RSSСеверный Кавказ сквозь столетия. Наима Нефляшева

Как на Северном Кавказе преодолевали детские фобии: о ночных прогулках, дедушкиной шапке и абреке Шэбазгери.

17:01, 14 августа 2013

Детские фобии – явление, над которым традиционно работают психологи. Считается, что работать с фобиями лучше именно тогда, когда они зародились, -  в детстве. Именно в детстве фобии «открыты»: ребенок не умеет их прятать, а то, что находится на поверхности, легче всего устранить.

Интересно, что в каждой культуре есть свой опыт, наработаны свои механизмы и способы избавления ребенка от различных фобий, которых обычно много – как рациональных, так и иррациональных.

 На Северном Кавказе можно выделить несколько детских фобий, на которые родители и старшие обычно обращали внимание – страх перед темнотой, высотой, физической болью, страх показаться трусом и т.д.

Интересно, что в преодолении фобий четко выражен гендерный аспект. Считалось, что страх темноты, высоты, глубокой воды  обязательно надо было искоренить прежде всего у мальчиков; представление о «настоящем мужчине» (он обязательно смел, сдержан в проявлении эмоций, бесстрашен, гармоничен) в сознании горцев было несовместимо с темой трусости (быть трусом – значит, быть изгоем в обществе).

Мальчиков на Кавказе с детства учили управлять своими страхами..

Например, пишет дагестанский этнограф М. К. Мусаева, «народы Дагестана считали и сейчас считают, что ребенок рождается без чувства страха вообще, но до определенного возраста (обычно до трех лет) ему следует внушить чувство страха  перед некоторыми бытовыми предметами и условиями. В частности, ребенка учили различать горячее, поднося уголек из печи; учили распознавать высоту, подняв на плоскую крышу своего дома. Считалось, что внушение чувства страха в данном случае служило воспитанию безопасности».

Однако в традициях народов Северного Кавказа навыки различения опасного были так же важны, как и  навыки преодоления страха.

Иногда формы воспитания были довольно жесткими. В Дагестане этнографы-полевики зафиксировали случаи, когда ребенку 7–8 лет давали прочувствовать страх через прогулки на сельских кладбищах. Высшим проявлением храбрости считалась вечерняя прогулка на сельское кладбище, где ребенок должен был на конкретном надмогильном камне оставить свой головной убор, за которым должен был пойти следующий мальчик. Такое воспитание могло продолжаться до рассвета. Обычно инициатором такого урока был  один из старших ребят или кто-нибудь из взрослых.

Я записала у своих друзей на фейсбуке несколько личных историй. Из них видно, что обычно преодолевать страхи ребенка учили дедушка или отец, т.е. представители мужской части рода.

Азамат, Нальчик: «Нас отец учил не бояться так: выводил глубокой ночью и пускал с братом вперед по переулку и смотрел, кто пройдет дальше  и не испугается. Село, абсолютно темный переулок, с двух сторон заборы, черные тени кустов и деревьев, впереди рокочет Баксан. Мне было очень страшно, я плакал даже, но шел вперед.  А брат мой младший вообще не пугался, может, был слишком маленький  или я  сильно трусил, не знаю. Иногда отец выводил нас ночью в горы. В полнолуние обычно. В полнолуние очень светло, внизу спящее село, только собаки лают, и Баксан в своем русле, как расплавленное серебро, струится. Помню, как я испугался дерева тогда  - думал, что  медведь. Эти экскурсии часто у нас бывали». 

Фатима, Сочи: «У бабушки с дедушкой во дворе было много разных строений, как и у всех, наверно. И, если ночью надо было дойти до какого-нибудь из них, пройдя по довольно тёмному двору, то дедушка в шутливой форме предлагал взять его шапку, чтобы не было страшно. Я никогда не надевала дедушкину шапку. Мне было  скорее стыдно, что дедушка подумает, что я чего-то боюсь, чем страшно. Ещё помню, мы с братом специально ходили по одиночке за дом без света, а там было чего бояться ребёнку.

Ильяс, Майкоп: «Помню, ночью возвращались в ауле с рыбалки с отцом, мне не было лет 7, и он издевался надо мной, сказав, что он заблудился и не знает дорогу. Пришлось мне ее искать для нас в кромешной тьме через кустарники и лесопосадки». 
Фатимет из Майкопа дедушка всегда говорил, что в лесу, кроме волков, которых она боялась, есть еще и заяц, и избушка, которые ее защитят.

Действенным средством преодоления страха считались определенные молитвы, которые ребенок произносил, если боялся. 

В традиции Северного Кавказа страх воды является вторым по значимости детским страхом, который надо было приучить.  

Махмуд, репатриант из Косово, Майкоп: «Не бояться прыгать в речку меня учил отец, просто брал и кидал в речку руками, ногами, чем попало. Но я лет до 13 лет боялся прыгать в речку с высоты, придумал прыгать вместе с братьями, потом стал прыгать сам, а братья меня ждали на подхвате. Так и преодолел страх прыгать с высоты.

А страх высоты в детстве мы преодолевали, залезая на  минарет местной мечети. Минарет 36м. в высоту, он на 20см. раскачивался  при сильном ветре. И того, кто не поднимался в детстве на него, мы  мужчиной не считали. Да и вообще все страхи в основном преодолевались с местной черкесской детворой. У нас всегда были парни, так скажем, факелоносцы, они всегда делали что-то дерзкое первыми, и мы старались повторить их поступок. Так и преодолевался страх, потому что не делать что-то, что делает твой ровесник, считалось постыдным».

Особенно важным считалось для «авторитета» ребенка среди ровесников научиться преодолевать страх перед физической силой, воспитание смелости, умения разумно рисковать: ребенка могли побить в драке — это вполне естественно, главное — чтобы он не заплакал и не сбежать с «поля боя».  

Ваха, Чечня: «Самое интересное, мать нам всегда говорила, что если мы позволим кому-то себя побить, то домой возвращаться не надо. Поэтому было очень важно научиться постоять за себя.

 Лиза, Чечня, вспомнила историю, которую рассказывали мальчикам в назидание: «Когда молодому человеку за что-то царские власти должны были вынести приговор (казнить или помиловать), то вечером накануне мать ему сказала: "Сын мой! Если я приду на площадь казни в белом платке, это значит, что тебя помиловали и казнь отменили, но если я буду в черном- тебя казнят". Утром того дня на площади собрались односельчане. Юношу подняли на скамью под виселицей и стали зачитывать приговор.

Молодой человек смотрел вдаль и искал глазами мать, чтобы понять, казнят его или помилуют. Вдруг из толпы показалась мать, которая была в белой шали. Она шла и с улыбкой смотрела на сына. Зачитали приговор, объявили о мере наказания и повесили. До последней секунды сын смотрел на мать бесстрашными глазами и надеялся, что приговор отменят, ведь его мать стояла в белой шали и улыбалась. Вот так чеченки воспитывали своих сыновей. Было важно, чтобы он перед лицом врага не сломился и не показал трусость». 

Отдельная тема –это запугивание ребенка фольклорными персонажами.

Ляна, Нальчик: «Я помню, когда мы не слушались, нас, наоборот, пугали. Бабушка говорила - Алмэстын придет и тебя заберет.... Ужас, как я боялась. Мне это чудовище везде мерещилось. Даже не помню, как это прошло. Но зато это стало для меня хорошим уроком - я никогда ничем подобным детей не пугала, ни бабайками, ни Алмэстынами..

Вообще у нас, черкесов, это было нормой - пугать непослушных детей. Рассказывали даже такой случай. Был такой абрек, Ащхъуэт Шэбазгери. Очень суровый был, все его боялись. Детей им пугали. И вот как-то, проезжая мимо какого-то дома, он услышал, как мать пугает ребенка: «Если не перестанешь плакать, придет Шэбазгери и тебя заберет». Но ребенок не унимался. Шэбазгери, не долго думая, заехал на коне во двор, взял ребенка и сказал: «Я его забираю».

Они тогда как раз в набег шли, и он по дороге оставил мальчика на дереве, а когда вернулся ,чтобы на обратном пути его забрать ,ребенка заклевали птицы. Вот такая жуткая история. Не знаю, сколько в ней правды, но Шэбазгери жил в 18-19 вв., и истории про него (а их немало) передают из поколения в поколение».

 На Кавказе считали,  что «закаливание» страхом необходимо ребенку (он даже сам к этому стремился), поскольку страх в жизни ребенка — это слабость, делающая его беззащитным. Страх, считает этнограф М. Мусаева, занимавшаяся исследованием детских фобий, может стать и поводом  для проявления детской жестокости: обнаружив, что другой ребенок чего-то боится, его могли специально пугать и развлекаться его страхом.

Именно в детстве старались приучить  фобии. Таким образом ребенок при помощи сверстников и изредка взрослых учился управлять своим чувствами, контролировать свои страхи и риски.

 

Использованы материалы статьи: М.К. Мусаева. Традиция народов Дагестана в профилактике одной детской фобии //Лавровский сборник: материалы XXXIII Среднеазиатско-Кавказских чтений 2008-2009 гг.: этнология, история, археология, культурология: к столетию со дня рождения Л.И. Лаврова. СПб., 2009.


КОММЕНТАРИИ
avatar
23:30, 26 мая 2018
OLI
"Соколов: региональные элиты юга России поддержат модерниз..."