22 июня 2005, 18:29

Чечня: еще раз о главном. Внесудебные убийства, принудительные исчезновения, незаконные аресты, пытки

I. Введение
II. Исчезновения, внесудебные казни и пытки в г. Грозном
III. Принудительные исчезновения и избиения мирных жителей в Грозненском сельском районе ЧР
IV. Ситуация в Введенском районе Чеченской Республики
V. Принудительные исчезновения и убийства в Шалинском районе Чеченской Республики .
Исчезновения, внесудебные казни, незаконные задержания и преследования мирных жителей в других районах Чеченской Республики
VII. Похищение родственников Аслана Масхадова
VIII. Заключение
IX. Примечания

I. Введение

Вторая чеченская война началась уже более пяти лет назад. Как встретила республика этот печальный юбилей? Как живут или выживают люди в условиях странной ситуации "ни войны, ни мира", по закону существования "вне закона"?

Сегодня какие-то признаки жизни в Чечне налицо, но их очень немного. Медленно идет выплата компенсаций за утраченное жилье (в редчайших случаях ее удается получить даже без посредников и традиционного тридцати процентного "отката"), в Грозном появляются редкие островки восстановленных зданий. На улицах города много машин. Это немудрено - полученных компенсаций не хватает на приобретения жилья, и, как правило, на эти деньги покупается автотранспорт. Грозненский рынок - буквально бурлит. Но он не закрывался даже в самые страшные дни. Оживленная торговля - неизменная особенность жизни города.

Но неизменно и другое. Неизменны похищения и незаконные задержания мирных жителей неизвестными вооруженными людьми в камуфляжной форме, которые в последнее время приезжают не только на военной технике, но и на гражданских автомобилях. И, как следствие этого, неизменны внесудебные казни, пытки, избиения. И бессилие или сознательное бездействие прокуратуры - тоже неизменны.

Но что-то меняется, и меняется не к лучшему. Население запугано. Работа правозащитных организаций и СМИ еще больше осложняется тем, что сегодня люди просто боятся рассказывать о несчастьях, постигших их самих и их семьи. "Изменить вы ничего не сможете, защитить нас тоже. А нам еще здесь жить" - все чаше и чаще слышат правозащитники и журналисты. И против такой логики возразить нечего.

Обычной практикой становятся незаконные задержания и похищения родственников участников "незаконных вооруженных формирований" (НВФ). Правозащитники пытаются привлечь внимание к этой проблеме, но безуспешно. Власть не только не реагирует на столь вопиющее беззаконие, но даже пытается его регламентировать. По крайней мере, 29 октября 2004 года Генеральный прокурор РФ Устинов В.Ф., государственное лицо, ответственное за контроль над соблюдением законности в России, выступая в Государственной Думе РФ, предложил использовать "контрзахват заложников" в качестве эффективной меры по борьбе с терроризмом.

Один из важнейших факторов, влияющих на положение мирных жителей в сегодняшней Чечне, - "чеченизация" конфликта. Наряду с многотысячной российской армией "борьбу с терроризмом" теперь осуществляют местные силовые структуры. Речь идет о многочисленных вооруженных группировках. Это уже не только общеизвестные "кадыровцы"(1) и "ямадаевцы"(2), но и "байсаровцы"(3), "какиевцы"(4) и т.д. Выяснить, представители каких структур провели "операцию" по задержанию, а фактически похищению человека, часто уже не представляется возможным. Вооруженные группировки действуют автономно, многие из них имеют свои незаконные места содержания под стражей, куда, естественно, нет доступа прокуратуре. Фактически в Чечне настало время узаконенных бандформирований, и пропавших родственников люди ищут по уже налаженным "черным ходам".

К каким ведомствам относятся местные силовые структуры, скоординированы ли их действия, и способствует ли хоть в какой-то степени их наличие безопасности в республике? Во время мониторинговой миссии в Чечню в сентябре 2004 года сотрудникам МХФ удалось встретиться с бойцами байсаровского отряда (в республике его называют также "нефтяным полком"), дислоцирующегося в 15-м молсовхозе (пригород Грозного). Приведем лишь один очень показательный отрывок из этой беседы:

Это правда, что между Рамзаном Кадыровым и Мовлади Байсаровым произошла ссора?

