05 июля 2006, 10:04

Хроника насилия в Чеченской Республике. Март 2006 г.

1 марта 2006 года

Родственники руководителя организации "Спасем поколение" Мурада Мурадова и сотрудника этой организации Исмаила Кадаева привезли из Моздока в Грозный трупы своих близких.

Эти люди были задержаны 15 апреля 2005 года сотрудниками неустановленного силового ведомства при проведении спецоперации в микрорайоне "Ипподромный" г. Грозный. С тех пор они числились пропавшими без вести – ни одно из силовых ведомств не взяло на себя ответственность за их задержание. Между тем, прокуратура республики возбудила уголовное дело по обвинению Мурада Мурадова в террористической деятельности. На этом основании была изъята оргтехника и документы организации "Спасем поколение", которые не были возвращены. Однако в разрешении от прокуратуры ЧР на выдачу трупа Мурадова указано, что "согласно полученной информации из УФСБ РФ по ЧР компрометирующих материалов в отношении Мурадова М.Х., в том числе, что он является участником НВФ, нет. Данных о причастности Мурадова М.Х. в соответствии с Федеральным законом № 1340 от 25.07.1998 "О борьбе с терроризмом", к совершению преступлений террористического характера не имеется".

Днем на центральном рынке г. Грозный сотрудниками РОВД Заводского района были задержаны и доставлены в РОВД несколько торговцев валютой и покупателей – молодых мужчин. Всем были предъявлены обвинения в торговле наркотиками. В тот же день всех задержанных отпустили после уплаты штрафов в размере две тысячи рублей каждый.

4 марта 2006 года

В окрестностях с. Мартан-Чу Урус-Мартановского района Чеченской Республики в лесном массиве (местные жители называют это место "Сороты") жители села обнаружили труп неизвестного мужчины, около 30 лет. Из одежды на нем были только носки и свитер, которым была обмотана его голова. Во рту трупа неизвестного было несколько золотых зубов. На теле имелись следы от побоев и порезы, пальцы на руках сломаны (на одной – пальца не было). При визуальном осмотре видимых огнестрельных ран на теле не обнаружено.

Местные жители предполагают, что накануне труп был сброшен с вертолета: в последнее время люди часто ходят в это место собирать черемшу. 1 и 2 марта, по словам сельчан, они так же ходили в лес и проходили мимо, но труп никто не заметил. 3 марта в лес никто не ходил, но очевидцы утверждают, что над лесом барражировал вертолет. На месте обнаружения трупа валялись также многочисленные свежие обломки веток от деревьев. Жители села, проживающие на южной окраине населенного пункта, примыкающей к лесному массиву, утверждают, что за период с 1 по 4 марта они не видели ни одной машины, которая направлялась бы вглубь леса. Предположение, что труп мужчины могли принести, они считают несостоятельным, т.к. тащить труп по горно-лесистой местности чрезвычайно тяжело.

5 марта 2006 года сотрудники Урус-Мартановского РОВД выехали к месту обнаружения трупа и доставили его в районный отдел милиции. По состоянию на середину марта 2006 года никто мужчину не опознал.

5 марта 2006 года

В 23.05 в ст. Орджоникидзевская Сунженского района Республики Ингушетия неизвестные бросили взрывное устройство во двор д.6 на ул. Комсомольская, где проживает Нина Владимировна Пенькова, 1982 г. р., с двумя младшими братьями (1999 г. р. и 1998 г. р.) и сестрой, 1995 г. р.

По словам Нины Владимировны, когда они ложились спать, раздался взрыв. Затем она почувствовала запах гари. Взрывное устройство ударилось о стеклянную веранду и взорвалось. От взрыва никто не пострадал, но были выбиты стекла во всем доме.

Через две минуты аналогичное взрывное устройство было брошено в огород д.2 на ул. Чапаева, где проживает Любовь Дмитриевна Иванова, 1950 г. р., и ее семья (четверо взрослых и семь несовершеннолетних). Ивановы живут недалеко от Пеньковых. В результате взрыва пострадавших нет. В доме выбито несколько окон.

Через 10 минут на место преступления приехало большое количество сотрудников милиции. Был произведен осмотр места взрывов. Удалось установить, что в обоих случаях взрывное устройство находилось в стекленной банке и было начинено металлическими шариками.

Один из соседей видел, как после взрыва от дома Ивановых отъехал автомобиль "Жигули" белого цвета. По его словам, за рулем сидел крупный мужчина в камуфляжной форме.

По данным фактам правоохранительными органами возбуждено уголовное дело, ведется расследование.

По словам Нины Пеньковой, за два дня до этого, 3 марта, около18.00, к их дому подъехала пожарная машина. Пожарники стали раскатывать шланги, намереваясь, по всей видимости, тушить пожар. Когда Пенькова сказал, что у них в доме все нормально, они объяснили ей, что ими был получен срочный вызов о пожаре по данному адресу.

6 марта 2006 года

Около полудня в лесном массиве в окрестностях с. Джугурты Ножай-Юртовского района Чеченской Республики во время сбора черемши подорвались на мине несколько местных жителей. Альбика Мусаевна Мусаева, 1982 г. р., и Юнус Исмаилович Байсултанов, 1991 г. р. (ученик восьмого класса), погибли. Ирабу Бетерсултановна Мудаева, 1965 г. р., получила тяжелое ранение.

Недавно Альбика Мусаева устроилась на работу в школу с. Бачи-Юрт, а в Джугурты приехала помочь родителям.

На место взрыва выезжала оперативная бригада Курчалоевского РОВД. Ей были обнаружены следы пребывания в этом районе неизвестного воинского подразделения. Родственники погибших и раненой не стали обращаться с заявлением в правоохранительные органы. По факту подрыва уголовное дело не было возбуждено.

7 марта 2006 года

Около 10.00 в окрестностях с. Али-Юрт Назрановского района Республики Ингушетия предположительно на мине-растяжке подорвались четыре местных жителя:

  1. Алихан Хусенович Евлоев, 1991 г. р., проживал по адресу: ул. Тутаева, 8 (погиб на месте);
  2. Исраил (Исропил) Османович Евлоев, 1987 г. р., проживает по адресу: ул. Тутаева, 6 (открытые переломы обеих ног, множественные осколочные ранения нижних конечностей);
  3. Тимур Юнусович Евлоев, 1988 г. р., проживает по адресу: ул. Тутаева, 4 (минно-взрывная травма нижней конечности, осколочные ранения тела);
  4. Муса Хусенович Евлоев, 16 лет, проживает по адресу: ул. Тутаева, 8 (осколочные ранения нижней конечности, минно-взрывная травма).

