28 августа 2006, 14:22

Грузия: неопределенность реформ в области борьбы с пытками

Введение
Общие сведения
После "революции роз"
Проблема ответственности и безнаказанности после "революции роз"
Рекомендации
Примечания

Введение

Грузия имеет многолетнюю историю попустительства пыткам и нарушениям в обращении со стороны правоохранительных органов. Новое правительство, пришедшее к власти после "революции роз" в ноябре 2003 г., предприняло ряд шагов по борьбе с такими негативными явлениями, однако пока эти усилия оказываются недостаточными для окончательного решения проблемы. Более того, представляется, что некоторые последние инициативы в области правоохранительной политики способствуют появлению новых жалоб на процессуальные нарушения, пытки и недозволенное обращение.

Правительство М.Саакашвили пытается выполнить обещания радикальных реформ и удовлетворить требования общества покончить с массовой безработицей, бедностью, коррупцией и разгулом преступности, захлестнувшими страну после обретения независимости в 1991 г. По меньшей мере часть решения правительство видит в сближении с Европой и США, стремясь привести национальную правовую, экономическую и социальную систему в соответствие с принятыми там стандартами.(1) Исходя из этого власти развернули широкие реформы практически во всех областях — от образования до армии.

Одним из ключевых направлений реформ было искоренение коррупции и разгула преступности. Решительная позиция президента М.Саакашвили в этом вопросе привела к кампании громких арестов бывших государственных чиновников и лиц, подозреваемых в причастности к организованной преступности. После 12 лет коррумпированного режима население приветствовало правительство, наконец заявившее о готовности заниматься этими вопросами. Международное сообщество, со своей стороны, тепло приняло нового партнера, обещавшего принести стабильность в регион.(2) Однако кампания борьбы с преступностью и коррупцией сопровождалась постоянными заявлениями о нарушениях со стороны правоохранительных органов, включая пытки и недозволенное обращение. В первые десять месяцев нового правительства произвол скорее усилился. Следуя заявленной политике "сильной руки", правоохранительные органы, похоже, решили использовать любые средства для ареста самых различных подозреваемых. Адвокаты, сотрудники неправительственных организаций, журналисты и даже должностные лица рассказывали Хьюман Райтс Вотч о массовых нарушениях со стороны полиции, в том числе об отсутствии соответствующих ордеров, подбрасывании задержанным боеприпасов и наркотиков, использовании подставных свидетелей, а также о пытках и жестоком обращении.(3)

Одной из составляющих программы реформы уголовной юстиции стало введение системы упрощенного производства по делу (процессуальной сделки), которая косвенно способствует безнаказанности, позволяя причастным к пыткам сотрудникам или их коллегам договариваться с обвиняемым об отказе от правовой защиты в обмен на обещание смягчения наказания. В то время как закон предписывает судьям удостоверяться в добровольности такой сделки, на практике суды практически ничего не предпринимают для предупреждения злоупотреблений и утверждают договоренности, фактически лишающие подсудимого возможности добиваться правосудия по фактам пыток. Принимая во внимание многолетние традиции полицейского произвола в Грузии, следовало бы обеспечить дополнительные гарантии того, чтобы институт сделки не приводил к нарушению прав подозреваемого/обвиняемого, однако, как представляется, никаких мер в этом направлении принято не было.

Новые нарушения со стороны правоохранительных органов зачастую резко контрастировали с официальными обещаниями реформ. К октябрю 2004 г. правительство, похоже, осознало это и предприняло ряд шагов по исправлению ситуации, предложив улучшить подготовку сотрудников полиции и введя дополнительный контроль за местами содержания под стражей.

В настоящем меморандуме рассматривается состояние проблемы пыток со времени прихода к власти правительства М.Саакашвили. Приводится краткий обзор исторического контекста, анализируются политические приоритеты нового правительства, способствовавшие усугублению факторов, ведущих к пыткам, в особенности в части борьбы с коррупцией и организованной преступностью, рассматриваются меры, принятые властями для борьбы с пытками. В меморандуме описывается несколько случаев пыток, высвечивающих проблемные стороны нового института процессуальной сделки и сохранение проблемы безнаказанности. Наконец, предлагается ряд рекомендаций. В частности, грузинским властям следует обеспечить систематическое и беспристрастное расследование всех жалоб на пытки и недозволенное обращение, предавать гласности результаты всех таких расследований и привлекать виновных к ответственности. В области борьбы с безнаказанностью рекомендуется при согласии подозреваемого/обвиняемого на сделку вводить гарантии того, что его право добиваться правосудия за пытки или недозволенное обращение не будет ущемлено.

Общие сведения

Пытки

Многолетняя практика массовых пыток и недозволенного обращения в Грузии детально документирована начиная с 1990-х гг.(4) Несмотря на заявления каждого очередного правительства о намерении провести реформы, направленные на сокращение масштабов пыток в полиции, заявления о таких фактах по-прежнему продолжали поступать. В 1997 г. спецдокладчик ООН по пыткам выявил применение следующих методов:

Подвешивание за ноги; обливание холодной водой; вырывание ногтей на пальцах рук или ног; применение электрошока; систематические побои, иногда приводящие к переломам костей или утрате зубов; угрозы расправы или пыток в отношении членов семьи задержанного. Суды, как говорят, обычно отказываются исключать доказательства, в том числе "признания", от которых подсудимые отказываются как от полученных под пыткой, и не принимают мер к расследованию таких заявлений о пытках.(5)

Некоторые реформы, предпринятые до "революции роз", имели позитивный, хотя и ограниченный, эффект. Они включали усиление независимого мониторинга мест содержания под стражей и передачу их и мест отбывания наказания из ведения МВД в компетенцию Министерства юстиции, в соответствии с рекомендациями международных органов.(6) Как местные НПО, так и международные наблюдатели отмечали снижение числа сообщений о сомнительных случаях смерти в местах содержания под стражей, о случаях пыток, приведших к тяжким последствиям, а также о случаях применения электрошока.(7)

Однако многие реформы так и не были реализованы. Вступивший в силу в мае 1999 г. новый уголовно-процессуальный кодекс предусматривал некоторое расширение прав задержанных по уголовным делам, однако внесенные вскоре поправки фактически свели эти новые права на нет.(8) В 2002 г. тогдашний министр внутренних дел К.Нарчемашвили попытался еще более ограничить права задержанных, предложив парламенту принять дополнительные поправки в УПК.(9) Прокуратура советского образца сохранила взаимоисключающие функции поддержки обвинения и защиты прав задержанного, а суды — фактическую зависимость от исполнительной власти, что отнюдь не способствовало их реагированию на заявления о пытках. В результате обвинявшиеся в пытках и недозволенном обращении сотрудники правоохранительных органов могли не опасаться ни огласки, ни наказания.

Коррупция и организованная преступность

К 2003 г. коррупция стала всеохватывающей. Она приобрела массовый характер как в государственном, так и в частном секторе и зачастую, как представляется, прикрывалась государственными органами. Это самым негативным образом сказывалось на экономике, и без того ослабленной вооруженными конфликтами и нестабильностью, и парализовывало усилия правительства в области борьбы с бедностью. Столь же негативно коррупция влияла на попытки построить правовое государство, подрывая легитимность судебной системы и доверие к правоохранительным органам.(10)

Не меньшей угрозой для страны в этот период стала и насильственная организованная преступность. Многие основные дороги стали опасными для передвижения рядовых граждан из-за угрозы похищений и грабежей. Наибольшего размаха беззаконие достигло в мятежных республиках Абхазия и Южная Осетия и прилегающих районах, а также в Панкиси; постоянно поступали сообщения о причастности полиции к похищениям людей и другим проявлениям оргпреступности.(11)

После "революции роз"

Местные НПО, международные наблюдатели и даже сами грузинские официальные лица признают неудовлетворительное состояние ситуации с пытками на протяжении большей части 2004 г.(12) НПО впервые за примерно два года обнародовали несколько подозрительных случаев смерти в местах содержания под стражей и сообщали о жалобах на пытки и недозволенное обращение.(13) Несмотря на всю осведомленность должностных лиц о существовании такой проблемы, власти не спешили с реагированием, а иногда и вообще проявляли безразличие. Заявления президента и других высокопоставленных чиновников, как представляется, даже поощряли произвол правоохранительных органов и не слишком соответствовали заявленной цели приближения к европейским стандартам.(14) Пострадавшим от нарушений предлагалось забыть о пытках и жестоком обращении с помощью института процессуальной сделки, и безнаказанность оставалась нормой.(15)

На пути к реформам?