Да. Рамзан приехал к Мовлади после смерти Ахмад-Хаджи Кадырова и сказал ему отправить всех по домам. Он сказал: "После смерти Президента вы в Службе безопасности не работаете. Мне твои бандиты не нужны!". Но Мовлади, конечно, отказался. Он сказал Рамзану, что мы никуда не пойдем. Мы вахабистов убивали, и если наши вернутся по домам, всех по одному тут же перебьют. Они долго спорили. Потом к нам вышел Рамзан и говорит: "Ладно, ребята! Мы с Мовлади все решили. Оставайтесь пока, как есть. Сейчас изменения будут в силовых структурах, я вам хорошее место найду". Но ничего не сделал пока, хотя прошло уже столько времени. У нас сейчас нет никакого официального статуса, а он нам нужен...

Что произошло в городе 21 августа? [речь идет о вооруженном нападении боевиков на Грозный 21 августа 2004 г.] Ведь ваш отряд оказывал сопротивление?

- Да, но к нам никто не пришел на подмогу. Мы были одни, хотя связывались по рации с другими подразделениями. Фактически, город был в руках боевиков.

К какому все-таки ведомству вы на данный момент относитесь?

- Мы работаем в тесном контакте с ФСБ, но нигде не числимся на работе. Только два человека из нашего отряда числятся в силовых структурах Чечни. Стаж у нас не идет. Если кто-то получает ранение - у него нет никаких социальных льгот. Если наш боец погиб, его семья ничего не получает. А наши парни погибают часто. У нас были случаи, когда наш боец уезжал домой к себе в село навестить родственников, и его там убивали ваххабиты.

Вас боятся люди?

- Да нами больше пугают. Я как-то слышал, что один парень с кем-то ссорился, и говорил: вот, я, мол, из отряда Байсарова, мы вам покажем. Я его спрашиваю: "Зачем ты это говоришь?", а он говорит: "Все говорят, что вы страшные люди".

-А если ваши машины останавливают на блок-постах, какие удостоверения вы показываете?

- До сих пор никто не посмел нас остановить...

Байсаровцев бояться, но если говорить о страхе, то здесь первое место, безусловно, занимают кадыровцы, сотрудники так называемой Службы безопасности Президента ЧР, возглавляемые Рамзаном Кадыровым, сыном погибшего Президента ЧР Ахмад-Хаджи Кадырова и Вице-Премьером республики. Данные, собранные исследователями МХФ во время последних миссий в Чечню, однозначно указывают на то, что гражданское население видит в кадыровцах даже большую угрозу своей безопасности, чем в федеральных военнослужащих. Показательно, что в то время как некоторые пострадавшие и их родственники готовы рассказывать о грубых нарушениях своих прав федеральными военнослужащими, о "кадыровцах" говорят крайне неохотно, в лучшем случае - шепотом, и, стараясь избегать какой бы то ни было конкретики. Отметим, что Правозащитный Центр "Мемориал" в 2004 году зафиксировал снижение числа похищений людей почти на 20% по сравнению с 2003 годом.(5) Исследователи МХФ считают, что такое уменьшение числа документированных похищений в большой степени связано именно с тем, что большая часть похищений на сегодняшний день осуществляются кадыровцами, и в этих случаях родственники исчезнувших предпочитают не жаловаться ни в официальные инстанции, ни правозащитникам из страха быть подвергнутыми дополнительной угрозе.

27 августа 2004 года Министр внутренних дел (на тот момент - исполняющий обязанности министра) Руслан Алханов издал приказ, запрещающий сотрудникам правоохранительных органов проводить какие-либо спецоперации на территории Чеченской республики в масках. Выступая по местному телевидению, Алханов заявил, что "отныне представители любых силовых структур, находящиеся на территории Чечни в масках, будут приравнены к преступным элементам и по ним будет открыт огонь на поражение. Приказ доведен до всех подразделений МВД и других силовых структур республики"(6).

Но, как видно из примеров, приведенных ниже, люди в масках продолжают "наводить порядок" в республике и не испытывают ни малейшего страха перед возможным наказанием.

II. Исчезновения, внесудебные казни и пытки в г. Грозном

10 ноября 2004г. Похищение Мамеда Ахмадова (1982 г.р)

В ночь с 9 на 10 ноября, около 3 часов ночи неизвестными вооруженными людьми в масках похищен и увезен в неизвестном направлении житель г. Грозного Ахмадов Мамед.

