27 августа 2005, 10:46

"Матери Беслана" обсуждают предложение Путина о встрече 2 сентября

Комитет "Матери Беслана" до позднего вечера пятницу, 26 августа, обсуждал предложение президента Путина прилететь к нему на встречу в Кремль 2 сентября. Лететь или не лететь, матери так и не решили, сообщает "Коммерсант"

Корреспондент издания пишет, что предложение о встрече с президентом России глава комитета "Матери Беслана" Сусанна Дудиева, у которой погиб сын, получила от главы Северной Осетии Теймураза Мамсурова. По некоторым данным, тому звонил сам президент Путин. Потом Мамсуров позвонил Сусанне Дудиевой, звонили ей и из администрации президента РФ. Прислали и приглашение - то ли письмом, то ли по факсу. Сусанна считает, что поехать в Кремль надо, но ее смущает то, что другие бесланские матери не хотят. Поэтому Сусанна еще не дала окончательного согласия, и надеется решить этот вопрос на собрании всего комитета.

Вчера в Беслане справляли поминальную пятницу. Все пострадавшие были на новом бесланском кладбище - выметали пыль, мыли новые надгробные плиты, установленные совсем недавно, и поминали погибших. К могиле так и оставшегося 14-летним Хасана Рубаева пришли его мать и брат. Всем, кто подходил к ним, Рита Рубаева наливала лимонад и раздавала конфеты: "Помяните моего мальчика".

Анетта Мисикова, похоронившая сына и внука сказала: "И он еще нас зовет, и он еще заставляет нас 2 сентября уехать от этих могил. Это какая наглость и подлость какая. Или он добить нас этим хочет! Сам не едет, потому что знает - не ждут его тут. Потому что, когда его тут ждали, когда он нужен был - не приехал. Вот это все, - она показывает руками на кладбище, - его вина".

Как сообщает "Коммерсант", все бесланцы знают про приглашение президента. И они поражены. "Как это понимать? - спрашивает Мзия Кокоева (у нее погибла дочь).- Почему в этот день он нас туда зовет? Что, другого времени для нас он не нашел? В году 365 дней, а он выбрал именно этот".

"Я не поеду, - говорит Мзия. - Я хочу в эти дни быть там, где моя дочь погибла. И по-русски я плохо говорю. Но кто-то должен поехать. Хотя бы чтобы сказать ему, что это он допустил эту трагедию".

У могилы учительницы по информатике Златы Крыловой стоит ее свекровь Ольга Азиева. Ольга говорит, что ехать к президенту надо. Только она не поедет: "Пусть едут, кто считает, что это поможет. А остальные будут в эти дни у школы". "Люди горели в зале, - говорит Злата, - они руками махали, а руки у них горели. Они просили, чтобы их спасли, но никто их не спас. В них только стреляли из всего, что было под рукой... Что я скажу этому президенту? Он до сих пор никого не наказал. Значит, сам покрывает тех, кто был виновен".

Вечером в помещении комитета "Матери Беслана" бесланцы решали, ехать ли в Кремль. "Многие считают, что президент это делает для поднятия своего имиджа, - говорит Эмма Бетрозова.- Другие считают, что надо ехать, чтобы задать ему в лицо все вопросы. Почему никто до сих пор не наказан? Кто отвечал за спасение детей? Кто отдал приказ стрелять из танков и огнеметов по заложникам? Но он за этот год только наградил тех, кто наших детей убивал". "Я не поеду, - добавляет Эмма, - я потеряла мужа и двух своих мальчиков. Мне уже бояться нечего и спрашивать мне его не о чем. Мы хотим эти два с половиной дня сидеть там, где мучились наши дети".

"Никто никого не вернет, - говорит Залина Губурова, у которой в школе погибли мать и маленький сын, - Мы его ждали год. А теперь он приглашает нас в самый тяжелый для нас день. Может быть, это специально он делает, знает, что все равно не приедем?" Но, подумав немного, Залина говорит, что, если после встречи с президентом будут наказаны виновные, "может быть, это поможет другим людям, может, это защитит других детей от того, что произошло с нашими?"

Глава комитета Дудиева еще не обсуждала с остальными пострадавшими, примет ли комитет приглашение президента. Но, по ее словам, у президента есть единственный шанс оправдаться: "Пусть накажет бездарных министров и генералов, которые допустили штурм, пусть накажет тех, кто допустил в республику террористов, мы хотим знать, что это преступление не останется безнаказанным".

