11 августа 2006, 11:59

Адам Долник: "Практика объявления организаций террористическими вряд ли эффективна в борьбе с терроризмом"

19 июля 2006 г. российское правительство опубликовало список из 17 организаций, признанных террористическими. Цель этой меры, которая используется во многих других странах во всем мире, - подвергнуть организации остракизму, обратить внимание общества на их существование и деятельность в целях оказания давления на них, а также создать правовую основу для признания незаконными всех сделок с ними, в том числе финансовую помощь. Разные страны используют разные критерии для включения организаций в такие списки, а также разные механизмы признания. Российский список основан на предложениях и подтверждающих материалах, представленных федеральными силовыми ведомствами России — ФСБ, ГРУ, МВД, МИД и СВР — в Верховный суд Российской Федерации, который после изучения доказательств утверждает или отклоняет каждую "кандидатуру". Для включения организации в список используется несколько критериев. Первый критерий — участие данной организации в деятельности, "направленной на насильственное изменение конституционного строя в Российской Федерации в том числе террористическими методами". Второе основание для включения в список — "связь с незаконными вооруженными формированиями и другими экстремистскими группами, активно действующими на Северном Кавказе". Наконец, структуры, имеющие связи с организациями, которые международное сообщество считает террористическими, также могут быть признаны террористическими организациями(1).

Перечень от 2006 г. включает 17 разных организаций. В первую категорию локальных групп, принимающих активное участие в военных действиях на Северном Кавказе, входят "Высший военный меджлис уль-шура объединенных сил моджахедов Кавказа" и "Конгресс народов Ичкерии и Дагестана". С российской точки зрения включение этих организаций является обоснованным, поскольку они применяют насилие, активно действуют на Кавказе и имеют документально подтвержденные связи с "международными террористическими сетями". С региональной точки зрения не вызывает удивление и включение в этой список "Исламской партии Туркестана" (бывшее Исламское движение Узбекистана, ИДУ)(организация признана в России террористической, ее деятельность запрещена судом) и отколовшейся от него фракции "Группа Исламский джихад" (организация запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") — не только из-за стремления групп создать в Средней Азии исламский халифат, что Россия, естественно, воспринимает как угрозу, но также из-за тесных связей некоторых боевиков групп с собратьями в Чечне. Так, бывший глава службы безопасности ИДУ Азизбек Каримов подтвердил, что в 1998-1999 гг. он прошел террористическую подготовку в лагерях в Чечне под руководством самого Хаттаба. В 1999 г. Хаттаб, по сообщениям, отправил всех узбекских боевиков назад в Узбекистан, так как в их стране "шли большие дела"(2). Влияние чеченских группировок на "Исламский джихад" (организация запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") стало также очевидным во время нападения на Ташкент в марте 2004 г., в ходе которого использовался фирменный прием Шамиля Басаева - женщины-смертницы(3).

Ко второй категории отнесены группы, имеющие связи с чеченскими мятежными организациями в части подготовки или поставки боевиков для Северного Кавказа. В число этих групп входят в основном Аль-Каида и Талибан (организации запрещены в России судом - прим. "Кавказского узла"), включение которых в список также не вызывает удивления, учитывая участие чеченских боевиков в военной подготовке в афганских лагерях, а также участие связанных с Аль-Каидой (организация запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") боевиков в чеченском конфликте, о чем давно говорится. Россия неоднократно заявляла, что за большинством террористических операций в стране стоят международные террористические элементы, приводя в качестве доказательств в основном Хаттаба, Абу Валида аль-Гамиди, Абу Зейта, Абу- Хафса аль-Урдани и Абу-Омара аль-Саифа. Кроме того, тот факт, что как минимум два из угонщиков самолетов 11 сентября — Ахмед аль-Хазнави и Навак аль-Хамзи — воевали в Чечне, усилил позиции Кремля в глазах международного сообщества(4). Движение "Талибан" (организация запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла"), чье активное участие в Чечне документально подтвердить гораздо труднее, включено в список на основании того, что чеченские боевики прошли подготовку в учебных лагерях "Талибана" (организация запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") и, кроме того, "Талибан" (организация запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") - единственное правительства в мире, которое де факто признало Чеченскую Республику Ичкерия. Бесспорным является и включение в список египетских групп "Аль-Джихад" и "Аль-Гамаа аль-Исламия": их члены в середине 1990-х гг. составили ядро первоначальной "Аль-Каиды" (организация запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла"), а их лидер — второй человек в "Аль-Каиде" (организация запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") Айман аль-Завахри — не только много писал о важности Чечни в глобальном джихаде, но даже был арестован в Дагестане в 1996 г. и несколько месяцев провел в тюрьме. Еще одним фактором, обусловившим включение египетских групп в российский список, могут быть коммюнике "Бригад Исламбули", признавших ответственность за одновременные взрывы двух пассажирских самолетов и взрыв, устроенный смертниками в московском метро в августе 2004 г. Группа "Аль-Исламбули" может быть названа в честь лейтенанта Халида аль-Исламбули — члена организации "Джихад", который убил президента Египта Анвара Садата в 1981 г. Его брат Мухаммад Шауки аль-Исламбули является лидером организации "Гамаа аль-Исламия" и в настоящее время скрывается. Несмотря на крайнюю сомнительность заявления "Бригад Исламбули", совершенно очевидно, что такие акты солидарности с чеченскими боевиками стали важным фактором для включения египетских групп в российский перечень террористических организаций. Другим примером является включение в список "Асбат аль-Ансар" - действующей в Ливане суннитской группировки, которая, возможно, попала в список лишь из-за инцидента в январе 2000 г., когда член группы Абу Хараб бросил гранаты в российское посольство в Бейруте, убив одного полицейского и ранив еще пятерых. В его кармане нашли записку: "Я умираю мучеником за Грозный"(5). Точно так же не вызывает удивления включение в список "Лашкари Тайба" - одной из самых ожесточенных организаций джихада, которая действует в Пакистане, Джамму и Кашмире. В отличие от большинства других аналогичных организаций региона, она не скрывает своей международной направленности и готовности принять участие в джихаде за пределами Южной Азии. Организация не только называет Чечню одной из основных территорий международного интереса в своем памфлете, озаглавленном "Почему мы ведем джихад", но и поддерживает активное взаимодействие с боевиками в Чечне через материнскую организацию Марказ-уд-Дава-вал-Иршад. Кроме того, в июне 2003 г. одиннадцать террористов — членов "Лашкари Тайба" были арестованы ФБР в штатах Мэриленд, Виргиния и Пенсильвания по обвинению в заговоре "для подготовки и ведения джихада насильственными методами" против иностранных объектов в нескольких странах, в том числе в Чечне(6). Вызывает некоторое удивление включение в список "Джунд аш-Шам" (организация признана в России террористической, ее деятельность запрещена судом- малоизвестной исламской группировки, которая приняла на себя ответственность за взрыв, устроенный террористом-смертником в марте 2005 г. около британской школы в Катаре, а также за несколько взрывов бомб в Ливане. Причина включения "Джунд аш-Шам" (организация признана в России террористической, ее деятельность запрещена судомв российский список не вполне ясна, особенно учитывая незначительную известность самой организации. "Джунд аш-Шам" (организация признана в России террористической, ее деятельность запрещена судомосновал в Афганистане Абу Музаб аль-Заркави, который, как сообщается, объединил находившихся в изгнании боевиков и завербованных новых участников из Иордании, Сирии, Ливана и Палестины. После 11 сентября группа рассеялась, и многие ее члены вернулись в свои страны, где продолжали деятельность под тем же названием. Эта региональное рассеяние — одна из причин, по которым заявления "Джунд аш-Шам" (организация признана в России террористической, ее деятельность запрещена судом) о том, что она берет на себя ответственность, в некоторых случаях активно опровергаются. Еще одна причина — тот факт, что группа приняла на себя ответственность за взрыв на нефтеперерабатывающем заводе в Техасе в 2005 г., однако к этому инциденту "Джунд аш-Шам" (организация признана в России террористической, ее деятельность запрещена судомсовершенно явно не имела никакого отношения(7).