9 ноября Мамед остался ночевать в доме у своих родственников Джауевых, по адресу: г. Грозный, ул. Лермонтова, 112. Неизвестные (со слов свидетелей, среди них были как чеченцы, так и русские) подъехали к дому на двух автомобилях марки "УАЗ" (таблетка), тихо вошли в дом и разбудили находящихся в одной комнате Джауева Алихана (1979 г.р.) и Ахмадова Мамеда. Проверив паспорта у молодых людей, спросили:

-Чей автомобиль стоит во дворе? (во дворе стола машина марки "Жигули" ВАЗ-2106)

Мамед ответил:

- Мой.

После этого неизвестные вывели Мамеда с собой и увели. На другой половине дома в это время находились брат Джауева Алихана, Джауев Хаважи (1958 г.р.) и его дочь Зулихан (1983 г.р.). Вооруженные люди зашли туда, разбудили Хаважи и, показав ему два паспорта, спросили:

- Кто из них твой брат?

Хаважи показал на паспорт своего брата. Затем вооруженные люди устроили обыск в его комнате. Когда они хотели проникнуть в комнату, где находилась Зулихан, Хаважи попытался остановить их:

- Там девочка спит.

После этого они только заглянули в комнату, но заходить не стали.

Поняв, что Мамеда куда-то увозят, Хаважи попытался вмешаться и воспрепятствовать этому, но ему сказали:

- Будешь дергаться, заберем твоего брата тоже.

Позже Джауевы обнаружили, что в ходе обыска у них пропали два мобильных телефона, видеокамера и 10800 рублей.

Родственники сразу же направили в прокуратуру заявление о похищении Мамеда. Но чтобы добиться результата, они ищут посредников и так называемые "черные ходы".

18 ноября 2004г. Похищение и избиение Султана Алиева (1977 г.р.)

18 ноября 2004 года около 21.30 из двора многоквартирного дома в 1-м микрорайоне г. Грозного неизвестными людьми был похищен Султан Алиев (1977 г.р.), проживающий по адресу: г. Грозный, ул. Кирова, д.21, кв.53.

Во дворе дома Султан содержит ларек проката видеокассет, что и является его основным источником дохода.

18 ноября к его ларьку подъехал автомобиль марки "Нива" серебристого цвета без номеров, с затемненными окнами. Из него вышли 4 человека в камуфляжной форме без масок и, затолкав Султана в машину, увезли его в неизвестном направлении. Момент похищения из окна своей квартиры видела жена Султана, Зульфия. Мать Зульфии, Светлана Гамзатова, в ту же ночь поехала с соседями к родственникам Султана, сообщить им о происшедшем. Во втором часу ночи они вернулись домой. Но возле подъезда они были остановлены уже другой силовой группировкой, которая проводила другую "спецоперацию".

Из интервью с женой похищенного, Зульфией Алиевой:

- У нас двое детей, 2000 и 2001 года рождения. В 1999 году мы бежали от войны в Калмыкию. В 2000 году вернулись домой. Это не первое задержание Султана. Его мать живет на улице Богдана Хмельницкого, в поселке Ипподромный. Кстати, он там и прописан. 18 апреля 2002 года недалеко от дома его матери подорвалась машина с сотрудниками чеченского ОМОНа(7). Много людей погибло. Султан в это время находился в материнском доме. Сразу после взрыва в округе провели зачистку и забрали всех молодых парней. Его тоже арестовали, хотя у него был с собой паспорт, и никаких подозрений он не вызывал. Три дня семья не знала где он, и где его искать. Кое-как через посредников выяснили место его содержания. Они отпустили его, когда убедились, что он ни к чему не причастен. Но избили его там так, что он после того задержания еще долго лежал в постели, не мог ходить.

В тот день, 18 ноября в 21.30, он уже собирался закрывать ларек и собирал кассеты. Видимо, он понял, что происходит, потому что начал громко говорить, почти кричать, чтобы я слышала:

- В чем дело, за что вы меня забираете?

Я была на кухне. Я быстро открыла окно и увидела, как его держат за воротник куртки и толкают в машину. Никого во дворе не было в эту минуту. Обычно, столько друзей бывает. А тут двор был пустой. Только один соседский парень видел машину. Это была новая "Нива" стального цвета, без номеров с затемненными окнами. Их было четверо. Все без масок. Чеченцы. У одного борода была. Я точно помню, потому что когда я стала кричать, этот бородатый поднял голову, посмотрел на меня и быстро мужа в машину затолкал. Все в камуфляже и вооруженные. Я все видела в окно, но пока я выбежала, машина уехала.

На мои крики выбежали соседи. С одним из соседей на его машине мы поехали в Ленинское РОВД. Милиция сразу приехала, осмотрела место происшествия, опросила свидетелей и уехала. Милиция на всякий случай проверила его кассеты. Ничего запретного не нашли. Американские боевики, комедии и мелодрамы. Эти кассеты приносили нам 100 рублей в день...

После этого мать с соседскими парнями поехали известить родственников о происшедшем. Во втором часу ночи они все вернулись, но у подъезда наткнулись на отряд вооруженных людей в камуфляжной форме, которые тут же поставили наших парней к стенке.

Мать начала кричать:

-Не трогайте их! Они помогают искать нашего человека!

Я услышала крики и тоже побежала вниз. Я вообще испугалась, что они матери что-то сделали. Но мать им объяснила, в чем дело, и они отпустили ребят. Их было человек 15. Чеченцы. Все в масках. Только один русский был без маски. Они свои машины оставили в соседнем дворе, а в наш двор пришли пешком и очень тихо. Это мы потом узнали. Я бросилась на них и стала кричать как сумасшедшая:

-Вы забрали моего мужа!

Русский, который был без маски, очень спокойно говорит:

-Успокойся. Расскажи, кто забрал твоего мужа.

Я начала объяснять, как это было, и он мне так же спокойно ответил:

-Это не мы, не наша группировка. Это "крутые" твоего мужа забрали.

После этого они поднялись на второй этаж и начали стучаться в квартиру соседа, Саида Шаипова(8). Вместе с другими соседями, которые тоже вышли на шум, мы стали кричать на них:

-Что вам нужно?

Кто-то из них пытался нас успокоить:

-Спокойно, мы ищем человека!

Сам Саид после автомобильной аварии еле передвигается. Они не стали дожидаться, пока он откроет дверь, и выломали ее. Саид потом рассказал, что когда он пытался выяснить, кто они, и что им нужно, ему ответили: "Молчи, старый!". Правда, один парень на чеченском языке пытался его успокоить. Они искали его сына Ризвана. Саид им ответил, что Ризван, он сотрудник вневедомственной охраны, на работе. После этого они забрали несколько семейных видеокассет и ушли.

Тогда же эта группа забрала парня из соседнего двора, Заура. Фамилию не знаю. Потом его отпустили, но семья отказывается с кем-либо об этом говорить.(9)

 

Мы ходили в прокуратуру, но нам сказали:

-У нас много заявлений по похищениям. Мы не успеваем расследовать. Подождите месяц. Те, кто похищают, могут через месяц сами выбросить. Подождите, может, они сами вам сообщат, или он даст знать о себе.

А чего ждать? Как он сообщит? А если его бьют каждый день? Может, он и не выживет? Я больше в прокуратуру не ходила - какой смысл?!

Мы его сами везде ищем. Все по-разному говорят. Кто-то посоветовал искать в шестом отделе(10). Там его не оказалось. Потом мы с соседями поехали в Хоси-Юрт, к кадыровцам(11). Спросили, может он у них.

Они говорят:

-Мы забираем только ваххабитов и тех, кто устраивает подрывы.

Хорошо, что со мной были соседи. Они начали говорить о том, что он всегда в своем ларьке, что его видят люди с утра до вечера, что он не может быть ни к чему причастным. Мужчина, который разговаривал с нами, связался с кем-то по рации, потом сказал:

-Его у нас точно нет. Если бы он был у нас, мы бы через несколько дней сообщили бы. Мы вообще в город не ездим.

Потом мне женщина сказала, что в их двор, тоже здесь, в микрорайоне, в день, когда Султана забрали, заезжал этот же автомобиль "Нива". Тоже четыре человека без масок. Хотели забрать парня, но их опередили. Парня уже забрали другие.

25 ноября 2004г. Похищение и пытки Рамзана Эдильбекова (1950 г.р.).

25 ноября около 21.00 неизвестными вооруженными людьми в камуфляжной форме и масках похищен из своего дома Рамзан Эдильбеков (1950 г.р.), проживающий по адресу г. Грозный, Олимпийский проезд, д. 9, кв. 17. После суток, проведенных в неизвестном месте, Рамзана отпустили.

Из интервью с Рамзаном Эдильбековым:

- Я закончил в свое время лесной техникум, сейчас занимаюсь коммерцией, пытаюсь прокормить семью, у меня 4 детей.