На протяжении большей части 2004 г. власти практически не реагировали на заявления о полицейском произволе и пытках, раздававшиеся со стороны местных НПО и других наблюдателей. Однако к октябрю, после скоординированных усилий НПО по вынесению вопроса на правительственную повестку, власти проявили некоторое внимание. На состоявшейся в октябре встрече с представителями местных НПО президент М.Саакашвили и другие руководители в качестве шага по борьбе с пытками обсуждали план введения независимого мониторинга полицейских участков и изоляторов временного содержания.(16) Должностные лица признали, что кампании против коррупции и оргпреступности стали одним из факторов нарушений и что необходимо уделять большее внимание искоренению нарушений прав человека силовыми структурами. Генеральный прокурор З.Адеишвили публично заявил, что правительство должно продолжить борьбу с коррупцией и оргпреступностью, но не нарушая при этом прав человека.(17) В интервью Хьюман Райтс Вотч он признался: "Мы сделали большую ошибку после революции. Сосредоточились на коррупционных делах, и другие проблемы еще были, такие как Аджария и очень болезненные реформы в полиции".(18)

После октября 2004 г. правительство предложило ряд инициатив. Одной из главных стало создание с подачи МВД совета по мониторингу для посещений полицейских участков и подведомственных МВД изоляторов.(19) В состав совета вошли волонтеры из НПО, работающих по проблеме пыток, которых отбирает Народный защитник. Последний также обеспечивает часть финансирования операционных расходов совета.(20)

К другим шагам относятся автоматическая проверка при наличии травм у задержанного в момент передачи из полицейского изолятора в подведомственные Минюсту места досудебного содержания под стражей, а также усиление внутреннего контроля со стороны Генеральной прокуратуры.(21)

Все эти меры лежат в русле возобновления с мая-июня 2004 г. внимания правительства к уровню профессионализма полиции, в особенности в части сбора доказательств. Генеральный прокурор уверял Хьюман Райтс Вотч, что это имеет отношение к искоренению пыток, поскольку, мол, нужда в них отпадет сама собой, если сотрудники полиции будут в состоянии собрать доказательства, достаточные для раскрытия преступления и доказывания вины.(22) С помощью международных доноров власти собирались усилить подготовку полицейских кадров в области сбора доказательств и создать и укомплектовать специалистами несколько судебно-медицинских лабораторий.(23) На момент составления настоящего меморандума вопрос создания лабораторий находился на стадии решения, судмедэксперты проходили обучение; подготовка полицейских по-прежнему стоит в повестке дня, однако со сроками сохраняется неопределенность. Грузинские власти возобновили совместную работу с ОБСЕ по выработке и реализации национального плана действий по борьбе с пытками.

Инициативы правительства стали позитивным шагом в направлении предупреждения пыток. К декабрю 2004 г., когда представитель Хьюман Райтс Вотч находился в Грузии, было еще слишком рано судить об их эффективности и оценивать шансы на успех. Это подчеркивает необходимость продолжения работы по мониторингу и оценке со стороны как грузинского правительства, так и НПО и международного сообщества. Со времени принятия первых мер поступило также и несколько тревожных сигналов. К январю вновь созданный совет по мониторингу уже, как представляется, работал на полную мощность, однако мониторинговые усилия еще не привели к сокращению числа сообщений о пытках. По данным совета, за 10-дневный период посещений в январе 2005 г. было выявлено 15 случаев применения сотрудниками полиции физического насилия к задержанным, что свидетельствует о сохранении остроты проблемы.(24)

По меньшей мере в одном случае правительство попыталось воспрепятствовать общественному обсуждению причастности полиции к пыткам. С февраля 2004 г. по нескольким частным телеканалам показывали ролики против пыток, спонсорами которых выступили Еврокомиссия и грузинская НПО "Бывшие политзаключенные - за права человека". В роликах фигурировали полицейские в форме, издевавшиеся над задержанными, а также приспособления для пытки током. Закадровый текст гласил, что избивать задержанных — это уголовно-наказуемое преступление, а в кадре присутствовал номер горячей линии.(25)

13 и 14 декабря телеканалы "Имеди" и "Кавказия" получили письма из Государственной антимонопольной службы с предложением приостановить показ роликов.(26) К ним прилагалось письмо МВД, в котором говорилось, что ролики "дискредитируют профессию полицейского и мешают реформированию системы, целью которого является установление в стране правосудия и порядка". Указывалось также, что ролики не соответствуют закону о рекламе.(27) В заключение предлагалось снять ролики с эфира. Оба канала приостановили показ. На следующей неделе представители антимонопольной службы и МВД провели встречи с представителями Еврокомиссии и НПО "Бывшие политзаключенные - за права человека". На встрече с НПО власти поставили вопрос об изменении содержания роликов, с тем чтобы из них был исключен показ полицейской формы, здания МВД и устройств для пытки током.(28)

После неоднократных запросов письменного подтверждения запрета на показ роликов НПО "Бывшие политзаключенные - за права человека" в конце января 2005 г. все же получила ответ из антимонопольной службы, в котором говорилось, что речь идет не о запрете, а всего лишь о рекомендации. В начале февраля 2005 г. НПО предъявила это письмо обоим телеканалам, и показ роликов был возобновлен в неизменном виде.(29)

Проблема ответственности и безнаказанности после "революции роз"

Пожалуй, самым большим разочарованием в области соответствующих реформ последнего времени стало недостаточное выполнение властями обещаний обеспечить ответственность за пытки. Генеральная прокуратура действительно начала возбуждать уголовные дела в отношении некоторых сотрудников полиции, однако ее реагирование на сотни заявлений о пытках и недозволенном обращении пока еще не достигло уровня, который позволил бы эффективно бороться с укоренившейся безнаказанностью правоохранительных органов.(30) Как показано ниже, факторы, способствующие безнаказанности, по-прежнему сохраняют институциональный характер, а сами правоохранительные органы систематически находят пути ухода от уголовной ответственности.

Генеральный прокурор публично заявил о необходимости добиваться правосудия в отношении допускающих нарушения сотрудников полиции и сообщил Хьюман Райтс Вотч, что в последнее время его ведомство действительно стало возбуждать уголовные дела.(31) В 2004 г. из 228 дел по фактам неправомерных действий сотрудников полиции 33, по данным генпрокуратуры, были связаны с "элементами бесчеловечного и унижающего достоинство обращения".(32) При этом по этим 33 делам только в одном случае сотрудник полиции получил реальный срок, что вызывает вопросы, учитывая официально признаваемый массовый характер пыток и недозволенного обращения.(33)

20 из упомянутых генпрокурором 33 дел были прекращены или приостановлены.(34) Следствие по одному делу на момент подготовки данного меморандума продолжалось, материалы по 12 делам были направлены в суд.(35) На момент подготовки данного меморандума приговор был вынесен по пяти делам.(36)

В одном случае суд вынес решение о наложении штрафа, по трем делам подсудимые были осуждены условно (при этом в трех из четырех вышеупомянутых случаев речь шла, как представляется, скорее о жестоком обращении, но не о пытках; в одном деле, которое по внешним признакам подпадало под состав пытки, человек умер менее чем через час после освобождения из-под стражи). Пятое дело — единственное, по которому был вынесен приговор к реальному лишению свободы (полтора года), - было связано с избиением другого сотрудника полиции при неясных обстоятельствах.(37)

Сохранению безнаказанности сотрудников правоохранительных органов, совершавших акты пыток, способствовал целый ряд факторов: запугивание, уговоры и блокирование правосудия. По словам наших собеседников из неправительственных организаций, во многих случаях пострадавшие от пыток или их родственники при принятии решения не настаивать на жалобах исходили из бесперспективности таких попыток или боялись последствий.(38) В двух случаях сомнительной смерти задержанных родственники заявили, что боятся жаловаться: как представляется, им угрожали.(39) В других случаях власти уговаривали пострадавших отказаться от претензий, обещая смягчение приговора через новую систему процессуальных сделок, или попросту саботируя расследование и уголовное преследование по поступившим жалобам.

Процессуальная сделка

Упрощенное судопроизводство (институт процессуальной сделки) было введено поправками в УПК в феврале 2004 г., а через четыре месяца это было распространено и на ситуации, когда обвиняемый не признает себя виновным.(40) В соответствии с новым порядком прокурор в обмен на смягчение наказания или вообще закрытие дела может договариваться с обвиняемым о том или ином сотрудничестве, включая уплату определенной суммы в бюджет.(41) По закону такая выплата, как представляется, не является ни штрафом по смыслу уголовного кодекса, ни, когда речь идет о коррупционных делах, возмещением причиненного государству ущерба. После этого сделка подлежит утверждению судом, который должен убедиться в изначальном наличии против обвиняемого уголовного дела и в добровольности заключенной сделки.

