01 июля 2005, 10:22

Потерпевшие в ходе теракта в Беслане просят проводить суд с участием их представителя

Вчера, 30 июля, в Верховном суде Северной Осетии состоялось очередное слушание по делу участника захвата школы в Беслане Нурпаши Кулаева. Процесс начался с ходатайства от шести потерпевших, которые входят в состав комитета "Матери Беслана", об участии в процессе их представителя, адвоката Таймураза Чеджемова. Чеджемов известен своей оппозиционной деятельностью в отношении бывшего президента Северной Осетии Александра Дзасохова. Уточняющие вопросы Чеджемов адресовал как потерпевшим, так и обвиняемому Кулаеву. "Он свой собственный допрос устроил", - говорили в зале потерпевшие.

В ходе допроса семерых потерпевших, выяснились новые обстоятельства дела и подробности действий Кулаева во время штурма школы №1 г. Беслана третьего сентября прошлого года. Дававший показания потерпевший учитель физкультуры Алик Цаголов рассказывает: "Я был в школе все три дня. Первое время я думал, что все обойдется, но когда боевики сказали, что требуют вывод войск из Чечни, я понял, что дело наше плохо. В актовом зале, где нас усадили, не было ни воздуха, ни места. Как-то мне доводилось пробыть шесть дней без воды и еды, но то, что я испытал к концу первого дня в школе, не сравнимо ни с чем. Третьего числа начался штурм. Нас, заложников, погнали в столовую. В этот день я и видел Кулаева, в столовой. Шел бой, мы сидели на полу. Кулаев был в штатском, он сел между нами. Я принял его за родителя, в руках у него оружия не было. Затем мы поняли, что он не наш, он говорил, что никого не убивал, что хочет жить".

По окончании допроса потерпевшего Цаголова, Нурпаши Кулаев воспользовался разрешением судьи задать пострадавшему вопросы: "Когда я рядом с тобой сидел, я тебе рассказал, что меня из дому забрали, заставили приехать сюда, что я не хотел. Ты это помнишь? Я говорил вам, что сейчас танками начнут стрелять по первому этажу, я показывал вам куда надо выпрыгивать. И в это время боевики расстреляли ребенка, и я выпрыгнул в окно, ты помнишь?". На вопросы Кулаева, потерпевший учитель физкультуры ответил утвердительно, сказал, что все помнит.

Когда Алик Цаголов приступил к рассказу о начале штурма школы, дежуривший возле подсудимого охранник внезапно ударившись о решетку, сполз вниз. Работник милиции плохо себя почувствовал, его вывели из зала заседания и оказали экстренную медицинскую помощь.

Еще один потерпевший, Виктор Аликов, на допросе утверждает, что имеет неопровержимые доказательства применения тяжелой артиллерии в ходе штурма школы третьего сентября: "Говорят, что танков не было. Это все не правда. Я вам готов и сейчас показать их следы, они по нашей улице проехали, два забора повалили, и это все прекрасно знают. Более того, танки на нашу улицу заехали уже второго числа, а стрелять начали после взрыва. Как мне надоело, что нам постоянно врут, как тогда врали, первого числа, называли цифру в 150 заложников, так и сейчас продолжают".

Многие бывшие заложники продолжают настаивать на причастности директора захваченной школы Лидии Цаликовой к произошедшей трагедии. Потерпевшие Анжела Кокаева и Борис Арчинов, потерявший двух сыновей и жену, сказали в суде, что отчетливо слышали, как террористы первого числа попросили у директора ключи, а через несколько минут после их выдачи началось минирование зала. "Они сказали Лидии, чтоб та дала ключи,- рассказывает Анжела Кокаева. - Даже не упомянули какие, от чего. Она их выдала, а после этого боевики вернулись и начали развешивать бомбы по залу".

В суде потерпевшие вновь настаивают на большем количестве боевиков, нежели 32. Виктор Аликов рассказывает, что третьего числа помогал развозить детей в больницы. "Но вдруг мою машину перестали пропускать на территорию больницы. Там я и услышал голос какого-то милиционера, он кричал: "никого не пускайте, боевики со школы прорвались". Анжела Кокаева, одна из женщин, которой разрешили покинуть школу с грудным ребенком, также утверждает, что видела гораздо больше 32 боевиков: "Пока я сидела в школе, я постоянно всматривалась в их лица. Там, в спорт зале, я насчитала около 20 разных лиц. Но когда я с ребенком покидала школу, там стояли совершенно другие боевики. Я сама училась когда-то в этой школе и знаю, что ее не могли захватить 32 человека".

Один из спасшихся в первый день заложников, Владимир Дауров сказал, что 1 сентября, еще до полудня предупредил Таймураза Мамсурова, в настоящем главу Северной Осетии, о количестве заложников: "Мне удалось сбежать в первый же день, до двенадцати дня. Я сразу понял, что если сейчас что-то не предприму, все это плохо кончится. Я пробежал мимо террористов, вышиб дверь, и выбежал на улицу. Боевики пустили по мне автоматную очередь, но не попали. Как только я оказался на улице, ко мне подошли Мамсуров и Дзантиев (бывший министр внутренних дел Северной Осетии - прим.КУ). Я им сразу сказал, что в школе больше тысячи человек, но в первый день продолжали твердить 150 заложников".

В ходе судебного заседания объявлен перерыв, следующее судебное заседание по делу Нурпаши Кулаева состоится 5 июля.

Напомним, что в результате теракта в Беслане погибли 330 человек: 317 заложников, один житель Беслана, принимавший участие в спасении заложников, а также два работника МЧС и 10 сотрудников спецназа.

Автор: Регина Ревазова, собственный корреспондент "Кавказского узла";

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 марта 2017, 10:41

25 марта 2017, 10:37

25 марта 2017, 09:37

25 марта 2017, 09:02

25 марта 2017, 08:49

Архив новостей
Все SMS-новости