К третьей категории организаций, признанных Россией террористическими, относятся организации поддержки, которые не принимают участия в насильственных действиях против России, однако занимаются пропагандой и финансированием насильственных действий на Кавказе. В их число входят такие политико-религиозные организации, как "Джамаати Ислами", "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами", "Братья-мусульмане", а также исламские благотворительные организации "Общество социальных реформ" (Джамият аль-ислах аль-иджтимаи) , "Общество возрождения исламского наследия" ("Джамият ихья ат-турас аль-ислами") и "Две святыни" ("Аль-Харамейн") (все вышеуказанные организации признаны в России террористическими, их деятельность запрещена судом). После 11 сентября многие из них стали частыми подозреваемыми среди многочисленных благотворительных организаций, которые направляли часть своих средств на финансирование террористической деятельности, поэтому были включены в перечни террористических организаций во многих странах. Их участие в чеченском конфликте давно и хорошо известно. В частности, находящийся в США фонд Islamic Benevolence Foundation, по сообщениям, направил чеченцам 700 тыс. долл., а фонд "Аль-Арамейн" (Эр-Рияд) тоже направлял средства помощнику Хаттаба Абу Дуба через свои представительства в Баку. Другой благотворительной организацией, которая, как известно, финансировала чеченское сопротивление, является "Центр беженцев Кифа", тесно связанный с членами "Аль-Каиды" (организация запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла"), взорвавшими бомбы во Всемирном торговом центре в 1993 г.(8) В прошлом ФСБ публично обвиняла Кувейт и Саудовскую Аравию в проведении шпионской деятельности на российской территории, называя Организацию красного полумесяца (Саудовская Аравия) и Общество социальных реформ (Кувейт)(организация признана в России террористической, ее деятельность запрещена судом) в качестве основных организаций(9). В то время как участие некоторых из названных выше благотворительных организаций в финансировании террористической деятельности было признано и другими государствами, включение в российский список таких радикальных исламских группировок, как "Хизб ут-Тахрир" или "Братья-мусульмане" (организации запрещены в России судом - прим. "Кавказского узла") является гораздо более спорным, поскольку почти нет международных доказательств участия этих группировок в фактической насильственной деятельности. Однако ФСБ давно обвиняет "Хизб ут-Тахрир" (организация запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") в связях с сепаратистскими боевиками в Чечне. Кроме того, в июне 2003 г. на московском научно-исследовательском предприятии был арестован 121 нелегальный иммигрант; их подозревали в связях с "Хизб ут-Тахрир" (организация запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла"), при этом у некоторых из них, как сообщалось, были при себе ручные гранаты, взрывчатые вещества, боеприпасы и исламские пропагандистские листовки(10). Россия — не единственная страна, преследующая "Хизб ут-Тахрир" (организация запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла"): члены этой группы были приговорены к тюремному заключению в Казахстане, Таджикистане, Узбекистане, Кыргызстане и Азербайджане. В начале 2003 г. "Хизб ут-Тахрир" был также объявлен вне закона в Германии, но не из-за насильственных действий, а по обвинению в антисемитизме и анти-израильской пропаганде(11). Признание радикальных, но не использующих насилия организаций — таких, как "Хизб ут-Тахрир" или "Братья-мусульмане" (организации запрещены в России судом - прим. "Кавказского узла") - террористическими организациями не является бесспорным. Основная проблема в данном случае заключается в высокой вероятности растущей радикализации этих групп, их уход в подполье и возможное будущее участие в насильственных действиях, основанное на уверенности в том, что для них уже невозможно функционировать в системе и что им нечего терять. Это одна из причин, по которым "Хизб ут-Тахрир" (организация запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") пока не признана террористической организацией в США, хотя за ее членами по-прежнему следят.

В целом, очень немногие из террористических организаций, включенных в российский список, вызывают удивление. Однако несколько проблем все же существует. Прежде всего, это проблема "всеобъемлющего" характера определения терроризма, которое включает "деятельность, направленную на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации, в том числе при помощи терроризма". Как видно из этого предложения, даже вооруженные действия, которые не включают террористические методы — это слово обычно используется для описания нападений на гражданское население — могут привести к включению группы в российский список террористических организаций. Этот факт открывает широкие возможности для злоупотребления таким включением в том смысле, что любые организации, которые действуют с применением насилия и которые не нравятся властям, получат клеймо террористических, независимо от применяемых ими методов. Во-вторых, вызывает озабоченность тот факт, что в списке используются названия таких организаций, как "Высший военный меджлис уль-шура объединенных сил моджахедов Кавказа" и "Конгресс народов Ичкерии и Дагестана" в качестве общего названия, охватывающего как можно более широкий круг образований, действующих на Северном Кавказе. Эти названия адекватным образом не отражают сущность вооруженных формирований, активно действующих в регионе. Более общим названием в последнее время является "Кавказский фронт", которое используется в тех случаях, когда нужно взять на себя ответственность за нападения в Чечне, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, Карачаево-Черкесии, Краснодарском крае, Адыгее, Ставропольском крае и других республиках Северного Кавказа. Основная деятельность "Кавказского фронта" не включала нападения на мирное население (таким образом, возникает противоречие с ее определением как "терроризма"), но если бы российское правительство хотело включить в список организацию, которая обозначала бы всех тех, кто прибегает к насильственным действиям на Северном Кавказе, то более точным названием было бы именно "Кавказский фронт".

Гораздо более противоречивым, чем включение в список 17 перечисленных организаций, является отсутствие в нем многочисленных группировок, которые имело бы смысл в него поместить. Например, в высшей степени удивительно отсутствие группировки "Совет Шура муджахиддин", которая взяла на себя ответственность за казнь российских дипломатов в Ираке. По словам начальника Управления по борьбе с международным терроризмом ФСБ России Юрия Сапунова, эта группа не включена в список из-за неопределенности относительно ее существования; такое объяснение в лучшем случае неубедительно. Второй очевидный вопрос, который задавали многие аналитики, касается отсутствия в списке таких групп, как "Хамас" или "Хезболла". В этой связи Сапунов объяснил, что "Список 17-ти" представляет собой национальный перечень террористических организаций, означающий, что "в него входят только организации, которые представляют серьезнейшую угрозу безопасности нашего государства. Эти две организации попадают в третью категорию, и они включены во многие национальные списки террористических группировок в разных странах. Однако они не отвечают двум первым критериям"(12). В результате российский список организаций, признанных террористическими, гораздо короче, чем списки других стран (например, США или Великобритании), в которые входят разнообразные структуры, от колумбийских "Революционных вооруженных сил Колумбии" (FARC) до японской "Аум Синрикё", палестинской Абу Нидал и греческой "17 ноября". Такой более узкий подход может быть обоснованным, однако российское правительство должно помнить о политических сложностях, сопряженных с такой мерой. После многих лет жалоб с российской стороны на двойные стандарты американского списка, в который не включена ни одна чеченская группировка, Россия, похоже, следует точно такому же двойному стандарту, включая в список только те группировки, которые представляют угрозу для России, и оставляя за его пределами некоторых других кандидатов, очень важных в международном плане. Кроме того, крайне подозрительно, что ни разу не упоминаются организации, включение которых в международный перечень Россия столь активно лоббировала в прошлом, в частности, "Международная исламская бригада", "Исламская бригада Риядус-салихьийн", "Разведывательно-диверсионный батальон чеченских мучеников" и Исламский полк особого назначения. Особенно трудно понять отсутствие в этом списке "Разведывательно-диверсионного батальона чеченских мучеников", который взял на себя ответственность за захват заложников на Дубровке и в Беслане, а также за подавляющее большинство случаев использования террористов-смертников в России в 2002-2004 гг. Хотя после нападения на Беслан это название уже не использовалось, несоответствие списков двух стран вызовет ненужную путаницу и спекуляции.