Многие громкие коррупционные дела против бывших чиновников и бизнесменов завершились крупными выплатами в бюджет в обмен на снятие обвинений.(42) Институт процессуальной сделки широко используется правоохранительными органами и в других — рядовых уголовных делах, таких как кража или хулиганство.(43)

Система процессуальных сделок вызвала широкую критику со стороны как дипломатического сообщества, так и грузинских адвокатов и неправительственных организаций, которые в один голос заявляют о глубокой порочности такого метода борьбы с коррупцией. В докладе Совета Европы в связи с этим отмечалось:

Эта система чревата не только созданием впечатления, что крупным расхитителям позволяется откупаться от правосудия, но и опасностью произвола в условиях отсутствия правовых и административных сдержек и противовесов в грузинской полиции, органах прокуратуры и судах.(44)

Хьюман Райтс Вотч не выступает против идеи процессуальной сделки как таковой при условии соблюдения на практике предусмотренных законом процессуальных прав. Однако в Грузии нами документально зафиксированы случаи, когда правоохранительные органы использовали свои полномочия для препятствования с помощью этого института полному расследованию заявлений о пытках. Принимая во внимание массовый характер пыток в Грузии, судьи должны с особенной тщательностью удостоверяться в отсутствии принуждения к сделке, но в тех случаях, которые мы проанализировали, этого, как представляется, не делалось.

Адвокат Тамара Джапаридзе в интервью Хьюман Райтс Вотч рассказала о клиенте, который утверждал, что его избили сотрудники полиции в связи с незначительным дорожно-транспортным происшествием в сентябре 2004 г.(45)

По словам адвоката, ее клиент утверждал, что его в наручниках в течение нескольких часов в ночное время избивали в полицейском управлении тбилисского района Ваке-Сабуртало.(46) В это время в полицию прибыли родители задержанного. Они заявили адвокату, что ожидали в коридоре и слышали, как били их сына. По их словам, с ними также обошлись довольно грубо: отца ударили по лицу, в отношении матери допустили рукоприкладство.(47) Утром следующего дня родители вызвали в полицию адвоката. Когда Т.Джапаридзе встретилась с задержанным, она засвидетельствовала наличие у того синяков на руках, ногах, спине и шее, а также порезов и ссадин на носу и на лбу.(48) Адвокат подала жалобы Народному защитнику и в Генеральную прокуратуру, а также потребовала немедленно провести медицинское освидетельствование задержанного, которое было проведено государственным медэкспертом по прошествии примерно двух суток.(49) При этом с заключением экспертизы адвокату так и не дали ознакомиться. Задержанного обвинили в хулиганстве, после чего выпустили под залог.(50)

С согласия клиента Т.Джапаридзе намеревалась дать ход жалобе на пытки. Однако через несколько недель клиент связался с ней и попросил не предпринимать дальнейших действий. Он сказал, что прокурор предложил сделку, по условиям которой он должен был признать свою вину и согласиться с полицейской версией событий, где никакие упоминания о пытках не фигурировали. Таким образом, клиент Т.Джапаридзе был поставлен перед выбором: предстать перед судом, известным готовностью следовать прокурорской воле, или отказаться от реальной возможности добиться правосудия по факту пыток. Адвокат рассказывает:

В итоге они договорились, что он [клиент] платит три тысячи лари [примерно 1700 долл. США] и признает себя виновным. Им нужно было его согласие на виновность, чтобы выгородить полицейских, которые его били. Прокурор заставил его согласиться на это... Сейчас прокуроры очень часто так с делами разбираются. У меня куча дел о побоях [в полиции]. Все дела о пытках вот так и кончаются, никого никогда не наказывают.(51)

В декабре судья тбилисского района Ваке-Сабуртало в ходе короткого процедурного заседания утвердил сделку. По словам Т.Джапаридзе, на все потребовалось около четверти часа: судья спросил ее клиента, признает ли тот свою вину, после чего утвердил сделку, лишь бегло ознакомившись с обстоятельствами дела.(52)

Сам клиент Т.Джапаридзе не проявил заинтересованности во встрече с представителем Хьюман Райтс Вотч. Адвокат объяснила, что перед сделкой и он, и его семья были настроены на то, чтобы предать пытки огласке, но после заключения сделки они отказались от каких-либо дальнейших шагов.

Другой рассмотренный нами случай связан в задержанием 24 августа 2004 г. беженца из Чечни Рустама Анзорова.(53) По словам его адвоката, полиция утверждала, что у Анзорова было незарегистрированное оружие, которое, однако при нем его не нашли, и тогда возникло обвинение в хулиганстве и неподчинении законному требованию сотрудников полиции в связи с якобы оскорбительными высказываниями Анзорова в адрес последних. Сам задержанный заявил адвокату, что с ним обращались грубо, выкручивали руки и продолжали избивать в полицейском управлении тбилисского района Ваке-Сабуртало, в том числе рукоятками пистолетов. На следующий день Анзорова перевели в изолятор Министерства государственной безопасности и там уже не били.(54) Адвокат рассказывает:

Я встретился с ним в изоляторе МГБ. Он рассказал мне о побоях. У него глаз распух, кровавый был. Голова и плечи все в синяках. Я заявил в МВД насчет побоев, но они не отреагировали.(55)

Независимая судмедэкспертиза 30 августа установила наличие у Анзорова травм, в том числе в области обоих глаз, шеи и левого плеча. Заключение врача, осматривавшего Анзорова при последующем поступлении в следственную тюрьму N 1 также подтверждает наличие у задержанного травм в области обоих глаз и спины.(56)

Впоследствии из МВД поступил ответ на жалобу адвоката, в котором говорилось, что фигуранты жалобы не находятся в подчинении министерства и что жалоба направлена в МГБ. Оттуда никакого ответа не последовало.(57)

Суд тбилисского района Ваке-Сабуртало санкционировал заключение Анзорова под стражу на три месяца. В сентябре прокурор предложил задержанному свободу в обмен на признание и уплату определенной суммы в бюджет. Адвокат рассказывает:

Сначала просили 50 тысяч долларов. Как на базаре. Но поскольку история попала в газеты, что его били и ни за что арестовали, отпустили за пять тысяч лари [примерно 2800 долл. США].(58)

Хотя, по словам адвоката, Анзоров по-прежнему считал себя невиновным, перспектива провести до девяти месяцев в предварительном заключении с последующим неясным исходом суда, который, скорее всего, прислушался бы к мнению гособвинителя, заставила его принять предложение прокурора. Как и в предыдущем случае, при этом ему пришлось оставить надежду на доведение до конца жалобы по факту недозволенного обращения.

Вскоре после заключения сделка была утверждена судом тбилисского района Ваке-Сабуртало на процедурном слушании, которое заняло около пяти минут, и Анзоров был освобожден.(59)

Как нам сообщили из Генеральной прокуратуры, предварительной проверкой было установлено, что имевшиеся у Анзорова травмы были получены им при сопротивлении аресту и что сам Анзоров "заявил, что не имеет претензий ни к патрульно-постовой службе, ни к полиции тбилисского района Ваке-Сабуртало. Он также не утверждает, что они причинили ему какие-либо телесные повреждения".(60)

Соответственно, прокуратура не нашла оснований для возбуждения уголовного дела.(61)

Факторы, препятствующие расследованию и уголовному преследованию

Примером сохраняющегося нежелания правоохранительных органов осуществлять в отношении сотрудников полиции расследование и уголовное преследование по фактам пыток служит дело Николоза Окруашвили. Оно также высвечивает системную проблему конфликта интересов внутри прокуратуры, выполняющей надзорные и следственные функции, которая приводит к ущемлению гарантий для лиц, обращающихся с жалобами на действия полиции и самой прокуратуры.(62) В данном деле заявление появилось еще до прихода к власти нынешнего правительства, однако и после "революции роз" пострадавшему и его адвокату не удалось добиться прогресса.

Николоз Окруашвили был арестован полицией 22 апреля 2003 г. по подозрению в причастности к квартирной краже, произошедшей тремя днями ранее. Как рассказывал Окруашвили своему адвокату, его пытали на шестом этаже тбилисского полицейского управления. Адвокат сообщил Хьюман Райтс Вотч:

Когда Окруашвили заявил, что не участвовал [в преступлении], полиция его стала бить. Били, потом черную шапку на голову натянули, и еще потом — противогаз, дышать не давали. Ток к нему подводили, провода к ушам, к пальцам, к позвоночнику — все сразу. Дубинкой били по ногам. Вот так четыре-пять часов. Он сознание потерял.(63)

В итоге Окруашвили подписал признание.

Когда Окруашвили впервые предстал перед судьей в тбилисском районе Мтацминда-Крцаниси (через трое суток после ареста и уже после того, как он подписал признание) он заявил, что в полиции его били. Председательствующий поручил прокурору провести проверку. После слушания, когда Окруашвили перевели в СИЗО, врач Минюста, проводящий осмотр поступающих задержанных, зафиксировал наличие у Окруашвили травм, включая синяки в области левого глаза, затылка и голеней.(64)

26 июня 2003 г. прокурорской проверкой было установлено, что Окруашвили сам нанес себе телесные повреждения, чтобы смягчить наказание.(65)

После обжалования Окруашвили заключения прокурорской проверки 16 июня 2004 г. суд тбилисского района Мтацминда-Крцаниси предписал прокуратуре возбудить уголовное дело. 10 августа 2004 г. прокуратура того же района возбудила дело по статье 333 УК (превышение должностных полномочий), однако никаких обвинений предъявлено не было, хотя Окруашвили назвал четырех из шести сотрудников полиции, которые избивали его.(66) 10 ноября дело было приостановлено. Генеральная прокуратура заявила, что "в ходе проведенного расследования не удалось собрать достаточного количества убедительных доказательств для предъявления обвинения, в связи с чем данное дело производством приостановлено".(67) Генпрокуратура отказалась ознакомить Окруашвили или его адвоката с материалами дела, указав, что Окруашвили является свидетелем, а не потерпевшим, поскольку дело возбуждено по факту превышения должностных полномочий, а не по факту пыток. По грузинскому законодательству право знакомиться с материалами дела имеют только потерпевший и обвиняемый.(68)

Адвокат Окруашвили обжаловал приостановление дела в тбилисской городской прокуратуре. Оттуда жалобу возвратили в прокуратуру района Мтацминда-Крцаниси, которая 16 января 2005 г. вынесла решение об отказе в жалобе. На момент подготовки настоящего меморандума адвокат Окруашвили обжаловал это решение в Генеральной прокуратуре.(69)

В другом случае власти для воспрепятствования расследованию воспользовались неспособностью человека назвать пытавших его лиц, хотя они и обязаны вести постоянный учет всех контактов сотрудников правоохранительных органов с задержанным.(70) Гиа Лобжанидзе и Валерий Куртанидзе были арестованы 22 апреля 2004 г. по подозрению в квартирной краже и доставлены в полицейское управление тбилисского района Дидубе-Чугурети, где их, как утверждается, избивали ногами и рукоятками пистолетов. После отказа обоих задержанных признать себя виновными они были доставлены в городское управление полиции.(71)

На следующий день при встрече с адвокатом Лобжанидзе сообщил ему, что в полиции его били и пытали током. Адвокат рассказывает:

Они применяли 12-вольтовый телефон. Ручку крутанут — и током. Он себе кусок языка откусил, он у него весь в крови был, распух. Говорить не мог [Лобжанидзе], только руками и жестами... Ему к пальцам обеих рук провода подводили, а перед этим бумагой обматывали, чтобы следов не оставалось.(72)

Независимая судмедэкспертиза подтвердила наличие у Лобжанидзе травм в области шеи, рук, кистей рук, ног, спины и языка, установив, что характер травм соответствует заявлениям о применении серьезного физического воздействия.(73)

Адвокат обратился с жалобой в прокуратуру тбилисского района Дидубе-Чугурети, по которой было возбуждено уголовное дело. Затем письмом от 3 августа 2004 г. адвоката известили, что дело закрыто в связи с неустановлением лиц, совершивших преступление.(74)

Лобжанидзе не смог назвать пытавших его сотрудников полиции.(75) Однако правоохранительные органы должны были проверить собственные учетные данные, с тем чтобы выяснить, кто проводил допрос и кто имел доступ к задержанному.

В предоставленной Хьюман Райтс Вотч информации Генеральная прокуратура не отрицает наличия травм у Лобжанидзе и Куртанидзе, однако утверждает, что они были получены еще до ареста. Генпрокуратура также указывает на существование "отдельного документа, в котором задержанные прямо заявляют, что ни разу не подвергались недозволенному обращению в период их нахождения в изоляторе".(76) В связи с недостаточностью доказательств и заявлениями сотрудников полиции о непричастности к пыткам власти решили закрыть дело.

Отмечены случаи, когда расследованию заявлений о пытках препятствовали угрозы в адрес задержанных со стороны сотрудников правоохранительных органов. Примером может служить одно из самых громких и противоречивых коррупционных дел, связанное с арестом и недозволенным обращением с бывшим председателем Контрольной палаты Грузии Сулханом Молашвили.(77)

22 апреля 2004 г. Молашвили явился по повестке в городскую прокуратуру Тбилиси, где его задержали по обвинению в коррупции в бытность председателем Контрольной палаты.(78) Задержанного доставили в главное полицейское управление; там он, как следует из его заявлений, подвергся пыткам. Примерно в 2 или 3 часа ночи к нему в камеру вошли несколько человек, завязали глаза и отвели наверх в некий кабинет. Молашвили слышал, как открывается и закрывается дверь, из чего сделал вывод, что в кабинет заходили несколько человек. После этого с ним несколько раз заговаривали, требуя сознаться, заплатить требуемую сумму и признать, что он выполнял политические установки бывшего президента Э.Шеварднадзе. Когда Молашвили отказался, ему сковали руки за спиной наручниками, обернули запястья чем-то вроде бумаги и сняли с него носки. После этого он почувствовал, что по нему пропускают ток.(79) На независимой судмедэкспертизе Молашвили заявил:

В тот момент он ощутил ... боль в костях, шум в ушах, после чего все это волной дошло до лица; он ощутил жгучую боль в области лица, глаза отяжелели и стали выпячиваться из глазниц... У него было ощущение кровотечения из ушей, именно ощущение. До настоящего времени у него наблюдается шум и онемение в левом ухе.(80)

Из материалов независимой судмедэкспертизы следует, что от Молашвили требовали подписать признание, а когда он отказался, ему на голову задрали свитер, и он почувствовал обжигающую боль в области спины. Молашвили понял, что ему прижигают спину сигаретами. Это повторилось несколько раз и сопровождалось требованиями подписать признание и угрозами новых пыток. Когда все закончилось, Молашвили предупредили, чтобы он держал язык за зубами, пригрозив, что в противном случае "он увидит, что случилось с членами его семьи и с его детьми, и будет сам виноват".(81) По словам адвокатов и других источников, с которыми общался Молашвили, из-за угроз в адрес семьи он никому не говорил о пытках до 2 июля.(82)

23 апреля суд тбилисского района Ваке-Сабуртало отказался освободить Молашвили под залог и санкционировал содержание под стражей сроком на три месяца.(83) По словам адвоката, задержанный не присутствовал на слушании из-за плохого самочувствия, вызванного пытками.(84) Молашвили был помещен в следственную тюрьму N 1 (находится в ведении Минюста). Позднее в тот же день его перевели в тюремную больницу с жалобами на тупую боль в груди и опухоли в области рук и ног.(85)

Несколько попыток обжаловать назначенную меру пресечения в вышестоящих судебных инстанциях успеха не принесли.(86)

2 июля в тюремной больнице с Молашвили встретилась председатель НПО "Бывшие политзаключенные - за права человека" Нана Какабадзе. По ее словам, сначала Молашвили не проявлял желания рассказывать о пережитом. Он заявил Какабадзе, что опасается за безопасностью свою и своей семьи. Однако позднее он все же рассказал правозащитнику о пытках током и прижигании сигаретами. Какабадзе сфотографировала небольшие повреждения округлой формы на спине у Молашвили.(87)

В тот же день Н.Какабадзе на пресс-конференции обнародовала заявления Молашвили о пытках. Уже ночью, как представляется — по следам пресс-конференции, власти перевели Молашвили в следственную тюрьму N 7, известную крайне тяжелыми условиями содержания.(88) Арестованного поместили в подвальную камеру без вентиляции и освещения — как естественного, так и искусственного. В камере не было ни стула, ни часов, водопроводный кран не закрывался, и постоянно присутствовал шум идущей воды.(89) 7 июля Молашвили в камере посетили содокладчик Мониторингового комитета ПАСЕ по Грузии Матиаш Эорш и два грузинских правозащитника.(90)

После посещения М.Эорш сделал заявление:

Я шокирован условиями, в которых содержится арестованный. Это серьезное нарушение прав человека. Я встретился с людьми из Министерства юстиции и сказал им, что я шокирован. Ни один человек, сколь бы серьезными ни были выдвигаемые против него обвинения, не должен содержаться в таких условиях... Борьба с коррупцией, возможно, очень важна для правительства, но я хотел бы подчеркнуть, что все должно делаться в рамках закона. Незаконные действия недопустимы, особенно если такие действия доходят до пыток.(91)

5 и 6 июля Центром судмедэкспертизы Министерства здравоохранения было проведено освидетельствование Молашвили. В заключении отмечается наличие у него на спине небольших шрамов округлой формы, вызванных воздействием горячих предметов в пределах полугода с момента экспертизы.(92)

9 июля Молашвили по просьбе его адвоката осматривала независимый судмедэксперт Майя Николеишвили. В заключении отмечается, что имеющиеся на теле Молашвили повреждения соответствуют его заявлениям о пытках.(93)

5 июля прокуратура г.Тбилиси возбудила в связи с заявлениями о пытках уголовное дело. Однако уже 13 июля прокурор города Валерий Григалашвили заявил, что травмы были нанесены либо самим Молашвили, либо кем-либо из сокамерников: "Следствие определило, что Сулхан Молашвили, мягко говоря, лжет. Его никто не пытал в камере предварительного заключения города Тбилиси".(94)

В ответ на это адвокаты Молашвили добились передачи дела в Генеральную прокуратуру. Генеральный прокурор заявил Хьюман Райтс Вотч, что обвиняемый отказывается сотрудничать со следствием и что он сомневается в успехе.(95)

На момент подготовки данного меморандума Молашвили оставался в СИЗО, ожидая суда.

В 2004 г. также активно арестовывались лица, которых власти считали причастными к организованной преступности или бандитизму. Так, 1 сентября в дом Гено Кулавы ворвались около тридцати сотрудников полиции и органов безопасности и задержали хозяина. В тот же день были арестованы еще трое, все — бывшие члены партизанской группы, действовавшей на территории Абхазии. Арестованного Кулаву вместо ближайшего полицейского управления в Зугдиди доставили в участок в небольшом городке Хоби, примерно в 40 км к югу. Адвокат Тандила Джологуа сообщил Хьюман Райтс Вотч, что видел Кулаву примерно через семь-восемь часов после ареста и что тот выглядел вполне здоровым. Однако примерно через двое суток, перед первым судебным слушанием в Зугдиди, адвокат заметил у подзащитного синяк под глазом и хромоту. Кулава заявил защитнику, что в полиции его избили. По словам адвоката, его подзащитному сковали руки наручниками под коленями, после чего продели под руки лом и подвесили вниз головой, положив оба конца лома на столы. В таком положении его били резиновыми дубинками по ногам и прижигали свечами руки и ноги. От задержанного требовали сознаться в причастности к похищению.(96)

Кулаве было предъявлено обвинение в незаконном хранении оружия и наркотиков. Арестованный, со своей стороны, утверждал, что все это ему подбросила полиция. В районном суде Гали-Гульрипш Джологуа обратил внимание судьи на травмы и ходатайствовал о назначении медицинского освидетельствования. Прокурор согласился назначить экспертизу.(97)

Защита также провела независимую судмедэкспертизу, которая признала характер полученных Кулавой травм соответствующим его заявлению о пытках.(98)

Наличие травм у Кулавы и других задержанных одновременно с ним засвидетельствовали и сотрудники зугдидского офиса Народного защитника. По сведениям, они заявили, что намерены привлечь к этому делу внимание Генеральной прокуратуры и других инстанций и добиваться возбуждения уголовного дела по факту пыток.(99)

Уголовное дело было действительно возбуждено районной прокуратурой в Поти, однако обвинение никому из сотрудников полиции предъявлено не было. Дело было приостановлено в связи с неустановлением лиц, совершивших преступление, поскольку сам Кулава не мог назвать никаких имен, а полиция в Хоби и Зугдиди, а также в управлении региона Самегрело-Земо Сванети все отрицала.(100) Как и в деле Лобжанидзе, представляется, что обязанность правоохранительных органов вести точный учет всех контактов сотрудников с задержанным не была должным образом выполнена.

Адвокат Т.Джологуа обжаловал содержание подзащитного под стражей в Сухумском суде в Тбилиси, и 14 ноября суд вынес решение об изменении меры пресечения. 15 ноября Кулава был отпущен из СИЗО, однако был сразу же повторно арестован органами безопасности по подозрению в причастности к тому самому похищению, о котором его допрашивали после первого ареста.(101)

Рекомендации

Правительству Грузии

Безотлагательно принять меры по искоренению факторов, способствующих нарушению в обращении с задержанными, в частности:

  • Обеспечить ведение полного и точного учета контактов с задержанным любых лиц, как в ходе допроса, так и в любое время содержания под стражей.
  • Обеспечить ношение всеми дознавателями, следователями, медперсоналом и иными сотрудниками, контактирующими с задержанным, ношение именных табличек с указанием фамилии и должности.
  • Обеспечить внимательное отношение медперсонала мест содержания под стражей к любым травмам и другим признакам недозволенного обращения. Любые телесные повреждения или признаки недозволенного обращения должны максимально подробно документироваться, а информация о них должна оперативно доводиться до соответствующих должностных лиц. Государство должно обеспечить необходимое для этого количество подготовленных медработников и ресурсы.
  • Обеспечить немедленное уведомление родственников о задержании члена семьи и немедленный доступ к задержанному близких родственников и юридических представителей.
  • Обеспечить полное, систематическое и беспристрастное расследование любых заявлений о нарушениях, с обнародованием результатов таких расследований.
  • Обеспечить временное отстранение от исполнения обязанностей любых должностных лиц, в отношении которых проводится проверка на предмет их причастности к совершению, санкционированию или попустительстве пыткам или иному недозволенному обращению, а при наличии достаточных доказательств — передавать такие дела для публичного уголовного преследования.

Внести изменения в законодательство, в частности:

  • Гарантировать право на немедленный доступ к адвокату по выбору любому лицу, которое заключается под стражу или задерживается для допроса сотрудником правоохранительных органов в рамках уголовного дела, вне зависимости от того, признается ли такое лицо подозреваемым или обвиняемым в преступлении.
  • Предоставить обвиняемому или его адвокату право вызова врача или иного свидетеля для дачи показаний в связи с пытками или недозволенным обращением на любом этапе уголовного судопроизводства, включая слушания о законности задержания и содержания под стражей.
  • Обеспечить доступность бесплатной юридической помощи для любого задержанного, не имеющего средств на адвоката, и обеспечить защиту оказывающих такую помощь адвокатов от давления со стороны государства.

Немедленно приступить к давно назревшим системным реформам, в частности:

  • Обеспечить лицам, идущим на процессуальную сделку, сохранение возможности обращаться с жалобами на пытки и недозволенное обращение и добиваться правовой защиты.
  • Реформировать прокуратуру, разделив правоохранительные и надзорные функции между полностью независимыми органами.
  • Укрепить независимость судебной системы и обеспечить надлежащее реагирование судьями на заявления о пытках посредством назначения расследования, принятия защитительных мер и исключения доказательств, полученных с помощью пыток или недозволенного обращения.
  • Обеспечить освобождение судом обвиняемого из-под стражи под гарантии явки на суд, в соответствии с законодательством Грузии и международными стандартами. Данная мера особенно необходима как фактор обеспечения того, чтобы обвиняемый не был вынужден идти на процессуальную сделку из-за длительного срока предварительного заключения, если только речь не идет о законных интересах безопасности.
  • Уполномочить независимый государственный орган с достаточным бюджетным финансированием контролировать работу судей в связи с пытками и налагать соответствующие санкции в случаях, когда судьи не назначают расследования, не принимают защитительных мер или не исключают доказательств, полученных с помощью пыток или недозволенного обращения.
  • Обратиться с просьбой опубликовать доклад по итогам посещения Грузии в 2003-2004 гг. Европейским комитетом по предупреждению пыток и выполнить его рекомендации.
  • Создать независимый орган по сбору и проверке жалоб на пытки и недозволенное обращение.

Европейскому союзу

Включить в качестве приоритетных конкретные критерии в области предупреждения пыток в План действий по реализации Политики европейского соседства, который предстоит согласовать с Грузией. Критерии должны включать законодательное реформирование прокуратуры с разделением правоохранительных и надзорных функций между отдельными независимыми органами.

Совету Европы

Побуждать правительство Грузии к опубликованию последнего доклада Европейского комитета по предупреждению пыток и к выполнению его рекомендаций.

ОБСЕ

Активизировать мониторинг случаев нарушений прав человека, в особенности связанных с пытками и процессуальными нарушениями, и регулярно обнародовать и обсуждать с правительством результаты такого мониторинга.

Рассмотреть возможность организации программы мониторинга судебных процессов с последующей публикацией доклада с рекомендациями по укреплению независимости судебной системы.

США и другим странам-участникам двустороннего сотрудничества в области безопасности

Увязать любую дальнейшую помощь в области безопасности с реформированием грузинским правительством института прокуратуры и принятием других конкретных мер по борьбе с пытками, включая выполнение рекомендаций настоящего меморандума.

Обеспечить прямую увязку любой дальнейшей помощи грузинским правоохранительным органам в области совершенствования сбора и анализа судебно-медицинских доказательств с предоставлением правительством Грузии всем задержанным с момента заключения под стражу беспрепятственного доступа к оперативной и беспристрастной судмедэкспертизе, равно как и всем другим лицам (как находящимся под стражей, так и нет), желающим документально подтвердить свое заявление о недозволенном обращении со стороны сотрудников правоохранительных органов или других должностных лиц.

Примечания

(1)  См., в частности: "Saakashvili Addressed PACE," Civil Georgia, January 28, 2004; Statement of H. E. Salome Zourabichvili, Foreign Minister of Georgia, Meeting of the Foreign Ministers, NATO Speeches, 8 December, 2004.

(2)  См., в частности: "Functioning of democratic institutions in Georgia," Document 10049, January 26, 2004, Parliamentary Assembly of the Council of Europe; "Powell Pledges U.S. Support to Georgia," Civil Georgia, January 26, 2004; "President's Anti-Corruption Proposals," Civil Georgia, February 2, 2004.

(3)  13-23 декабря 2004 г. сотрудник Хьюман Райтс Вотч находился в Грузии и встречался с представителями неправительственных организаций, официальными лицами, адвокатами, экспертами, пострадавшими и их родственниками, а также с представителями международных организаций, дипломатами и журналистами.

(4)  См., в частности: Human Rights Watch/Helsinki, "Torture and Due Process Violations in Georgia: An Analysis of Criminal Case No. 7493810," A Human Rights Watch Report, vol. 6, no. 11(D), August 1, 1994; Concluding observations of the Committee against Torture: Georgia, November 21, 1996, A/52/44, para. 111-121; Mr. Nigel S. Rodley, Report of the Special Rapporteur on Torture, December 24, 1997, Commission on Human Rights, fifty-fourth session, E/CN.4/1998/38; Georgia: Continuing Allegations of Torture and Ill-Treatment, Amnesty International, February 2000, EUR 56/01/00; Хьюман Райтс Вотч. Откат реформ: поправки подрывают доступ к правосудию. Т. 12, N 11 (D), октябрь 2000 г.

(5)  Mr. Nigel S. Rodley, Report of the Special Rapporteur on Torture, December 24, 1997, Commission on Human Rights, fifty-fourth session, E/CN.4/1998/38, para 98. (цит. по английскому тексту.) 19-25 февраля 2005 г. с миссией по установлению фактов в Грузии находился действующий спецдокладчик Манфред Новак.

(6)  См., в частности: Concluding observations of the Committee against Torture: Georgia, November 21, 1996, A/52/44, para. 111-121.

(7)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с представителями дипкорпуса, экспертами и сотрудниками грузинских НПО. Тбилиси, февраль 2004 г.

(8)  В частности, в значительной степени было сведено на нет только что предоставленное подследственному право обращаться с жалобами в суд на этапе предварительного следствия. См.: Хьюман Райтс Вотч. Откат реформ: поправки подрывают доступ к правосудию. Т. 12, N 11 (D), октябрь 2000 г.

(9)  Пресс-релиз Хьюман Райтс Вотч от 26 ноября 2002 г. "Над Грузией нависла угроза пыточного кодекса".

(10)  См., в частности: United Nations Development Programme, National Human Development Report Georgia 2000. В этом докладе ПРООН указывается, что значительная теневая экономика Грузии "крышуется" группировками, в которые входят сотрудники правоохранительных органов и другие должностные лица. Такие группировки не заинтересованы в эффективной судебной или правоохранительной системе, которая могла бы поставить под угрозу их доходы. По оценке Transparency International, в 2002-2004 гг. коррупция в Грузии носила массовый характер (Transparency International Corruption Index 2004).

(11)  См., в частности: Alexandre Kukhianidze, Transnational Crime and Corruption Center, "Criminalization and Cross-Border Issues: the Case of Georgia," March 2003; Human Rights Watch, Human Rights Watch World Report 2003, (New York: Human Rights Watch, 2003).

(12)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с Л.Рамишвили (Liberty Institute, Тбилиси, 19 декабря 2004 г.), У.Нануашвили (Центр информации и документации по правам человека, Тбилиси, 15 декабря 2004 г.), а также с генеральным прокурором З.Адеишвили (Тбилиси, 21 декабря 2004 г.)

(13)  См., в частности: Human Rights Information and Documentation Center One Step Forward, Two Steps Back, Tbilisi, 2004; Former Political Prisoners for Human Rights, Torture, Inhuman, Humiliating Treatment in Georgia: Theory and Practice, Tbilisi, 2004.

(14)  Human Rights Watch, "Agenda for Reform: Human Rights Priorities After the Georgian Revolution", A Human Rights Watch Briefing Paper, February 24, 2004.

(15)  Многие собеседники Хьюман Райтс Вотч в общем плане отмечали, что судьи продолжают подчиняться требованиям прокурора и не отстаивают прав подсудимого; полицейские и прокурорские работники не обеспечивают задержанному своевременного доступа к адвокату и не позволяют защите в полном объеме знакомиться с материалами дела. Среди других нарушений указывалось на то, что полиция не предъявляет постановления на арест и подбрасывает задержанному улики (наркотики и оружие). Интервью Хьюман Райтс Вотч с адвокатами, экспертами и представителями НПО. Тбилиси, 13-23 декабря 2004 г.

(16)  Возможно, правительство также осознало, что прошел уже почти год, льготный стартовый период заканчивается, и что при отсутствии реагирования на проблему оно может столкнуться с нарастанием международной критики, которая может негативно сказаться на поддержке со стороны мирового сообщества. Во встрече также принимали участие министр внутренних дел И.Окруашвили и генеральный прокурор З.Адеишвили. "Interior Minister Offers New Scheme Against Torture in Detention," Georgian Press Digest, Caucasus Press, October 12, 2004.

(17)  "General Procurator's Office - Human Rights General Procurator's Office Promises to Guarantee Observance of Human Rights During Arrests and in Preliminary Custody," Caucasus Press, October 18, 2004.

(18)  Интервью Хьюман Райтс Вотч. Тбилиси, 21 декабря 2004 г.

(19)  Данная инициатива стала результатом совместной договоренности правительства, Народного защитника и НПО. Институт Народного защитника — независимого национального уполномоченного по правам человека был создан в 1996 г. соответствующим законом.

(20)  Предполагалось обеспечивать расходы на бензин и мобильную связь. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Народным защитником Грузии С.Субари. Тбилиси, 22 декабря 2004 г. В декабре 2004 г. этот проект находился на стадии запуска, и некоторые вопросы полномочий и подготовки наблюдателей оставались еще неурегулированными.

(21)  По словам генерального прокурора, ранее по травмам, зафиксированным у задержанных в момент передачи из полицейского изолятора в подведомственные Минюсту места предварительного заключения, фактически никакого расследования не проводилось. Интервью Хьюман Райтс Вотч с З.Адеишвили (Тбилиси, 21 декабря 2004 г.) и сотрудником по правам человека Миссии ОБСЕ в Грузии И.Матт (Тбилиси, 20 декабря 2004 г.).

(22)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с З.Адеишвили. Тбилиси, 21 декабря 2004 г.

(23)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с З.Адеишвили (Тбилиси, 21 декабря 2004 г.) и сотрудником Посольства США в Тбилиси по политическим вопросам Э.Бейрдом (Тбилиси, 17 декабря 2004 г.) В течение 2004 г. численность полиции была сокращена с 30 до 15 тыс. человек с одновременным повышением денежного содержания с примерно 40 до 200 долл. США в месяц. По словам генерального прокурора, это способствовало повышению профессионального уровня полиции и, соответственно, сокращению нарушений.

(24)  "NGO-Police-Bearing NGOs Affirm that Citizens are Beaten in Police," Caucasus Press, January 21, 2005; "Police Under 24-hour Monitoring," Caucasus Press, January 21, 2004; "Ombudsman Presents Prisons Monitoring Results," Liberty Institute, January 20, 2005.

(25)  Горячая линия поддерживалась НПО "Бывшие политзаключенные — за права человека".

(26)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с председателем НПО "Бывшие политзаключенные — за права человека" Наной Какабадзе. Тбилиси, 18 декабря 2004 г. Копии писем в досье Хьюман Райтс Вотч. Государственная антимонопольная служба занимается, среди прочего, и вопросами телевизионной рекламы.

(27)  В письме содержалось напоминание об ответственности за показ неэтичных рекламных материалов (в том числе оскорбительных по признаку расовой, национальной, профессиональной принадлежности, социального статуса, возраста, пола, религии и пр.), статьи 3 и 4(8) Закона о рекламе. Цит. по англ. тексту.

(28)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с Н.Какабадзе. Тбилиси, 22 декабря 2004 г.

(29)  Материалы переписки Хьюман Райтс Вотч по электронной почте с Н.Какабадзе, 9 февраля 2005 г.

(30)  За 2004 г. неправительственными организациями зафиксировано от 200 до 1 000 заявлений о пытках. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Л.Рамишвили (Liberty Institute, Тбилиси, 19 декабря 2004 г.), У.Нануашвили (Центр информации и документации по правам человека, Тбилиси, 15 декабря 2004 г.) и с М.Джишкариани (Реабилитационный центр для жертв пыток "Empathy", 15 декабря 2004 г.)

(31)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с генеральным прокурором З.Адеишвили. Тбилиси, 21 декабря 2004 г. См. также: "Alarming Statistics Makes Law enforcers Focus on Human Rights", Civil Georgia, October 20, 2004; "NGO-Police-Bearing NGOs Affirm that Citizens are Beaten in Police," Caucasus Press, January 21, 2004.

(32)  Там же (цит. по англ. тексту).

(33)  Статистика предоставлена Хьюман Райтс Вотч Генеральной прокуратурой по электронной почте 22 марта 2005 г.

(34)  Хьюман Райтс Вотч не располагает информацией об основаниях прекращения или приостановления дел.

(35)  Подавляющее большинство этих дел связано с жалобами на полицейское насилие после "революции роз".