25 ноября я был дома один. Сын куда-то вышел, а жена с другими детьми поехала за товаром в Нальчик. Около 9 часов вечера кто-то постучал в мою дверь, я открыл. В комнату вошло 5-6 человек, все в камуфляже и масках, чеченцы. Спросили мои документы, проверили. Потом сказали:

-Потеплее одевайся.

Я оделся. Они мою же шапку натянули мне на глаза и поверх завязали скотчем. Я очень переживал, что дома никого нет, и никто не узнает, что меня забирают. Посадили в машину, везли недолго. Они всю дорогу молчали. Потом куда-то поднимали по лестнице, потом провели через низкую дверь. Посадили на скамейку, сразу присоединили провода к двум большим пальцам ног и начали допрашивать. Все это время я продолжал оставаться в шапке и никого из них не видел.

-Когда ты был в последний раз в Баку? Когда в последний раз видел Умарова Доку, Ахмеда [Закаева]? Где находятся твои дети?

Ответы мои их не удовлетворяли. Что бы я ни говорил, они непрерывно меня били дубинками. Несмотря на то, что они говорили только по-русски, все они были чеченцами. Иногда я отвечал что-то на чеченском языке, но они как будто не понимали, продолжали говорить по-русски. Их было несколько, сколько точно - не знаю. Били по спине, в область сердца. Дубинки у них были разные. Та, которой били меня по голове, звенела. У меня до сих пор горит кожа на голове. Длилось это все, наверное, около часа. Потом меня завели в холодный подвал. Сначала вывели на улицу, потом спуск по небольшой лестнице, и подвал. Когда мы шли по лестнице, тот, кто меня сопровождал, сказал по-чеченски - в первый раз со мной заговорили по-чеченски:

-У нас на тебя донос. Мы проверим, и если все нормально, отпустим тебя. А того, кто тебя оговорил, накажем.

В подвале с меня сняли наручники. Когда я уже остался один, сам отодрал скотч и снял шапку с глаз. Потом, правда, я переживал, что они меня накажут за это, но они ничего не сказали. Я оглянулся и понял, что нахожусь в помещении для котла(12). Котел стоял рядом, весь заржавевший. Над дверью были отверстия для труб. Железная дверь. Вокруг бетон. Видимо, рядом проходила трасса, потому что было слышно, как проезжали машины. На полу стоял диван без ножек.

Ночь я провел в подвале. Весь следующий день до вечера меня, вообще, не трогали. Кто-то занес банку чая и хлеб. Из-за двери дали команду:

-Стань спиной к двери!

Я стал спиной. Дверь открылась. Мне сзади на голову надели пакет, потом кто-то зашел и оставил чай с хлебом. Как только он вышел, пакет можно было снять.

Когда стемнело, на меня опять надели наручники, натянули шапку на глаза и повели на допрос. Но в этот раз не били, а терзали.

-Ну что, вспомнил что-нибудь? Тебе конец. Надо кончать.

Один из них подошел:

-Я за тебя боролся. Но тебя решили расстрелять.

После этого меня вывели на улицу, посадили в машину. Везли очень долго. В машине молчали, только играла арабская музыка. Потом машина остановилась, меня высадили, сняли наручники, отдали паспорт, приказали лечь на землю и не вставать, пока их машина не отъедет.

Когда они уехали, я встал, снял с глаз шапку. Они выкинули меня в районе Бороновского моста, там, где у нас раньше была 3-я поликлиника. Это было около 10 часов вечера.

Потом я узнал, что сын, вернувшись домой, догадался о том, что меня задержали по многочисленным следам от обуви. Он бросился искать помощь. В доме как раз живут работники милиции, они все приступили к поискам. Сразу же обратились в РОВД Ленинского района. Им ответили, что в милиции сведений о моем задержании нет. Следователи провели в квартире следственные действия. Сыну сказали, что по факту похищения прокуратура завела уголовное дело.

21 декабря 2004г. Силовая операция в помещениях, арендуемых чешской гуманитарной организацией "Человек в беде", внесудебная казнь Исы Сакаева (1975 г.р.)

