18 октября 2005, 15:16

"На него повесили ярлык ваххабита"

Военные наряды еще не скоро покинут улицы города.

Вчера в центре Нальчика родственники людей, убитых в ходе нападения на город 13 октября, пикетировали здание прокуратуры. Они утверждают, что в "боевики" записывали всех, кто был застрелен милицией в ходе столкновения, и теперь, ссылаясь на закон о борьбе с терроризмом, силовики отказываются выдавать тела погибших близким. Тем временем правоохранительные органы продолжают поиски террористов. Первыми в списке разыскиваемых боевиков стоят имена Артура Мукожева по прозвищу Муса и Анзора Астемирова, которых власти уже назвали организаторами атаки на Нальчик. Корреспондент "НИ" встретился с родственниками Артура Мукожева.

Этот дом находится на самой окраине Нальчика. Ворота ржавые, стены одноэтажного здания покрыты трещинами. Стучусь в дверь. Через несколько минут открывает пожилой мужчина. - Здесь живет Артур? - спрашиваю я. - Я его отец - Хабал, - отвечает он. - Сына я не видел уже больше года. Где-то с середины октября. Он даже не звонит мне. Боится. У нас ведь дома телефон прослушивается. А я все время переживаю - где он сейчас и что с ним? Жив ли вообще, даже не знаю.

Подходит жена Мукожева, Асият, одета по-мусульмански: в платке и длинном платье. Рядом с ней двое маленьких детей - Осман и Фатима.

- У него трое несовершеннолетних детей, - рассказывает она. - Эти двое и еще старший - он сейчас на учебе. Я сама не здесь живу, в другом районе. Мы с ним уже три года в разводе. А сейчас я помогаю в месяц Рамадан его отцу. Он ведь один живет. И старый совсем уже - нуждается в помощи.

- А дети не спрашивают, где их отец - почему не бывает дома?

- Конечно, интересуются! Но я им говорю, что он в командировке.

- А когда вы узнали, что он стал амиром ваххабитского кабардино-балкарского джамаата?

- Вы что?! - удивилась она. - Не существует никаких ваххабитов. Это все придумано спецслужбами, чтобы можно было законно заниматься антимусульманскими репрессиями. Тех, кто им не понравится, назвать ваххабитом и издеваться над ним. Мусульманин он и есть мусульманин. А не какой-то там ваххабит. Сначала Муса был имамом местной мечети. Вскоре его назначили амиром. У него была своя группа - несколько десятков человек, которые всегда были с ним. Но не ваххабитов вовсе, а нормальных, истинных мусульман. И это нападение на Госнаркоконтроль в 2004 году, которое на него "повесили", я уверена, совершили другие. Он не мог такое сделать. Как не смог бы сделать такое злодеяние и наш друг Анзор Астемиров (правоохранительные органы называют его вторым организатором нападения на Нальчик. - "НИ"). Его я тоже хорошо знаю. Он со мной учился в группе Мусы еще 11 лет назад. Хороший парень. Я не думаю, что за 11 лет он мог так кардинально измениться. И сейчас на них наверняка "повесят" и эту войну.

- Но ведь "повесить" столь серьезное вооруженное нападение на невинного человека не могут...

- А здесь, в Кабардино-Балкарии, ненавидят мусульман. Однажды одну молодую девушку в платке, которая вышла из дома в магазин за хлебом, похитили местные милиционеры. Она сама рассказывала. Увезли к себе в отдел, избили и отправили домой. Ни за что. А ведь она еще и беременная была. До сих пор, кстати, в больнице лежит. А Муса им вообще не нравится. Ведь он пропагандирует здесь ислам. Его даже сажали на три месяца, но за неимением улик отпустили домой. Сейчас здесь повсюду камеры наблюдения стоят. Вот видите, - указывая на "уазик", который проезжал в этот момент мимо нас, - даже сейчас наблюдают за теми, кто приходит сюда. Они просто нагло свалили на невинного человека все это.

В разговор снова вступает отец Мукожева.

- До пенсии я работал в МВД, - говорит Хабал. - Частенько даже милиционеры приезжали сюда и просили о сотрудничестве с Мусой. Говорили, будем вместе разыскивать ваххабитов. Но мой сын не верит им. Боится, что в один прекрасный день его могут убить.

- Но зачем убивать, если он им нужен?

- Узнают от него всю информацию о его друзьях и поймают всех, - говорит Хабал. - Потом повесят ярлыки ваххабитов и посадят в тюрьму, а кого-то и вовсе убить могут.

