18 апреля 2006, 01:09

Грузия не пойдет по миру

На прошлой неделе спикер парламента Грузии Нино Бурджанадзе заявила, что, если РФ не отменит запрет на импорт грузинского вина, Грузия серьезно рассмотрит вопрос о выходе из СНГ. Мало того, уже пять лет действует исключительный для Грузии визовый режим, а по Москве поползли слухи, что в ближайшее время будет введен жесткий лимит в несколько сотен долларов для физических лиц при пересечении границы и введены не менее строгие ограничения для банковских и иных переводов.

В России живут и работают много грузин, пересылающих деньги родственникам, и прекращение переводов, по мысли московских стратегов, должно окончательно поставить на колени грузинскую экономику и обрушить режим ненавистного Михаила Саакашвили. При этом в горячке ненависти, похоже, не учитывается то, что банковские переводы в долларах или в евро хоть в Грузию, хоть куда идут не напрямую, а через корреспондентские счета западных банков.

Но желание российских властей хоть как-то навредить Грузии затмевает разумные доводы.

Известно, что разрыв экономических связей - обычная вещь перед началом войны. К тому же в конце марта Геннадий Букаев, бывший министр, а ныне помощник Михаила Фрадкова, заявил на совместном заседании юго- и североосетинских правительств во Владикавказе, что руководство в Москве уже приняло решение присоединить Югоосетию с образованием единого субъекта РФ - Алании. Заявление Букаева не было опровергнуто - последовали лишь уклончивые заявления, что, мол, товарищ малость поторопился.

Прямая аннексия территории, на которой до сих пор полно грузинских сел, неизбежно приведет к войне. Но учтем: за вывод российских миротворцев из Югоосетии и Абхазии грузинский парламент голосовал единогласно, в том числе вся оппозиция. Таким образом, российские политики, похоже, вполне добились единения грузинской нации на антироссийской платформе: вместе с Саакашвили или без него Грузия сегодня морально готова противостоять России, отстаивая территориальную целостность.

Впрочем, грузин всех скопом в Москве не воспринимают всерьез. Ситуация напоминает русско-японское противостояние 1904 года, когда война казалась нелепостью, а позорное поражение России - в принципе совершенно невозможным.

Но Закавказье и особенно Югоосетия сегодня для России - регион крайне неудобный для ведения войны. Да, небольшая грузинская армия (около 20 тыс. человек, несколько десятков танков, самолетов и вертолетов на ходу) очевидно ничтожна в сравнении с нашим списочным составом. По танкам и артиллерии осетинские формирования также не слишком уступают грузинам, но перспективный театр боевых действий так мал, а местность столь пересечена, что классические советские танковые и мотострелковые соединения там развернуть негде. Если дойдет до боя, решать будут подготовка, боеспособность и мобильность сравнительно небольших передовых формирований, а также качество воздушной и артиллерийской огневой поддержки.

Грузины утверждают, что уже к маю у них две бригады будут готовы по уровню частей НАТО. Есть еще батальоны спецназа, в том числе горного, обученного и экипированного американцами. Есть вертолеты, в том числе американские, для высадки тактических десантов и огневой поддержки. Есть штурмовики, в том числе недавно в Македонии прикупили четыре Су-25.

Боеспособность осетинских формирований вызывает сомнения, и у них нет авиации. Батальон российских миротворцев - также не слишком серьезная боевая сила. Обещано, что в случае конфликта в Югоосетии появятся казаки, абхазы и прочие неофициальные кавказские формирования, но какова реальная польза от разношерстных добровольцев?

Реальная боеготовность российских призывных войск на нуле, контрактники - не лучше, да и те в основном привязаны к Чечне. Выдвигаться и получать снабжение придется либо через малопроходимые перевалы, либо по единственной уязвимой дороге через Рокский туннель. Исправных вертолетов на Северном Кавказе мало, высаживать и поддерживать десанты весьма затруднительно. Можно, конечно, послать кадыровских боевиков-чеченцев, да и сам Рамзан уже вызывался отправить их в Югоосетию повоевать. Но как они будут взаимодействовать на поле боя с осетинами, у которых с вайнахами столетняя война, и с федеральными силами? Кадыровцы с легким оружием будут требовать прицельной воздушной и артиллерийской поддержки от тех, кто их ненавидит больше, чем грузин.

Есть сведения, что в России сегодня осталось всего лишь 11 летчиков, сертифицированных для боевых действий в сложных погодных условиях, а пилотов 1-го класса вообще лишь несколько десятков, да и у тех квалификация сомнительная. Прошлой осенью майор Валерий Троянов заблудился при перелете из Питера в Калининград и грохнул свой Су-27 в Литве. У Троянова налет в год оказался то ли 15 часов, то ли ниже, но класс до 2-го ему понизили только после аварии. В случае серьезного конфликта по ту сторону Кавказского хребта некому будет обеспечивать эффективную и точную огневую поддержку.

С российской стороны полный разброд и неготовность, с грузинской - современная подготовка и экипировка, а также базы на расстоянии одного броска и не за хребтом. Так, может, не стоит прямо сейчас провоцировать еще одну "маленькую победоносную войну"?

Павел Фельгенгауэр

Опубликовано 17 апреля 2006 года

источник: "Новая газета"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

28 мая 2017, 07:41

28 мая 2017, 06:42

28 мая 2017, 05:16

28 мая 2017, 04:17

28 мая 2017, 03:18

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей