11 августа 2006, 19:43

«Сим-сим», который открывается за 30 рублей

Маршрутное такси из Назрани едет в Нальчик. В дороге – уже почти полчаса – только что миновали Малгобек и подъезжаем к границе Ингушетии и Кабардино-Балкарии. Дорога отвратительная – крупный булыжник – около 10 минут сплошной тряски. Наконец болтанка заканчивается, и почти сразу же «маршрутка» останавливается. Прямо посредине поля стоит несколько домиков, чуть в стороне виднеется БТР. Сама дорога перегорожена шлагбаумом. И по обе стороны от него ленты из легковых машин, грузовиков и автобусов.

Нет, это не государственная граница, а всего лишь пост «Курп-2», который расположен на федеральной дороге «Назрань-Нальчик» - на административной границе Малгобекского района Ингушетии с Терским районом Кабардино-Балкарии.

Здесь ведется полная компьютерная регистрация проезжающего транспорта и людей с проверкой по всем компьютерным базам данных, а иногда и досмотр транспорта или даже личный досмотр людей. Все зависит от водителя и милиционера – отдаст ли водитель «положенную» для быстрого минования поста «денежную мзду» или нет, а также какое настроение будет у сотрудника ГИБДД.

В этот раз водитель пассажирской «Газели» из Ингушетии Гагиев протягивает установленную плату, которая никак не тянет на символическую. И, тем не менее, постовой требует собрать документы пассажиров. «Но ведь у меня только пять пассажиров», - удивленно восклицает водитель. Но постовой непреклонен. Тогда находчивый водитель забирает из окошечка свою купюру, которую не успели «оприходовать» и идет за паспортами.

Правда за этот смелый поступок и водителю, и пассажирам изрядно треплют нервы. Их держат так долго, насколько хватает изобретательности у постовых. Наконец все загружаются в автобус и двигаются дальше.

Пост «Курп-2» возник после осетино-ингушского конфликта 1992 года, когда основной поток транспортных средств и грузов из Республики Ингушетия устремился по дороге Малгобек-Нальчик.

Сначала данный пост состоял из нескольких милиционеров и не приносил существенных неудобств как для водителей транспортных средств, выезжающих из Ингушетии, так и въезжающих на территорию РИ. Но со временем стационарный пост разросся до огромных размеров, фактически превратился в три поста, занимая участок трассы длиной около 200 метров.

Движение с обоих направлений стало перекрываться шлагбаумами, количество обслуживающих пост милиционеров выросло до 50-60 человек, вооруженных автоматическим оружием, БТРами, гранатометами.

«Что это за государство, если по его территории невозможно беспрепятственно передвигаться. На постах, больше похожих на хорошо укрепленные блиндажи и дзоты, из бойниц которых видны дула тяжелых орудий, поголовная проверка паспортов. Постоянно задерживается транспорт, создаются очереди. А ты в это время сидишь в ожидании, когда завершится эта "экзекуция", и чувствуешь, как безнаказанно унижается твое человеческое достоинство", - возмущается жительница Ингушетии Мадина Кодзоева.

Никто не может отрицать, что люди в силу каких-то жизненных необходимостей постоянно мигрируют. Но в последние 10-12 лет многие жители, особенно некоторых северокавказских республик, делают это весьма неохотно. И не потому, что плата за проезд на воздушных и железнодорожных линиях высока (хотя и это немаловажный фактор), и не потому, что потребность в расширении сферы общения и повышения жизненного уровня сошла к минимуму, а потому что их сдерживают вопросы собственной безопасности.

«Один раз в жизни поехала в Хасавюрт, решилась все же после долгих колебаний, и была страшно разочарована. Я думала, что самые «беспредельщики» стоят на постах «Черменский круг» (пост между Ингушетией и Северной Осетией) и «Курп» (пост между Ингушетией и Кабардино-Балкарией), но посты между Чечней и Дагестаном не идут ни в какое сравнение с ними. Сплошные поборы и проверка документов до самого въезда в Хасавюрт», - рассказывает Мадина Кодзоева.

Впрочем, если водитель через каждые 100-200 метров "отстегивает" установленную мзду, можно обойтись и без проверки документов. Справедливости ради нужно отметить, что самые непритязательные - это федеральные посты (типа «Кавказ» - между Чечней и Ингушетией). «Их устраивает самая скромная плата. У остальных слишком непомерные аппетиты», - говорит Кодзоева.

Постовым не всегда нужны только деньги. Иногда они требуют от водителей поделиться перевозимыми ими товарами или привезти газеты. Как-то, следуя через пост «Курп-2» автору статьи воочию довелось наблюдать такую картину. Водитель нашей "Газели" вроде бы "договорился" с постовым, но подошел еще один и положил на рулевое колесо потрепанную записочку, сопроводив ее короткой репликой "Без этого не возвращайся".

Как потом объяснил водитель, "просьбы" бывают самые разные. Постовые всеядны, но время от времени они нуждаются и в духовной пище и требуют свежей печатной продукции центральных и региональных СМИ.

По словам Хаважа Героева из Ингушетии, для жителей этой республики «наиболее проблемным сегодня является Черменский пост, потому что он - первый при выезде из республики и самый сложный».

«Казалось бы мирно живем, являемся гражданами одного государства и вполне достаточно иметь на административных границах обычный пост ГИБДД. Так нет, соседняя, вроде бы братская республика, создала целые батальоны для охраны границы. Стоит произойти какому-то событию в Дагестане или Чечне и выход из Ингушетии в другой регион России наглухо блокируется и люди становятся, как бы заложниками в собственной республике, и в пределах одного государства. И это на пороге третьего тысячелетия» - сетует он.

«Границы безусловно должны быть обозначены. Но вопрос в том, какими они должны быть», - утверждает Хаваж.

По его мнению, если эти меры принимаются для безопасности соседей, то это «не только крайне неразумно и эгоистично, но и противозаконно, так как все мы являемся гражданами одного государства и имеем право на беспрепятственное передвижение.

В то же время у криминалитета как раз нет преград, потому что ими пути передвижения давно отлажены. Эти элементы находят взаимопонимание везде. И выходит, что границы, как тот сказочный «Сим-Сим» закрыты только для простых граждан».

В апреле в Ингушетии прошла конференция всероссийской общественной организации "Женский диалог". Одна из делегаток, депутат из Краснодарского края чуть не расплакалась на трибуне: «Дорогие сестры, как же мы соскучились по вас, как жестоко было лишать нас общения, и как много мы должны поведать друг другу. Мы больше не можем, не хотим и не должны жить в разлуке и это одна из главных причин, побудивших нас к этому диалогу».

Мака Дзаурова

Опубликовано 11 августа 2006 года

источник: Независимая общественно-политическая газета "Ингушетия сегодня"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

27 марта 2017, 18:13

27 марта 2017, 17:58

27 марта 2017, 17:50

  • Тибилов обвинил Кокойты в попытке сорвать проведение выборов

    Бывший президент Южной Осетии Эдуард Кокойты пытается сорвать президентские выборы, однако с его сторонниками ведутся переговоры, заявил Леонид Тибилов в ходе поездки в Северную Осетию. Также Тибилов пожаловался на действия Анатолия Бибилова, назвав несвоевременной инициативу своего главного конкурента на выборах о проведении референдума о вхождении Южной Осетии в состав России.

27 марта 2017, 17:44

27 марта 2017, 17:06

Архив новостей
Все SMS-новости