В этот день пять молодых людей из с. Али-Юрт отправились в близлежащий лес собирать черемшу. Там Исраил Евлоев задел растяжку, после чего раздался взрыв. В результате один человек погиб и трое получили ранения. Пятый подросток, Хасан Юнусович Евлоев, 1987 г.р., проживающий по адресу: ул. Тутаева, 4 не пострадал. Он побежал в село за помощью. Через 30-40 минут, когда он возвращался обратно в лес, недалеко от места первого взрыва он задел вторую мину-растяжку. В результате Хасан получил осколочные ранения нижних конечностей.

Все пострадавшие были доставлены в отделение реанимации ЦРБ г. Назрань. По словам врачей, трое – в тяжелом состоянии.

На месте взрывов образовались две воронки диаметром 20 на 40 см. В ходе осмотра места происшествия обнаружены три батарейки "Крона", граната Ф-1 без взрывателя, электродетонатор.

По некоторым данным, в МВД Ингушетии предполагают, что взрывные устройства были установлены в лесу военнослужащими спецподразделений МО РФ, занимающихся поисками боевиков в окрестностях с. Али-Юрт.

9 марта 2006 года

После 20.00 в г. Грозный неизвестными похищен Михаил Джарапович Борчашвили, 1957 г. р.

Вечером в квартиру, где проживает Борчашвили с семьей (жена и пять малолетних детей), выломав входную дверь, ворвались семь вооруженных людей в масках, одетых в камуфляжную форму. Угрожая оружием, они приказали всем лечь на пол. Ворвавшиеся люди говорили по-русски с акцентом. Не объясняя причины и не представляясь, приказали Михаилу идти вместе с ними. М. Борчашвили вывели из дома, посадили в одну из машин, стоявших рядом с подъездом и увезли в неизвестном направлении. Соседи видели несколько машин: УАЗ-452 (т.н. таблетка), УАЗ серого цвета и ВАЗ-2410. Регистрационных знаков никто не заметил.

Около двух месяцев назад Борчашвили вместе с семьей вернулся из Тбилиси, где проживал, как беженец. Они поселились в полуразрушенном доме по адресу: г. Грозный, ул. Б.Хмельницкого, д.43, кв.76 (их прежний дом был разрушен в ходе боевых действий).

Причины похищения неизвестны; местонахождение установить не удалось.

После полудня в г. Назрань Республики Ингушетия в ходе проведения сотрудниками правоохранительных органов РИ плановой проверки паспортного режима, при попытке задержания подорвал себя гранатой и погиб на месте уроженец с. Барсуки Али Юнусович Газдиев.

Проверка паспортного режима приводилась в городском микрорайоне "Заводской" с 8.30. Проверив документы у Али Газдиева, сотрудники милиции предложили ему проследовать с ними для выяснения некоторых обстоятельств. Газдиев попытался скрыться. Сотрудники милиции на машинах организовали преследование. На ул. Базоркина рядом с д.39 Газдиев остановился и подорвал себя гранатой. В результате он скончался на месте.

На место происшествия выехала оперативно-следственная группа, возбуждено уголовное дело.

В 2005 году Али Газдиев задерживался сотрудниками правоохранительных органов, но впоследствии был отпущен.

Труп погибшего был передан родственникам для захоронения.

10 марта 2006 года

Около 6.00 в с. Ушкалой Итум-Калинского района Чеченской Республики сотрудниками районного ОВД была задержана Кока Махмудовна Азимова, 55 лет, в настоящее время проживающая в г. Грозный в пункте временного проживания (ПВР) "Кольцова 4".

По словам сестры Азимовой, Эльцмат Мухаевой, Коку забрали из дома матери, у которой она находилась в гостях. Сотрудники милиции не дали четких объяснений о причине задержания, сославшись лишь на приказ начальника милиции. Женщину доставили в РОВД Итум-Калинского района. Милиционеры так же интересовались ее братом, Салехом Мухаевым, который накануне уехал к родственникам в Грозный. В РОВД Коку продержали около трех часов в коридоре, затем на машине привезли в с. Вашиндорой Шатойского района, в расположение подразделения т.н. "нефтеполка" (около 50 человек, живут в палатках). В течение еще нескольких часов Азимову держали в машине. После полудня ее завели в одну из палаток и допросили: спрашивали о связях с боевиками и интересовались информацией об убийстве главы администрации с. Зумсой Итум-Калинского района Абдул-Азима Янгульбаева (убит неизвестными 4 июля 2005 года в с. Бугарой).

Примерно в 22.00 Азимову привезли в с. Ушкалой к дому матери и отпустили. В результате нервного расстройства и нахождения в течение целого день на холоде, она заболела.

Ранее, 28 июля 2005 года, в ПВР "Кольцова 4" с нарушением закона задерживался сын Коки Азимовой, Ильяс Зиядинович Азимов, 1985 г. р. В тот же день он был отпущен из ОВД Итум-Калинского района. По словам Ильяса, при задержании его избили, предварительно надев наручники. При этом люди, производившие задержание, , называли его "ваххабитом" и обвиняли в соучастии в убийстве Янгульбаева.

Семья Азимовых с начала военных действий до 2003 года проживала в палаточном городке "Алина" на территории Ингушетии. Кока Азимова, в девичестве Мухаева, сестра Мехти Мухаева, незаконно задержанного в ночь на 30 декабря 2005 года. В настоящее время он находится под стражей в качестве обвиняемого по ст. 209 "бандитизм" УК РФ.

Семья Мухаевых является заявителем в Европейский суд по правам человека по факту исчезновения Вахи Мухаева и его сына, Атаби Мухаева, задержанных военными во время масштабной "зачистки" с. Зумсой 15-16 января 2005 года.

Около 17.00 при въезде в г. Урус-Мартан Чеченской Республики сотрудниками неизвестной силовой структуры был похищен Абдулвахаб Аюбович Ахмадов, 1962 г. р.

Машину, в которой он ехал, остановили вооруженные люди. Четыре человека, одетые в военную форму (двое в камуфляже и двое в форме черного цвета), под угрозой применения силы вынудили Ахмадова пересесть в одну из своих машин. По словам очевидцев, они были на двух машинах ВАЗ-21099 стального цвета (регистрационный номер одной – А447РР, второй – 096). Похищенного увезли в сторону г. Грозный.