- Только вряд ли он сюда приедет в ближайшее время. Говорят, в четверг (20 октября. - "НИ") будет продолжение войны.

"Они даже раненых не жалеют"

У морга Нальчика уже пятый день стоят родственники погибших людей. Около ста человек, в основном женщины. Они требуют выдать тела своих близких и родных.

"Мы сейчас составляем списки пропавших без вести, - говорит мне Артур, стоящий в центре толпы. - Люди приезжают, называют фамилии тех, кого потеряли. Вот и составляем список. Уже человек 40 за сегодняшний день набралось. У меня тоже племянник пропал в четверг. До сих пор не можем найти. Он даже не молился, просто хороший человек был. А теперь тело нормально похоронить не дадут.

"А у меня сына застрелили, - рассказывает стоящий рядом Валерий. - Вадим Жекомухов. Слышали, наверное. В тот день я, как услышал про эти военные действия, попросил его пойти за племянницей в садик, ну тот, что напротив Первого ОВД. Подъехав к нему, он даже не успел выйти из машины, как получил 6 пуль в спину. Всего 27 лет ему было. Только что опознали его. Лежит там. В морге".

К самому моргу никого не подпускают. Метрах в ста от входа, на дороге, стоят около десяти военнослужащих. "Приказ у нас, - объясняют солдаты. - Пускаем только по одному или по двое - на опознание. Сейчас в морге лежат около 90 трупов. Убитых сотрудников правоохранительных органов вывозят сразу же, а гражданских пока держат здесь. Следователи проверяют их.

В этот момент возвращается женщина. Плачет сильно. Кричит что-то на родном кабардинском языке. Мне говорят, что она опознала своего сына, который оказался между двух огней.

"Скорее всего, в ваххабиты запишут, - говорит один из стоящих в толпе мужчин. - У них там мало трупов боевиков, вот и причисляют к ним простых мирных жителей. Они даже раненых не жалеют. Добивают в своем ОВД. Вот такие у нас милиционеры".

"Откуда вы знаете, что добивают?" - спрашиваю я.

"Да боевики почти все убежали! А им же нельзя этого признавать, вот и выдумали количество боевиков - 92. Теперь подгоняют число убитых под это цифру".

Вчера же у здания республиканской прокуратуры собрались несколько человек с требованием выдать тела своих родственников для захоронения. Это те, кто уже опознал близких.

"По мусульманским обычаям тело нужно похоронить в ближайшие дни, - говорит отец одного из погибших. - Мы уже третий день стоим у входа в прокуратуру, и никто к нам не выходит. Даже не разговаривают с нами. Что нам делать?"

В самой прокуратуре пока никак не комментируют происходящее, ссылаясь на занятость.

"Единственное, что мы можем сказать, - заявил "НИ" следователь Юрий Панченко, - так это то, что все будет делаться по закону, согласно которому тела террористов не выдают родственникам, а хоронят на территории субъекта Федерации, где террористы были уничтожены. А родственники могут лишь участвовать в опознании.

Магомед Исаев

Басаев отреагировал на события в Кабардино-Балкарии

Вчера Шамиль Басаев заявил о своей причастности к нападению на Нальчик. Его письмо было опубликовано в Интернете на сайте чеченских сепаратистов. По его словам, он осуществлял "общее управление", а командовал операцией некий "Сейфуллах, отвечающий за Кабардино-Балкарию". В атаке, по данным Басаева, участвовали 217 боевиков. Как признался лидер террористов, у боевиков произошла утечка информации, и силовые структуры уже за пять дней знали о нападении. Перед атакой боевиков силовики якобы завезли в город дополнительные отряды спецподразделений, танки и БМП. Однако на своем собрании террористы решили не откладывать нападение. Этим Шамиль Басаев объясняет большие потери среди его "подопечных". По подсчетам Басаева, во время боев в Нальчике погиб 41 боевик.

Свои данные о потерях вчера привел и глава МВД России Рашид Нургалиев. По его словам, в ходе событий в Нальчике погибли 35 сотрудников правоохранительных органов и 9 мирных жителей. Ранее говорилось о 12 мирных жителях, но потом "стало известно, что трое из них - военнослужащие". Их приняли за горожан, потому что они были одеты в гражданскую одежду.

Арсен Булатов, Анастасия Берсенева

Опубликовано 18 октября 2005 года

источник: Газета "Версия"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

13 декабря 2017, 10:33

13 декабря 2017, 09:30

13 декабря 2017, 09:10

13 декабря 2017, 08:40

13 декабря 2017, 08:15

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей