RSSСеверный Кавказ сквозь столетия. Наима Нефляшева

"Героиням Кавказа-2012"

00:25, 04 апреля 2013

Среди номинантов на звание «Героя Кавказа -2012» КУ выдвинул четырех прекрасных молодых женщин — адвоката Сапият Магомедову и волонтера Луизу Дибирову из Дагестана, журналистов Эмму Ходжава из Абхазии и Хадиджу Исмаилову из Азербайджана.
В этом посте - о том, каков женский активизм на Кавказе и какие женские имена ломают пространство привычных стереотипов, характерных для до- и послереволюционной русской публицистики, о «незавидной доле» кавказской женщины?
«Миссия жещин должна способствовать умиротворению отношений с внешним окружением», - к такому выводу пришел известный питерский ученый юрий Карпов, исследуя «женский мир» в культуре народов Кавказа.
Самодостаточные героини, образы которых выведены еще в эпосах кавказских народов, воплощение ума и красоты, предводительницы в пути, справедливые судьи, матери, способные даровать своим детям ум, мудрость, предвидение будущего, воздействие на природу и людей — мощный духовный фундамент и почти что первая модель женского активизма на Кавказе.
У войны неженское лицо...
Мёлек Глоова, первая женщина-карачаевка, ставшая летчиком — сначала войны служила в должности военного шофёра в составе батальона в Кутаиси и доставляла вооружение для боевых самолётов, а обратно на своей машине везла раненых лётчиков. Получает назначение стрелка- радиста на самолёте-разведчике.

Когда в мае 1944 года после тяжелого ранения врачебная комиссия не допустила её к дальнейшим полётам, Мёлек настояла на том, чтобы её зачислили в состав полка, входящего в состав 4-го Украинского фронта радистом-телеграфистом. Вместе со своим полком дошла до Берлина. УчастницаПарада Победы.

Черкешенка Леля Богузокова, «ночная ведьма», воевала в качестве воздушного стрелка в боях за Тамань, в Варшавской и Познанской операциях, в прорыве обороны немцев на Одере и в штурме Берлина.

Леля Богузокова. 

Имеет девять благодарностей Верховного Главнокомандующего Сталина. За мужество и отвагу, проявленные в боях за Родину, награждена орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За оборону Кавказа», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и «За победу над Германией». На ее счету 59 боевых вылетов.

Из одного только г. Кизляра ушли на фронт более 750 девушек. Аварка П. Микаилова защищала Кавказ, татка В. Ханукаева – Сталинград, Р. Пашаева участвовала в битвах за Севастополь, кумычка У. Зайналбекова освобождала Донбасс, Узу Омарова из с. Уллу-Чара Акушинского района била бандеровцев и дошла до Берлина.
Девушки воевали и на фронтах, и в партизанских отрядах. Крымхан Мижева, будучи подростком, была на Клухорском перевале в партизанском отряде, командиром которого был ее отец, секретарь райкома партии ногаец Баубек Мижев. За проявленное мужество была награждена медалью «За отвагу».
В Словакии, на Холме Славин, где покоятся советские воины, похоронена дагестанка Салидат Султанова, погибшая 4 апреля 1945 г. за освобождение Братиславы.
Женщины вставали у станков вместо мужчин, работали токарями, слесарями, фрезеровщицами, руководили бригадами и цехами. Так, из 1787 квалифицированных работников, подготовленных только на промышленных предприятиях и транспорте Махачкалы, 1226 были женщинами. 656 дагестанских девушек овладели профессиями токарей, слесарей, помощников машинистов.