Абдулвахаб Ахмадов работает в системе ЖКХ, его брат, Рамзан Ахмадов, руководитель знаменитого детского танцевального ансамбля "Даймохк" лауреата и победителя многих международных конкурсов.

До 16 марта родственники не располагали информацией о его местонахождении. 17 марта Ахмадов сам позвонил родственникам в г. Урус-Мартан и сообщил, что неизвестные высадили его в районе площади "Минутка" в г. Грозный и вернули мобильный телефон, который забрали во время задержания. Родственники выехали в Грозный и привезли Ахмадова домой. По свидетельству одной из соседок, Абдулвахаб был избит.

Около 11.15 в ст. Орджоникидзевская Сунженского района Республики Ингушетия неизвестные напали на бойцов ОМОН из г. Тольятти, которые несут службу на федеральной трассе "Кавказ".

По официальной версии МВД РИ, на территории местного рынка в кафе "Узбекская кухня" на двух бойцов тольяттинского ОМОНа (сержанта милиции Андрея Топчиева и рядового Василия Надина) напали неизвестные и расстреляли из оружия, принадлежавшего пострадавшим милиционерам. В результате, бойцы ОМОН получили тяжелые ранения и были госпитализированы в Сунженскую районную больницу (впоследствии один из них скончался). Нападавшим удалось скрыться. Меры по их поимке, предпринятые местными "силовиками" (блокировали рынок для проверки документов, а так же усилили контроль на постах ДПС, прежде всего, на дорогах, ведущих в Чеченскую Республику), результатов не дали.

По словам очевидцев, нападение на ОМОНовцев действительно было совершено в кафе "Узбекская кухня". Два милиционера зашли туда пообедать. Во время обеда они пили спиртные напитки и вели себя вызывающе. По этой причине у них возникла ссора с двумя неизвестными молодыми мужчинами, обедавшими в этом же кафе. В ходе ссоры неизвестные завладели оружием милиционеров и несколько раз выстрелили, после чего беспрепятственно покинули заведение.

11 марта 2006 года

В ночь на 11 марта в пос. Мичурина Урус-Мартановского района Чеченской Республики сотрудниками республиканской силовой структуры были похищены три человека: два местных жителя Рамзан Абдуллаевич Эльмурзаев, 1966 г. р., и Сайд-Эмин Сулейманович Абубакаров, 1982 г. р., а также уроженец с. Итум-Кале, Висит Мехдиевич Магомадов, 1985 г. р. (временно проживал в бывших складских помещениях госхоза им. Мичурина; приехал за несколько дней до похищения).

"Силовики" приехали в поселок на нескольких автомашинах ВАЗ-2112. Разговаривали по-чеченски. Они не представлялись и не сообщили родственникам Эльмурзаева, Абубакарова и Магомадова, куда те будут доставлены. Похищенных затолкали в багажники машин и вывезли из села.

В течение дня родственники похищенных предпринимали активные попытки установить их местонахождение. Из неофициальных источников стало известно, что похитителями были сотрудники т.н. "нефтяного полка". Этот полк, созданный на базе "кадыровских" формирований, должен осуществлять исключительно охрану нефтяных промыслов, нефтепродуктопроводов и иных промышленных объектов. Однако на деле его сотрудники используются в так называемых "контртеррористических мероприятиях".

12 марта 2006 года Эльмурзаева, Абубакарова и Магомадова освободили. За время содержания под стражей их избивали дубинками и пытали электрическим током. Они не знают, где их содержали. Все трое были настолько сильно напуганы происшедшим, что отказались комментировать произошедшее с ними.

В муниципальном образовании Гамурзиевский г. Назрань сотрудники спецслужб захватили и увезли Мусу Израиловича Дзортова, 1980 г. р., имеющего постоянную регистрацию по адресу: г. Назрань, ул. Базоркина, 38, кв.2.

М. Дзортова забрали из дома № 144 по ул. Албогачиева, где он вместе с женой, Танзилой Баркинхоевой, временно снимал квартиру. Около 15.00 к их дому на нескольких автомашинах подъехали вооруженные люди (до 40 человек). В помещение вошли десять человек в масках, одетых в камуфляжную форму, говорящих без акцента по-русски. Они не предъявили никаких документов. Один из них заявил, что им нужен Дзортов. Муса сказал, что это он и есть. "Силовики" заявили, что он должен пойти с ними. На вопрос: "Зачем?" - один из них ответил, что они из ФСБ и отчета никому не дают. Мусу вывели из дома и посадили в а/м УАЗ-452 (т.н. "таблетка").

Затем сотрудники силовых структур обыскали дом и спросили у Танзилы Баркинхоевой про какое-то ружье. Она сказала, что никакого ружья у них нет. Тогда военные приказали ей собираться и ехать вместе с ними. Когда женщина оделась, ее обыскали, но забирать не стали. В ходе обыска ничего противозаконного обнаружено не было. В доме "силовики" пробыли около получаса. Через некоторое время после их отъезда, приехали ингушские милиционеры. Среди них – участковый Дзейтов. Они так же тщательно обыскали дом и через полчаса, ничего не объясняя, уехали.

В тот же день Баркинхоева обратилась за разъяснением в республиканское МВД, но там ей ответили, что не знают кто забрал ее мужа. Она так же ходила в ГОВД, к участковому Дзейтову. Но никто не смог объяснить ей причину, по которой забрали Дзортова, и кто это сделал. Свое появлении в доме 144 по ул. Албогачиева ингушские милиционеры объяснили, тем, что получили приказ произвести по данному адресу обыск. От кого исходил этот приказ, они не уточнили.

12 марта на мобильный телефон дяди Дзортова позвонила женщина, которая представилась адвокатом Региной Туаевой. Она сообщила, что Муса находится в СИЗО г. Владикавказ, а она представляет его интересы. Туаева предложила приехать родственникам на следующий день во Владикавказ, чтобы встретится с ней. 13 марта Баркинхоева и дядя ее мужа встретились с адвокатом и узнали, что Муса обвиняется в нападении на РОВД в Ингушетии, в ночь на 22 июня 2004 года и, что он якобы уже подписал признание в совершении преступления. Туаева предложила родственникам приехать через день и привезти для Мусы вещи и продукты. Она заверила их в том, что его не избивали. Вечером того же дня Дзортов позвонил дяде и сказал, чтобы они не подписывали договор с адвокатом Туаевой. Он уточнил, что его сильно избивают и пытают; в результате сломали два ребра. Муса так же сказал, что ему пригрозили изнасилованием, если он не возьмет на себя какой-нибудь "эпизод". Родственники Дзортова наняли нового адвоката, Каурбека Чербижева. На первой же встречи с ним Дзортов отказался от сделанных ранее признательных показаний. Впоследствии он попросил родственников отказаться и от этого адвоката, т.к. он неэффективно защищает его интересы.

30 марта Танзила Баркинхоева с письменным заявлением обратилась в офис ПЦ "Мемориал" в г. Назрань. Она просит защитить права мужа, который, по ее утверждению, абсолютно ни в чем не виноват. Она убеждена, что против него выдвинуты надуманные обвинения и его силой пытаются заставить признать себя виноватым. По ее словам, он не мог участвовать в нападении на РОВД в июне 2004 года, т.к. последние три года подрабатывал на сезонных стройках в Дагестане и в этот период в Ингушетии не находился.

В ПЦ "Мемориал" г. Назрань
от Баркинхоевой Танзилы Умаровны
проживающей по адресу: г. Назрань,
ул. Базоркина 38, кв.2

Заявление

11 марта 2006 года в м/о Гамурзиевский г. Назрань сотрудниками спец служб был похищен мой муж, Дзортов Муса Израилович, 1980 г.р., прописанный по адресу6 г. Назрань, ул. Базоркина 38, кв.2. Мужа забрали из дома, расположенного по ул. Албогачиева, 144, где мы временно проживали (снимали за деньги). Около 15:00, к дому на нескольких автомашинах подъехали вооружённые люди, в количестве примерно 40 человек. В дом вошли 10 человек в масках, одетых в камуфляжную форму. Говорили на русском языке без акцента. Они не представились и не предъявили никаких документов. Один из них заявил, что им нужен Дзортов, так как они располагают информацией о том, что находится по данному адресу. Муж сказал, что это он Дзортов. Тогда они сказали, что он им нужен и что он пойдёт с ними. На вопрос мужа, зачем он им нужен, они ответили, что они из ФСБ и отчёта никому не дают. Мужа вывели из дома и посадили в а/м "УАЗ" ("таблетка"). Затем военные обыскали дом. В ходе обыска спросили у меня про какое то ружьё. Я сказал, что у нас нет ружья, тогда они мне тоже приказали собираться и ехать вместе сними. Я собралась. Они обыскали меня, но забирать не стали. В хорде обыска военные ничего противозаконного не обнаружили. В доме военные пробыли около 30 минут. После того, как они уехали, через некоторое время приехали ингушские милиционеры. Среди них был и участковый милиционер Дзейтов. Они так же тщательно обыскали дом и, через 30 минут, ничего не объясняя, уехали. В тот же день я обратилась за разъяснением в МВД. Но ничего узнать не смогла, так как сотрудники ингушского МВД сказали, что не знают кто забрал моего мужа. Я так же ходила в ГОВД к участковому Дзейтову, но и он не смог объяснить причину, по которой забрали моего мужа и, кто это сделал. Своё появлении в нашем доме , ингушские милиционеры объяснили, тем что получили приказ произвести у нас обыск. От кого исходил этот приказ, они не уточнили.

12 марта на телефон дяди мужа позвонила женщина, которая представилась адвокатом Туаевой Региной. Она сообщила нам, что Муса находится в СИЗО г. Владикавказ, а она представляет его интересы. Туаева предложила нам приехать на следующий день во Владикавказ, чтобы встретится с ней. 13 марта я и дядя мужа встретились с адвокатом и узнали от неё, что Муса обвиняется в нападение на РОВД в Ингушетии, в ночь на 22 июня 2004 года и, что он якобы подписал признательные показания. Туаева предложила нам приехать через день и привезти для Мусы вещи и продукты. Она заверила нас в том, что его не избивали. Вечером того же дня муж позвонил дяде и сказал, чтобы мы не нанимали Туаеву его адвокатом. Он так же сказал, что его сильно избивают и пытают. В результате ему сломали два ребра. Муса так же сказал, что ему пригрозили, что его, если он не возьмет на себя какой-нибудь эпизод. Мы наняли нового адвоката, Чербижева Каурбека и на первой же встречи с ним муж отказалась от сделанных ранее признательных показаний.

В связи со всем выше изложенным прошу Вас защитить права моего мужа, который абсолютно ни в чём не виноват. Он не мог участвовать в нападении на РОВД в июне2004 года, так как последние 3 года подрабатывал на сезонных стройках в Дагестане и в этот период в Ингушетии не находился. Я убеждена, что против моего мужа выдвинуты надуманные обвинения и его силой пытаются заставить признать себя виноватым.

30 марта 2006 года
Баркинхоева Т.У.

Примерно в 4.30 в с. Серноводск Сунженского района Чеченской Республики, предположительно сотрудниками ФСБ и РОВД Сунженского района Ингушетии, был захвачен и увезен местный житель, Рустам Баудиновчи Умаров, 1980 г.р., проживающий по адресу: ул. М. Мазаева, 3.

Несколько "силовиков" в масках ворвались в дом Умаровых, взломав входную дверь. Предварительно ими было оцеплено несколько улиц, прилегающих к домовладению, и блокирован сам дом. В это время все члены семьи Умаровых спали. Военные подняли с постели Рустама и повалили на пол. Мать, Петимат Акублатова, попыталась выяснить, кто его забирает и на каком основании, но один из "силовиков" толкнул женщину к стене. Петимат ударилась о стену и упала; когда она поднялась и опять направилась в сторону похитителей, тот же военный еще раз ударил ее о стену. Другой военный спросил, кто еще есть в доме. Петимат ответила, что больше никого нет (в доме еще находилась ее несовершеннолетняя дочь). Удовлетворившись этим ответом, сотрудники силовых структур вывели Рустама на улицу, посадили в одну из своих машин и увезли в сторону Ингушетии. Петимат успела заметить во дворе большое количество военных (до 40 человек) и несколько машин разных марок.

Родственники Рустама Умарова предприняли немедленные поиски: они обратились в Сунженский РОВД ЧР. Дежурный сотрудник РОВД сообщил им, что Рустама увезли сотрудники спецслужб Ингушетии.

