15 декабря 2005, 20:35

На процессе по захвату школы в Беслане дал показания террорист Ганиев

Сегодня в Верховном суде Северной Осетии продолжились слушания по делу участника теракта в Беслане Нурпаши Кулаева. В качестве свидетелей в суд явились руководитель УФСБ Северной Осетии генерал-лейтенант Валерий Андреев, министр МЧС Северной Осетии Борис Дзгоев, участковый инспектор моздокского ОВД Северной Осетии Султан Гуражев. Также для дачи показаний в суд был доставлен заключенный Рустам Ганиев, обвиненный во взрыве автобуса с военнослужащими в оздоке летом 2003. Рустам Ганиев отбывает пожизненное наказание в Северной Осетии.

Судебный процесс длился более семи часов. У потерпевших скопилось много наболевших вопросов к чиновникам, причем к появлению осужденного террориста Рустама Ганиева жители Беслана отнеслись спокойнее, нежели к свидетельским показаниям чиновников. Явившиеся генералы «отчитывались» о произошедшем суду под усиленной охраной: доступ к трибуне охраняли, судебные приставы встали между пострадавшими и свидетелями.

Претензии о несвоевременном прибытии пожарных женщины высказывали не стесняясь, ведь многие родители похоронили детей обуглившимися «до невозможности установления причины смерти». После краткого монолога о действиях работников МЧС 1—3 сентября 2004 года, Борис Дзгоев резюмировал: «До начала пожара живых там уже не было. Команда тушить пожар поступила в 15.10 третьего сентября. В течении 30 минут пожар был локализован. В 19 часов четвертого сентября мы сдали школу администрации местного самоуправления. Сдали школу чистую, все там обследовали».

Тут же пострадавшие попытались министра уличить во лжи, ссылаясь на собственные показания. «Мы забегали туда и выносили горящих живых детей,- возразил министру потерпевший Болаев. - Многие там заживо сгорели. Также я видел собственными глазами, что ваши пожарные шланги не доставали до спортзала школы». Дзгоев уверил, что все сказанное Болаевым не есть факт: «Я же не могу приказать своим подчиненным идти под пули!».

«Я сама горела в этом зале, сгорающие дети звали на помощь, почему вы сейчас врете?», — не выдержила одна из бывших заложниц Светлана Бердикова.

«На момент нашего прибытия никого из находящихся здесь в школе не было. Если бы они там были, они бы сейчас здесь не присутствовали»,- ответил Дзгоев.

Председательствующему судье Тамерлану Агузарову не раз приходилось повышать голос, требуя тишины. Не раз зал разрывался женскими рыданиями, не раз в адрес чиновников сыпались откровенные угрозы.

Осужденный террорист Рустам Ганиев, доставленный для дачи показаний, публично обвинил прокурора Марию Семисынову во лжи и лицемерии и отказался отвечать на ее вопросы. Ганиев некоторое время проживал в семье Кулаевых, он хорошо знаком с Нурпаши и его убитым братом, участником нападения на бесланскую школу Ханпаши Кулаевыми. Представители прокуратуры представили суду показания Ганиева, где он якобы заявляет о давней причастности Нурпаши Кулаева к террористическим бандформированиям.

«Вы обманываете, я не буду отвечать вам, - заявил Ганиев прокурору Семисыновой. — Я Нурпаши знаю, год у них жил, никакой он не террорист и оружия у него никогда не было. Было только у Ханпаши».

Потерпевшие в свою очередь задавали Ганиеву вопросы риторического и технического содержания.

- Убивать - это хорошо?

Р.Г. - Я не убивал. У тех, кто убивает, спрашивайте.

- Что тебя, молодого, на преступление толкнуло? Тебе бы жить и жить.

Р.Г. - Если бы у меня была возможность, я бы жил.

- Ты же знаешь, кто с вами воюет, почему вы с ними не воюете?

Р.Г. - Я с ними и воевал.

- Вы откуда столько беретесь, если по телевизору постоянно показывают, что вас ловят, убивают?

Р.Г. - Это все не правда. Нас не ловят. В год может два-три человека из наших убивают. Они (силовики - прим.КУ) просто много американской фантастики смотрят. Нас всего около миллиона, а по их версии, они уничтожили около пяти — шести миллионов.

- А оружие вы где берете?

Р.Г. - У военных и берем.

Бывший участковый Моздокского РОВД майор Султан Гуражев, захваченный боевиками до нападения на бесланскую школу, сообщил, что во время следования террористов в Беслан на двух автомашинах их никто не пытался остановить. Давая показания на процессе по делу о теракте, Гуражев сообщил подробности своего столкновения с боевиками. По словам Гуражева, утром 1 сентября он следовал на легковой автомашине своего родственника на работу, и в районе села Хурикау увидел грузовик. Участковый рассказал, что "попытался его остановить, подавал ему и звуковые сигналы, и фарами". Затем, сообщил Гуражиев, "грузовик остановился, его водитель на вопрос милиционера отвечать не стал".

После этого, по словам участкового, четверо в камуфляжной форме и в масках его "скрутили и бросили на заднее сидение автомобиля". "Когда скручивали, один произнес на вайнахском языке: забрать у него нужно оружие", - сказал милиционер. Участковый сообщил, что у него "забрали табельное оружие - пистолет ПМ, а двое боевиков, сидевших по бокам, пригнули его голову и уперли в бок ствол автомата". Гуражев заявил, что "практически не видел, куда его везли". При этом он отметил, что "и после того, как машины выехали из леса, и после выезда на федеральную трассу в районе населенного пункта Цалык никто не пытался остановить и проверить машины, в которых находились боевики", сообщает "Интерфакс".

При въезде в Беслан обе машины — захваченная «ВАЗ-2107» и «ГАЗ-66» остановились на несколько минут, тогда Султан Гуражиев догадался, где он находится. По его словам, машина еще не остановилась, как началась стрельба. Милиционер рассказал, что когда из грузовой машины был открыт огонь, находившиеся в его машине четверо боевиков "выпрыгнули и побежали туда, где было много людей".

Гуражев, по его словам, тоже "побежал и смешался с толпой, а затем постучал в одно из домовладений", куда его пустили и предоставили телефон. "Оттуда я позвонил по "02", сообщил о произошедшем, а затем прибежал в бесланский РОВД, увидел там своего бывшего начальника, полковника милиции и доложил ему о случившемся", - сказал Гуражев.

Он отметил, что был в милицейской форме, однако не смог ответить на вопрос гособвинителя Марии Семисыновой, почему бандиты оставили его в живых. "Я дважды просил их, чтобы меня отпустили. Первый раз сидевший на переднем сидении справа в моем автомобиле боевик заявил: тебя нам сам Бог послал, а второй раз мне сказали: сойдешь, когда нам будет угодно", - сказал участковый. По словам Гуражева, он понял, что его захватили террористы только непосредственно в Беслане, "когда они начали стрелять". "Я сто процентов понял, что это бандиты. Номеров на машине не было. Серия была не видна", - сказал милиционер.

Отвечая на вопрос гособвинителя, подсудимый Кулаев также не смог пояснить, почему боевики оставили участкового в живых. "Я не знаю, почему его не убили. Только в школе услышал, что Полковник сказал, что пистолет у него (участкового) отобрали, он или убежал, или его отпустили", - сказал Кулаев, сообщило NEWSru.com.

После многочасового заседания судья на процессе о теракте в Беслане Тамерлан Агузаров объявил перерыв до 20 декабря.

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

24 июля 2017, 05:30

24 июля 2017, 04:31

24 июля 2017, 03:32

24 июля 2017, 02:33

24 июля 2017, 01:34

Архив новостей