25 июля 2005, 16:02

Der Standard: Дагестан стал новым фронтом на Кавказе

Чеченская война перекинулась на Дагестан. В последнее время к мусульманским мятежникам присоединяются группы молодых дагестанцев численностью от двух-трех и 10-15 человек. Такие данные привел недавно Адильгерей Магомедтагиров, министр внутренних дел Дагестана, самой большой республики на Северном Кавказе и старейшего бастиона ислама на территории России.

"Границы на юге надо укреплять", - утверждал Владимир Путин, как если бы война в Чечне и прогрессирующий распад соседних национальных республик контролировались с Южного Кавказа. При этом даже высокопоставленные представители власти на Северном Кавказе признают, что исламистски окрашенное восстание является доморощенным.

В середине июля Владимир Путин ездил в Дагестан, где интересовался строительством новой большой военной базы на границе с Азербайджаном, Грузией и Чечней, призывая к выдержке. Положение в борьбе с преступностью и терроризмом "все еще остается сложным", говорил глава России, "мы не можем сказать, что сделали все возможное, чтобы чувствовать себя в безопасности". Как пишет немецкая газета Der Standard, Это слова были эвфемистическим описанием того, что происходит в Дагестане, где с начала года было совершено более 70 террористических актов, причем 40 из них - в столице республики Махачкале. Последний теракт пришелся на воскресенье, когда в пригородном поезде взорвалась бомба, и была убита женщина. (перевод на сайте Inopressa.ru).

В конце мая члены "Шариа Джамаата" убили министра по делам национальностей — одну из ключевых политических фигур в такой республике, как Дагестан, где проживает более 30 народностей, говорящих на сотне языков. В начале июля десять российских солдат погибли на пути в баню. В результате взрыва заминированного автомобиля были убиты десятки милиционеров. Из-за взрыва бомбы с рельсов сошел поезд, идущий в Москву; был взорван газопровод. А Дагестан - это территория, через которую транзитом идут прикаспийские нефть и газ.

Между тем Дагестан был для Владимира Путина трамплином к власти, отмечает издание. Летом 1999 года, когда чеченский полевой командир Шамиль Басаев перенес свою войну против Москвы на соседнюю республику и мечтал о создании объединенного эмирата Дагестана и Чечни, Путин, будучи премьер-министром, начал военное наступление. Началась вторая чеченская война, на волне которой Путин в первый раз был избран президентом.

То, что Дагестан, который на удивление долго оставался стабильным, оказался в тисках исламистских террористических группировок, указывает, по мнению западных наблюдателей, на провал чеченской политики Путина. Спустя шесть лет российский президент оказался там же, где и в начале, сказал на днях швейцарец Андреас Гросс, член Совета Европы и докладчик ПАСЕ по Кавказу. Группировки "Аль-Каиды" в качестве обоснования своих терактов называют, в частности, "войну против мусульман на Кавказе".

По представлениям российских военных, Дагестан служит тылом чеченским группировкам мятежников. Лидер дагестанских исламистов Раппани Халилов является чеченским полевым комендантом, его представитель в Дагестане, лидер "Шариа Джамаата" Расул Макашарипов был убит в начале июля. Одновременно на территорию соседней республики регулярно вторгается чеченская милиция, прежде всего подчиненные вице-премьера Рамзана Кадырова — то с целью преследования чеченских мятежников, то для того, чтобы освободить сестру Кадырова из рук дагестанских милиционеров. У Рамзана Кадырова в Дагестане имеются экономические интересы, например, контроль над рынком в Хасавюрте, где продается чеченская нефть.

Социологи поражены этническим разнообразием Дагестана и выдвигают на первый план сложность поддержания баланса власти в различных группах вроде аварцев, даргинцев, кумыков или лезгин, который предотвратил бы распространение сепаратизма среди двухмиллионного населения. Номинально республикой управляет Государственный совет, куда входят представители 14 основных национальностей, но на самом деле во главе Дагестана все еще стоит последний советский представитель. Магомедали Магомедов, даргинец по национальности, является в республике символом крайней коррумпированности администрации. Поддерживаемый Путиным, но не населением, он стал настоящей целью исламистов Дагестана, заключает немецкое издание.

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

17 января 2017, 22:31

17 января 2017, 22:06

17 января 2017, 21:43

17 января 2017, 21:22

17 января 2017, 21:05

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии