22 февраля 2006, 14:25

Ставропольский край: социальный портрет региона

Социальные преимущества: устойчивый рост численности населения за счет миграционного притока; более высокая продолжительность жизни, обусловленная благоприятным климатом и социальными причинами; развитие малого бизнеса, смягчившего напряженность на рынке труда городов; устойчивость традиционалистских стратегий адаптации с помощью личного подсобного хозяйства, ставшего основным источником доходов сельского населения; ускоренное развитие высшего образования в нескольких центрах.

Социальные проблемы: пограничное положение и близость "горячих точек", значительные потоки вынужденных переселенцев и проблемы их адаптации; растущие этнические миграции и усиление мигрантофобии; нарастающее отставание легальных доходов населения края от других "русских" регионов юга и части республик; повышенный уровень бедности; рост социальных болезней, обусловленных бедностью; недостаточно развитая социальная инфраструктура, испытывающая сильные перегрузки из-за роста населения.

Расселение

Ставрополье — типичный российский юг с теплым климатом и плодородными почвами. Край во многом остается аграрным, относительно плотно заселен (почти 40 человек / кв. км), за исключением засушливого востока, и имеет густую сеть крупных сельских поселений. Процессы урбанизации начались в крае значительно позже, поэтому доля городского населения (56%) намного ниже, чем в среднем по России. Среди 19 городов преобладают малые и средние, только в областном центре — Ставрополе — численность населения достигает 354 тыс. человек. Особенность края — "двоецентрие". Столица расположена на периферии, в степной зоне, а в предгорьях сформировался второй "сгусток" достаточно больших городов курортной зоны Кавказских Минеральных Вод (Пятигорск, Ессентуки, Кисловодск, Железноводск, Минеральные Воды). Пятигорск стал вторым, неофициальным центром края, в нем размещаются краевые учреждения и организации, сформировался крупнейший на Северном Кавказе региональный торговый рынок, обеспечивающий товарами не только Ставрополье, но и большую часть республик региона. Малые и средние города края — в основном местные центры со слаборазвитой социальной инфраструктурой и небольшими предприятиями пищевой промышленности.

Исторически Ставрополье стало пограничной зоной славянского заселения Кавказа, это район многолетнего миграционного притока. Благодаря миграциям до сих пор сохраняется устойчивый рост численности жителей края. Его население за период между переписями 1989 и 2002 гг. увеличилось с 2,4 до 2,7 млн. человек, в основном за счет массового притока мигрантов из стран СНГ. Растет численность сельского населения, небольших городов и поселков, несмотря на депрессивное состояние их экономики. Этот рост держится только на ресурсах внешней миграции, которая пока перекрывает естественную убыль населения и миграционный отток местной молодежи.

Демография

Благодаря поздней урбанизации и "омолаживающему" эффекту миграционного притока Ставропольский край только в последнее десятилетие переживает схожие с Россией демографические проблемы. Начиная с 1993 г. в крае отмечается естественная убыль населения, но пока ее глубина меньше не только по сравнению с регионами Центральной России, но также и с соседними регионами равнинного Предкавказья, где эта проблема проявилась раньше и выражена глубже. Однако с каждым годом масштабы депопуляции в Ставропольском крае все менее существенно уступают соседним регионам: в 2002 г. коэффициент естественной убыли в крае составлял –5,1 промилле, в соседнем Краснодарском крае –5,8 промилле, в среднем по стране –6,5 промилле.

Внутрикраевые различия в глубине депопуляции зависят от этнического состава населения и урбанизированности. В среднем в городах и районах края смертность превышает рождаемость в 1,5 раза. Положительный естественный прирост сохранился только в двух районах на границе с Чечней и Дагестаном (Курском и Нефтекумском), так как в них высока доля выходцев из республик Северного Кавказа (рис. 1). Депопуляция развивается стремительно, до 1995 г. естественный прирост имели семь административных районов. Естественная убыль раньше всего проявилась в курортных городах Кавминвод — Кисловодске (1990 г.), Ессентуках (1991 г.), Пятигорске (1992 г.), Железноводске (1993 г.). Эти города имеют высокую естественную убыль населения и, как следствие, значительно более выраженное постарение населения, чем в крае в целом. В сельской местности большинства районов естественная убыль населения слабее по сравнению с городами.

Рис. 1. Естественный прирост населения в Ставропольском крае в 2002 г.

Проблема постарения населения до последнего времени ощущалась слабее благодаря позднему началу депопуляции и устойчивому миграционному приросту, в котором высока доля трудоспособного населения. Однако к 2003 г. доля жителей старше трудоспособного возраста в структуре населения края (20,7%) сравнялась со средними показателями по РФ (20,3%).

Особую роль в крае играет миграция. Традиционно являясь районом устойчивого миграционного прироста, в 1990-е годы Ставрополье испытало настоящий миграционный "бум" из-за близости к районам массового оттока мигрантов (странам Закавказья, Чечне). Пик миграций пришелся на первую половину 1990-х годов, когда миграционный прирост ежегодно превышал 40 тыс. человек (рис. 2).

Рис. 2. Динамика миграционного прироста в Ставропольском крае 1989–2002 гг.

Все 1990-е годы коэффициент миграционного прироста в крае был в 3–5 раз выше среднего по стране и выше, чем по Северному Кавказу. Особенно значительным было увеличение миграционного потока русских. Районы с высоким приростом численности русского населения образовали как бы "коридор", протянувшийся с юго-востока на северо-запад — от чечено-дагестанской границы до границ с Ростовской областью и Краснодарским краем. Его направление совпадало с маршрутом следования потока вынужденных мигрантов — русских из Чечни и других республик Северного Кавказа. "Коридор" повторного заселения русскими широкой полосой тянется не только по территории Ставропольского края, но и Краснодарского края — от предгорий Кавказа через Ростовскую область в Центральную Россию.

К началу 2000-х годов поток мигрантов в край уменьшился, как и в другие регионы страны, хотя сокращение миграций в Ставрополье менее устойчиво, что показывает их всплеск в 2002 г. Вслед за затухающей волной возвратной русской миграции растут миграции других этнических групп, увеличивается доля армян (20% от объема миграций из стран СНГ), чеченцев и других народов Кавказа. Ставрополье как пограничный регион первым принимает волну этнических миграций из трудоизбыточных республик Северного Кавказа, из зоны военного конфликта в Чечне. В межгосударственной миграции отчетливо просматриваются "кавказские" черты, 63% миграционного прироста формируется за счет перемещений из стран Закавказья.

Одновременно происходит перемещение населения приграничных районов Ставрополья вглубь территории края. Растет число районов с отрицательным сальдо миграции, в 2002 г. таких районов насчитывалась уже почти половина от общего числа. Как и в середине 1990-х годов, это преимущественно полиэтнические восточные районы, расположенные в засушливой зоне с худшими условиями для сельского хозяйства или в непосредственной близости от Чечни (рис. 3). Русское население покидает неспокойное пограничье и частично замещается мигрантами из сопредельных республик, причем реальный объем миграционного притока явно выше, чем фиксирует статистика.

Рис. 3. Миграционный прирост населения в Ставропольском крае в 1995 и 2002 гг.

Массовые миграции 1990-х годов на короткое время повернули вспять ранее преобладавшие потоки из села в город. Сельская местность получила до 60% миграционного прироста, так как в условиях глубокого экономического кризиса города не могли принять большой поток мигрантов. Если в регионах Центра село стало только временным пристанищем для большинства мигрантов, постепенно перебиравшихся в города, то в Ставрополье мигранты оседали в сельской местности более прочно, поскольку многие из них были сельскими жителями и до переселения из республик Северного Кавказа.

К началу 2000-х годов во внутрикраевых миграциях вновь стало преобладать перемещение из сельской местности в города, в 2003 г. поток из села в город в 1,4 раза превысил обратный. В целом вырос объем внутренних миграций, только за 2002–2003 гг. увеличение составило 15%. Эти изменения свидетельствуют о некоторой стабилизации миграционной ситуации в крае.

При этом край был и остается одной из зон массового расселения вынужденных мигрантов, с 1992 г. этот статус получили более 78 тыс. человек. К началу 2004 г. их число уменьшилось до 11 тыс. человек, но вряд ли положение тех, кто сохранил статус вынужденных переселенцев, улучшилось. Экономика края дотационна, финансирование федеральным центром программ поддержки вынужденных мигрантов неустойчиво. В результате обостряются проблемы на рынке труда, увеличивается перегрузка учреждений социальной сферы, нарастает мигрантофобия, особенно в отношении кавказских народов.

Экономика

По уровню экономического развития Ставропольский край является "середняком" среди субъектов Северного Кавказа. Его душевой ВРП в 2002 г. составил только 51% от среднероссийского уровня (с учетом стоимости жизни). Этот показатель выше, чем в республиках Северного Кавказа, но уступает Краснодарскому краю и Ростовской области. Одной из причин отставания является близость Чечни, ситуация в которой негативно сказывается на масштабах инвестиций в крае, показателях его экономического развития.

Аграрно-индустриальный характер экономики края виден из структуры ВРП: доля промышленности (22%) заметно ниже, чем в среднем по РФ (33%), зато доля сельского хозяйства (17%) в 2,5 раза выше среднероссийской. Промышленность края остается проблемной зоной экономики, динамика производства в переходный период была худшей и по сравнению со среднероссийскими показателями, и по сравнению с соседними регионами. В период спада объем производства в крае сократился так же сильно, как в Ростовской области, но при этом восстановительный рост был более медленным (рис. 4).

Рис. 4. Динамика промышленного производства (1990 г.=100%)

В структуре промышленного производства доминируют три отрасли: электроэнергетика (28%), пищевая (24%) и химическая промышленность (18%). Их продукция оказалась наиболее востребованной на внутреннем и внешнем рынке, поэтому спад в этих отраслях был не столь значительным. В конце советского периода наряду с пищевым производством важную роль играли легкая промышленность и машиностроение. Электроэнергетика не только вносит наибольший вклад в экономику, благодаря размещению крупной Ставропольской ГРЭС край не имеет проблемы энергодефицитности, характерной практически для всех регионов Северного Кавказа. К числу экспортно-ориентированных производств относится химическая промышленность (производство минеральных удобрений в Невинномысске), но поскольку предприятие принадлежит крупной российской бизнес-группе, основная часть прибыли выводится из региона. Опорой краевой индустрии была и остается пищевая промышленность, ее рост в последние годы был устойчивым, более чем на 15% ежегодно. Быстрее росло только машиностроение, однако его доля в промышленном производстве остается невысокой (12%).

В отличие от многих регионов страны столица края не является доминирующим промышленным центром и уступает центру химической промышленности Невинномысску, а также "пищевому" Пятигорску. В целом на долю трех крупнейших городов приходится всего 52% объемов промышленного производства края (рис. 5). Такая деконцентрация обусловлена специализацией края на пищевой промышленности, предприятия этой отрасли расположены практически во всех городах. Даже в агломерации Кавминвод, несмотря на ее рекреационную специализацию и статус эколого-курортного региона, производится почти четверть промышленной продукции края.

Рис. 5. Доля отдельных городов в промышленном производстве Ставропольского края в 2002 г.

По объему сельскохозяйственного производства край занимает 7-е место среди субъектов РФ, в том числе по сбору зерна — 4-е место (2003 г.). На долю Ставрополья приходится более 5% сбора зерна и производства семян подсолнечника в России. Агросектор стал мотором подъема экономики, производство в 2001–2002 гг. ежегодно увеличивалось на 13–14%, что намного выше среднероссийских показателей. Высокая рентабельность производства зерна и подсолнечника способствовала росту продукции растениеводства края на 18–25%. Но село получает только малую толику от возросших доходов агросектора, урожай зерновых скупается по низким ценам и вывозится.

На фермерские хозяйства приходится менее 7% производства продукции, в земледелии — 10%. Сельскохозяйственный малый бизнес в Ставрополье сталкивается с теми же проблемами, как и во всей стране, хотя видны и некоторые позитивные тенденции, обусловленные более высокой доходностью фермерства в зоне товарного зернового хозяйства. Так, темпы роста производства в фермерских хозяйствах в последние годы вдвое выше средних по агросектору области. Кроме того, сокращение числа фермерских хозяйств, характерное для всей страны, в Ставрополье началось позже, только в конце 1990-х годов, и оказалось недолгим. В 2002 г. число фермерских хозяйств вновь выросло (с 14,7 тыс. до 15,5 тыс.). Отметим, что это большая редкость для регионов России. Фермеры Ставрополья быстрее организуются в кооперативы и ассоциации на добровольных началах. Возникают товарищества по совместной обработке земли с единым финансовым и материальным балансом, в крае уже 80% крестьянских хозяйств объединены в межфермерские ассоциации, состоящие из 6–15 индивидуальных хозяйств. Наибольшее число фермерских хозяйств имеют Красногвардейский, Предгорный, Кировский и Нефтекумский районы, расположенные в полупериферийной и периферийной зонах Ставрополья.

Важная роль в экономике края принадлежала рекреационной сфере. Наряду с Черноморским побережьем Кавказа район Кавказских Минеральных Вод считался ведущим рекреационным районом страны. Социально-экономический кризис привел к резкому сокращению спроса на рекреационные услуги лечебного профиля и к кризису городов-курортов: сократился поток отдыхающих, стали убыточными многие санатории и другие учреждения отдыха, снизилась численность занятых в курортно-туристическом хозяйстве. Проблемы занятости населения обострились и в других сферах экономики курортов, связанных с обслуживанием отдыхающих, а также в легкой промышленности, предприятия которой также размещались в курортных городах для обеспечения занятости населения. На протяжении 1990-х годов курортные города "замерли", а трудоспособное незанятое население находило выход в "челночной" трудовой миграции, в самозанятости. В последние годы число отдыхающих устойчиво растет, рекреационная отрасль возрождается, но приток инвестиций в этот сектор экономики явно недостаточен. Край остается мало привлекательным для крупных инвестиционных проектов, в том числе из-за проблем безопасности и угрозы терроризма.

Занятость и рынок труда

Для регионов юга традиционна пониженная экономическая активность населения, это заметно и в Ставропольском крае (58,5% по сравнению с 65% в среднем по РФ в 2002 г.). Одна из причин — меньшая активность женщин: если в России экономически активны 60,3% женщин в возрасте 15–72 лет, то в крае — только 52,5%. Спад экономической активности населения края за годы кризиса (1992–1998 гг.) был более сильным, чем в целом по стране. Увеличение показателей в период экономического роста оказалось кратковременным и, в отличие от общероссийских тенденций, активность населения края вновь снижается, с 62,9% в 1999 г. до 58,5% в 2002 г. Более существенно сократилась экономическая активность мужчин, а также сельского населения.

Динамика занятости во многом схожа с общероссийскими тенденциями, сокращение длилось до финансового кризиса 1998 г. вместе с общим спадом экономики. К 1998 г. уровень занятости сократился до 46%. Однако последующий рост импортозамещающих производств заметно улучшил ситуацию на краевом рынке труда, особенно сильно — на начальной стадии роста в 1999 г. Но это улучшение оказалось нестабильным и вновь сменилось небольшим снижением занятости, так как импортозамещающий рост исчерпал себя через 2–3 года. При этом рост занятости в городах и среди женщин оказался более устойчивым.

Сокращение среднегодовой численности занятых за 1990–2002 гг. составило почти 300 тыс. человек, хотя население края выросло за эти годы примерно на такую же величину (более чем на 10%). При этом отраслевая структура занятости стала еще более аграрной (23% занятых) и "сервисной" (рис. 6). Доля занятых в торговле выросла в 2,5 раза, что отражает общую тенденцию перехода избыточной рабочей силы из реального сектора в сектор услуг. Растет бюджетная занятость: в 2,3 раза выросла доля занятых в управлении, увеличилась занятость в отраслях социальной сферы (здравоохранении, образовании, культуре). При этом на треть сократилась занятость в промышленности, вдвое — в строительстве. Эти тенденции отражают общероссийскую ситуацию и типичны для многих регионов страны. Но есть и отличия: аграрная занятость в крае сокращается медленнее, чем в целом по стране.

Рис. 6. Доля занятых в отдельных отраслях экономики Ставропольского края

В Ставропольском крае более половины работников заняты в частном секторе (59%). На предприятиях и организациях государственного сектора трудится менее трети занятых (31%). Доля занятых на предприятиях и учреждениях со смешанной формой собственности (5%), с участием иностранного капитала (4%) и общественных организациях (1%) невелика и мало чем отличается от других субъектов Северного Кавказа.

Официальные данные показывают, что занятость в малом бизнесе (8,4% от общего числа занятых) ниже средней по России, условия для развития малых предприятий неблагоприятны, их число с 1997 г. сократилось более чем на четверть. Но реальная занятость намного выше, так как в крае насчитывается более 100 тыс. индивидуальных предпринимателей (в основном ПБОЮЛ), не включаемых в статистику малого бизнеса. С учетом этих данных в малом предпринимательстве занят каждый пятый трудоспособный житель края. В конце 1990-х гг. на этот сектор приходилось почти 20% доходов краевого бюджета и почти такая же доля валового регионального продукта. Основная часть малых предприятий и индивидуальных предпринимателей занята в торговле или оказывает услуги населению. Малый бизнес наиболее развит в двух центрах края — Ставрополе и городах Кавказских Минеральных Вод, они концентрируют платежеспособное население и обслуживают не только краевых покупателей.

По сравнению с двумя ведущими центрами состояние прочих локальных рынков труда улучшается очень медленно из-за стагнации экономики малых городов и сельских районов. Адаптация населения идет двумя путями: расширяется личное подсобное хозяйстве как основной вид занятости и источник дохода, активно развивается трудовая миграция не только из малых и средних городов, но также из сельской местности края.

Рост численности населения и более узкий рынок труда стали основными факторами повышенной безработицы, характерной для большинства южных регионов. В Ставрополье общая безработица в течение всего переходного периода была выше среднего показателя по РФ (рис. 7). По сравнению с республиками Северного Кавказа край находится в лучшем положении, но, как и в республиках, проблема занятости во многом решается с помощью самозанятости и трудовой миграции, а не создания новых рабочих мест.

Рис. 7. Динамика уровня общей и зарегистрированной безработицы в 1993–2002 гг.

В развитии рынка труда Ставропольского края можно выделить несколько этапов. В начале 1990-х годов безработица концентрировалась в основном в городах Ставрополья, с середины 1990-х годов существенно увеличилось число безработных в сельской местности, сформировались очаги кризиса и локальные "оазисы благополучия", широко распространилась скрытая безработица. С конца 1990-х годов началось снижение общей безработицы, хотя более проблемными остаются те же сельские районы и малые города.

Современный социально-демографический портрет безработного в Ставропольском крае типичен для большинства регионов страны: среди безработных преобладают мужчины (60,3%); почти половину (48,2%) составляют лица без профессионального образования (со средним, неполным средним и начальным образованием), более трети безработных — молодежь в возрасте до 30 лет. О серьезных проблемах с трудоустройством молодежи свидетельствует еще один структурный показатель: среди безработных 27% составляют лица, не имеющие опыта трудовой деятельности. Более 2/3 безработных в качестве способа поиска работы использует личные связи, прибегая к помощи друзей, знакомых, родственников, лишь незначительная часть обращается в государственную службу занятости. Еще одним подтверждением незначительной роли государства в решении проблем занятости населения является большая разница между показателями общей и зарегистрированной безработицы.

Зарегистрированная безработица в Ставропольском крае (1,1%) ниже средней по стране и Северному Кавказу, но она вновь растет начиная с 2000 г. Внутрирегиональные различия невелики — от 0,9% в Кисловодске до 3% в Лермонтове. Показатели напряженности также минимальны, коэффициент нагрузки на одно вакантное место составляет 1,1 человек. Но эти цифры обманчивы, и в целом показатель зарегистрированной безработицы слабо отражает состояние региональных рынков труда. В отличие от общей безработицы среди зарегистрированных безработных преобладают женщины, понижена доля молодежи, для которой непривлекательны низкооплачиваемые места, предлагаемые государственными службами занятости. Все большая часть экономически активных жителей Ставрополья ищет работу самостоятельно, увеличивая трудовую мобильность или ориентируясь на малый бизнес.

Социально-экономическое положение домохозяйств

Денежные доходы населения Ставропольского края ниже, чем у соседей (Ростовской области и Краснодарского края) и примерно равны доходам жителей более развитых республик Северного Кавказа — Северной Осетии и Кабардино-Балкарии. Соотношение денежных доходов и прожиточного минимума показывает худшее экономическое положение домохозяйств края по сравнению с большинством регионов Северного Кавказа. Такое отставание можно объяснить рядом причин. Ставрополье отличается высокой долей сельского населения, занятого преимущественно в низкооплачиваемом сельском хозяйстве. Основным источником дохода для сельского населения края остается личное подсобное хозяйство, доходы от которого учесть достаточно сложно. Но эти же факторы действуют и на Кубани, где доходы населения тем не менее выше. Следовательно, отставание в доходах населения от экономических лидеров Северного Кавказа обусловлено худшим состоянием экономики края. А вот постепенное отставание по уровню доходов и их покупательной способности от гораздо менее развитых республик объясняется перераспределительной политикой федеральных властей. Она направлена на поддержку наименее развитых регионов страны, в число которых край не входит. В результате усиленно дотируемые республики имеют схожий или даже более высокий уровень жизни населения, чем получающее меньшие федеральные трансферты Ставрополье.

По сравнению с Центральной Россией в регионах юга в 1,5–2 раза выше роль предпринимательских доходов в доходах населения. Среди краев и областей Южного федерального округа Ставрополье по этому показателю (19%) уступает только Ростовской области (21%) и намного опережает среднероссийский уровень (12%). Учитывать эти доходы наиболее сложно, чем также можно объяснить худшие показатели уровня жизни в крае. Опрос, проведенный в крае сотрудниками Ставропольского университета, выявил, что значительная доля полностью и частично занятых респондентов не получает "официальной" зарплаты: в среднем около 17% от всех опрошенных; в малых городах — менее 9%, в сельской местности — до 35%, причем только малая часть из них имеет статус безработных.

На муниципальном уровне, как и во всех регионах, прослеживается центро-периферийное неравенство в денежных доходах населения. Эти различия можно проследить только по показателям заработной платы, составляющим лишь часть доходов населения. Именно поэтому самый высокий уровень заработков имеет не краевой центр, а промышленный Невинномысск, где сосредоточены наиболее высокооплачиваемые отрасли — электроэнергетика и производство удобрений на экспорт (рис. 8). Показатели городов Кавминвод едва превышают среднекраевые, поскольку заработки в пищевой промышленности невелики, а доходы от торговли недоучитываются статистикой. Среди сельских районов выше заработки в ближних пригородах и там, где сохранилось наиболее продуктивное сельское хозяйство и развита переработка сельскохозяйственного сырья (Изобильненский район). Самые худшие показатели имеют периферийные районы с "отягчающими" факторами: менее благоприятными природно-климатическими условиями (Апанасенковский район на границе с Калмыкией) или небезопасным соседством с Чечней (Курский район). Как и всюду, наличие даже небольшой по объемам нефтедобычи положительно сказывается на средних показателях заработной платы, за которыми скрываются сильнейшие межотраслевые различия (Нефтекумский район).

Рис. 8. Отношение средней заработной платы в городах и районах к средней по Ставропольскому краю в 2001 г.

В 2002–2003 гг. в городах и районах Ставропольского края был проведен социологический опрос, данные которого позволяют сравнить оценки уровня своего благосостояния жителями разных городов и сельской местности (табл. 1). Опрос в основном подтверждает сложившуюся "географию неравенства" муниципалитетов по заработной плате, хотя в промышленном Невинномысске доля населения с низкими доходами заметно выше, чем в крупнейших центрах области с развитыми торговыми функциями — Ставрополе и Пятигорске. Это объясняется большей дифференциацией населения по доходу, характерной для городов, имеющих отдельные промышленные предприятия со значительно более высокой заработной платой.