(36)  В числе семи дел, которые на момент подготовки меморандума еще рассматривались в суде, были дела по факту избиения и пытки током двух подозреваемых в убийстве в 1996 г., по факту "насильственного получения показаний" от подозреваемого в полицейском управлении Хоби и полицейском управлении региона Самегрело-Земо Сванети в августе 2003 г., а также по факту использования "принуждения, опасного для жизни и здоровья" к признанию в соучастии в убийстве известного грузинского кинорежиссера в январе 2004 г. Данные Генеральной прокуратуры, получены по электронной почте 22 марта 2005 г., цит. по англ. тексту.

(37)  Остается неясным, было ли последнее дело связано именно с пытками по смыслу соответствующей Конвенции ООН. Данные Генеральной прокуратуры, переданные Хьюман Райтс Вотч по электронной почте 22 марта 2005 г., не дают исчерпывающего ответа. Ниже приводится краткое описание четырех дел, по которым не последовал приговор в виде реального лишения свободы:

  1. Двое сотрудников полиции повздорили с мужчиной на железнодорожной станции и избили его. По итогам процессуальной сделки им присудили штраф в размере 2500 лари (около 1400 долл. США).
  2. Сотрудник полиции избил мужчину в ресторане и применил оружие, причинив тяжкие телесные повреждения. Суд назначил три года условно. Прокуратура опротестовала приговор, однако кассационная инстанция оставила его без изменения.
  3. Сотрудник полиции повздорил на улице с мужчиной и избил его. Суд назначил три года условно.
  4. Сотрудник полиции арестовал гр-на Хвичу Квирикашвили по подозрению в совершении преступления и избил задержанного в полицейском участке, причинив легкие телесные повреждения. После этого сотрудник полиции освободил задержанного и подделал документы, в том числе подпись самого Квирикашвили, с целью сокрытия допущенных нарушений. Квирикашвили умер дома через 20-30 минут после освобождения из полиции. Сотрудник полиции был признан виновным в подделке документов, обвинение в превышении служебных полномочий, выразившемся в применении насилия, было снято. Суд назначил год условно. Прокуратура опротестовала приговор, но на момент подготовки меморандума апелляционные слушания еще не проходили.

(38)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с Н.Какабадзе. Тбилиси, 18 декабря 2004 г.

(39)  Там же; интервью Хьюман Райтс Вотч с адвокатом Эрикой Беселиа (занимается делами о нарушении прав человека, включая пытки и жестокое обращение). Тбилиси, 16 декабря 2004 г.

(40)  Так, человек, который отказывается признать себя виновным, все же может договориться с прокурором об уплате определенной суммы в бюджет в обмен на свободу; эта сделка утверждается судьей без разрешения вопроса о виновности или невиновности. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Дж.Рейхелтом и Э.Глурджидзе из Американской ассоциации адвокатов. Тбилиси, 17 декабря 2004 г. Процессуальная сделка регламентируется статьями 37(1) и 679 УПК Грузии. В январе 2005 г. грузинский парламент приступил к разработке поправок, предусматривающих процессуальную сделку только для случаев, когда обвиняемый признает себя виновным. Интервью Хьюман Райтс Вотч с А.Долидзе из Грузинской ассоциации молодых юристов (по телефону) 11 февраля 2005 г.

(41)  Статья 679 УПК прямо не увязывает возможность процессуальной сделки с уплатой неких сумм в бюджет, однако она говорит о том, что обвиняемый может договориться с прокурором о мере наказания. При достижении такой договоренности прокурор должен исходить из "тяжести наказания, предусмотренного за совершенное преступление, из степени общественной опасности деяния и вины, а также из общественной заинтересованности в максимально эффективном использовании государственных средств" (цит. по англ. тексту).

(42)  Многие такие дела так и не получили судебного утверждения, и остается неясным, на основании каких юридических норм они разрешались. Официальные лица утверждают, что это происходило в рамках процессуальной сделки. Интервью Хьюман Райтс Вотч иностранным дипломатом (имя не разглашается). Тбилиси, декабрь 2004 г.

(43)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с восемью адвокатами. Тбилиси, 13-23 декабря 2004 г.

(44)  Council of Europe, PACE, Honouring of obligations and commitments by Georgia, Report, Document 10383, December 21, 2004.

(45)  Интервью Хьюман Райтс Вотч. Тбилиси, 17 декабря 2004 г.

(46)  Имя не разглашается по просьбе адвоката.

(47)  Адвокат Т.Джапаридзе видела кровь на лице отца ее клиента, когда приехала утром в участок.

(48)  Хьюман Райтс Вотч располагается фотографиями, подтверждающими часть повреждений. Фотографии предоставлены тбилисским Центром информации и документации по правам человека.

(49)  В прошлом государственные медэксперты, в основном - из Министерства здравоохранения, проявляли предвзятое отношение, и адвокаты нередко жаловались на необъективность экспертизы. Как заявила Хьюман Райтс Вотч независимый судмедэксперт, в настоящее время встречаются как объективные, так и необъективные заключения. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Майей Николеишвили. Тбилиси, 15 декабря 2004 г.

(50)  Условием освобождения под залог была явка в полицию дважды в неделю. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Т.Джапаридзе. Тбилиси, 17 декабря 2004 г.

(51)  Там же.

(52)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с Т.Джапаридзе (по телефону) 9 февраля 2005 г. По закону судья обязан проверить как наличие дела как такового, так и отсутствие принуждения к сделке. На практике, однако, судьи нередко утверждают сделку в ходе краткого процедурного слушания, не утруждая себя проверкой ни этих вопросов, ни других обстоятельств дела. Интервью Хьюман Райтс Вотч с А.Долидзе из Грузинской ассоциации молодых юристов (по телефону) 11 февраля 2005 г.

(53)  В Грузии Анзоров имел статус беженца. Вместе с ним были задержаны еще двое чеченских беженцев, которые также подверглись недозволенному обращению со стороны полиции. Интервью Хьюман Райтс Вотч с адвокатом Анзорова Дато Чочишвили. Тбилиси, 16 декабря 2004 г.; по телефону 10 февраля 2005 г.

(54)  Там же.

(55)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с Д.Чочишвили. Тбилиси, 16 декабря 2004 г.

(56)  Материалы переписки по электронной почте с независимым судмедэкспертом М.Николеишвили 25 февраля 2005 г.; информация Генпрокуратуры, получена Хьюман Райтс Вотч по электронной почте 22 марта 2005 г.

(57)  Там же; интервью Хьюман Райтс Вотч с Д.Чочишвили (по телефону) 10 февраля 2005 г.

(58)  Там же.

(59)  Там же.

(60)  Информация Генпрокуратуры, получена Хьюман Райтс Вотч по электронной почте 22 марта 2005 г. (цит. по англ. тексту).

(61)  Там же.

(62)  Подробнее о прокурорских проверках жалоб см.: Хьюман Райтс Вотч. Откат реформ: поправки подрывают доступ к правосудию. Т. 12, N 11 (D), октябрь 2000 г.

(63)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с Зурабом Джорджиашвили. Тбилиси, 16 декабря 2004 г.

(64)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с З.Джорджиашвили (по телефону) 24 февраля 2005 г.

(65)  Там же.

(66)  По фактам пыток прокуратура неизменно возбуждает дела именно по этой статье, а не по статье 335 (пытки). Интервью Хьюман Райтс Вотч с А.Долидзе из Грузинской ассоциации молодых юристов. Тбилиси, 15 декабря 2004 г. Об этом же свидетельствует и информация, полученная Хьюман Райтс Вотч от Генеральной прокуратуры по электронной почте 1 января 2005 г.: все 22 дела по заявлениям о негуманном и унизительном обращении были возбуждены по статье 333.

(67)  Информация Генпрокуратуры, получена Хьюман Райтс Вотч по электронной почте 22 марта 2005 г., цит. по англ. тексту.

(68)  Статья 405 УПК; интервью Хьюман Райтс Вотч с З.Джорджиашвили (Тбилиси, 16 декабря 2004 г. и по телефону 16 февраля 2005 г.)

(69)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с З.Джорджиашвили (по телефону) 16 февраля 2005 г.

(70)  См., в частности, Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (приняты резолюцией ГА ООН 43/173 от 9 декабря 1988 г.), принципы 12 и 23. Принцип 23(1) гласит: "Продолжительность любого допроса задержанного или находящегося в заключении лица и перерывов между допросами, а также фамилии должностных лиц, проводящих допрос, и других присутствующих лиц фиксируются и удостоверяются в такой форме, какая может быть предписана законом".

(71)  One Step Forward, Two Steps Back, Human Rights Information and Documentation Center, Tbilisi, Georgia, 2004, p. 12.

(72)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с Зурабом Ростиа. Тбилиси, 19 декабря 2004 г.

(73)  Информация независимого судмедэксперта М.Николеишвили, получена Хьюман Райтс Вотч по электронной почте 25 февраля 2005 г.; заключение альтернативной медицинской экспертизы, проводившейся М.Николеишвили в СИЗО N 5 27 апреля 2004 г., предоставлено Хьюман Райтс Вотч адвокатом З.Ростиа.

(74)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с З.Ростиа (Тбилиси, 19 декабря 2004 г. и по телефону 9 февраля 2005 г.)

(75)  Как сообщил Хьюман Райтс Вотч адвокат З.Ростиа, сотрудники полиции, имевшие дело с Лобжанидзе, не представлялись, а его подзащитный был доведен пытками до бессознательного состояния и не мог внятно описать внешность своих мучителей. Интервью Хьюман Райтс Вотч (по телефону) 24 февраля 2005 г.

(76)  Информация Генпрокуратуры, получена Хьюман Райтс Вотч по электронной почте 22 марта 2005 г. (цит. по англ. тексту). С адвокатом В.Куртанидзе интервью не проводилось, поэтому Хьюман Райтс Вотч никакой информацией по второму задержанному не располагает.

(77)  Еще один случай применения пыток к лицам, задержанным в рамках кампании по борьбе с коррупцией и оргпреступностью, рассматривается в меморандуме Хьюман Райтс Вотч "Agenda for Reform: Human Rights Priorities After the Georgian Revolution", A Human Rights Watch Briefing Paper, February 24, 2004. Речь идет о коррупционном деле в отношении бывшего замминистра обороны Г.Вашакидзе и арестованных вместе с ним Э.Гогберашвили и В.Савеблидзе. В таких делах власти для давления на задержанных, которые отказываются признавать свою вину, используют не только пытки, но и режимные методы воздействия. Хьюман Райтс Вотч располагает информацией о таких приемах, как помещение в камеру без света, вентиляции и нормальных санитарно-гигиенических условий, а также в переполненную камеру, отказ в предоставлении медикаментов и необходимой медицинской помощи, оставление без пищи и питьевой воды, ограничение подвижности, сокращение свиданий с родственниками. Такие данные, в частности, получены нами по делам в отношении Т.Галуашвили, Д.Мирцхулава и С.Молашвили. Интервью Хьюман Райтс Вотч с адвокатами М.Кобахидзе (Тбилиси, 16 декабря 2004 г.) и И.Бараташвили (Тбилиси, 14 декабря 2004 г.)

(78)  В частности, он обвинялся в злоупотреблении должностными полномочиями с целью получения преимущества или выгоды (статьи 332(1) и 332(3)(а) УК).

(79)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с адвокатом И.Бараташвили. Тбилиси, 14 декабря 2004 г.; заверенный перевод заключения альтернативной медэкспертизы N 20/2004, проводившейся М.Николеишвили 9 июля 2004 г.

(80)  Заверенный перевод заключения альтернативной медэкспертизы N 20/2004, проводившейся М.Николеишвили 9 июля 2004 г., цит. по англ. тексту.

(81)  Там же.

(82)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с И.Бараташвили. Тбилиси, 14 декабря 2004 г.

(83)  Избрание такой меры пресечения мотивировалось тем, что Молашвили обвинялся в тяжком преступлении, и поэтому, находясь на свободе, мог помешать следствию или скрыться. Адвокаты Молашвили указывали на то, что тяжесть вменяемых преступлений сама по себе не является достаточным основанием для содержания под стражей и что судье следует учитывать все обстоятельства данного конкретного дела, как того требуют стандарты, установленные Европейским судом по правам человека. Интервью Хьюман Райтс Вотч с И.Бараташвили. Тбилиси, 14 декабря 2004 г.; материалы переписки по электронной почте с И.Бараташвили 10 февраля 2005 г.

(84)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с И.Бараташвили (по телефону) 10 февраля 2005 г.

(85)  Материалы переписки по электронной почте с И.Бараташвили 10 февраля 2005 г.

(86)  2 июля, после обращения 231 известного деятеля с открытым письмом к президенту М.Саакашвили, в котором они призвали освободить Молашвили из-под стражи ("Saakashvili Refuses to Help Corrupt Officials," Interfax, June 11, 2004), президент заявил, что это возможно только после возвращения государству якобы присвоенных Молашвили средств. Интервью Хьюман Райтс Вотч с И.Бараташвили. Тбилиси, 14 декабря 2004 г.

(87)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с Н.Какабадзе. Тбилиси, 13 декабря 2004 г. Копии фотографий в досье Хьюман Райтс Вотч.

(88)  "Detained Former Georgian Official Subjected to Torture," Trans Caucasus and Central Asia Newsline, Volume 8 Number 126; Radio Free Europe/Radio Liberty, July 7, 2004; интервью Хьюман Райтс Вотч с Н.Какабадзе (Тбилиси, 13 декабря 2004 г.)

(89)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с председателем парламентского Комитета по защите прав человека и гражданской интеграции Е.Тевдорадзе (Тбилиси, 22 декабря 2004 г.) и адвокатом И.Бараташвили (Тбилиси, 14 декабря 2004 г.)

(90)  М.Эорша сопровождали председатель парламентского комитета по правам человека Е.Тевдорадзе и директор Грузинской ассоциации молодых юристов Т.Кидашели. PACE- Molashvili-Torture Matyas Eorsi Made Sure of Molashvili Being Tortured, Caucasus Press, July 7, 2004.

(91)  Материал предоставлен Хьюман Райтс Вотч адвокатом И.Бараташвили 14 декабря 2004 г. (цит. по англ. тексту); см. также: Council of Europe, PACE, Honouring of obligations and commitments by Georgia, Report, Document 10383, December 21, 2004.

(92)  Перевод медицинского заключения медэксперта П.Джибладзе от 5 июля 2004 г., предоставлен Хьюман Райтс Вотч адвокатом И.Бараташвили.

(93)  Заверенный перевод заключения альтернативной медэкспертизы N 20/2004, проводившейся М.Николеишвили 9 июля 2004 г.

(94)  РИА "Новости" - ИА "Новости-Грузия", 13 июля 2004 г. "Прокурор Тбилиси опровергает информацию о пытках бывшего главы Контрольной палаты Грузии". По словам прокурора, после ареста Молашвили не оставался один, поэтому для пыток физически не было времени. Georgian Prosecutor's Office Rejects Torture Accusations, Excerpt from report by Georgian Imedi TV on July 12, BBC Monitoring, July 12, 2004. Через несколько дней В.Григалашвили заявил, что прокуратура готова поддержать ходатайство об освобождении Молашвили до суда, если тот уплатит в бюджет 3 млн. лари (примерно 1,7 млн. долл. США) — сумму, в присвоении которой обвинялся Молашвили.

(95)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с З.Адеишвили. Тбилиси, 21 декабря 2004 г. В отношении тюремных медиков, не выявивших у Молашвили травм, было начато расследование по факту халатности. Интервью Хьюман Райтс Вотч с А.Долидзе из Грузинской ассоциации молодых юристов; The Old System Turned Everyone into a Criminal, Spiegel Online, English Site, November 26, 2004.

(96)  Интервью Хьюман Райтс Вотч. Тбилиси, 19 декабря 2004 г.

(97)  Хьюман Райтс Вотч не располагает информацией о содержании заключения экспертизы.

(98)  Интервью Хьюман Райтс Вотч с независимым судмедэкспертом М.Николеишвили. Тбилиси, 15 декабря 2004 г.

(99)  "Prisoners Have Turned Out to Have Bodily Injuries," HumanRights.ge, September 7, 2004.

(100)  Информация Генпрокуратуры, получена Хьюман Райтс Вотч по электронной почте 22 марта 2005 г.; интервью Хьюман Райтс Вотч с адвокатом Т.Джологуа (Тбилиси, 19 декабря 2004 г.)

(101)  Там же; интервью Хьюман Райтс Вотч с М.Николеишвили (Тбилиси, 15 декабря 2004 г.); "Released Prisoners Taken Back to Prison," HumanRights.ge, November 15, 2004.

12 апреля 2005 года

источник: "Human Rights Watch"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 мая 2017, 00:30

22 мая 2017, 23:59

  • Защита врача Орловой сочла субъективными показания судмедэксперта

    В ходе проведения экспертизы по делу врача Орловой было выявлено большое количество нарушений, умерших в январе 2012 года новорожденных можно было спасти в случае правильного лечения, заявила суду в Нальчике судмедэксперт Светлана Мошенская. Орлова не являлась лечащим врачом новорожденных, заявила защита подсудимой, назвав показания эксперта “субъективным мнением”.

22 мая 2017, 23:52

22 мая 2017, 23:28

  • Журналисты констатировали отказ от нацквотирования при выборе главы ВС Дагестана

    При выборе кандидатуры на пост председателя Верховного суда Дагестана Высшая квалификационная коллегия судей России впервые не учитывала принцип национального квотирования, заявили опрошенные “Кавказским узлом” дагестанские журналисты. Сейчас на первый план при принятии решений о назначениях выходят лоббистские возможности разных групп, отметили они.

22 мая 2017, 23:23

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей