18 октября 2001, 11:06

"Круглый стол" представителей общественности Грузии в связи с обострением грузино-абхазского конфликта

Наира Гелашвили, писатель, директор "Кавказского дома":
- Сегодня мы собрались для того, чтобы выразить протест против военных действий, развернувшихся на территории Абхазии. Наш нравственный долг назвать происходящее своим именем и сообщить нашим гражданам о том, что может последовать за ним.

Фактически то, что происходит - это начало, возобновление войны против абхазского народа. Точно так же как в 1992 году лицемерно, обманом, навязали первую войну, когда никто не знал, что происходит в действительности: охраняется железная дорога от диверсантов-звиадистов, или ведется карательная операция против абхазского народа. И сегодня происходит то же самое.

Власти, не чувствуя никакого неудобства то заявляют, что не знают, что происходит, то говорят, что происходящее - государственная тайна. Господин президент, во всяком случае до отъезда в США, говорил, что военные действия любого вида направлены против государства, а один из министров заявил, что партизаны правомочны действовать по своим планам. Одним словом, мы имеем дело с возмутительной криминальной акцией.

Вчера и Первый государственный телеканал Грузии, и независимый канал "Рустави-2", можно сказать, что одновременно вели пропаганду войны. Во всяком случае, это выглядело именно так, видимо, из-за недостаточного профессионализма или же непонятных импульсов слишком уверенных в себя телеведущих. На Первом канале телевидения наша телезвезда, один из идеологов "партии войны" Т. Надареишвили как величайший ужас сообщил обществу, что группа грузинских интеллигентов направила абхазской интеллигенции письмо, в котором уверяет их, что приложит все усилия, чтобы не пролилась кровь, и что это письмо постоянно передается по абхазскому телевидению. Оказывается,  желать, чтобы не пролилась кровь - это измена родине, а развязывать войну, причем криминальную, желать уничтожить людей и опять загнать страну в хаос - преданность государству! Оказывается, статус беженца дает право Т. Надареишвили учить всю Грузию уму-разуму, а всех, кто мыслит иначе, обвинить в измене родине.

То, что происходит - "заслуга" не только властей, не только "партии войны", но и всего общества, включая и неправительственный сектор.

Мы не делаем главного, у нас не хватает нравственной интуиции, ответственности, смелости, чтобы объединенными силами утвердить в гражданском сознании то, что силой, войной абхазский вопрос решить нельзя, что, поднимая руку на близкий нам народ, даже тогда, когда он не желает жить вместе с нами, мы хороним себя.

Мы сегодня пожинаем плоды своего бессилия. Войной невозможно решить ни проблему политического статуса, ни возвращения беженцев, ни восстановления экономического и информационного пространства?. Наоборот? Это кровопролитие бесконечно удаляет нас от решений всех этих проблем, ибо как известно: "хиштами можно достичь все, но сидеть на хиштах невозможно".

Давид Бердзенишвили, председатель Республиканской партии:
- Известно, что лично я принципиальный противник решения абхазской проблемы с помощью войны. Любое государство вправе вести войну, но только государство и никто иной. Но когда мы имеем фрагментарное государство и решение вести войну на государственном уровне не принято, а военные действия реально идут, мы объективно должны ожидать, что самым слабым игроком в этой ситуации окажется грузинское псевдогосударство, и этот конфликт с огромной вероятностью может кончиться и очень плачевными для нас результатами. Мы уже имеем такой опыт - будь то Цхинвальский конфликт, Абхазская война или Гальские события 1998 года. Второе - я противник силового разрешения абхазского конфликта, не только потому, что мы не имеем силы для этого, я принципиальный противник решения проблемы с помощью войны, так как эту проблему военной силой решить нельзя. В интересах Грузии - построение демократического государства. Я думаю, что построить его при теперешнем президенте, его окружении, номенклатуре, взращенной в советский период и особенно расцветшей в постсоветское время, которые правят около 10 лет, невозможно. У нас не осталось времени, ни по конституции, ни по возрасту, ни по законам природы. Мы должны ответить на вопрос - способны ли мы построить демократическое общество? Пока все наши усилия закончились крахом. Фактически, мы наследники Грузии времен застоя, образа советской коррумпированной жизни, продолжающейся в ХХI веке. Поэтому, в условиях существующей власти, пока наше население не станет действительным избирателем, не сформируется как истинное общество, я не ожидаю, что проблемы Грузии будут разрешены. Но близится время, когда мы снова станем перед выбором, а право выбора у нас пока никто не отнимал, хотя может случиться и такое. В условиях, когда необходимо, чтобы в стране фактически заново началось построение демократических институтов, любой конфликт и усугубление существующего кризиса, устраивает криминальную систему, находящуюся у власти.

Я рассматриваю Грузию, как идеал совместного проживания грузин и абхазов, я пока не потерял надежду, что можно найти нам вместе с абхазами модель (мы работаем над этим) для формирования единого грузино-абхазского пространства. А это станет возможно лишь в условиях мирного сотрудничества. Военное решение исключено, тем более, если страна фактически ведет псевдовойну. Начало войны может быть на руку лишь номенклатуре, особенно грузинской номенклатуре Абхазии, структуре Т. Надареишвили, представители которой, в отличие от простых беженцев не живут в полуразрушенных больницах и гостиницах. Грузинская политическая бюрократия проявила заботу лишь по отношению к этой категории беженцев, к Т. Надареишвили и его кругу. Вот они и являются "партией войны", война для них образ жизни и средство сохранения благополучия. В случае мирных отношений они никому не нужны. Поэтому, несмотря на то, что мы испытываем недостаток информации, мы должны быть очень жесткими. Я очень мало знаю о происходящем, но даже то, что знаю, позволяет мне занять резко негативную позицию по отношению к этим событиям.

Георгий Анчабадзе, профессор-историк:
- Я хочу обратить внимание на психологический момент этого конфликта. Здесь, в Тбилиси, большинство населения гораздо спокойнее относится к любому возобновлению кровопролития в Абхазии, чем население самой Абхазии, так как оно не касается лично большей части населения. Их благосостояние, жизнь их детей не зависит от этого. В Абхазии же возобновление военных действий лично касается любого абхаза, более того,  там все понимают, что от этого зависит - быть или не быть абхазской нации. Именно из-за этого столь остро воспринимается в Абхазии любое обострение конфликта. Я, как участник не одной грузино-абхазской встречи, хорошо знающий обстановку в Абхазии, с полной ответственностью заявляю, что тогда, когда началась первая война, не было никакой необходимости вводить войска. Но случилось непоправимое, войска были введены. Тогдашние власти считали, что абхазы малочисленная нация, они испугаются и все будет так, как хотели тбилисские власти. Но начавшие войну столкнулись с большим сопротивлением, с народной войной. И так будет всегда, когда будет поднят меч против абхазского народа. Это естественно. Это известный исторический факт. То же самое происходит сегодня в Чечне, так было всегда и в Грузии. То же самое произойдет при каждой попытке наших властей штыком проверить готовность абхазов принять "широкую автономию", о которой никто конкретно не может сказать, что она подразумевает.
Кроме меня, многие, сидящие за этим столом, часто принимают участие во встречах с абхазами по линии народной дипломатии. Мы с уверенностью можем заявить, что сегодня в Абхазии нет такого враждебного отношения к грузинам, которое имеет место в других регионах этноконфликтов на бывшей территории СССР, например, между сторонами азербайджано-армянского конфликта. И это очень хорошо, мы должны использовать все оставшиеся мосты, все связывающие нити. Мы должны найти возможность снова вернуться друг к другу, смотреть друг на друга по-человечески.

Но любая авантюра, подобная той, которая имела место в Гали в 1998 году, которая происходит сейчас - удар по хрупким связям, которые существуют между двумя народами. Гальские явления отбросили нас на несколько лет назад, а новая война может вызвать то, что урегулирование конфликта станет невозможно.

Чеченцев, на собственную страну которых выпало такое несчастью, грузины или вынуждают, или приглашают ввязаться в войну против Абхазии. Нетрудно догадаться, что чеченские формирования, выступая на стороне грузин, хотят заслужить благорасположение грузинских властей. По мне, такое их использование - безнравственно. Но известно, что ошибка в политике хуже, чем безнравственность, а то, что происходит, явно ошибка, так как я не думаю, чтобы серьезные люди могли поверить в то, что с помощью сотен чеченцев можно сделать то, что официально называют возвращением Абхазии.

Я надеюсь, что эта ошибка будет исправлена в течение нескольких дней - кровопролитие прекратиться. Другое дело, что мы будем иметь в результате, будут убитые, будут обозленные люди, а мирный процесс будет сведен к нулю. Мы снова окажемся в обстановке осени 1993 года и все, чего мы добились в течение последних  восьми лет в утверждении разума, пойдет насмарку.

Ираклий Какабадзе, писатель, главный редактор "Дро мшвидобиса":
- Я хочу поддержать пафос выступающих. Сделаны совершенно верные акценты. Хочу добавить лишь несколько слов. Сегодня грузинскому обществу действительно необходимо объединиться вокруг какой-нибудь большой идеи. Я считаю, что то, что придает величие грузинскому народу, его истории, связано не с насилием, а с миром и любовью. Вот ценности, благодаря которым уцелел грузинский народ, вместе с теми народами, которые живут рядом с ним. Хочу сказать, что я потерял в Абхазии брата, и, видимо, имею право больше, чем  кое-кто, быть обозленным. Но я уверен, что за абхазским народом нет никакой вины, так же, как за грузинским народом. Нам всем известно, чьим интересам служила эта кровавая авантюра, которая унесла тысячи жизней, лишила крова сотни тысяч людей. То, что случилось - большая трагедия. Я думаю, что сегодня мы, как нация, должны найти в себе силы и встать на путь любви и человечности. К сожалению, мы сегодня не нашли этой силы, наглядным подтверждением чему является то, что терпим безнравственную политику властей. Проблема в том, что применение силы стало частью нашей повседневной жизни. Единственным путем осуществления собственной политики стало угнетение кого-то, убийство кого-то. Нам внушают, что мы должны заботиться об укреплении нашей военной силы. Это абсурд. В ХХI веке оправдание политике силы нет. В этом еще раз нас убедили террористические акты в Америке и других местах, имевшие место в последнее время. Убийство людей ничем не может быть оправдано. Об этом же говорит наша религия, духовные учения. Нас спасет возрождение доктрины любви и возвращение от философии ненависти к древнейшей философии любви. Я не буду злоупотреблять вашим вниманием, скажу лишь, что наши власти, к сожалению, осуществляют политику, которая выгодна спецслужбам и подобным им организациям. Разжигание еще одного конфликта между грузинами и абхазами будет способствовать дальнейшему процветанию разного рода криминального бизнеса, еще больше обогатит бывшую советскую криминальную номенклатуру и новую грузинскую буржуазию, за счет обнищания собственного народа.
Война может вызвать несчастье для сотен тысяч людей, за эту провокацию должны быть привлечены к ответственности, в первую очередь, министр ВД, при потворстве которого несколько сот вооруженных людей смогло пересечь всю территорию Грузии, президент Грузии, который допустил то, что вооруженные люди оказались в Кодорском ущелье.  Расширение войны направлено не только на геноцид абхазского, но и грузинского народа, не говоря уже о чеченцах.

Как хочется обнять абхазский народ и сказать ему: давайте впредь будем ходить дорогой любви, идти друг к другу по мосту мира! Но ненависть всегда опережает нас.

Нодар Сарджвеладзе, профессор-психолог:
- В процессе, начавшемся сейчас, участвуют множество субъектов, множество игроков, которые, естественно, имеют свои интересы. Во всяком случае, из вчерашних телепередач стало очевидно, в чьих интересах может быть происходящее. Ведь Т. Надареишвили зафиксировал свою позицию, заявив, что грузинская интеллигенция предала (кого?) и т.п. Естественно, что в этой ситуации Россия тоже имеет свои интересы, и то, что Грузия ввязывается в военные действия - в ее интересах. У нее создается прекрасная возможность для того, чтобы использовать это. Безусловно, чеченцы имеют свои интересы. Я не могу согласиться с тем соображением, что их к этому подтолкнули. Возможно, что они желают, чтобы Россия перебросила сюда определенные силы, а сами хотят уйти в Чечню. Это я говорю к слову, это может составлять их стратегический интерес. В другом случае такой опытный полевой командир, как Гелаев, не мог бы оказаться в Абхазии (если он там действительно находится, мы ведь этого тоже не знаем). И в нашем обществе есть силы, которые преследуют свои интересы. Тут, в первую очередь, можно предположить, что это т.н. легитимное абхазское правительство во главе с Т. Надареишвили. Кроме них, в эту ситуацию включены люди, которых она устраивает. Но если посмотрим на настрой людей, на то, как они смотрят на происходящее, то по моему наблюдению, многие в восторге, т.е. определенные интересы есть и у определенной части населения, хотя она не получает от происходящего никаких дивидендов. Возможно, что на этом этапе определенные интересы появляются и у кабардинцев, имеющих определенный опыт в абхазской войне. Не исключаю и того, что в Абхазии тоже существуют силы, в интересы которых тоже может входить то, что сейчас происходит. Все пытаются получить дивиденды. Единственно, кто не получит никакой выгоды - это Грузия в целом.

