21 ноября 2005, 14:44

О правовом положении мусульман в Кабардино-Балкарии

В июне 2002 г. сотрудники Института гуманитарных исследований правительства КБР и КБНЦ РАН и Института этнологии и антропологии РАН провели комплексную этнографическую экспедицию, посвященную изучению современного состояния ислама в Кабардино-Балкарской Республике.

Некоторые предварительные выводы, сделанные по итогам исследований, были опубликованы в "Газете Юга" от 05.06.2003 г. доктором исторических наук Валерием Кажаровым – одним из руководителей экспедиции.

В статье, озаглавленной "Этнографическая экспедиция по проблемам ислама в КБР", в частности, говорится:

"...К сожалению, в Кабардино-Балкарии наметилась весьма опасная тенденция, связанная с дискриминацией молодых верующих под предлогом борьбы с так называемым ваххабизмом. Дискриминация осуществляется практически на всех уровнях: в семье (когда родители запрещают своим детям молиться из-за боязни, что их причислят к ваххабитам), в средних и высших учебных заведениях, в государственных учреждениях и на предприятиях, не говоря уже о правоохранительных органах. В общественное сознание искусственно внедряется нетерпимость к ним, а заодно и страх открыто выражать свои религиозные убеждения. Практически они оказались в положении социальных изгоев.

Но это привело не к уменьшению, а к увеличению численности молодых мусульман, которые теперь составляют большую часть прихожан в мечетях. Дискриминационные и запретительные меры, препятствующие им ходить в мечеть, молиться в положенное время, носить бороду, а также трудности, создаваемые при трудоустройстве, не только не оттолкнули их от своей веры, но и сделали еще более ревностными мусульманами. Выдержав определенные испытания, они стали как бы нравственным примером для своих сверстников, восприимчивых к религии. Другими словами, запретное стало еще более притягательным.

Не вызывает сомнений, что продолжение политики дискриминации в отношении молодых прихожан, резко снизив уровень веротерпимости в обществе, может стать одним из факторов, способных существенно дестабилизировать этнополитическую ситуацию на Северном Кавказе. Ставка только на силовые и административные методы решения проблем исламского фундаментализма может обернуться нетерпимостью к российскому государству, государствообразующему этносу и православию. В этих условиях не исключено, что значительная часть молодых мусульман проникнется мыслью, что только в исламском государстве станет возможной свобода вероисповедания.

В КБР идеи этнического радикализма не имеют религиозной оболочки. Но они могут ее приобрести как ответную реакцию на политику планомерного внедрения в массовое сознание мифа об "исламской угрозе". Здесь само преувеличение опасности религиозного экстремизма может спровоцировать его возникновение и развитие. Тем более что образ врага создается на фоне дискриминации "лиц кавказской национальности".

Нетерпимость обычно порождает нетерпимость, и события могут развиваться в самом неблагоприятном направлении, проходя по типу "ложного конфликта" и "самоисполняющегося пророчества": ложно приписываемые исламу или отдельным его течениям агрессивные цели искусственно провоцируют агрессию, чем подтверждают первоначальные политические расчеты, исходящие из мифа об "исламской угрозе". Все это неизбежно обострит и проблему цивилизационной совместимости.

В итоге поиск исламских экстремистов или ваххабитов там, где их нет, парадоксальным образом приведет к их появлению, что неизбежно усилит стремление к образованию исламского государства на Северном Кавказе. При отсутствии других альтернатив сепаратизм может принять религиозную оболочку, а при крайнем обострении этнополитической ситуации в регионе – и форму военного джихада. Чтобы исключить эти возможности, органам государственной власти следует: во-первых, пресекать любые формы религиозной дискриминации; во-вторых, осуществлять конструктивный диалог с верующей молодежью, всемерно развивая ее установки на толерантность и миролюбие; в-третьих, поддерживать научную разработку механизмов, способствующих достижению этих целей.

Материалы экспедиции еще раз убеждают в том, что ни одна проблема, связанная с исламом, не может быть решена, если руководствоваться мифами об "исламской угрозе", щедро тиражируемыми центральными СМИ. Их сообщения, часто шокирующие своей некомпетентностью, необходимо подвергать тщательной научной экспертизе. Не вызывает сомнений, что адекватное понимание сложных и противоречивых процессов развития ислама на Северном Кавказе прямо зависит от содержания и качества научных исследований в этой области. Только на их основе можно получать объективную информацию по одной из самых жгучих проблем современности и разработать способы демифологизации в общественном сознании россиян негативного образа ислама..."

Изменилось ли что-либо в лучшую сторону в положении верующей молодежи после указанной научной экспедиции, прислушались ли органы власти КБР к мнению ученых? Этого не произошло.

Наоборот, последние события показывают, что дискриминация верующих и нарушение их конституционных прав и свобод приобретают более широкий масштаб.

Так, в сентябре 2003 г. органами внутренних дел были закрыты и опечатаны ряд мечетей. Процесс закрытия и опечатывания мечетей продолжился и в ноябре 2003 г. – в период Рамадана. Не опечатанные еще мечети "велено" МВД открывать один раз в день на 15–20 минут для совершения полуденной молитвы.

В "работе" по регулированию работы мечетей с МВД успешно конкурируют администрации районов и городов республики.

Например, в июне 2002 г. глава администрации г.Чегема, который находится в 5 км от столицы КБР и является районным центром, издал распоряжение. Оно гласит:

"... В целях обеспечения порядка и упорядочения работы главной мечети г.Чегем установить следующий режим работы:

1. Установить единый день молитвы в мечети каждую пятницу с 12 часов до 15 часов.

2. Запретить прием пищи внутри мечети, обеспечить надлежащее санитарное состояние внутренних помещений.

3. Категорически запретить организацию учебы детей школьного и дошкольного возраста внутри мечети.

4. Утвердить помощником главного Имама г.Чегема Халишхова Хасана Тутовича.

5. Возложить ответственность за соблюдением режима работы и порядка на Халишхова Х.Т.

6. Контроль за деятельностью центральной мечети г.Чегем возложить на зам. главы администрации г.Чегема – Шебзухова М.А..."

Указанное распоряжение заверено гербовой печатью администрации г.Чегема.

Заслуживают того, чтобы полностью привести здесь тексты обращения группы верующих в прокуратуру Чегемского района (А), ответ прокурора района (Б) и новое распоряжение, изданное задним числом после вмешательства прокуратуры (В):

А. "...Администрацией г.Чегема продолжительное время нарушаются права и свободы мусульман, гарантированные Конституцией РФ и ФЗ РФ "О свободе совести и о религиозных объединениях".

Длительное время по указанию Главы администрации X.Боготова Центральная мечеть г.Чегема была закрыта, и верующих не пускали на молитвы.

В настоящее время Глава администрации утвердил распоряжение, в котором он установил "единый день молитвы в мечети" и время ее совершения.

Он также возложил на своего заместителя Шебзухова М. "контроль за деятельностью Центральной мечети г.Чегема" (копия распоряжения прилагается).

Эти действия Главы администрации г.Чегема мы расцениваем как нарушение прав и свобод верующих, вмешательство государства в деятельность религиозных объединений.

Нарушены, в частности, положения ст. 14 Конституции РФ и ст. 4 ФЗ РФ "О свободе совести и о религиозных объединениях".

Для главы администрации г.Чегема Боготова X., установившего "единый день молитвы", видимо, не указ ни требования Корана, обязывающие мусульман совершать ежедневно пятикратную молитву, ни требования ст. 15 Конституции РФ, согласно которых органы местного самоуправления и должностные лица обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы.

Просим Вас провести проверку изложенных фактов и принять меры прокурорского реагирования для защиты наших прав и свобод...".

Б. "Прокуратурой Чегемского района рассмотрено Ваше коллективное заявление на действия главы администрации г.Чегем.

В ходе проверки в прокуратуру были приглашены главный имам г.Чегем Гучаев А.М. и глава администрации г.Чегем Боготов Х.К., которым было указано на недопустимость возложения контроля за деятельностью мечети на заместителя главы администрации и утверждение такого решения главой администрации. После проведенной беседы главным имамом г.Чегем был установлен новый режим работы мечети, который лишь для сведения согласован с главой администрации г.Чегем, что не противоречит действующему законодательству".

В. "...В целях обеспечения порядка и упорядочения работы центральной мечети города Чегем установить следующий режим работы:

1. Установить единый день молитвы в мечети каждую пятницу с 12.30 до 14.00.

2. Запретить прием пищи внутри мечети, обеспечить надлежащее санитарное состояние внутри помещения.

3. Категорически запретить организацию учебы детей школьного и дошкольного возраста внутри мечети.

4. Утвердить помощником главного имама г.Чегем – Халишхова Хасана Тутовича.

5. Возложить ответственность за соблюдение режима работы и порядка на Халишхова Х.Т.

6. В случае необходимости для соблюдения указанного режима в мечети и поддержания общественного порядка обращаться за помощью в правоохранительные органы".

Таким образом, мы наглядно видим, как реализуется законодательство о свободе совести и религиозных объединениях и как прокуратура осуществляет надзор за соблюдением соответствующих законов.

Приведенный пример не единичен. Администрации других городов и районов КБР "творчески развивают" почин главы администрации г.Чегема.

Так, глава администрации г.Нарткалы – другого районного центра республики – недавно добился назначения имамом центральной мечети города своего человека, сместив другого имама через несколько дней после его избрания. Главный аргумент главы администрации – "мечеть построил город и мне решать, кому быть имамом".

Для достижения целей по смещению имама, который был выбран на общем собрании прихожан в присутствии представителей ДУМ КБР и главы администрации г.Нарткалы осуществлялось давление как на вновь избранного имама, так и на его родителей сотрудниками милиции, которые угрожали им преследованиями и осуждением на длительный срок.

В сентябре 2003 г. в КБР были задержаны и подвергнуты административному аресту от 3 до 10 суток по постановлениям мировых судей около 100 молодых верующих, якобы за неповиновение сотрудникам милиции.

При этом протоколы об административных правонарушениях носили "типовой характер" и были сфальсифицированы сотрудниками милиции. Свидетельские показания также были сфальсифицированы и к тому же получены в основном у стажеров МВД.

Нами были поданы в Нальчикский городской суд жалобы на постановление по делам об административных правонарушениях в интересах шести верующих. Почему только шести? Во-первых, средств на оплату услуг адвокатов не хватало, во-вторых, решения по жалобам были вынесены на третий день после подачи жалобы на нарушение требований кодекса об административных правонарушениях. Это делало бессмысленным подавать жалобы в отношении сотни верующих, поскольку Нальчикский городской суд физически не успел бы рассмотреть жалобы до истечения срока административного ареста.

Все шесть жалоб, поданных в Нальчикский городской суд, были удовлетворены. При этом суд вынужден был указать на то, что сотрудники сфальсифицировали материалы административных правонарушений, а мировые судьи допустили при рассмотрении дел нарушения норм действующего законодательства, в частности, мировые судьи вышли за пределы своей компетенции, не указали в постановлении на доказательства, подтвержда-ющие вину лиц, подвергнутых административному аресту. А в одном из постановлений Нальчикского городского суда судья прямо указал: "Нельзя не согласиться с доводом жалобы о том, что в момент производства обыска по ул.Гагарина, 107, Мукожев не присутствовал там и не мог присутствовать, поскольку, как указано в протоколе о производстве обыска в домовладении по ул.Захарова, 3 "А", который производился в одно и то же время, Мукожев находился там, что подтверждается его распиской в получении протокола обыска".

К изложенному осталось добавить, что большинство постановлений выносились мировыми судьями в воскресенье 14.09.2003 г. в здании УБОПа, судьи не видели большинства арестовываемых, они отказывали в предоставлении адвокатов, у задержанных, многие из которых были избиты сотрудниками милиции, объяснения не отбирались.

Практика нарушений норм действующего законодательства органами МВД, ФСБ, прокуратуры и судами широко распространена по делам, связанным с борьбой с так называемыми исламскими радикалами.

Так, в сентябре 1999 г. у двух мусульман были изъяты автомашины, приобретенные ими за рубежом, растаможенные и зарегистрированные на их имя. Повод? Северо-Кавказский РУБОП по каким-то причинам счел, что эти машины предназначены Хаттабу и Басаеву. Попытка получить обратно автомашины у сотрудников милиции результатов не дала.

Пришлось обратиться в Нальчикский городской суд. Суд принял решение по искам с 20.03.2000 г. по 18.02.2002 г. и в конце концов удовлетворил иски, не находя законных оснований для их удержания ответчиком.

Во время судебных заседаний представитель СК РУБОПа представил суду копию Постановления о возбуждении уголовного дела от 17.08.2000 г. в обосновании законности изъятия вышеуказанных автомашин. Поскольку все его содержание не соответствовало действительности и изложенные результаты оперативно-розыскной деятельности не имели места, а РУБОП отказывался предоставить процессуальные документы по изложенным событиям, основной фигурант А.Х.Мукожев обратился в Нальчикский городской суд с иском об истребовании из чужого незаконного владения имущества – военного снаряжения и обмундирования и спецтехники.

источник: Веб-сайт "ISLAMinKBR.com"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 мая 2017, 13:18

23 мая 2017, 13:08

23 мая 2017, 12:54

23 мая 2017, 12:06

23 мая 2017, 11:59

Архив новостей