21 декабря 2004 года в Грозном, в доме 82 по улице Виноградная, где размещается женский учебный центр "Иман", ОМОН Чеченской Республики проводил спецоперацию, в результате которой был убит Иса Сакаев (1975 г.р.), уроженец села Белгатой Шалинского района ЧР. Иса Сакаев подозревался в причастности к незаконным вооруженным формированиям. На месте проведения спецоперации были задержаны сестры Исы, Лурса Сакаева (1961 г.р.) и Хотмат Сакаева (1964 г.р.). Лурса работает координатором центра "Иман". По официальной информации, в соседнем доме было найдено оружие, боеприпасы, фальшивые удостоверения, бланки и печати МВД РФ. Дом арендуется чешской гуманитарной организацией "Человек в беде" (PINF) и используется в качестве склада стройматериалов, распространяемых при финансировании УВКБ ООН. Центр "Иман" был также создан в рамках одной из программ чешской гуманитарной организацией "Человек в беде" для компьютерных курсов и курсов кройки и шитья. Лурсе и Хотмат Сакаевым было предъявлено обвинение по статье 33, части 2 (пособничество участникам НВФ) и ст. 205 (терроризм) УК РФ. В данный момент они содержатся в грозненском СИЗО и должны предстать перед судом. Из офиса "Имана" был изъят компьютер, на котором якобы изготовлялись фальшивые удостоверения сотрудников МВД.

Уже вечером 21 декабря в новостях по основным чеченским телеканалам - ЧГТРК и ГТР прошел сюжет о данной спецоперации, включая интервью с главой МВД ЧР Русланом Алхановым, где особое внимание уделялось роли в этом деле организации "Человек в Беде".

Следует отметить, что регистрация организации истекла 28 декабря 2004 года. Документы на перерегистрацию были своевременно поданы в Московскую регистрационную палату. Но, согласно информации, полученной 24 января 2004 года сотрудниками МХФ от главы представительства PINF на Северном Кавказе Марека Возка, палата на данный момент не готова продлить регистрацию этой организации до прояснения обстоятельств по данному делу. Палата направила запрос в прокуратуру Ленинского района Грозного, с тем, чтобы на основании ответа решить, продлевать ли регистрацию PINF.

Марек Возка проходит по данному делу в качестве свидетеля. Он дважды вызывался в прокуратуру к следователю Мовлади Дукаеву (18 и 20 января 2005 года). Следователя интересовали цели и методы работы PINF, а также вопросы подбора кадров. По словам г-на Возка, его ответы несколько раз настолько некорректно фиксировались в протоколе, что он был вынужден настаивать на их исправлении. Кроме того, у Марека Возка сложилось ощущение, что на него оказывали давление с целью добиться негативной информации об его сотрудниках, в первую очередь о Лурсе Сакаевой. Марек Возка указал на то, что не располагает информацией о причастности Лурсы к деятельности незаконных вооруженных формирований, и ничего не знал о складе оружия в арендуемом его организацией помещении. Он также указал на то, что принял Лурсу Сакаеву на работу в августе 2003 года, незадолго до открытия Центра "Иман" в сентябре. До декабря 2004 года он встречался с ней в среднем раз в неделю для обсуждения текущей деятельности Центра. Как сотрудником, он был Лурсой доволен.

Следователь требовал от Марека Возка предоставить списки всех 750 получателей стройматериалов по благотворительной программе PINF. Однако глава миссии отказался выполнить требование, ссылаясь на то, что "Человек в Беде" в данном случае является лишь посредником, и официально такую информацию можно получить только непосредственно от УВКБ ООН. С другой стороны, Марек Возка передал следователю полный список своих сотрудников с занимаемыми должностями и паспортными данными, включая сотрудников Центра "Иман". В организации "Человек в Беде" в Чечне и Ингушетии в общей сложности работает около 200 человек. И глава северокавказской миссии, и руководство организации в Чехии опасаются того, что в связи с уголовным делом им будет отказано в продлении регистрации, и PINF потеряет возможность оказывать гуманитарную помощь населению в регионе.

Для того, чтобы получить дополнительную информацию по делу, сотрудники Международной Хельсинкской Федерации опросили одну из сестер убитого Исы Сакаева, Гестам Германовну Сакаеву, работающую во французской организации помощи инвалидам "Handicapped International".