Когда гибнут люди - это ужасно, это катастрофа. Но существуют и другие результаты военных действий, которые сегодня не менее значительны, чем нам может показаться. Представим себе, что 500, хотите, 800 чеченцев действительно участвуют в какой-то кампании. Представим себе, что действительно они вместе с грузинами будут громить Абхазию. Получается, что мы должны пройти тот же путь, которые прошли абхазы при взятии Гагра. Ведь мы же считаем, что с их стороны этот путь был неверным. Получается, что мы допускаем ту же ошибку и, как сказал Георгий Анчабадзе, применяем их же оружие. И фактически, если ты используешь чеченцев, которые не имеют никакого опыта государственного строительства, практически ты создаешь альянс с категорией людей, которые, к сожалению, из-за собственной истории, могут только воевать, что бы не происходило в мире. К несчастью, у них такая судьба. Я хочу выразить соболезнование этому народу в связи с тем, что так сложилась их судьба, точно так же, как афганскому народу, которы, воюет вот уже двадцать лет, и несколько поколений не знают иной жизни.

Находясь в состоянии войны, эти народы не могут обрести опыт государственного строительства. Невозможно, чтобы человек воевал и в, то же время, что-то строил. В такой обстановке они могут стать частью твоей победы и, соответственно, частью твоего государства. Когда они укрепятся, у них появятся претензии получить какие-то дивиденды за поддержку. Очевидно, что эти претензии будут довольно деструктивными.

Однозначно, что нужно выступить против этих военных действий, необходимо протестовать, но есть очень значительный момент - необходима правовая оценка происходящего, то есть необходимо назвать всех персонажей и судить их.

Паата Закареишвили, правозащитник:
- Я абсолютно согласен с соображениями, высказанными здесь. Считаю, что происходящее - авантюра чистой воды и провокация, так как оно не похоже на военную операцию и заранее обречено на поражение. Это настолько очевидно, что нельзя не высказать возмущение. Если во время первой войны наше государство имело столько подаренного оружия, что могло создать впечатление о начале чего-то грандиозного, то сейчас нет и этого, и все надежды связаны с какими-то партизанскими группировками и чеченскими формированиями. У меня создается впечатление, что это планировалось давно. Начиная с августа, об этом говорилось не раз. После августа это было озвучено сначала МВД, затем президентом, заявившим, что чаша терпения переполнилась, что больше нет мочи терпеть, что мы, конечно, против военных действий, но народ уже не будет терпеть и войдет в Абхазию, и мы будем вынуждены встать с ним рядом. Возникает вопрос: где этот народ? Сейчас как раз то время, чтобы мы увидели этот народ, если у него действительно такие намерения, почему он не берет в руки оружие? Потому, что никто не желает возвращения в Абхазию таким путем. Никто, кроме какой-то группы или партии Т. Надареишвили, не хочет возвращения ценой крови, без всякой перспективы. Все разговоры о народе - ложь, желание прикрыться народом. В 1998 году захотели руками партизан осуществить свою инициативу и вернуть хотя бы Гальский район перед выборами в местные органы власти. Сейчас ходят сделать то же самое.

Я думаю, что имеет место сговор с Россией. Мы ведь ничего не знаем, строим домыслы. Наша трагедия в том, что мы сами сочиняем сплетни, предположения, так как не имеем возможности получать верную информацию. Видимо, имел место сговор. Для того, чтобы как-то замять присутствие чеченцев на территории Грузии, произведена их эвакуация в Абхазию, где обстановка более нелегитимна, и легче будет скрыть неправильные действия Грузия. Что может последовать за всем этим? Может последовать усугубление ситуации. Самым неприятным будет то, что Грузия потеряет и Кодорское ущелье, и ту минимальную надежду на урегулирование конфликта, которая еще существовала. Не вызывает сомнения, что Россия усиливает Гудаутскую базу, и это делается неспроста. Мы дали повод России утверждать, что наличие базы необходимо. Далее случится то, что незаконные группировки будут вытеснены из Кодорского ущелья и оно будет полностью занято. Я уверен, что Россия хорошо использует то, что происходит в мире после 11 сентября, и максимально постарается заново перегруппировать свои силы на Кавказе и окончательно установить свой контроль уже над всем Кавказом. Поэтому, мне непонятно, как мы могли поддаться на эту провокацию. Я не ожидал, что наши власти столь недальновидны. Власть делает все в интересах собственных карманов, предавая государственные интересы. Меня возмущает то, что наше общество не реагирует на это. Неужели мы не видим, какая угроза нависла над Грузией? Г-н Нодар Сарджвеладзе сказал, что в обществе есть мнение, что происходит что-то хорошее, что есть ожидание того, что сейчас можно добиться чего-то, но в действительности, мы катимся к пропасти.

Анна Абрамишвили, заместитель директора "Кавказского дома":
- Я уже не буду говорить о том, что является аксиомой - война безнравственное деяние. Любая война, гибель любого человека - безнравственность. Но то, что происходит сейчас, выше всякого разумения. Как было сказано здесь, государство, имея на то причину, может объявить войну, но то, что происходит сегодня, будто бы по мотиву возврата территории с помощью посторонней силы, безнравственно. Получается, что власти хотят вернуть территорию, но народ, проживающий на этой территории им не нужен. Судьба столь малочисленного народа никого не беспокоит. Вместо того, чтобы стараться всеми силами сохранить этот народ, мы боремся с ним и уничтожаем. Г-н Отар Нодия, который был руководителем нашей организации со дня ее создания, всегда оказывал большое внимание Южной Осетии и Абхазии и говорил: "Я хочу, чтобы абхаз остался абхазом, чтобы он не выродился, был таким, как есть. В этом моя сила. Как только исчезнет абхаз, наступит мой черед". Тогда многие не понимали это его высказывание. Это было в 70-х годах. Сегодня мы стоит перед такой действительностью. Я не займу долго вашего внимания. Присутствующие знают больше, чем я, и скажут лучше. Скажу лишь одно: вчера, когда я смотрела телепередачи, удивилась как сразу, за один день поменялся тон передач, как на государственном канале, так и на "Рустави-2". Это был натиск агрессии, темных сил. Неужели не нашли людей, мыслящих демократически, которые лучше бы объяснили создавшуюся ситуацию, чем люди мыслящие категориями темного средневековья. К счастью, в Грузии есть здравомыслящие люди. Я хочу напомнить, что во время войны в Абхазии в 1992 году грузинское общество было еще больше заагитировано. Нашлись лишь двое, кто заявил, что война в Абхазии недопустима. Это были ныне покойный Нико Чавчавадзе и Наира Гелашвили. Хотя и сегодня большая часть общества настроена псевдопатриотически и она радуется происходящему, но нужно отметить, что если 9 лет назад только двое осмелились выступить против войны, сегодня таких людей много, и именно это является тем достоянием, которое мы обрели за девять лет. Относительное спокойствие было достигнуто благодаря встречам простых людей, неправительственных организаций. Нельзя терять достигнутое. Я надеюсь, что мы, собравшиеся здесь, сможем донести свои взгляды до более широких слоев общества, окажем хоть какое-то воздействие. Если мы собираемся строить гражданское общество, то мы должны отдавать себе отчет в том, что оно у нас лишь в зачаточном состоянии. Нужно спешить, так как та часть общества, которая приветствует Д. Шенгелая, направляет нас к пропасти. Без развития гражданского общества нельзя ожидать ни экономического, ни нравственного развития, и трудно сказать, что ожидает наше государство.

Марина Пагава, руководитель НПО "Помоги себе сам":
- Вчера, когда по телевидению сообщили, что в 30 км от Сухуми стоят вооруженные люди, я очень разволновалась и начала звонить. Звонила в Сухуми, звонила друзьям здесь. Мой сын, которому 16 лет, узнав о происходящем, сказал: "Неужели не понимают, что когда в Абхазии убивают людей, мир установить невозможно". Если ребенок понимает это, взрослые, которые считают себя политиками, тем более, должны понимать. Можно сделать вывод, что те, которые готовили эту операцию, не хотят мира. Г-жа Наира Гелашвили в своем выступлении призвала назвать все своими именами. Наша проблема в том, что мы не знаем всего, не знаем, в чьих интересах происходящее, кто вооружил, кто перебросил туда этих людей. Я снова сошлюсь на Наиру Гелашвили: при виде этих сатанинских деяний и у нас, простых людей возникли сатанинские, темные мысли, ищем, кто стоит за всем этим, и, конечно, обвиняем третью силу. Конечно, мы имеем дело с грязной авантюрой, видим, что творится нечто страшное, которое падет на голову и грузин, и абхазов, и, не исключено, всех кавказцев. Кавказцы уже втянуты в эту авантюру, известно, что там находятся чеченцы и кабардинцы. Если продолжится все это, будут втянуты и другие, и беда настигнет весь Кавказ. С одной стороны, Э. Шеварднадзе говорит о своей поддержке президента США и антитеррористической коалиции, с другой  же, то, что сегодня происходит в Абхазии - терроризм чистой воды. Грузинская сторона заявляет, что не контролирует Абхазию и происходящее там ее не касается. Но Абхазия же де-юре часть Грузии. Почему нападение чеченцев на Абхазию не квалифицируется правительством как терроризм против своих граждан?

Гоги Хуцишвили, профессор, руководитель международного Центра по  конфликтам и переговорам:
- Ситуация крайне напряженная. Мы очень легко становимся объектами игры и манипуляции теми явлениями, которые случились в США. Эти явления все силы в мире используют в своих политических целях. Грузия сегодня находится перед страшной опасностью. Вопрос в том, понимает ли население, насколько опасно создавшееся положение. Сегодня мы реально находимся перед опасностью, что Грузия может быть объявлена страной, поддерживающей терроризм. Я считаю, что это совершенно не имеет основания, но такая перспектива существует. И это будет использовано как против Грузии, так и соседних с нами стран. Идет некий глобальный процесс. Тема терроризма разрабатывается очень широко. Я удивляюсь, что в такой ситуации наши власти не имеют адекватного ответа, не реагируют адекватно. К какой-то большой игре добавляются какие-то малые игры, которые находятся в чьих-то интересах, а это может вызвать гибель страны, ее распад. Нужно устраивать телевизионные дискуссии, а не показывать партизан и спрашивать у них, как поступить. В обществе существуют здоровые силы, именно у них должны спрашивать и телевидение и власть, что делать в сложившихся условиях. Я считаю, что у всех политических партий есть группы, занимающиеся этими вопросами, способные дать квалифицированные советы. Есть и НПО, работающие по этим вопросам. Почему не спрашивают их? Происходит полное замалчивание информации и реагирования на происходящее. Все идет к тому, что ситуация станет неуправляемой, чтобы создались дестабилизация, хаос и чтобы в такой обстановке кое-кто делал бы свои дела. Общество, отдельные граждане, каждый из нас должны прореагировать на происходящее. С другой стороны, нужно учесть и то, что многие не представляют, или не хотят представить, как опасна сложившаяся ситуация. Поэтому, неправительственный сектор, масс-медиа должны активизировать свои усилия. Катастрофа, которая может случиться, будет на совести всех, не реагировать на происходящее - преступно.

источник: Центр культурных взаимосвязей "Кавказский дом" (Грузия)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

30 марта 2017, 05:19

30 марта 2017, 04:20

  • Юристы: решение Минюста по Свидетелям Иеговы в России не отменяет свободы совести

    Решение Минюста о приостановке деятельности «Управленческого Центра Свидетелей Иеговы в России» касается исключительно юрлица и не может быть основанием для преследования отдельных верующих этой конфессии, чье право свободно исповедовать свою религию гарантирует Конституция и Закон «О свободе совести», заявили опрошенные "Кавказским узлом" юристы.

30 марта 2017, 04:12

30 марта 2017, 03:13

  • Протестующие торговцы в Астрахани отклонили предложения мэрии

    Предприниматели с рынка в Астрахани, где около 20 лет продавалась рассада и овощи с приусадебных участков, на встрече с представителями мэрии отклонили оба предложенные альтернативных варианта на рынке "Большие Исады". Торговцы попросились на другие площадки с удобным подъездом на противоположном берегу Варвациевского канала. Однако мэрия рапортовала, что торговцы приняли предложение разместиться на рынке "Большие Исады".

30 марта 2017, 02:21

Архив новостей
Персоналии

Все персоналии