RSSСеверный Кавказ сквозь столетия. Наима Нефляшева

"Чресла свои опоясав, борцы на середину выходят". Национальная борьба на Кавказе. Что было - что стало...

20:12, 13 октября 2012

Европейские и русские путешественники, посещавшие Кавказ в 18-19 вв., обращали внимание, что местная традиция культивировала и воспроизводила тип мужественного, бесстрашного, выносливого юноши. Сравнение Кавказа с античной Грецией, где существовала широкая сеть стационарных и атлетических школ, а кавказских юношей и мужчин с героями Трои было типичным в их повествованиях.

Вот как пишут о горцах-ингушах учёные-кавказоведы Л.Штедер, И.Бларамберг (это описание в 19 веке можно без преувеличения распространить на всех кавказских мужчин): «Высокие, с легкой походкой, крепкие и неутомимые. Внешне они свободные, гордые и серьезные. В речи они пылкие, но очень быстро успокаиваются. Все их чувства проявляются искренне и открыто. Презрение к жизни считают они добродетелью, малейшее проявление страха – большим пороком, поэтому они безрассудно отважны… Их горячность очень быстро возбуждается и так же быстро утихает, и хладнокровие считается у них лучшим достоинством»

 Конечно, вопрос воспитания мужчины, безусловно, не ограничивался только физическим воспитанием; обучение этикету, красноречию, искусству спора играло едва ли не большую роль, чем умение победить соперника на поле боя.

В этом посте – об особенностях национальной кавказской борьбы, о борцах как элите советского Кавказа, о том, почему чемпионы в 1990е стали уходить в криминалитет и о многом другом.

 Обычно соревнования по борьбе устраивали там, где собирались люди, особенно молодежь. И это неслучайно. «Юность жаждет превосходства, а победа есть некоторого рода превосходство»,  – говорится в «Очерках по истории античной педагогики». Устраивали даже специальные площадки, где молодые люди могли конкурировать друг с другом. В Осетии, например, Алагирском ущелье площадка была расположена в районе селения Нар, называлась она Пота, площадь ее составляла около 2400 кв. м. Недалеко от селения Бад в Осетии располагалась площадка Зилахар, а в Дигории местом игр были площадки Мадзаска и Мацута.

 Бороться мальчики на Кавказе начинали с детства – с 7-8 лет. В адыгском нартском эпосе главный герой Сосруко предлагает нартам побороться: 

Мы в борьбе среди луга

Вгоним в землю друг друга 

Традиционная борьба существовала на Северном Кавказе в двух формах (в общих чертах). Первый вид, когда от борца требовалось самому устоять на ногах, но бросить противника на землю спиной вверх. Этот вид борьбы вели руками, не разрешались захваты головы или ног, но допускался захват двумя руками одной руки противника при броске через себя.

 Второй вид борьбы – когда противника нужно было бросить на землю, но спиной, «на лопатки». Основной стойкой для этого типа борьбы являлся захват друг друга накрест (правая рука сверху плеча противника, а левая – под плечом), сцепив руки на спине «замком» или переплетенными пальцами. При второй форме единоборства использовали ремень или могли захватить полы рубахи или бешмета. Если в начале борьбы у кого-то из партнеров развязывался ремень или размыкались руки, их останавливали, и они снова начинали со стойки. 

Аналоги такой борьбы существовали на всем Кавказе -  черкесская "банэ", грузинская «чидаоба», карачаевская "тутуш", русская «в схватку». Часто соревнования борцов проводили между кварталами.

 При подготовке борцов имела значение не только физическая сила, но и ловкость, быстрота, хитрость и т.д. Дети, борясь, неодобрительно относились к тем, кто плакал, но большим позором считалось, если более сильный, старший мальчик обижал младшего, вызывал его на борьбу. Однако младший и слабый мог вызвать на борьбу старшего и опытного – так в игре преодолевалось чувство страха.

 Большая группа борцов могла делиться  на  пары, которые боролись между собой; побеждала та партия, которая положила на лопатки больше борцов из лагеря противников.

Продолжением этого варианта у черкесов является другой, когда в борьбу между собой вступали победители обеих партий (второй тур). За вторым туром мог последовать и третий, и четвертый, до тех пор, пока не оставалось только два борца, которые, вступив в единоборство, определяли, кто из них сильнее. Самый сильный носил титул Силача или Льва до следующих соревнований. Таких героев чествовали, о них слагали песни и произносили тосты.

 В период после Кавказской войны распространение борьбы вызывало опасения у высшего кавказского начальства. Главноначальствующий гражданской частью на Кавказе в 1893 году направил специальный циркуляр всем губернаторам Кавказского края. В нем говорилось: 

«Главноначальствующий гражданской частью на Кавказе, принимая во внимание, что устраиваемая в садах и других гульбищных местах борьба в виде публичного зрелища весьма часто сопровождается увечьем борцов и нарушением общественной тишины и порядка со стороны присутствующей публики, признал нужным на будущее время вовсе воспретить таковые публичные зрелища во всех городах края. Об этом имею честь сообщить губернаторам Кавказского края для соответствующих распоряжений».

 Первый борец-профессионал на Северном Кавказе - Кануков Темирболат (Бола), по прозвищу “Казбек-Гора"(1869-1922).  Легендарный Бола родился в селении Кобань, Северной Осетии. Как и большинство мальчиков, с детства Бола привык к тяжелому физическому труду. Однако его необычайная физическая сила, исполинский вид привлекли внимание цирковых менеджеров. Бола не раз побеждал именитых борцов, и вызывал бурное восхищение публики. Выступал в тяжёлом весе.  Рост - 228 см., вес- 220 кг. Бола - победитель многих международных соревнований. Интересно, что он, следуя традициям горцев, никогда не выходил на арену без одежды.  

Аварец Осман Абдурахманов также вошел в историю как «человек-гора». Знаменитый дагестанский великан и силач, борец, актер цирка и кино родился в 1912 г. в с. Кикуни Гергебильского района. Расул Гамзатов в книге «Мой Дагестан» писал о нем: 

«Случилось, что автомобиль с учёными застрял в маленькой речке близ аула Кикуни. Учёные толкали машину взад и вперёд, но ничего не получалось. Осман в это время сидел на крыше своей сакли. Увидел он, как беспомощны люди, копошащиеся около машины, спустился на землю и медленной великаньей походкой подошёл к ним. Он взял машину, поднял её, как таракана, не умеющего выбраться из глиняной миски, обмазанной скользким салом, и перенёс на сухое место. Учёные зашептались, зашушукались между собой, как видно, начали сомневаться: не снежный ли человек пришёл к ним на выручку? Но Осман понял их разговор и сказал:

— Напрасно вы ищите. Мы, горцы, сделаны не из снега, а из огня. Если бы не огонь был во мне, как бы я вытащил из грязи вашу машину?

После этого он спокойно скрутил папиросу, неторопливо достал огниво, разжёг трут, прикурил и выпустил изо рта целое облако дыма. Только тогда вместе с дымом вылетел из широкой груди Османа громоподобный смех. Так грохочет обвал в горах, так гремит вода, ворочая камни, так сотрясает горы землетрясение».

 В СССР борьба стала развиваться в 1920-е гг. как массовый спорт, а в 1940-1950-е гг. стала развиваться вольная борьба. Причем уже в официальных источниках тех лет писали, что этот вид спорта, как никакой другой, дается спортсменам с Кавказа, где издавна существует аналогичная национальная борьба.

 В 1950-е, 1960-е, 1970-е борцы, чемпионы мира и Олимпиад, были элитой, сравнимой с партноменклатурой. Они ездили за рубеж, могли позволить себе дорогую одежду и самые лучшие по меркам СССР машины. Слава о них, как когда-то о легендарных воинах и богатырях, выходила далеко за пределы Кавказа, заставляя тысячи мальчишек идти в спортивные залы, а девчонок мечтать о прекрасном принце на татами.

В 1970-е гг. складываются школы вольной борьбы, самбо и дзюдо. Не могу не сказать о моем земляке Якубе Коблеве, основателе такой школы в Адыгее. Его ученики говорят о нем как о гении, масштаб которого еще предстоит оценить. «Если бы не Якуб, у меня была бы другая судьба, я стал бы хулиганом и в конце концов бы сел, - рассказал мне как-то майкопский таксист. – Десятки таких же аульских мальчишек, как я, Коблев уберег от улицы, привив любовь к спорту».

 В 1990-е гг. с их очередями, месяцами не выдававшейся зарплатой, инфляцией и полной беспросветностью, борцы стали уходить в криминал. Социальные лифты не работали; возможно, та сплоченность и корпоративная культура, которая была присуща спортивным школам, помогла спортсменам вписаться в мир авторитетов и воров в законе со свойственной ему субкультурой.  Малиновые пиджаки, сломанные носы и уши – образ бывших борцов был даже не лишен романтики.  В 2000-е спортсмены уходят уже в радикальные джамааты, и среди ликвидированных якобы боевиков мы находим немало громких имен.

 Сегодня интерес к борьбе снова на подъеме. Кавказские борцы блистают на лучших площадках мира практически по всем видам спортивных единоборств – вольной и греко-римской борьбе, дзюдо и самбо, классическому и тайкому боксу, каратэ и ушу-саньда. 

По неофициальным источникам в боксе около 60% спортсменов с Кавказа (Айрапетян Давид, Алоян Миша, Бетербиев Артур, Омаров Магомед ); в вольной борьбе -70% (Гадисов Абдусалам, Гогаев Алан, Кудухов Бесик, Махов Билял, Отарсултанов Джамал, Уришев Анзор, Царгуш Денис); в греко-римской борьбе – 70% (Бароев Хасан, Курамагомедов Заур, Семенов Мингиян, Тотров Рустам, Хугаев Алан); дзюдо – 50% (Галстян Арсен, Исаев Мансур, Могушков Муса, Хайбулаев Тагир).

Однако даже олимпийские победы кавказских спортсменов в Пекине и Лондоне, кажется, никому не нужны – общество не чествует своих героев, не носит их на руках. За пределами своей малой родины они не становятся легендами, как, например, футболист Зинедин Зидан. Кстати, Зидан - алжирский кабил, в свое время кабилы значили для Франции тоже, что  чеченцы 1990-х гг. для России. В блогах пишут о том, что «нам не нужно черное золото» и что «наличие золотой медали не делает обезьяну человеком». 

Победная лезгинка Арсена Галстяна не стала событием для всей страны...

Похоже, что с темой борцов происходит то же, что с лезгинкой – когда-то ее искренне любили и танцевали на любой площадке под бурные аплодисменты. Сегодня лезгинка стала чуть ли не символом политического протеста и манифестацией мужского кавказского «Я» в чужом и враждебном мире. Лезгинку уже запретили танцевать в публичных местах в Ставрополе, а губернатор Калужской области Анатолий Артамонов выступил с сенсационным заявлением о том, что вольная борьба воспитывает в людях агрессию, поэтому он готов запретить школы борьбы у себя в области, но развивать настольный теннис, волейбол и вообще игровые виды спорта.

Что будет дальше?


КОММЕНТАРИИ
avatar
23:30, 26 мая 2018
OLI
"Соколов: региональные элиты юга России поддержат модерниз..."