Еще одним пунктом, вызывающим критику, может стать тот факт, что в отличие от британского и американского списков, куда входят террористические организации самого широкого спектра идеологической направленности, в том числе левые, сторонники превосходства какой-либо расы или нации, неонацисты, христианские и европейские террористические организации, российский список включает исключительно организации, связанные с исламской идеологией. Это может с большей вероятностью привести к обвинениям в использовании другого двойного стандарта и в возникновении ощущения преследования и маргинализации у проживающих в России мусульман, что может вызвать дальнейшую радикализацию.

Наконец, основание для включения некоторых организаций в список вызывает вопросы об отсутствии в нем других групп, которые могли бы быть внесены в него по тем же самым критериям. Так, если группировка "Асбат аль-Ансар" была включена на основе единственного нападения одного из ее членов на российское посольство в Бейруте, то почему в список не вошла индонезийская "Джемаа Исламия", член которой Саламат Кастари из солидарности с чеченцами планировал угнать самолет "Аэрофлота" и устроить его крушение в Сингапуре? Если участие "Лашкари Тайба" в действиях в Чечне дает право на ее включение в список, то почему в нем нет других пакистанских группировок, которые тоже посылали туда боевиков, например, "Джайш-и-Мохаммед" или "Джамаат улема-и-ислами"?

В целом, российский перечень террористических организаций столкнется с теми же проблемами, что и аналогичные списки, составленные другими странами. К их числу относятся обвинения в международных двойных стандартах, основанные на отсутствии в них тех международных организаций, которые непосредственно не угрожают России, и негативная политическая реакция мусульманского меньшинства, вызванная исключительным вниманием к исламистским группировкам. Кроме того, в практическом плане этот список вряд ли изменит положение дел, поскольку включенные в список группы, вероятнее всего, смогут избежать правовых санкций, изменив название. Еще важнее то, что названия становятся менее актуальными в современной ситуации с международным терроризмом, который в гораздо большей степени опирается на самостоятельные ячейки и местные группировки, чем на иерархические пирамидальные структуры. В результате современная практика объявления организаций террористическими вряд ли может считаться эффективным инструментом борьбы с терроризмом.

3 августа 2006 года

Примечания

(1)  Тимофей Борисов: 17 особо опасных. 28.7.2006 г.

(2)  Igor Rotar: The Islamic Movement of Uzbekistan: Resurgent IMU? Jamestown Foundation Terrorism Monitor: Volume 1, Issue 8 (December 18, 2003)

(3)  Группа Басаева была первой из всех исламских организаций в мире, использовавшая террористок-смертниц.

(4)  Brian Glyn Williams: The Chechen Arabs: An Introduction to the Real al Qaida Terrorists from Chechnya. Jamestown Foundation Terrorism Monitor Volume 2, Issue 1 (January 15, 2004)

(5)  Institute for Counterterorism: Russian Embassy in Beirut Attacked. January 3, 2000.

(6)  South Asia Terrorism Portal.

(7)  Agence France Presse: Terror group warns of more attacks in region. March 23.3.2005

(8)  Исламский фонд в США сделал "добро" чеченским боевикам. "Правда", 2.11.2003.

(9)  Hakam Aql: Russian FSB Against the Arab Secret Services. 02.06.2005.

(10)  Global Security: Hizb ut-Tahrir al-Islami (Islamic Party of Liberation).

(11)  Там же.

(12)  Тимофей Борисов: 17 особо опасных. 28.7.2006 г.

См. также:

Автор: Перевод М.В.Бурковой;

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

26 марта 2017, 12:35

26 марта 2017, 11:59

26 марта 2017, 10:49

26 марта 2017, 09:58

26 марта 2017, 09:16

Архив новостей
Все SMS-новости