Из интервью с Гестам Сакаевой:

"У нас в семье восемь сестер. И Иса единственный брат, и самый младший. Отец умер, когда ему было три года. В 1999 году, когда началась вторая война, Иса с несколькими ровесниками из нашего села ушел горы. Мы, сестры,- искали его два месяца и, наконец, нашли в Ведено и вернули домой. Он за все это время в боевых действиях не участвовал. После возвращения домой он говорил нам,, что у боевиков искал чистоту, но понял, что ее нет - ни среди боевиков, ни среди российских. После этого он жил с нами в селе, помогал по хозяйству, учился на экономическом факультете в Чеченском Государственном Университете, на очном отделении. Мы очень боялись за него и внимательно следили за тем, куда он ходил и с кем общался.. Мы были в курсе всех его передвижений. В селе Белгатой неоднократно проводились "зачистки", и Ису никогда не задерживали. Значит, не было ничего против него. В 2004 году он закончил ЧГУ и сразу поступил на третий курс Московской юридической академии, но уже заочно.

Летом 2004 года он пошел на день рождения к своему приятелю-односельчанину и засиделся допоздна. Ночью мы услышали шум и подумали, что это он возвращается. Выглянули на улицу, а дом окружен военными в масках. Мы испугались, что Иса вернется в это время, и они заберут его. Военные обыскали дом, не обнаружили ничего незаконного и ушли. Иса появился только через четверть часа после этого. Мы от страха уговорили его временно перебраться в Дагестан. И он там жил до декабря. Навещал нас время от времени, но мы ему ездить в село не давали - боялись - и всегда встречались с ним в Грозном. С лета по декабрь Иса несколько раз приезжал в Чечню. Ездил по делам в Москву, в юридическую академию. У него регулярно проверяли документы, но ни разу никаких проблем не было. Если б он находился в розыске как причастный к НВФ, разве он мог бы так спокойно ездить?

В середине декабря Иса узнал, что наша мать тяжело заболела. Он испугался, что она может умереть, не увидев его. Через несколько дней он приехал из Дагестана в Белгатой. Нас о своем приезде он не предупредил. Просто боялся, что мы не дадим ему спокойно появляться в селе. Приехал 20 декабря, но матери не застал. Я ее забрала к себе в Назрань, чтоб уход был лучше. Иса заночевал в селе, а утром с другой сестрой, с Хотмат, поехал в Грозный. Хотмат и Иса пришли в Центр "Иман", чтобы забрать Лурсу и вместе поехать к матери. Но Лурса появилась только к семи часам, ехать было поздно и небезопасно. Они все трое решили заночевать прямо в "Имане". Когда началась спецоперация, Ису убили на глазах у сестер. Это они рассказали уже в СИЗО своему адвокату, Салману Арсанукаеву, а он пересказал мне."

Гестам Сакаева также сообщила сотрудникам Международной Хельсинкской Федерации о том, что кто-то из соседей якобы видел, как бойцы ОМОН ЧР сами заносили оружие на склад строительных материалов. Но давать соответствующие показания этот свидетель отказывается из страха за собственную безопасность.

20 января 2005г. Похищение юриста-правозащитника Махмута Магомадова (г. р. 1954)

20 января 2005 года, в мусульманский праздник Курбан-Байрам, в г. Грозный был похищен известный юрист и правозащитник Махмут Магомадов (1954 г.р.). Последние два года Магомадов активно сотрудничал с Международной Хельсинкской Федерацией и Центром Содействия Международной защиты, готовя жалобы от жертв нарушений прав человека в Чечне к подаче в Европейский Суд. Согласно информации, полученной сотрудниками Международной Хельсинкской Федерации в ходе опроса родственников похищенного и представителей правоохранительных органов, существуют веские основания полагать, что к похищению Магомадова были причастны подконтрольные Рамзану Кадырову чеченские силовики и Федеральная служба безопасности.

20 января, около 18.30 Махмут Джапарович Магомадов с женой Эльбикой Шабазовой, четырехлетней дочерью Иман и шестимесячным сыном Арбало, проживающие на улице Горнякова в Старопромысловском районе Грозного, приехали на машине к близкому другу Махмута Абубакару Амирову, проживающему в том же районе. Махмут с дочерью поднялись в квартиру, а Эльбика с младенцем на руках осталась ждать их в машине.

К дому подъехали пять легковых автомобилей (среди них: "Нива" стального цвета с госномером, включающим цифры 863, ВАЗ-21099 вишневого цвета, ВАЗ-2107 ,белого цвета с госномером, включающим цифры 008, 95RUS и ГАЗ-31029). Из них вышло около пятнадцати человек в камуфляже и с оружием, без масок. Они говорили по-чеченски. Большинство вошли в дом и стали подниматься по лестнице. Это насторожило Эльбику. Через некоторое время она зашла в тот же подъезд, поднялась наверх и остановилась на лестничной площадке. Вскоре она увидела, как недавно замеченные ею вооруженные люди ведут ее муж вниз по лестнице. Маленькая Иман вцепилась в штанину отца. Похитители пытались оторвать девочку, но она держалась изо всех сил.

