RSS"Осетия и вокруг: взгляд изнутри"

Митинг задержанных полицейских по делу Цкаева (видео)

18:51, 14 марта 2017

"Дело Цкаева" приобрело еще и такой вот поворот. теперь оказывается, что задержанным полицейским в обмен на свободу предлагают давать показания друг против друга. двое из них заключили досудебное соглашение и обвиняют своих сотрудников в пытках во время допроса, которые и привели к смерти Владимира Цкаева. последние, в свою очередь, отрицают свою вину и утверждают, что реальные виновники теперь отделаются условными сроками, а сами они сядут. ниже видео с сегодняшнего митинга и распространенный на митинге документ.


  

Главе Республики Северная Осетия – Алания
В.З.Битарову

У в а ж а е м ы й   В я ч е с л а в   З е л и м х а н о в и ч!

Отчаяние и безысходность в котором мы, родственники сотрудников УМВД России по г. Владикавказу пребываем длительное время, вынудили обратиться лично к Вам в надежде, что Вы вмешаетесь в громкое, резонансное дело «В.Б.Цкаева» и именно Вы, а не следственные, надзорные и контролирующие органы, которые ограничиваются скупыми, вздорными отписками, поспособствуете возвращению указанного дела в правовое русло, а настоящие виновники гибели В.Б.Цкаева будут все таки привлечены к ответственности, и именно они будут привлечены к ответственности, и понесут заслуженное наказание, а не «стрелочники».


Дело в том, что по указанному делу, которое длится с ноября 2015 года в разное время было привлечено к уголовной ответственности десять оперативных сотрудников УМВД России по г. Владикавказу и благодаря «активной» деятельности следователей следственного управления Следственного комитета РФ по РСО – Алания в настоящее время под стражей находятся А.А.Хохоев, Г.К.Цомаев и Ш.С.Майсурадзе, (наши родственники), молодые сотрудники, которые недавно (до трагических событий) были переведены с районного подразделения в ГУМВД по г. Владикавказу и которые явно «подошли» под «стрелочников», но к наступлению трагической гибели В.Б.Цкаева которые, имеют явно косвенное отношение.

Никакими реальными доказательствами вины А.А.Хохоева, Г.К.Цомаева и Ш.С.Майсурадзе, кроме догадок и предположений, лишенных фактической, правовой основы, следствие не располагает и объективно их не существует, в связи с чем не раскрыта и не закреплена в соответствии с действующим уголовно - процессуальным законодательством причинно - следственная связь их действий в отношении потерпевшего.


Следственные органы, исходя из их отношения ко многому в этом деле подзабыли, что в силу презумпции невиновности, обвинение не может быть основано на предположениях, лживых свидетельствах, а имеющиеся неустранимые сомнения в доказанности обвинения, в том числе отдельных его составляющих (форма вины, степень и характер участия в преступлении), должны квалифицироваться в пользу лица, подозреваемого в совершении преступления.


Затянувшийся на длительный период времени ход расследования по громкому делу, отсутствие реальных результатов работы, неутешительная судебная перспектива, - вызвали серьезное недовольство вышестоящих и надзорных органов, а также спрапведливое возмущение всех слоев республиканской общественности.


Эти обстоятельства стали основанием для республиканского следственного органа по скорейшему форсированию дела - «получить результат во что бы то ни стало» даже в ущерб законности и правопорядку.

В этих целях, следствие благодаря республиканскому надзорному органу, «превратило» А.К.Бигаева, оперативного сотрудника городского УВД, одного из основных фигурантов затянувшегося уголовного дела, имеющего непосредственное отношение к гибели В.Б.Цкаева, что давно не является секретом, но грубо игнорируется следствием, в главного свидетеля по делу на основе сомнительной «сделки» - «досудебного соглашения».

Но теперь к молодым сотрудникам, «основным виновникам» в смерти В.Б.Цкаева по версии следствия, с подачи А.К.Бигаева был причислен С.А.Ситохов, начальник отделения уголовного розыска ГУМВД, который не находится под заключением только по тяжелому состоянию здоровья.
При этом, ни следствием, ни прокуратурой, не была дана серьезная правовая оценка действиям А.К.Бигаева на предмет законности и возможного заключения с ним досудебного соглашения вопреки многочисленным свидетельским показаниям, в том числе и его коллег по работе, которые свидетельствуют, что именно А.К.Бигаев проявлял «особое рвение» в допросах и истязании В.Б.Цкаева в связи с тем, как он сам показал, что противоправное деяние в отношении сотрудника республиканского ОМОН Р.Н.Плиева произошло на обслуживаемой им, А.К.Бигаевым территории.
Следствие, не имея достаточных законных оснований, тем не менее сознательно подвело А.К.Бигаева к заключению досудебного соглашения.

Указанное соглашение нельзя было применять в отношении А.К.Бигаева в связи с тем, что досудебное соглашение о сотрудничестве по смыслу закона требовало наличия в действиях А.К.Бигаева смягчающих его вину обстоятельств, предусмотренных п. «и» ч.1 ст. 61 УК РФ; а это – явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличение и уголовное преследование других соучастников преступления и т.д.

Вопреки этим нормам действующего закона, А.К.Бигаев 02.02.2016 года следственными органами объявлялся в розыск, 29.03.2016 года в порядке ст.ст. 91,92 УПК РФ был задержан и 30.03.2016 года был заключен под стражу. А его «активное способствование раскрытию и расследованию резонансного преступления, изобличение других соучастников преступления», - заключается в даче ложных показаний на своих же коллег, сотрудников оперативных подразделений.
Кроме этого, условием применения досудебного соглашения о сотрудничестве является отсутствие в действиях субъекта преступления отягчающих обстоятельств, предусмотренных ч.1 ст. 63 УК РФ, а именно – наступление тяжких последствий (в данном случае факт смерти В.Б.Цкаева), а также совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел, а следственные и надзорные органы не могли этого не знать.

А.К.Бигаев же, осознавая наступившие тяжкие последствия, меру ответственности за содеянное, преследовал одну цель – выгородить себя независимо от всего и когда ему, а не наоборот, поступило предложение от следствия, которое с момента возбуждения уголовного дела помимо множества «проколов», недоработок и процессуальных нарушений при проведении следственных мероприятий серьезно не продвинулось, он долго не раздумывал и согласился давать показания «удобные» следствию.

С этого момента А.К.Бигаев, с одобрения следствия, во изменение ранее неоднократно данных показаний стал лжесвидетельствовать, о чем бесспорно свидетельствуют многочисленные нестыковки между его же собственными показаниями, которые противоречат фактическим обстоятельствам, показаниям других сотрудников, а также техническим данным видеосъемки, которая велась на втором этаже здания ГУМВД, где произошла трагедия.

При таких обстоятельствах совершенно не понятно, каким образом его свидетельские показания приняты следствием за основу предъявленных обвинений в отношении целого ряда сотрудников органа внутренних дел при том, что есть свидетельские показания о наличии в руках А.К.Бигаева в период насильственного воздействия на В.Б.Цкаева орудий преступления: противогаза и имеющего крайне негативную репутацию как орудия пыток двадцатого века – военно полевого телефонного аппарата.

Никак не отреагировало следствие и на те показания свидетелей, что с указанными орудиями пыток А.К.Бигаев закрывался в кабинете № 57 здания ГУВД, где в это время находился В.Б.Цкаев и оттуда доносились ужасающие крики и стоны, а по выходу из указанного кабинета, А.К.Бигаев бывал взлохмаченный, потный, не в меру возбужденный и без верхней одежды.

И когда после всего ему пришлось тогда даже переодеваться, он хладнокровно объяснил в своих показаниях следствию, что испачкался во время оказания помощи В.Б.Цкаеву, находящемуся без сознания.

Не задалось следствие и вопросом, а не воздействием ли вышеуказанных орудий пыток насильственно – силового характера на потерпевшего определяется коматозное состояние, в которое согласно проведенной третьей по счету экспертизе был ввергнут потерпевший в трагический для него день.

И почему, ни один из представительных органов правоохранительной системы, ни один руководитель и ни одно их должностное лицо не задались простым по сути вопросом; - почему В.Б.Цкаеву, когда его еще можно было спасти, вовремя не была оказана соответствующая медицинская помощь, почему полицейское руководство, которое было в курсе происходящего у них в подразделении, находясь тут же рядом, желая «не выносить сора из избы» проявило преступную халатность и «дотянуло» дело до трагической смерти молодого мужчины, а теперь используя местный менталитет и «служебное своячество», ищет «крайних» с молчаливого согласия надзорных и контролирующих органов различных уровней, сделав при этом «козлами отпущения» трех молодых сотрудников, а также С.А.Ситохова, посчитавших ниже своего достоинства предательски заниматься доносительством и преступным лжесвидетельством как А.К.Бигаев, «вчера» еще коллега.

Вячеслав Зелимханович, понимая Вашу занятость и степень нагрузок вопросами российского и общереспубликанского характера, тем не менее, убедительно просим Вас оказать содействие и помощь в разрешении вопросов, которые накопились по излишне политизированному уголовному делу «В.Б.Цкаева» во многом из – за недобросовестного отношения к исполнению своих служебных обязанностей некоторых представителей правоохранительных органов, имеющих непосредственное отношение к данному делу.

Мы только за то, чтобы законность восторжествовала!


КОММЕНТАРИИ
avatar
23:30, 26 мая 2018
OLI
"Соколов: региональные элиты юга России поддержат модерниз..."