Таблица 1. Оценка населением уровня своего благосостояния

Динамика уровня бедности населения (доли населения с доходами ниже прожиточного минимума) также показывает нарастающее отставание края. Этот показатель особенно быстро уменьшался в республиках Северного Кавказа, за исключением беднейших. Среди "русских" регионов Северного Кавказа Ставрополье остается устойчивым аутсайдером с максимальной долей бедного населения (рис. 9). Причины все те же — более медленный рост экономики и гораздо меньшая, по сравнению с республиками, финансовая помощь в виде федеральных трансфертов.

Рис. 9. Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума в регионах Северного Кавказа в 2000-2003 гг.

Социальная сфера

Для оценки состояния здоровья и развития здравоохранения используются социально-демографические показатели, но в Ставрополье они могут дать весьма искаженную картину. Край, как и другие южные регионы, имеет естественное преимущество — более благоприятный климат, способствующий большему долголетию. Ожидаемая продолжительность жизни населения края была и остается выше средней по стране (в 2003 г. 67,1 и 65,1 лет соответственно). Но ее динамика, как и в России в целом, отражает негативное воздействие социально-экономических проблем: за последнее десятилетие отмечается уже второй спад продолжительности жизни, до сих пор не преодоленный. При этом различия в долголетии мужчин и женщин остаются менее выраженными (61,3 и 73,4 года), чем в среднем по стране (58,9 и 72 года соответственно), мужчины края живут на 2–3 года дольше, чем средний россиянин. Поскольку ни по уровню образования, ни по доходам край не отличается в лучшую сторону от большинства других регионов страны (именно эти факторы способствуют модернизации образа жизни и, как следствие, росту долголетия), основной причиной сохранившихся преимуществ остается внешний фактор — более благоприятная среда проживания, а также меньшая распространенность алкоголизма в южных регионах страны. По ожидаемой продолжительности жизни Ставропольский край лидирует среди всех "русских" регионов ЮФО и уступает только республикам Северного Кавказа.

Однако относительное благополучие края выглядит менее явным при анализе внутрирегиональных различий. Разница в продолжительности жизни населения, живущего в разных городах и административных районах, достигает 7,6 лет. Дольше живет население Кавказских Минеральных Вод, южных и восточных полиэтничных районов, где выше доля кавказских и тюркских национальностей, в то время как в сельских районах с преобладанием славянского населения продолжительность жизни ниже среднероссийских показателей и составляет 64–65 лет. Таким образом, край образует своеобразную "переходную" зону между европейскими территориями с низкой продолжительностью жизни и южными горными регионами с высоким долголетием.

Единственной положительной тенденцией стало снижение показателей младенческой смертности: если в начале 1990-х гг. она составляла более 18 промилле, в середине десятилетия доходила почти до 22 промилле, то к 2002 г. снизилась почти вдвое (12,9 промилле) и стала меньше среднероссийской. Лучшие показатели в ЮФО имеют только Адыгея, Северная Осетия и Краснодарский край. В сельской местности Ставрополья младенческая смертность ниже, чем в городской, что достаточно редко встречается в регионах России.

Все остальные показатели состояния здоровья населения и уровня медицинского обслуживания продолжают ухудшаться. Население края стареет, поэтому растет смертность от болезней системы кровообращения. Но другие причины смертности прямо указывают на ухудшение здоровья и медицинского обслуживания: за десять лет смертность от туберкулеза выросла на 48,4%, от сахарного диабета — на 88,9%, от болезней нервной системы — на 43,8%, от психических расстройств — в 2 раза.

Заболеваемость активным туберкулезом в течение последних десяти лет ХХ в. выросла почти в 3 раза — до 95 на 100 тыс. человек. Эта проблема наиболее остра в восточных районах края, в Новоселицком районе заболеваемость достигла 130 случаев на 100 тыс. человек. География туберкулеза обусловлена экологическими и социально-экономическими причинами, прежде всего низким уровнем жизни населения. Статистические данные не в полной мере отражают истинный уровень заболеваемости, так как качество профилактических осмотров, позволяющих выявлять впервые заболевших, не везде одинаково. В ряде восточных районов, например, Степновском, уровень заболеваемости неправдоподобно низкий. Но даже при неполном выявлении уровень заболеваемости туберкулезом в крае уже превысил средние показатели по стране (90 случаев на 100 тыс. человек).

Одна из важных проблем социальной сферы — снижение доступности медицинского обслуживания. С 1992 по 2000 г. в крае закрыто 37 участковых больниц, 4% зданий больниц находится в аварийном состоянии, 40% требует капитального ремонта. Число больничных коек сократилось на четверть, до 91 на 10 тыс. жителей, это один из самых низких показателей среди крупных регионов России. Благоустройство медицинских учреждений, особенно в сельской местности, остается крайне низким: 40% из них не имеет горячего водоснабжения, 16% — канализации, 9% — центрального отопления. Аграрный юг и в советское время отличался низкими показателями обеспеченности медицинским персоналом, это отставание сохраняется по сих пор. Обеспеченность врачами (44 на 10 тыс. населения) ниже средней по стране, как и в большинстве субъектов ЮФО. Аналогичное положение с обеспеченностью средним медицинским персоналом. Зачастую жители небольших населенных пунктов могут получить квалифицированную медицинскую помощь только в районном или даже краевом центре. Широкий перечень медицинских услуг предоставляется только в больших городах, преимущественно на платной основе. При этом только за последние четыре года объем платных услуг увеличился более чем в 3 раза. В целом отставание края в развитии здравоохранения за переходный период усилилось.

Для развития сферы образования характерны противоречивые тенденции. Будучи почти наполовину сельским, край отличается меньшим охватом детей дошкольным воспитанием, детские учреждения посещают 53% детей соответствующих возрастов. Среднее образование школьники получают почти исключительно в государственных школах, в крае только 10 негосударственных общеобразовательных учреждений. При этом обеспеченность школьными помещениями очень низка, доля школьников, занимающихся в первую смену, составляет всего 44%, это один из самых низких показателей в стране.

В профессиональном образовании ситуация улучшается более динамично. В крае с конца 1990-х годов быстро растет сеть начального и среднего профессионального образования и численность студентов в них, хотя более четверти ссузов работают на платной основе. Тенденции опережающего роста и более быстрой адаптации среднего профессионального образования к рыночным условиям характерны для многих субъектов, не имеющих развитой высшей школы, в целом по стране этот сектор образования растет более медленно.

Среднее профессиональное образование развивается в двух направлениях. Одни учреждения идут по пути образования филиалов, расширяя пространство своей деятельности. Другие интегрируются с вузами, разрабатывая совместные образовательные программы, позволяющие студентам получать высшее образование в сокращенные сроки, автоматически переходя из среднего в высшее учебное заведение. Ссузы образуют две зоны концентрации: Ставрополь — Невинномысск (17 учреждений) и район Кавказских Минеральных Вод (22), остальные располагаются преимущественно в районных центрах.

Но наиболее активно развивается высшее образование. Долгое время край отличался низкой численностью студентов вузов, однако за 1995–2002 гг. абсолютная численность студентов выросла в 3 раза (без учета лиц, обучающихся в филиалах). Особенно резкий рост произошел в 2001–2002 гг. (рис. 10). На примере образовательного "бума" в Ставропольском крае можно понять, каковы механизмы и качество роста высшей школы.

Рис. 10. Динамика численности студентов вузов по отдельным регионам Северного Кавказа за 1995–2003 гг.

В крае не только расширяется спектр специальностей и происходит увеличение набора студентов в государственные вузы. Очень активно растет негосударственный сектор в высшем образовании, с 1995 г. число студентов в нем выросло в 3 раза. На 10 тыс. населения приходится 88 студентов негосударственных вузов, это один из самых высоких показателей в Российской Федерации, если не считать Москву и Санкт-Петербург.

Рынок образовательных услуг начал формироваться во второй половине 1990-х годов. Негосударственные вузы работают на коммерческой основе, но и в государственных доля студентов — "платников" возросла до 48%. В результате к 2003 г. общая доля студентов, обучающихся платно, достигла в крае 62%. Это существенно выше среднего уровня платности по стране. "Догоняющее" развитие высшей школы края оказалось возможным только в рамках рыночных образовательных услуг, хотя их качество явно снизилось.

Абсолютное большинство государственных и негосударственных вузов сосредоточено в двух главных региональных центрах образования — Ставрополе (более половины) и Пятигорске (около четверти). К ним примыкают, образуя своеобразную образовательную полупериферию, Невинномысск, Кисловодск, Ессентуки и Железноводск, имеющие один-два вуза. В крае, как и в других регионах, нарастает филиальный бум, в 2003 г. функционировало 44 филиала государственных вузов и 19 негосударственных. Ареал распространения филиалов несколько шире, при сохранении центров концентрации в Ставрополе и Пятигорске сформировались их скопления в других городах Кавминвод и в Георгиевске, появились филиалы в восточной части края — Нефтекумске и Буденновске. В целом существенно возросла роль агломерации Кавминвод, она становится лидером филиального обучения, концентрируя 68% их общего числа. Главными "поставщиками" образовательных услуг через филиалы являются ведущие образовательные центры — Москва (более 40%) и Ростов-на-Дону (17% филиалов). Даже без учета филиалов число студентов высшей школы Ставропольского края уже превысило средние показатели по стране и приблизилось к признанному образовательному лидеру юга — Ростовской области, но при этом сверхвысокая платность, "филиальность" и опережающий рост негосударственного высшего образования неизбежно отражаются на качестве подготовки специалистов.

Жилищные условия населения Ставропольского края типичны для регионов юга с растущим населением, из-за чего они и в советское время, и в переходный период отличались более низкой обеспеченностью жильем. Но по сравнению с другими субъектами ЮФО в Ставропольском крае отставание не так сильно (в 2003 г. на одного жителя приходилось 19,1 кв. м при среднероссийском показателе 20,2). Еще одна особенность юга — более высокая доля "частного" жилья в собственности граждан (86% в Ставропольском крае при 70% в среднем по РФ) из-за высокой доли сельского населения, живущего преимущественно в индивидуальных домах. Средние цены на жилье в Ставропольском крае ниже, чем в других южных "русских" регионах, особенно на вторичном рынке жилья. В Европейской части России только в Курской области жилье на вторичном рынке стоит дешевле. На цены влияет и низкий уровень доходов населения, и пониженная комфортность городского жилищного фонда.

Ввод в действие жилых домов, как и в целом по РФ, за 1990–2002 гг. сократился примерно в 2 раза, однако строительство жилья за счет средств населения уменьшилось не так значительно, что вполне объяснимо для региона массового миграционного притока. Ввод жилья на 1000 жителей, в 1990-е годы на 1/3–1/4 превышавший среднероссийский уровень, с 2001 г. отстает от средних показателей, что служит серьезным сигналом неблагополучия на жилищном рынке. При этом доля жилья, введенного за счет средств населения, в последние годы не опускалась ниже 76% общего объема ввода. Все это означает, что население само решает свои жилищные проблемы, но при этом средств для строительства жилья у него стало меньше.

Уровень благоустройства жилищного фонда в крае близок к среднему по стране, при этом различий между городом и селом меньше, чем в других регионах. В городах много частного жилфонда, поэтому практически по всем показателям, кроме газификации, жилье оборудовано несколько хуже, чем в среднем по России. В селе, наоборот, показатели на треть лучше средних для сельской местности страны благодаря массовому жилищному строительству в советский период, а также инвестициям населения в благоустройство жилья. Особенность края в том, что и города, и сельские поселения отличаются высоким уровнем газификации (более 90%).

Основным механизмом субсидирования растущей стоимости жилищно-коммунальных услуг остаются льготы по оплате ЖКУ, их получают 26% жителей края, что существенно ниже среднего уровня по стране (1/3). Жилищные субсидии получают только 6% семей, это в 2 раза ниже среднего по РФ. Можно сказать, что властям края в чем-то повезло — высокая доля частного, менее благоустроенного жилищного фонда позволяет сохранять более низкую нагрузку на бюджет из-за меньших объемов компенсации льгот и выплат жилищных субсидий.

Интегральные индексы

По индексу развития человеческого потенциала край до 2002 г. удерживался в группе срединных регионов (37-е место в 2001 г.), но в рейтинге 2002 г. его позиции резко ухудшились (на 18 пунктов вниз). Край не утратил преимущество над другими регионами по долголетию, но его ВРП вдвое ниже среднероссийского, кроме того, несколько продолжает снижаться уровень образования, что связано с особенностями возрастной структуры населения, быстрым старением населения и уменьшением доли детей школьного возраста в большей части "русских" районов. По "кризисному" индексу качества жизни территория ЮФО делится на две части – равнинную, преимущественно русскую, с более высокими показателями, и горную, представленную национальными республиками с наиболее низким качеством жизни в России. Ставропольский край занимает промежуточное положение между ними. Его показатели ниже среднеросийских и заметно ниже, чем у ближайших "русских" соседей. С юга к территории края примыкают наименее развитые республики, качество жизни в которых оценивается как низкое и очень низкое. В рейтинге индекса демократичности позиции Ставропольского края ниже среднего, что характерно для многих регионов Юга России. По индексу инновативности Ставрополье также находится в последней трети списка регионов, поскольку все компоненты этого интегрального показателя достаточно низки.

Автор: В.С.Белозеров, Н.А.Щитова, П.П.Турун, В.М.Эшроков, А.Н.Панин - сотрудники Ставропольского государственного университета; источник: Независимый Институт социальной политики

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

13 декабря 2017, 04:50

13 декабря 2017, 03:39

13 декабря 2017, 02:45

13 декабря 2017, 01:32

  • Праздничные мероприятия в честь калмыцкого Нового года прошли в Элисте

    В честь праздника Зул – калмыцкого Нового года и всеобщего дня рождения – в центральном хуруле «Золотая обитель Будды Шакьямуни», помимо традиционных молебнов и угощений национальными блюдами, прошла фотовыставка «Как это было», посвященная 25-летию деятельности Шаджин-ламы Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче. К празднику также были приурочены книжная выставка «660 лет со дня рождения Чже Цонкапы» и презентация аудиокниги «Мой сын Далай-лама. Рассказ матери», озвученной режиссером и актрисой Галиной Волчек.

13 декабря 2017, 00:33

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей