25 октября 2005, 17:08

Заветы Ильича

В четверг заместитель генерального прокурора России Владимир Колесников дал прощальную пресс-конференцию, в ходе которой он изложил свое мнение о бесланском деле. Колесников толком не ответил ни на один вопрос журналистов - просто не стал их слушать, поднялся и ушел. Более того, на отчет заместителя генерального прокурора не пустили ни одного жителя Беслана. Дежурные на входе пояснили матерям, похоронившим своих детей, что их пускать не велено. Тем не менее свое выступление Владимир Колесников построил именно как ответ Генеральной прокуратуры женщинам Беслана.

Напомним, два месяца назад, после встречи с президентом Путиным, жители Беслана сформулировали около пятидесяти вопросов, которые они передали Колесникову, делегированному в Осетию для проверки качества предварительного следствия по бесланскому делу.

С первых дней своей работы в республике комиссия из Москвы продемонстрировала откровенное нежелание сбиваться с намеченного курса в расследовании. Любая информация, идущая вразрез с официальной версией трагедии, воспринималась группой Колесникова в штыки. Осетинскую парламентскую комиссию, которая в ходе своей работы пришла к несколько иным выводам, чем официальное следствие и московские коллеги, вообще заклеймили едва ли не шарлатанами, намеренно вводящими следствие в заблуждение.

Замгенпрокурора начал с обличения лиц, срежиссировавших этот теракт. Не надо быть Колесниковым, чтобы понять: трагедия с захватом Первой школы может быть организована только Масхадовым с Басаевым. И никем больше. Правда, ни в материалах уголовного дела, ни на суде по Кулаеву общественность до сих пор не услышала юридически приемлемых доказательств вины как Масхадова, так и Басаева.

Докладчик также известил публику, что практически все "заказчики" теракта уже мертвы. В феврале этого года убили араба Абу-Дзейта, в марте - Аслана Масхадова. В апреле были уничтожены братья Кодзоевы, члены банды Р. Хучбарова, убитого при штурме в Первой школе. И только один Басаев где-то бегает. Напомним, Басаев, который с удовольствием берет на себя вину даже за отключение света в российских городах, бегает от российского правосудия уже одиннадцать лет.

Ранее официальное следствие сообщало, что еще первого сентября удалось установить личность одного из боевиков, участвовавших в захвате школы, - Изнара Кодзоева. Уже ночью состоялся телефонный разговор Кодзоева с женой, в ходе которого он обещал убить любого из своих родственников, который посмеет подойти к бесланской школе.

Но! Прокуратура не устает повторять, что все боевики, участвовавшие в теракте (за исключением Кулаева), были уничтожены. Как же тогда объяснить тот факт, что один из этих боевиков, Изнар Кодзоев, был убит еще раз - в апреле этого года? И сколько тогда террористов находится на свободе?

Далее. Замгенпрокурора долго опровергал версию о том, что танки стреляли по школе, когда там еще могли быть заложники: "Из трех танков, находившихся в районе школы № 1 г. Беслана, стрелял только один танк, проведя семь выстрелов (восьмой был холостой) по бандитам, когда в помещении уже не было заложников, живых и раненых".

Каким образом следствию удалось констатировать смерть заложников, находившихся в крыле, по которому стрелял танк? Доподлинно известно, что ни сам Владимир Ильич Колесников, ни кто-то из его подчиненных не заходил в столовую перед тем, как ее расстреляли из танков, и не щупал у заложников пульс. А вывод о том, что в этом крыле действительно находились люди, можно сделать не только по показаниям бывших заложников, которых после начала штурма согнали в столовую. Не только по показаниям свидетелей, не только по видеозаписям штурма. Но и по большому количеству одежды и вещей, принадлежавших убитым заложникам, и даже по фрагментам тел, вывезенных на свалку вместе с обрушенными перекрытиями разгромленного танками крыла школы.

До сих пор основной причиной применения танков против школы работники прокуратуры считают террористов, которые якобы засели в подвале со стороны столовой. Говорят, по-другому их оттуда выкурить никак не выходило. Прокуроры говорят, что танки были задействованы успешно и террористы в подвале погибли. Но почему же тогда сам подвал остался целым? Там даже штукатурка не облетела и внутри никаких завалов нет. Один из прокурорских работников мне лично объяснил это следующим образом: "В жизни порой случаются чудеса..."...

В. Колесников тщательно проверил обстоятельства применения огнеметов во время спецоперации. Прокуратура сам факт использования этого вида оружия во время штурма признала с большим скрипом. Пока у общественности не было других доказательств, кроме свидетельств очевидцев, следователи о "Шмелях" молчали. Когда бесланцы в буквальном смысле сунули следствию под нос тубусы от использованных огнеметов РПО, дальше упираться стало невозможно: следствие наконец признало, что огнеметы все же использовали. Теперь Колесников стоит на том, что использовались термобарические огнеметы (РПО-А. - О.Б.), которые ничего поджечь не могут.

Не будем сейчас противопоставлять замгенпрокурора Колесникова и президента России Путина, который на встрече с бесланцами заявил, что в школе (по сведениям президента) применялись дымовые огнеметы. "Новая газета", впрочем, как и федеральная парламентская комиссия Торшина, располагает косвенными свидетельствами, что во время штурма применялись в том числе и РПО-З. По крайней мере, на те вопросы, которые возникают у специалистов при обследовании 116 обуглившихся тел заложников, вразумительных ответов никто не дал.

Но что показательно для так называемого расследования бесланского дела! В отчете Колесникова фигурируют всего девять "Шмелей". То есть именно столько, сколько тубусов удалось обнаружить на сегодняшний момент. Прокуратура лишнего на себя брать не стала. Все найденные тубы списали из книг учета в/ч 35690. Между тем нам известно, что до сих пор у жителей Беслана хранится по крайней мере десятый (неучтенный) тубус от "Шмеля".

- Установлено, что возгорание в спортзале возникло не от применения РПО-А... По заключению экспертов и показаниям свидетелей, от огня пострадали уже мертвые, то есть воздействие огня было посмертным, - отрапортовал Колесников.

Здесь хотелось бы снова спросить Владимира Ильича: а как же быть с теми заложниками, причиной смерти которых стали (по заключению судмедэкспертов) ожоги значительной части поверхности тела? Сам замгенпрокурора утверждает, что экспертиза проводилась очень тщательно, значит, ошибка тут исключена - люди умерли именно из-за воздействия огня.

В течение года очевидцы твердили о том, что своими глазами видели, как вместе с Кулаевым были задержаны еще двое подозрительных мужчин. У некоторых даже сохранились любительские фотографии этих людей. Однако прокуратура весь этот год делала удивленное лицо и заявляла, что никаких боевиков, кроме Кулаева, задержать не удалось. Те двое, которых люди приняли за боевиков, на самом деле мирные граждане. Фамилии "мирных граждан" тем не менее прокуратура не называла. Имена задержанных обнародовали только спустя год. Ими оказались жители Владикавказа Гульчиев и Макеев, которые, по версии замгенпрокурора, приехали под вечер третьего числа в Беслан, чтобы спасать детей. В отчете Колесникова говорится: "Поскольку указанные лица имели отращенные бороды и четки, то находившиеся вблизи школы граждане приняли их за боевиков и стали избивать. Сотрудники милиции с трудом изолировали Гульчиева и Макеева от граждан, задержали их, доставили в Правобережный РОВД, где содержали до установления их личности, затем отпустили домой. В настоящее время в Правобережном РОВД расследуется уголовное дело, возбужденное по факту причинения телесных повреждений Гульчиеву и Макееву неизвестными лицами".

Это может показаться странным, но в Правобережном РОВД не знают ни про Гульчиева, ни про Макеева, ни про уголовное дело, заведенное по факту их избиения.

Люди в Беслане спрашивали, когда будут допрашивать московских генералов ФСБ (Проничева, Анисимова, Тихонова и др.), непосредственно участвовавших в руководстве контртеррористической операцией. Но Колесников ограничился малым: еще раз повторил, что в произошедшей трагедии виноваты милиционеры из РОВД Беслана и Малгобека.

Под конец доклада Колесников решил приоткрыть завесу тайны: "Вас всех интересует, какие уголовные дела мы возбудили". Приоткрыл. Помимо уже нашумевшего дела, связанного с футбольным клубом "Алания", заведено еще одно - в отношении осетинских налоговиков. И это еще не все судебные перспективы, которые обозначились на сегодняшний день. "Кое-кто пойдет в суд", - намекнул замгенпрокурора. Кто конкретно - пока не сказал, что в принципе и понятно. На следующей неделе осетинская комиссия решила обнародовать свой доклад. Рискует. Торшинская комиссия, например, выжидает, когда Генпрокуратура закончит официальное расследование. Более того, сам Александр Порфирьевич уже не раз заявлял, что надо бы дождаться еще и приговора Кулаеву.

Понятно, почему москвичи не спешат. Намеки о судебной ответственности, которые Колесников направо и налево распространял в адрес руководства Северной Осетии, - это не пустые угрозы. Надо полагать, пресловутая "судебная перспектива" - весьма действенный рычаг по подавлению инакомыслия.

Отчет заместителя генерального прокурора породил множество вопросов, которые журналисты бросали Колесникову уже в спину.

- Владимир Ильич, скажите, почему взрывотехническая и пожарно-техническая экспертизы не были проведены сразу после трагедии? - спросила я.

- Потому что на тот момент не было такой необходимости, - отрезал замгенпрокурора.

- Не было необходимости выяснить, отчего произошли первые взрывы? Определить, из-за чего в спортзале начался пожар?

- На тот момент - да. На тот момент не было (необходимости. - О.Б.).

- А как вам удалось в течение всего двух суток провести судебно-медицинскую экспертизу почти двухсот тел погибших?

- Дело в том, что у нас огромное количество экспертиз проведено на сегодняшний день и в Нальчике. Привлечено огромное количество специалистов.

- То есть эту экспертизу можно было сделать качественно?

- Конечно.

- А чем тогда объяснить тот факт, что...

- Вы мне сколько вопросов задаете? Вы задаете третий уже! Вы злоупотребляете, девушка. Вам истина нужна или просто поговорить? Если просто поговорить - то давайте пройдем ко мне в кабинет и побеседуем.

- Давайте!

- Но не сегодня.

- А когда?

- До свидания.

Так стало понятно, что всю правду Колесников уже сказал. И другой правды нам в ближайшее время не будет.

Ольга Боброва

Опубликовано 24 октября 2005 года

источник: "Новая газета"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

17 января 2017, 16:01

17 января 2017, 14:52

17 января 2017, 14:47

17 января 2017, 14:28

17 января 2017, 14:23

Справочник

Все справки

Архив новостей
Все SMS-новости