RSSСеверный Кавказ сквозь столетия. Наима Нефляшева

Строительство новых мечетей в столице - в 1910 году было можно, а в 2013 году нельзя...

22:42, 13 сентября 2013

Вопросы технологий выборов столичного мэра еще долго будут обсуждаться политтехнологами и социологами от власти. Почему сработали риски низкой явки? Чем объяснить скромные результаты официального кандидата в некоторых районах столицы? Почему не получилось триумфального, как ожидалось, вхождения Собянина во власть?

Есть еще одна тема, которая, я уверена, не занимала особого места в политехнологических расчетах - вопрос риторики и политики в отношении мусульман и строительства мечетей в столице. Хотя надо отметить, что Собянин, начавший свою кампанию с резких заявлений о мечетях в столице, оттолкнул мусульман как потенциальных избирателей, а Навальный, хотя и не был замечен в особых симпатиях к последователям ислама, все же избежал исламофобской риторики и даже провел овеянную ореолом тайны закрытую встречу с представителями национальных диаспор в Москве.

В этом посте — что говорили о строительстве мечетей кандидаты в мэры и как появилась первая Соборная мечеть в столице Российской империи, в Санкт-Петербурге почти сто лет назад.

Собянин: «Ни одного проекта, который мы в ближайшее время собираемся реализовать или разрешить, не существует. Единственный проект, который реализуется - Соборная мечеть на проспекте Мира. Сейчас она достраивается, но увеличивать ее, о чем ходили упорные слухи, власти не собираются. Мы не можем построить Соборную мечеть, которая вместила бы десятки тысяч человек. Как оказалось, большинство ее посетителей - это не жители Москвы, это не граждане России, это гастарбайтеры. Жителей Москвы там реально 10%. Думаю, строить мечети для всех желающих со всей страны - это перебор».

Тема строительства мечетей была затронута и кандидатом от «Яблока» Сергеем Митрохиным.

Митрохин: «Вопрос о строительстве мечетей будет решаться на уровне местного самоуправления с учетом мнения жителей (публичные слушания, референдум). У различных конфессий существуют различные потребности, что должно учитываться в Генплане и правилах землепользования и застройки. Мусульманские праздники предполагают присутствие большого количества верующих. Но это не должно ущемлять права и создавать неудобства для представителей других конфессий, да и нерелигиозных москвичей. Соответствующим образом должны быть запланированы места для строительства культовых учреждений. Возможно строительство новых мечетей на окраинах и в Новой Москве — не в границах городских поселений. Тогда празднование, например, Курбан Байрама, включая жертвоприношения, не вызывало бы протестов, т.к. происходило бы не в центре Москвы».

Вопрос о постройке мечети в столице империи возник впервые в 1882 году. Мусульманская община Петербурга к тому времени стала многочисленной (8 тыс. человек), а некоторые ее члены — богатыми и и влиятельными, и необходимость в мечети как центре культовой и просветительской активности стала очевидной.

Муфтий Салимгарай Тевкелев, председатель Оренбургского магометанского собрания, обратился с просьбой к самому министру внутренних дел графу Толстому и получил принципиальное согласие. Однако МВД дало разрешение на создание особого комитета по постройке соборной мечети в Петербурге только в 1906 году; мечеть должна была строиться за счет добровольных пожертвований мусульман всей Российской империи. Нужно сказать, что 1905 год стал особым годом для мусульман и прежде всего мусульманских элит России - власти серьезно расширили права мусульман, провозгласив «Манифест о веротерпимости».

Комитет по постройке был сформирован собранием прихожан 5 ноября 1905 г. и утвержден министром внутренних дел П.Г. Столыпиным в январе 1906 г. В него вошли самые авторитетные и известные представители татарской общины Петербурга — всего 20 человек; чиновники, общественники, военные, предприниматели и домовладельцы. Организатором Комитета был писатель и публицист, доктор богословия, Ахун ( старший мулла) второго Санкт-Петербургского мусульманского прихода А. Баязитов (1874–1911). Баязитов издавал первую в России мусульманскую газету "Нур". Возглавил Комитет полковник Абдул-Азиз Давлетшин, чье посещение святых городов ислама в конце XIXвека было особым заданием императора, а его описание своего визита в Мекку и Медину - первым систематическим описанием хаджа с акцентом на его политические последствия. Комитет получил право в течение 10 лет по всей стране собирать сумму до 750 000 руб.

Лотереи, продажа открыток с проектными видами мечети, кружечные сборы, частные пожертвования — на мечеть собирали всем миром...

Самый большой взнос - 312 тыс. рублей - сделал эмир Бухарский, его пример оказался заразительным — деньги стали перечислять и из-за рубежа.

Разрешение на приобретение земли под мечеть было подписано Николаем II в Петергофе 3 июля 1907 года.

С помощью взноса эмира Бухарского приобрели земельный участок на углу Кронверкского проспекта и Конного переулка (дом №7), принадлежавший инженеру И. Долоцкому. Однако этого оказалось недостаточно и приобрели еще один участок, по соседству.

Будущая мечеть должна была расположиться в самом центре города. Уже к середине XIX века цена земли в центр Санкт-Петербурга была очень велика, а свободной просто не было. Тем интереснее выглядит тот факт, что место для мечети было выбрано практически в историческом центре города, в считанных метрах от Петропавловской крепости и царской усыпальницы – Петропавловского собора.

Осенью 1908 года проект мечети был готов и утвержден самим императором. Авторы - художник-архитектор Н. В. Васильев, инженер С. С. Кричинский под руководством академика А. М. фон-Гогена. Идея проекта была навеяна стилем мечетей и гробниц Средней Азии эпохи Тамерлана.

 

16 февраля 1910 года в 11 часов утра Петербургская соборная мечеть была торжественно открыта. Открытие мечети было приурочено к 300-летию дома Романовых в 1913 году. Правда, это было лишь официальное открытие. Работы продолжались еще несколько лет, вплоть до 1920 года.

Два серых минарета и до сих пор взлетают над Северной Пальмирой, демонстрируя не только архитектурную изысканность, но и визуально символизируя имперский дискурс, в котором всегда присутствовали российские мусульмане и ислам.

Со дня официального открытия мечети прошло почти сто лет, а изменилось все — мы давно уже живем в другой стране с другой столицей, а столичный градоначальник обходит тему строительства мечетей, воспринимая ее как угрозу потери  своего электората.

 


КОММЕНТАРИИ
avatar
23:18, 22 июля 2018
СочиНитель
"Праздник того, чего нет"