23 апреля 2006, 11:29

Будете писать протоколы на коленях

18 апреля так называемый третий сектор (правозащитные, гуманитарные, общественные и пр. подобные некоммерческие организации, а также политические партии - то есть миллионы людей) стал жить по обновленному закону. Внесенные парламентом поправки сделали окончательным разрешительный характер регистрации - отменив частично-уведомительный. Теперь чиновники X, Y и Z будут формировать гражданское общество - то ли дозволять, то ли нет.

Каким образом? Детали - готовящиеся подзаконные акты - оказались крайне любопытны. Да и идеология чиновников Федеральной регистрационной службы (ФРС) Министерства юстиции тоже.

Хоть весна по природному календарю и пора любви всего живого ко всему живому, но ФРС использовала время расцветания природы для создания 96 форм отчетности, которые НКО (некоммерческие организации - для краткости) обязаны будут заполнять и представлять в госорганы (формы со дня на день должно утвердить родное правительство).

Руководители НКО должны настучать в письменном виде на всех (ФИО), кто к ним приходит "на организуемые мероприятия". Указать: с какой целью собирались, что обсуждали, что порешили. При этом чиновники ФРС получают право контролировать - приходить на мероприятия и выборочно проверять, не врет ли руководитель в своих отчетах. Задача - наладить тотальный контроль. А уж если по-простому, по-нашенски - то слежку.

Хватит ли им чиновничьих сил, ведь организаций - миллионы? Пока это вопрос открытый, но не сомневайтесь: под полезный закон увеличения штата не зажмут, что стало ясно 17 апреля. В этот день, накануне вступления закона в силу, в администрации президента РФ в рамках "комиссии Памфиловой" (совета по содействию развитию гражданского общества и правам человека при Путине) собрались представители НКО из многих городов страны, чтобы выслушать разъяснения почти главного теперь начальника по их душу Анатолия Васильевича Панченко, заместителя главы Управления по делам общественных организаций, объединений и политических партий ФРС.

Быстро покончив с реверансами типа: "Давайте настроимся на волну взаимопонимания, и чтобы СМИ нам не мешали" - господин Панченко перешел к конкретным вещам - и тем стал более понятен простому народу.

- Мы начинаем широкую акцию по очистке ваших рядов, и не надо ерничать по этому поводу... Ссылки на то, что ФРС проводит репрессии, несостоятельны... Сколько правозащитных однодневок... Вы берете на себя совершенно неподъемную задачу - защищать права людей. А при этом у вас нет даже компьютера... Вы теперь не будете обманывать людей, что у вас есть эмблема, и вы серьезны - а вы ноль... Только ленивый не объявляет, что он - профсоюз... Вы на коленках свои протоколы пишете - вас проверить невозможно было...

Идеология ясна?

- Финансовая деятельность НКО очень непрозрачна, - говорил Панченко.

- Налоговые органы проверяют только предпринимательскую деятельность. Не анализируют деятельность в целом. Уставную деятельность не ревизуют. Эта часть остается неведомой. Ст. 29 нового закона гласит: "Информировать федеральный орган об объеме получаемых средств от иностранных организаций".

Что бы ни говорил господин Панченко, он скатывался на проклятую эту "помощь из-за рубежа".

- В формах этих вы, конечно, все будете указывать. От кого? Сколько? И куда ушло? А мы будем проверять.

Элла Полякова, руководитель организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга", прокомментировала то, как предлагается строить отношения ФРС и "третьего сектора" через эти 96 форм отчетности, следующим образом:

- Эти пресловутые формы № 3 и 4... пытаются нас сделать кассой взаимопомощи, смешав два понятия: "общественное объединение" и "некоммерческая организация". Цель - чтобы мы перестали иметь возможность влиять на людей, на гражданское общество, а распространяли помощь только на самих себя. Чтобы наша непосредственная деятельность могла быть признана неуставной, когда мы, например, принимаем у себя по 500 призывников, объясняем им, как защищать свои права, занимаемся правовым просвещением. Мы, согласно подзаконным актам, должны стать объединением неких людей, которые собрались, чтобы помочь друг другу. То есть нашли денег - раздали их друг другу, вот отчет, кому раздали. Но не потратили их, например, на аренду зала для нашей лекции, на печатание брошюр по правам человека.

За выход из этих рамок - дверца захлопывается - закрытие организации.

- Но, быть может, ваши чиновники хотя бы помогут нам правильно заполнить все эти формы, чтобы мы не ошиблись? - не унимался Юрий Самодуров, директор Сахаровского центра, где проходит до 250 мероприятий в год, на которых бывает до 14 тысяч человек, и уму непостижимо, как все это запротоколировать...

- Мы консультаций не даем, - отрезал чиновник все поползновения правозащитников вступить в партнерские отношения. - Отказ в регистрации и есть консультация.

- Просто охота на зайцев... - вздохнув, заключил Самодуров.

Разве кто-то посмеет все это назвать репрессиями? Не посмеет. Это мудрый государственный подход к организации похорон гражданского общества. А ФРС - просто назначенная комиссия по организации похорон.

Однако не всего гражданского общества. Это любимая советская игра: в "наших" и "ненаших", "плохих" и "хороших". Не смейтесь, но у нас "третий сектор" - это ведь и "Единая Россия", захлебывающаяся от оброка бизнес-структур на лояльность, и Футбольный союз, способный влить 4 миллиона евро в голландского тренера. Они тоже НКО.

Но все нападки на этих избранных представителей гражданского общества России господин Панченко отметал с ходу - это когда правозащитники его стали донимать провокационными разговорами.

- Вправе ли гражданин ознакомиться с отчетными формами, например, "Единой России"? - спросил кто-то из дотошных общественников.

- Нет, - коротко, по-военному, парировал Господин Регистратор.

Подытожим: ФРС силой данного ей в руки закона (данного все той же "Единой Россией") становится не только организатором похорон одной части НКО, но и хранителем главных партийных тайн другой - "хорошей", "правильной", то есть самих себя.

Анна Политковская

Опубликовано 20 апреля 2006 года

источник: "Новая газета" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 марта 2017, 05:29

23 марта 2017, 05:03

23 марта 2017, 04:19

23 марта 2017, 03:20

  • Свидетели по делу Демерчяна противоречия в показаниях объяснили забывчивостью

    На заседании суда по делу сочинского строителя Мардироса Демерчяна двое из троих допрошенных свидетелей заявили, что четко запомнили, как выглядел подсудимый в 2013 году, и указали об отсутствии у него видимых побоев. Однако после указания стороной защиты на противоречия с прежними показаниями эти свидетели отмечали, что уже не помнят тех деталей, передает корреспондент "Кавказского узла".

23 марта 2017, 02:20

Архив новостей
Все SMS-новости