Анетта Гадиева (у нее в школе погибла дочь) считает, что ехать надо: "Просто в глаза ему (президенту) посмотреть и спросить его, за что погибли наши дети". Но она одна из немногих, кто готов лететь в Москву.

"Да зачем ехать? - говорит Виктор Есиев (у него в школе погиб сын).- Неужели вы думаете, что он (президент) вам что-нибудь скажет? Если хотите, езжайте, а я не хочу у него ничего спрашивать. Он до сих пор как глава государства не принес извинений. Для меня это не президент".

Его поддержала Элла Кесаева (у нее погибли двое племянников и зять): "Я тоже считаю, не надо ехать. Мы в эти дни должны быть здесь. Пусть сам сюда приедет после 3 сентября. Или страшно ему?" "Да он (президент) боится, что в эти дни здесь будет столько журналистов со всего мира и мы им скажем все, что думаем об этой власти, - говорит Эмма Бетрозова.- Поэтому он и зовет нас отсюда в эти дни".

Доклад комиссии парламента Северной Осетии по расследованию теракта в Беслане не будет готов к 1 сентября - годовщине захвата школы террористами, сообщил "Интерфаксу" в субботу глава комиссии, вице-спикер парламента Северной Осетии Станислав Кесаев.

"Мы не стремимся приурочить доклад к 1 сентября. В бумажном варианте документ готов не будет", - сказал он. Окончательный вариант доклада по расследованию теракта, которое параллельно с федеральной парламентской комиссией ведут депутаты парламента Северной Осетии, скорее всего, появится в середине сентября.

"Материалы будут представлены в середине сентября на очередном заседании нашего парламента, их обнародуют после одобрения депутатами", -сказал Кесаев. Он заявил, что в докладе североосетинской парламентской комиссии вопросов будет больше, чем ответов.

"Категорических ответов у нас не будет, у нас будут, в основном, предположения. Выводы мы делаем в форме вопросов и сомнений", - сказал вице-спикер. "На главный вопрос - о причине взрыва в школе - депутатские комиссии в силу многих причин вряд ли смогут категорично ответить. Слово здесь за прокуратурой", - отметил Кесаев.

Он сказал, что комиссия парламента Северной Осетии по-прежнему ставит под сомнение официальные данные о том, что в захвате школы участвовали 32 боевика.

"Мы продолжаем сомневаться в количестве боевиков, поскольку прокуратура не предоставляет более убедительных аргументов, кроме информации о том, что были обнаружены трупы 31-го боевика, еще одного террориста, Кулаева, взяли живым", - заявил Кесаев.

Он также сказал, что у депутатов парламента Северной Осетии остаются вопросы по поводу применения огнеметов и танков при ликвидации террористов в школе.

"Прокуратура перестала отрицать, что использовались огнеметы и танки. Теперь говорят, что огнеметы не могли привести к пожару, что танки применялись после того, как убедились в том, что заложников в школе больше нет. А откуда было точно известно, что заложников не осталось? Все это - малоубедительно, я пока не вижу аргументов, которые могли бы развеять наши сомнения", - сказал Кесаев.

Он отметил, что выводы комиссии парламента Северной Осетии о расследовании бесланской трагедии будут направлены в федеральную парламентскую комиссию, которую возглавляет вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин.

На прошлой неделе Торшин заявил, что доклад федеральной парламентской комиссии по расследованию теракта в Беслане также не будет готов к 1 сентября. "На сегодняшний день доклада как такового нет. Имеется проект, в котором, к сожалению, существует большое количество белых пятен, которые мы и должны восполнить", - сказал Торшин.

По данным Генпрокуратуры РФ, в ходе захвата 1128 заложников в бесланской школе 1-3 сентября 2004 года погибли 330 человек, в том числе 186 детей. Ранения получили 728 заложников и жителей Беслана, а также 55 сотрудников ФСБ, милиции и военнослужащих.

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

30 марта 2017, 13:45

30 марта 2017, 13:45

30 марта 2017, 13:29

30 марта 2017, 13:25

  • Глава МВД заявил о зачистке юга Дагестана от боевиков и их пособников

    Силовики в 2016 году провели более 30 спецопераций в Дагестане, в ходе которых убили 17 лидеров боевиков, заявил министр внутренних дел Дагестана Абдурашид Магомедов. По его словам, все южные районы республики "зачищены от боевиков". Прокуратура критикует полицию за работу по выявлению каналов поставки оружия боевикам.

30 марта 2017, 13:18

Архив новостей
Персоналии

Все персоналии