже убран и продан. Да и основу конкуренции нам составляют не европейские страны (в плане свежей продукции, я не говорю про заморозку), а Турция». Однако при подготовке к следующему сезону ягодники могут серьезно пострадать, «так как семена и средства химзащиты растений у нас почти все импортные», - отметил Виталий Чернобривченко. 

Тугуз: быстрое импортозамещение невозможно

«Введение эмбарго начнет ощущаться сельхозтоваропроизводителями в ближайшее время, если уже не началось, - считает Рашид Тугуз, - На сегодняшний день, кроме незначительного пока повышения цен на энергоносители, следует ожидать повышения цен на минеральные удобрения, основная составляющая которых –– импортная. Удобрения являются основным компонентом в получении высоких урожаев. При существующем дисбалансе цен на сельскохозяйственную продукцию и затрат на ее производство стоимость удобрений и ГСМ очень сильно отразится на стоимости конечной продукции.

С точки зрения потребителя наиболее чувствительным окажется недостаток производства продукции животноводства, и, в частности, говядины и молочной продукции, что связано с существующим провалом в отрасли в 90-е – 2000-е годы, а также с невозможностью быстрого импортозамещения. Понятно, что за год нереально «раздоить» корову до максимального уровня надоя или посадить дерево и получить готовое яблоко. Необходимо отметить, что за последние 20-30 лет произошли кардинальные изменения, а именно разрушение инфраструктуры всего сельскохозяйственного производства, мелиоративной системы, существенное снижение плодородия почв». 

Пашаев: Дагестан не готов к импортозамещению

«Дагестан абсолютно не готов к импортозамещению продуктов как по причине отсутствия массового товарного производства, переработки, так и по причине отсутствия маркетинга, торговых марок, качественных стандартов и слабых позиций в торговых сетях страны. Производство продукции для местного рынка или в качестве сырья вряд ли рентабельно – нередко производители получают на этом убытки.

Какие-то перспективы есть у производителей плодов и овощей. Но единственный конкурентоспособный в масштабе страны сектор – левашинско-акушинский капустный кластер, производящий до 10% объёма капусты в РФ. Другие культуры могут конкурировать только при наличии специализированных овощехранилищ и современных перерабатывающих предприятий. А их нет. Существующие консервные заводы практически не работают. У санкций есть и обратная сторона медали – прогнозируемый рост цен на некоторые продукты питания. По моим подсчётам, за год дагестанцы переплатят порядка 4–5 млрд рублей»

 

Государственная политика по отношению к сельскому хозяйству и малому бизнесу должна измениться

Участники дискуссии считают, что необходимы серьезные системные изменения в государственной политике по отношению к сельскому хозяйству и малому с/х бизнесу.

«Ситуацию с малым с/х бизнесом может улучшить лишь изменение политики государства, а именно предоставление бизнесу длинных и дешевых инвестиционных кредитов, - считает Рашид Тугуз. - По данным, приведенным советником Президента РФ по экономике С. Глазьевым, объем импортозамещения составляет 3 трлн рублей, а чтобы его произвести, необходимо потратить 1 трлн при 3-4-процентной ставке кредитования на 3-5 лет.

Иными словами, пока не будет ощутимо выгодно производить продукцию, массового притока в малый бизнес при существующей агропродовольственной политике не будет. Возможны частные случаи успешного ведения бизнеса в узких отраслях, например производство сыра, производство ягод, которые уже имели положительные тенденции роста.

Как известно, снижение издержек может привести к снижению цен. Маловероятно, что это произойдет естественным путем или под действием рыночных механизмов. На ценообразование влияет не только спрос на данную продукцию, но и затраты на ее производство, снижение которых не просматривается в ближайшей перспективе даже при отсутствии конкуренции».

Бюрчиев: нужны кардинальные изменения в модели власти

По мнению Бадмы Бюрчиева, «малый бизнес пострадает. Эмбарго объявлено на год, весь этот год страны будут искать компромисс, потому что кризис не выгоден мировой экономике в целом и каждой отдельной стране, в частности. За этот год власти надо будет показать, что мы не почувствовали на себе санкции, чтобы поднять свой рейтинг. В результате мы получим что-то вроде пиара "Курортов Северного Кавказа" перед Олимпиадой. Будет много слов по телевизору, несколько перерезанных ленточек на открытии крупных объектов и пр.

Чтобы реформировать систему, по большому счету придется демонтировать вертикаль власти. А этим никто, по понятным причинам заниматься не будет. В результате новые крупные предприятия выжгут вокруг себя поле - т.е. разорят мелкие компании. Когда же история с санкциями закончится, все вернется на круги своя. Я не верю в развитие малых производств. Я думаю, что ситуацией воспользуются близкие к власти люди. У нас есть опыт длиною в четверть века. Всегда выгоду получали одни и те же. Почему в этом году должны измениться подходы? Не вижу оснований. Я согласен, что отечественное производство надо развивать. Но для этого нужны кардинальные изменения в модели власти. Если она управляется сверху, по вертикали, то и решения будут соответствующими - это касается любого вопроса. Чем меньше внимания государства, тем лучше для малого бизнеса. Без излишней опеки он будет развиваться эффективнее».

Трапш: нужны адекватные действия властей

«Эмбарго могло бы улучшить ситуацию с малым бизнесом только в одном случае, связанном с адекватными действиями наших властей. Государство помогает крупным структурам, подвергшимся действию санкций, но они выжили бы и сами, а малый бизнес никакой поддержки не получает.....кредиты по- прежнему дорогие, цены на ГСМ искусственно поддерживаются на высоком уровне, эффективных государственных программ, поддерживающих аграрное производство и переработку сельхозпродукции, малый бизнес по-прежнему нет.

Отсутствие конкуренции с одной стороны расслабляет нашего производителя, а с другой стороны становится фактором роста цен. Эта псевдорыночная психология внедрилась к нам в сознание еще в 90-е гг. и успешно развивается и в наши дни. Ее основной мотив - зачем развиваться дальше, если можно банально заработать на повышении цен. Я настроен пессимистично, роста малого бизнеса не будет, а цены и дальше будут расти».

Соколов: нужны серьезные инвестиции в производственные мощности и технологии

«Конечно же, продовольственное эмбарго могло бы очень хорошо сказаться на росте производства сельскохозяйственных продуктов и пищевой промышленности на Северном Кавказе. Но для того, чтобы это произошло, нужны серьезные инвестиции в производственные мощности и технологии, в систему сбыта, потому что сегодня вся розница, все товаропроводящие пути работают на импорт. Если инвестиций не будет, то этим эмбарго воспользуются Китай, страны Юго-Восточной Азии, Африка, Латинская Америка.

Как это ни скучно звучит, но для того, чтобы внутреннее производство развивалось, необходимо развитие малого бизнеса, а для этого нужны собственность и суды. В некоторой степени это одно и то же,  и без ничего не будет. Сегодня инвестировать в развитие  технологий без понятной перспективы вряд ли кто-то захочет. Единственная возможность – активное использование государственных инвестиций, но они у нас никогда не были эффективны. Несомненно, окно возможности открылось, но если не будут предприняты серьезные усилия и со стороны государства, и со стороны бизнеса, и со стороны муниципальных властей, то это окно возможностей открылось не для нас». 

 

Тугуз: нужно системно менять методологические подходы к сельскому хозяйству

 

"В первую очередь, нужно изменить подход к всему с/х производству. То есть диверсифицировать участие государства в нем, запустить локомотив – животноводство, которое за собой потянет другие отрасли – растениеводство, кормопроизводство, луговодство, переработку и т.д. Предоставлять длинные инвесткредиты с обязательным экспертным участием научных учреждений. Поощрять производителей, занимающихся сохранением и воспроизводством плодородия почв. Реформировать с/х страхование в сторону смягчения критериев гидрометеорологических опасных явлений в пользу производителя. Обязательно принять государственную программу по восстановлению лесомелиоративного устройства и мелиоративных сооружений, без которых интенсивное с/х производство и получение стабильных урожаев невозможно".