Только в одном сел. Согратль Гунибского района в первой половине 1942 г. четверть колхозных чабанов составляли женщины. В 1944 г. в Докузпаринском районе чабанами работали более 100 женщин. Если бы не женщины Лакского, Кулинского, Хунзахского, Левашинского и Гунибского районов Дагестана, возможно, эта древняя отрасль дагестанского хозяйства деградировала в годы войны.
Как эпические героини, способные из одной нити связать целое полотоно и одеть весь мир, женщины Кавказа в годы Отечественной войны вязали и шили для фронта. Всего ими было связано более миллиона пар носков и перчаток. В одном только Хивском районе женщины подготовили 25 тыс. пар носков и перчаток. Матери и жены ушедших на фронт - Перихан Алиева (связала 1200 пар носков и перчаток), Гюльзала Аликберова (связала 1700 пар), ученица Кучской школы М.Ахмедова (связала 1300 пар).
Женщины только одного села Ашага-Захит Хивского района только в 1942 г. отдали для бойцов Красной Армии 2600 пар носков и перчаток. Горянки Ахтынского района отправили на фронт 118076 пар теплых носков и рукавиц.
Работницы артели им. 8 Марта Ботлихского района отослали на фронт более 10 тыс. бурок.
«Верность мужу выше жизни». Великая Сария

В этом разделе своего поста я хотела написать о Сарие Лакоба, жене Нестора Лакобы, знаменитого политика Абхазии 1920-1930-х гг. Ее преданность своему мужу и своей семье — демонстрация эпической силы духа и следование своему нравственному закону. 

Сария Лакоба. Фото из Википедии

Но, найдя речь Фазиля Искандера, посвященную ей, решила привести ее почти полностью :

« в Абхазии жила величайшая женщина, жена Нестора Лакобы. Вы знаете, когда Берия отравил Лакобу и… я это смутно время помню, мне было… 36-ой год, семь лет было, я помню улицы, вычерненные людьми… Ходили хоронить… Но потом мне рассказывали, что когда правительство, страшно растерянное пришло к её дому, открыв двери, сказали, что Лакоба погиб от грудной жабы в Тбилиси, она на всю улицу закричала: «Он не погиб, его Берия убил!».

Потом, как вы знаете, начались страшные процессы. Всё это известно и всё это было и в Москве, и в других местах, но, может быть в Абхазии они проходили с особой жестокостью, вероятно,из-за личного отношения Берия к Абхазии.

Он хотел устроить процессы вроде московских и объявить Лакобу турецким шпионом и, главное, самым убедительным доказательством того, что это правда, должна была выступить его жена, с которой он, якобы, делился этими своими тайнами.

Ну, то что всё это враньё – всё доказано и известно, что Берия очень пристально следил, чтобы она живой и предавшей, конечно, своего мужа выступила на процессе и рассказала то, что он хотел.

Но она оказалась единственным человеком, насколько я знаю из известных людей, которая не сдалась. Я считаю, что это женщина величайшего духа. Её вбрасывали без сознания в камеру, об этом даже есть свидетельства и грузинских женщин, с которыми она сидела. В конце концов она с ума сошла от пыток и умерла в тюремной больнице.

Я много раз думал написать о ней, но вы знаете, что-то меня останавливает… останавливает то, что при такой страшной судьбе,при таком страшном, нечеловеческом сюжете выдумывать какие-то пытки как-то бесчеловечно. И, мне кажется, ну, может быть когда-нибудь это будет как-то легче осознать. Но сейчас, чтоб об этом написать надо было бы хотя бы приблизительно знать, что с ней делали. Ну, понятно, поступали бесчеловечно, но чтобы о ней именно написать в наше время, хотелось бы знать конкретно, но я конкретно ничего не знаю. Но конкретно считать её величайшей женщиной нашей страны, не только Абхазии, а всей России, нам никто не помешает, потому что её величайшие мучения – это исторический факт.

И исторический факт, что она верность мужу, верность правде его жизни поставила выше своей жизни самой… У неё был эпизод, я читал в каких-то воспоминаниях, когда ей дали встретиться с родственниками в Тбилиси, в КГБ. Она уже многие месяцы никого не видела. Она бросилась к ним, ласкаясь и так далее, но в процессе разговоров выяснилось, что все они «сознались». И здесь ей хватило силы мужества отстраниться от них и она сказала: «Я вас не хочу знать и не буду знать».

 


КОММЕНТАРИИ
Chingiz  Safarli
02:17, 16 июля 2018
Chingiz Safarli
"1000 лет до нашей эры - новые факты азербайджанской истории"