12 марта родственники установили, что Рустам Умаров содержится в здании ФСБ в ст. Орджоникидзевская сунженского района Республики Ингушетия и к нему никого не допускают. Когда же родственники Рустама обратились в прокуратуру Сунженского района РИ, там один из сотрудников прокуратуры неофициально сообщил им, что Умарова в ходе допроса избивают и пытают. По одной из версий его подозревают в причастности к нападению на сотрудников тольяттинского ОМОНа 10 марта в ст. Орджоникидзевская.

По словам Петимат Акбулатовой, 10 марта ее сын действительно ездил в ст. Орджоникидзевскую, чтобы купить новый мобильный телефон. Купив его, он хотел посетить местный рынок, но один из знакомых, которого Рустам встретил в станице, предупредил о том, что на рынке много военных, которые кого-то ищут и проверяют документы. Рустам решил на рынок не ходить и на машине знакомого поехал домой. На КПП между Орджоникидзевской и Серноводском бойцы ОМОН при проверке документов предложили Умарову пройти в вагончик для проверки паспорта по компьютерной базе. Один из сотрудников КПП, просматривая его паспорт, спросил, кем ему доводится полевой командир Докка Умаров. В ответ на это Рустам показал свой служебное удостоверение сотрудника пожарной части. После этого ему вернули документы, и он благополучно вернулся домой.

Вечером 12 марта Рустам Умаров был освобожден. Как удалось установить, родственники заплатили за его освобождение выкуп.
Рустам был сильно избит, его пытали током, у него сломано несколько ребер. Он уехал лечиться в одну из больниц на территории Ингушетии. Родные не хотят называть точное местонахождение Рустама, опасаясь повторного похищения.

Поздно вечером в с. Чечен-Аул Грозненского (сельского) района Чеченской Республики неизвестными был похищен местный житель, Руслан Вахаевич Далаев (Долаев), 1964 г. р. Вооруженные люди увезли Далаева из его дома на "Новых участках".

Ранее, 2 февраля 2006 года пропал без вести брат Руслана, Хасан Вахаевич Далаев (Долаев), 1965 г. р., отец двух детей, проживающий в одном из микрорайонов г. Грозный, и его сноха, Догман Вараева, 1970 г.р. мать трех детей.

Руслан занимался активными поисками брата и снохи, но так и не смог установить их местонахождение. Была обнаружена только сожженная машина, на которой в день исчезновения ехали Хасан Далаев (Долаев) и Догман Вараева. На жизнь Руслан Далаев (Долаев) зарабатывал перевозкой гравия для строительства.

13 марта 2006 года

В г. Грозный на площади "Минутка" пропал житель с. Халкелой Шатойского района Чеченской Республики по имени Шудди. Он занимался частным извозом на своей машине.

В г. Владикавказ Республики Северная Осетия-Алания пропал житель Ингушетии, Руслан Османович Фаргиев, 1964 г. р., проживающий по адресу: с. Алхасты, ул. Ленина, 51.

В этот день он поехал в больницу г. Владикавказ (ул. Маркуса, 36). Приехав на автовокзал Владикавказа, в 10.30 он позвонил домой по телефону и сообщил, что доехал и идет в больницу. Больше на связь с родственниками он не выходил. Его телефон не отвечал. Домой Руслан не вернулся.

На следующий день родственники обратились в МВД и ФСБ Северной Осетии с информацией об исчезновении Руслана. 15 марта его брат, Тухан Фаргиев, написал заявление в Северо-Кавказскую прокуратуру. Представители правоохранительных органов заверили родственников Руслана в том, что по данному факту будет возбуждено уголовное дело и проведено расследование.

Руслан Фаргиев работает котельщиком в средней школе с. Алхасты, женат, имеет двоих малолетних детей.

16 марта Тухан Фаргиев обратился в ПЦ "Мемориал" в г. Назрань с письменным заявлением, в котором просит оказать содействие в установлении местонахождения брата.

14 марта 2006 года

В окрестностях с. Автуры Шалинского района Чеченской Республики сотрудниками местного Антитеррористического уентра (АТЦ) незаконно задержаны два местных жителя, Бекхан Исаевич Махматхаджиев, 19 лет, проживающий на ул. Интернациональная, и Нурди Баматалиев, 30 лет.

В этот день трое жителей с. Автуры на своих тракторах поехали в лес за дровами. На обратной дороге их остановила группа вооруженных людей. Неизвестные представились "боевиками" и потребовали от автуринцев привезти им еду и носки. На выполнение своей просьбы дали 30 минут. Махматхаджиев и Баматалиев выполнили их требование и вернулись обратно. На этот раз "боевики" сказали, что они сотрудники АТЦ и, обвинив Бекхана и Нурди в пособничестве боевикам, забрали их с собой (в качестве доказательства "силовики" указали на еду и носки). Доставив задержанных в расположение своего подразделения, сотрудники АТЦ стали их допрашивать, применяя пытки.

На второй день после задержания родственникам удалось освободить этих людей. От пыток и побоев больше всего пострадал Баматалиев (нуждается в госпитализации).

Пострадавшие и их родные отказались обращаться с жалобой на действия сотрудников АТЦ.

В с. Катыр-Юрт Ачхой-Мартановского района Чеченской Респеублики в домовладении № 15 на ул. Ленина, принадлежащем местному жителю, Шахману Башаеву, сотрудниками неустановленных силовых структур была произведена выемка оружейного схрона. По словам соседей, домовладение было оцеплено десятками военнослужащих федеральных сил, приехавших в село на бронетехнике и автомашинах. К месту происшествия не подпускали даже сотрудников Ачхой-Мартановского РОВД, которые прибыли несколько позже. Предположительно, из схрона было извлечено семь автоматов и боеприпасы к ним, а так же два или три пистолета.

Ранее, 10 ноября 2005 года, по этому же адресу сотрудниками российских силовых структур проводилась спецоперация, в ходе которой в течение почти десяти часов шел бой. По официальным данным, в ходе боя был убит один боевик. Приглашенный на опознание боевика Шахман Башаев убитого не опознал. Впоследствии выяснилось, что убитым оказался его сын, Сайхан Шахманович Башаев, 1983 г. р. Ни до того случая, ни после, в доме никто не проживал, так как его строительство не было завершено, а после боя 10 ноября, он был почти полностью разрушен.

Второй сын Башаевых, Висхан Шахманович Башаев, 1988 г. р., был задержан сотрудниками правоохранительных органов в г. Волгограда 4 марта 2006 года. Из Волгограда Башаева перевезли в Грозный и предположительно доставили в помещение Оперативно-розыскного бюро № 2. Родители не знали о его местонахождении до 14 марта: в этот день выяснилось, что Башаев находится в Урус-Мартановском РОВД, куда он был доставлен из Грозного.

17 марта 2006 года

На нескольких улицах с. Автуры Шалинского района Чеченской Республики сотрудниками местных силовых структур была проведена проверка паспортного режима.

По словам местных жителей, "силовики" вели себя грубо. В ходе проверок были задержаны: Ахмед Яхьяев, 1956 г. р., проживающий на ул. Комсомольская, и некто Заурбек, 35 лет. Яхьяева забрали утром из дома и доставили в местное подразделение Антитеррористического центра (АТЦ). Вечером, сильно избитого, его отпустили домой.

В центре села сотрудники силовых структур остановили машину Заурбека. Его попросили открыть багажник для проверки. Заурбек выполнил просьбу и после досмотра закрыл багажник. Как только он это сделал, "силовики" попросил открыть багажник повторно. И в этот раз их приказ был выполнен. Когда они попросили открыть багажник в третий раз, Зарубек возмутился. Проверяющим не понравилась реакция Заурбека, они затолкали его в багажник своей машины и увезли на территорию АТЦ. Через некоторое время сильно избитого его отпустили на свободу.

По неподтвержденной информации, в этот день в селе были похищены два молодых человека и одна женщина.

В г. Твери сотрудниками ФСБ по Тверской области были задержаны – Адлан Сайд-Хасанович Мазуев, 1984 г. р., Мурад Вахаевич Магомадов, 1982 г. р., и Мурад Таусович Хаджиев, 1981 г. р. все трое жители с. Самашки Ачхой-Мартановского района Чеченской Республики.

20 марта их доставили в Ачхой-Мартановское РОВД, где в данный момент и содержат. Сотрудники ПЦ "Мемориал" встретились и опросили родственников задержанных.

По словам Любы Мазуевой, 22 августа 2003 года, ее сын, Адлан Мазуев был похищен российскими военными из своего дома (ул. Кооперативная, 60). В тот же день родственники поехали в Ачхой-Мартановский РОВД и встретились начальником криминальной милиции временного отдела РОВД капитаном Виноградовым, который объяснил, что Адлана забрали для проверки на причастность к НВФ. После допроса Мазуева отпустили. Во избежание в последующем, каких-либо недоразумений, Люба Мазуева потребовала, дать какой-либо документ о проведенной проверке. Виноградов выдал справку о проверке по базе данных РОВД и ФСБ Адлана Мазуева и в том, что он ни к чему противозаконному не причастен. При этом он посоветовал отправить Адлана к старшему сыну в г. Тверь, т.к. в Чечне не скоро наступят спокойные времена.

Через неделю после освобождения, Адлан уехал в Тверь к брату Аслану Мазуеву, который после окончания института жил и работал в этом городе. Аслан устроил брата на работу в частное предприятие экспедитором и прописал. В 2005 году Адлан поступал в Тверскую сельско-хозяйственную академию, но, не сдав вступительные экзамены, поступил на подготовительное отделение данного ВУЗа. С момента отъезда Адлан в Чечню не приезжал.

17 марта 2006 года Адлан ехал в машине со своим другом и земляком с Мурадом Вахаевичем Магомадовым и еще с двумя товарищами (фамилии неизвестны). Их остановили сотрудники ГИБДД для проверки документов. Проверив документы, сотрудник ГИБДД связались с кем-то по рации. Через несколько минут приехала группа захвата: четверых чеченцев задержали и увезли в неизвестном направлении. Двоих спутников Мазуева и Магомадова, через несколько часов отпустили.

Вечером того же дня Аслану позвонили из ФСБ и сообщили, что его брат задержан, и на основании этого у него дома должны произвести обыск. Место содержания Адлана не сообщили. Аслан нанял адвоката и 20 марта через него обратился с заявлением в тверскую прокуратуру. Только после этого Аслана вызвали в ФСБ и сообщили, что его брат, Адлан Мазуев, после задержания переправлен в Ачхой Мартановское РОВД в связи с запросом, пришедшим оттуда.

Аслан приехал в Чечню и нанял для брата местного адвоката, Хасана Макуева.

Тот встречался с Адланом, добился разрешения на передачу от родных. По словам адвоката, Адлана обвиняют в причастности к НВФ.

По словам родственников Мурада Магомадова, проживающих по адресу: с. Самашки, ул. Амбулаторная, в 2004 году Мурад вместе с сестрой, Раяной Магомадовой, поехал в г. Тверь, где собирался поступать в ВУЗ. Экзамены не сдал, но домой не вернулся, а остался жить в городе, устроившись на работу охранником строительной базы. Он хотел поднакопить денег и попробовать поступить на следующий год. О том, что Мурад арестован и доставлен в Ачхой-Мартановское РОВД, родные узнали, только после того, как приехал Аслан Мазуев.

Магомадовы так же наняли адвоката, Салавди Паршоева, которому удалось добиться встречи с Мурадом и познакомится с его делом. По словам адвоката Магомадова обвиняют в участии НВФ.

25 марта родственники передали через адвоката передачу. Свидания с Мурадом добиться не удалось.

Мать, Мурада Хаджиева, Совдат Хаджиева, сообщила, что в 1996 году Мурад получил осколочное ранение головы во время артобстрела. Врачи ампутировали ему левый глаз, осколок из головы удалить не смогли, объяснив тем, что он находится рядом с нервными органами и такая операции небезопасна для жизни. Она рассказала также, что с 2005 года ее сын проживал в г. Тверь, где работал на строительной фирме. Хаджиев был задержан 17 марта отдельно от Мазуева и Магомадова. Обстоятельства его задержания неизвестны.

По состоянию на 27 марта Мазуев, Магомадов и Хаджиев содержаться в РОВД Ачхой-Мартановского района.

20 марта 2006 года

Примерно в 14.00 выехал из дома и не вернулся Ханпаша Душаевич Заурбеков, 1973 г. р., проживающий по адресу: Чеченская Республика г. Урус-Мартан, ул. Куйбышева, 61.

По словам матери Заурбекова, Тумишы Магомедовны, в этот день ее сын уехал на своей машине в Грозный проведать сестру. Домой не вернулся, у сестры тоже не появился. Обеспокоенные его исчезновением родственники предприняли поиски, но так и не смогли установить его местонахождение. Мобильный телефон не отвечал.

21 марта Ханпаша Заурбеков вернулся домой. С его слов родным стало известно, что его задержали в районе нового автовокзала в Грозном. Машина, в которой он ехал, была блокирована несколькими машинами ВАЗ-2109. Произошло это после того, как он проехал блокпост рядом с автовокзалом. Очевидно, что за ним следили от самого Урус-Мартана. Вооруженные люди выбежали из блокировавших автомашин и без каких-либо объяснений задержали и увезли Заурбекова.

Ханпаша был доставлен в Октябрьский райотдел милиции г. Грозный, где в устной форме ему предъявили обвинение в убийстве человека. Затем один милиционер нанес Ханпаше удар по голове рукояткой пистолета, а другой к пальцам ноги и руки привязал провода с целью пустить по ним электрический ток. Однако Ханпаше удалось сорвать с себя провода. Заурбеков решительно заявил, что его пытать не посмеют, что он обратится в соответствующие органы с жалобой. Видимо такое решительное поведение в какой-то мере повлияло на сотрудников милиции, и Х.Заурбеков не был подвергнут пыткам.

После 16.00 21 марта 2006 года Ханпашу освободили, и он смог вернуться домой.

21 марта 2006 года

Около 7.00 в г. Карабулак Республики Ингушетия сотрудниками правоохранительных органов Ингушетии совместно с сотрудниками мобильного отряда МВД РФ были проведена проверка по адресу: ул. Балкоева 30\13 (МТФ-1), в домовладении принадлежащем Мухаммеду Магомедовичу Яндиеву.

"Силовики" (до 20 человек) проникли во двор Яндиева. Они не представились и не объяснили цели своего визита. Среди них были люди, как одетые в милицейскую и камуфляжную форму, так и штатскую одежду. Говорили они по-ингушски и по-русски. Руководил операцией военный славянской внешности.

Не предъявляя соответствующих документов, "силовики" обыскали дом и гараж. Во время обыска в доме они разбудили сына хозяина, Мурада Яндиева и приказали ему одеваться. Хозяину дома сказали, что забирают его сына для допроса в ГОВД, обещав затем отпустить. Мурада посадили в а/м ВАЗ-2107 и увезли. В доме Яндиевых сотрудники силовых структур пробыли не больше 20 минут. Среди милиционеров Мухаммед Яндиев узнал сотрудников ГОВД г. Карабулак.

После того, как "силовики" уехали, Мухаммед Яндиев поехал в ГОВД и попытался выяснить причину задержания своего сына и фамилию человека, командовавшего спецоперацией. Сотрудники ГОВД сказали, что не знают "анкетных данных" этого военного. По их словам, он был из мобильного отряда МВД РФ: "Он нам не представился, кажется из мобильного отряда. Нам дали приказ собраться, и мы поехали".

Мурада Яндиева отпустили через полтора часа, предварительно допросив и сняв отпечатки пальцев. Он утверждает, что до того как отвезти в ГОВД, его возили по трем адресам, где сотрудники правоохранительных органов, также как и у них в доме проводили обыски.

Старший сын Мухаммеда Яндиева, Тимур Мухамедович Яндиев, 1979 г. р., был похищен сотрудниками неустановленного силового ведомства 16 марта 2004 года в г. Назрань. С тех пор о его судьбе нет никаких известий. Ни одно силовое ведомство не взяло на себя ответственность за его задержание. По данному факту прокуратурой РИ было возбуждено уголовное дело; в настоящее время оно приостановлено (в связи с невозможностью установить лиц, причастных к похищению Тимура Яндиева).

22 марта 2006 года

В 6.45 в с. Плиево (Плиевский муниципальный округ г. Назрань Республики Ингушетия) в дом Цечоевых, проживающих в районе новостроек, ворвались сотрудники федеральных и местных силовых структур РФ и РИ. Они приехали на нескольких легковых машинах разных марок. Сотрудники силовых структур ингушской национальности были без масок, а российские в масках.

Военные окружили дом, затем прошли внутрь, осмотрели комнаты и поинтересовались, есть ли посторонние. Была произведена фотосъемка дома и его жильцов. Один из "силовиков" – ингуш, заверил Цечоевых в том, что никого забирать не будут. Однако его российские коллеги приказали Магомеду Руслановичу Цечоеву, 1981 г. р., одеться и взять с собой паспорт, объяснив, что его забирают в ГОВД г. Назрань для выяснения "некоторых обстоятельств". Они пообещали его родным, что отпустят Магомеда сразу, после того, как зададут несколько вопросов.

После их отъезда в ГОВД поехали его старший брат и дядя, но им нечего не удалось узнать. Сестра Магомеда, Зарета Цечоева, обратилась в офис ПЦ "Мемориал" в г. Назрань с заявлением, в котором попросила оказать содействие в выяснении точного местонахождения Магомеда Цечоева. Попытки сотрудников "Мемориала" узнать у сотрудников МВД РИ и ГОВД причины задержания и местонахождение Цечоева оказались безрезультатными. Представители республиканских правоохранительных органов на контакт с правозащитниками идти отказались.

Через несколько часов, после задержания Магомеда Цечоева отпустили.

2 августа 2004 года старший брат Магомеда Цечоева, Магомед-Хамид Цечоев, 1974 г. р., охранник строительной фирмы "Монолит" был похищен с места своей работы сотрудниками неустановленного силового ведомства. Его привезли в неизвестное место, где люди в масках, пытая, вынуждали его подписать признание в участии в нападении в ночь на 22 июня 2004 года на объекты правоохранительных органов Ингушетии. Впоследствии его привезли в здание МВД РИ и предъявили обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 205 (терроризм), ч. 2 ст. 209 (бандитизм) ч. 3 ст. 222 (незаконное хранение оружия), ст. 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов). УК РФ. 3 августа 2005 года Верховный Суд РИ признал Магомеда-Хамида Цечоева виновным по всем предъявленным обвинениям и приговорил его к 13 годам лишения свободы.

27 марта 2006 года

На территории Республики Северная Осетия-Алания (РСО-А) пропал Магомед Мурадович Яндиев, 1972 г.р., житель пос. Карца (фактически проживает по адресу: Республика Северная Осетия-Алания, п. Карца, ул. Карцинская, 46; зарегистрирован по адресу: Республика Ингушетия, ст. Троицкая, ул. Столбовая, 17).

В 15.00 он ушел из дома, намереваясь поехать в г. Владикавказ.

В 16.45 Магомед Яндиев позвонил на мобильный телефон сестры и успел сообщить следующее: "Мы находимся в серебристой "десятке" (ВАЗ-2110. – ПЦ "Мемориал") на блокпосту, у нас проверяют документы...". После этих слов связь оборвалась. Больше Яндиев не перезванивал, а его телефон не отвечал. Домой Магомед не вернулся.

На следующий день родственники пропавшего предприняли активные поиски. Им удалось узнать, что последний раз Магомеда видели водители маршрутных такси, его односельчане. По их словам, в 16.30 он вышел с территории автовокзале № 2 г. Владикавказ и направился в сторону центра города. После этого его никто не видел.

С письменными заявлениями родственники обратились в правоохранительные органы г. Владикавказ.

29 марта, около 10.00, в пос. Карца местные жители-ингуши собрались на сход. Поводом послужило исчезновение Магомеда Яндиева. Люди (более 60 человек) собрались в центре поселка возле здания почты. На сходе обсуждались факты исчезновения на территории Северной Осетии ингушей. С июля 2005 года по март 2006 года на территории Осетии было зафиксировано восемь подобных случаев; один из исчезнувших в последствии был найден убитым, а местонахождение остальных по состоянию на конец марта 2006 года установить не удалось. Собравшиеся, среди которых были и родственники пропавших без вести, высказали свое возмущение бездействием правоохранительных органов.

Вскоре на сход приехал начальник Иристонского райотдела милиции МВД РСО-А, подполковник Михаил Владимирович Алкатцев, в сопровождении милицейских чиновников. Он внимательно выслушал жалобы, обещал во всем разобраться, но ничего конкретного по фактам исчезновений сообщить не смог. На сходе присутствовал также министр по делам национальностей Республики Ингушетия Магомед Мархиев. Он предложил родственникам похищенных людей собраться вместе и пойти на прием к президенту Ингушетии Зязикову. После того, как представители правоохранительных органов Северной Осетии уехали, люди стали расходится. После 14.00 возле здания почты остались только родственники похищенных жителей пос. Карца (с начала 2006 года без вести пропали два жителя Карца). Они остались для того, чтобы составить обращения президенту РФ, президентам Республик Северная Осетия-Алания и Ингушетия, другим официальным лицам.

В офисе ПЦ "Мемориал" в г. Назрань Республики Ингушетия с письменным заявлением обратился беженец из Чечни Айуб Жамилович Тасуев, который временно зарегистрирован по адресу: Карачаево-Черкесская Республика, г. Черкесск, ул. Первомайская 154.

Как следует из его заявления, 7 января 2005 года в 10.30 в г. Нальчик неизвестными вооруженными людьми был похищен его сын, Джамбулат Айубович Тасуев, 1985 г. р. Его забрали из квартиры, расположенной по адресу: ул. Ашурова 61, где временно проживала их семья. Несколько вооруженных людей в масках (до 12 человек) ворвались в квартиру. Не представляясь и не объясняя причины своего визита, они забрали Джамбулата и увезли в неизвестном направлении.

Четыре дня родственники не имели никакой информации о судьбе Джамбулата. Их обращения во все правоохранительные органы Кабардино-Балкарии, Северной Осетии и Ингушетии не дали никакого результата. Через четыре дня Айубу Тасуеву позвонила женщина, представившаяся Лаурой Хумарянц, адвокатом его сына. Она сообщила, что Джамбулат содержится в СИЗО г. Владикавказ, числится за следственной группой Северо-Кавказской генеральной прокуратуры под руководством Криворотова. Джамбулату предъявили несколько обвинений, в том числе и участие в вооруженном нападении на Ингушетию в июне 2004 года. В ходе допросов Джамбулата жестоко избивали и пытали. Однако он не стал подписывать никаких признательных показаний. Дело Тасуева ведет следователь прокуратуры Солженицын, который продолжает настаивать на том, что Джамбулат является участником НВФ.

В настоящее время дело Джамбулата Тасуева передано в Верховный суд Республики Ингушетия. Он содержится в ИВС г. Назрань. Состояние здоровья Джамбулата вызывает серьезные опасения: в его легких скапливается жидкость, к нему несколько раз вызывали бригаду скорой помощи. Врачи рекомендовали срочно госпитализировать Тасуева, но руководство ИВС отказывается это делать. Протесты адвоката, Шарипа Тепсаева (родственники наняли нового адвоката), который неоднократно обращался с ходатайством о срочной госпитализации, игнорируются. Руководство ИВС ссылается на запрет, исходящий непосредственно от министра МВД РИ Хамхоева. В таком тяжелом состоянии Джамбулата дважды этапировали в г. Пятигорск, где ему так же не оказывалось должной медицинской помощи.

Март 2006 года

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 марта 2017, 04:59

24 марта 2017, 04:25

  • Суд в Сочи решил вернуть ветерану Геннадию Куку списанные по ошибке деньги со счета

    23 марта мировая судья судебного участка № 92 Катерина Калустова вызвала к себе в кабинет 90-летнего ветерана войны Геннадия Кук и объявила, что деньги в сумме 43 891 рубль, ранее взысканные с его счета в Сбербанке в пользу ООО «Сочиводоканал», будут возвращены на его счет в течение недели. Сам ветеран напомнил, что с его счета пропало около 100 тысяч рублей, и судьбу остальных денег так никто и не выяснил.

24 марта 2017, 04:16

24 марта 2017, 03:25

24 марта 2017, 03:02

  • Обвиняемый в подготовке теракта в Ростове-на-Дону Артур Панов возобновил голодовку

    На проходящем в Северо-Кавказском окружном военном суде процессе по делу о подготовке теракта в Ростове-на-Дону Артур Панов объявил, что возобновляет голодовку, ранее прерванную 18 февраля. При этом подсудимый потребовал своей экстрадиции на Украину. В ходе заседания Панов заявил об искажениях в документах, которые легли в основу обвинения второго подсудимого по данном уделу - Максима Смышляева, передает корреспондент "Кавказского узла".

Архив новостей
Все SMS-новости