 

Трапш: системные меры могут изменить ситуацию

« Нужна эффективная политика Центрального банка по отношению к коммерческим банкам, обеспечивающая существенное удешевление кредитов для реального сельскохозяйственного производителя. Необходимо существенное расширить государственные программы поддержки малого бизнеса как в плане объемов привлекаемых средств, так и расширения географии их вложения. Ввести продуманную систему протекционистских тарифов, защищающих отечественного производителя в динамично развивающихся отраслях. За счет давления на нефтяные компании и устранения посредников существенно снизить цены на ГСМ». 

 

Чернобривченко: пересмотреть  кредитование мелких сельхозпроизводителей

«Без нормального кредитования и субсидирования в данный момент невозможно говорить о быстром росте мелких сельхозпроизводителей для обеспечения населения сельхозпродукцией. Даже те субсидии, которые якобы выдаются - выдаются только под определенные условия, под откаты. Получить кредит в Россельхозбанке под нормальный процент вообще нереально, тебя просто замучают бумажками. Мелким производителям нужен реальный кредит с нормальной процентной ставкой, чтоб чиновники не чинили преград в получении тех субсидий которые дает государство, возможность продать свою продукцию на рынках». 

 

Пашаев: антирыночные решения не есть стратегия  

« Меня удивляет ничем не обоснованный оптимизм фермеров и коммерческих предприятий. Бюрократические, антирыночные решения не могут быть стратегией. Санкции временные. Учитывая специфику сельхозпроизводства, вряд ли можно быстро перенастроить бизнес и получить существенные выгоды. Через год санкции могут отменить, и это будет настоящим шоком для тех, кто всё-таки успел перенастроить. Во-вторых, другие страны-экспортёры готовы к замещению всего перечня продукции и по более низким ценам. Израиль уже удвоил поставки сельхозпродукции в Россию. В-третьих, у стран, попавших под эмбарго, остаётся лазейка реэкспорта через третьи страны».

Маио Пашаев скептически отнесся к перспективам фундаментального изменения подходов к малому с/х бизнесу. «Ни одно из принципиальных фундаментальных предложений по поддержке малого бизнеса, фермерства не будет реализовано правительством, потому что правительство лоббирует интересы крупных монополий. Какие-то половинчатые решения, некоторые действующие меры, инструменты нивелируются по причине формализма чиновников, высокого уровня коррупциии и казнокрадства, в частности деньги не доходят до реального сектора, если доходят, то с откатами и высоким процентом. Махачкалинский обувной кластер мощностью до 200 млн долл в год один из крупнейших кластеров малых предприятий в стране. Кластеры проявляются, но не находя организационной формы и поддержки государства, затухают».  

Участники дискуссии коснулись темы подготовки и сохранения кадров для сельского хозяйства

Кадры являются актуальной проблемой, которая обострится с введением контрсанкций, считает Рашид Тугуз. «Не хватает механизаторов, зоотехников, агрономов, доярок. О научных работниках и лаборантах вообще не стоит говорить... Провал 1990-х -2000 годов, падение престижа профессий, низкий уровень заработных плат еще аукнется сторицей. Необходимо пропагандировать агаррные профессии и повышать социальный статус всех "сельхозников", активно развивать сельские территории». 

«Кадры - это серьезно, - отметил Маир Пашаев.- Производственный опыт предыдущих поколений не передается, этот разрыв уже тормозит экономику, реализовать даже средний инвестиционный проект и набрать 50-100 человек квалифицированных кадров с зарплатами 30-50 тысяч уже большая проблема. В Дагестане создали резерв управленческих кадров, указом Главы республики 16 ноября 2013 года резерв утвержден, я сам там состою, но за прошедший год из резерва трудоустроили в правительстве только трех братьев министра экономики». 

КОММЕНТАРИИ
avatar
08:37, 23 сентября 2018
Mustafa07
"Борьба против пенсионной реформы разделила оппозицию в Сочи"
avatar
08:18, 23 сентября 2018
Акиф Налбандов2
"Начав войну, Армения не заботится о беженцах из Азербайд..."