Эльбика стала умолять похитителей отпустить ее мужа. Когда его подвели к одной из машин, женщина, не выпуская из рук младенца, кинулась к Махмуту, но ее отбросили к их собственной машине. (Абубакар Амиров потом рассказал Эльбике, что до этого похитители вели себя достаточно корректно - не применяли грубой силы, воздерживались от брани и предложили Махмуту пройти с ними, чтобы прояснить некоторое дело). Вооруженные люди быстро расселись по своим автомобилям и уехали в направлении центра города, увезя с собой Магомадова. Со слов Эльбики, четырехлетняя Иман была в шоковом состоянии, вечером не давала себе раздеть, отказывалась спать.

По факту похищения Махмута Магомадова прокуратура Старопромысловского района возбудила уголовное дело (ст. 126 УК РФ). Ведение дела было поручено следователю прокуратуры Руслану Цукумову.

До 24 января никакой официальной информации о судьбе Магомадова не поступало. Но 24-ого во второй половине дня к Магомадовым домой пришел человек, назвавшийся представителем правоохранительных органов. Дома в тот момент была только старшая сестра Эльбики. Визитер попросил ее передать Махмуту Магомадову, что на следующий день к 9 утра тот должен явиться в прокуратуру Старопромысловского района. Свояченица Магомадова очень удивилась и сказала, что Махмут похищен и явиться никуда не может, о чем районной прокуратуре должно быть хорошо известно. На это посетитель ответил, что Магомадов должен быть уже дома, потому что его уже отпустили, и ему необходимо срочно встретиться со следователем и прокурором для закрытия уголовного дела по факту его похищения. Он попросил женщину передать Махмуту эту информацию на словах, как только тот появится дома. Но она, сославшись на плохую память, настояла на том, чтобы ей вручили письменное уведомление для Махмута. Мужчина нехотя вынул из кармана повестку на имя Магомадова, написанную от руки на стандартном бланке без печати и конверта. Повестка была подписана неким С.Р. Муртаевым и призывала Магомадова явиться 25 января к 9 утра отнюдь не в прокуратуру, а в РОВД Старопромысловского района. Свояченица Магомадова поинтересовалась, кто такой Муртаев. На что визитер сказал: "Да я это" и незамедлительно ушел.

К утру следующего дня Магомадов так и не появился дома. Его родственники пошли к следователю Цукумову, показали повестку и попробовали выяснить, о чем идет речь. Цукумов сказал, что не имеет представления о том, кто такой Муртаев и что это за повестка. Он обещал прояснить ситуацию.

Днем 26 января родственники Магомадова явились к следователю уже в сопровождении сотрудников Международной Хельсинкской Федерации. Руслан Цукумов сказал, что ситуация с повесткой ему все еще не понятна, и кто такой Муртаев, выяснить пока не удалось. При этом он сказал, что знает, кто именно принес повестку. Это был оперативник РОВД по имени Сайпудди. Впрочем, его фамилии Цукумов не помнил. Со слов следователя, когда он стал интересоваться в РОВД, на каком основании была выписана повестка, к нему явился Сайпудди и объяснил, что получил информацию об освобождении Магомадова. На вопрос Цукумова, откуда поступила такая информация, Сайпудди, якобы, сказал: "Да от вас самих", имея в виду прокуратуру. В принципе, говорить об этой ситуации следователь Цукумов был явно не расположен, и все время пытался обратить внимание посетителей на то, что делает все возможное. В частности, он затребовал в ГАИ список зарегистрированных автомобилей с похожими номерами и активно рассылает ориентировки и фотографии похищенного во все районы и ведомства. Он демонстрировал лежащую у него на столе стопку фотографий Магомадова, отпечатанных на принтере. Перед тем, как пройти в здании прокуратуры, родственники и сопровождавшие довольно долго простояли на проходной, и у сотрудников МХФ сложилось впечатление, что следователь, узнав об их приходе, печатал эти фотографии.

В целом, визит в прокуратуру оставил ощущение полной неосведомленности следователя о ходе расследования и явной имитации деятельности.

Пытаясь получить дополнительную информацию, сотрудники МХФ направились в Прокуратуру ЧР, надеясь попасть на прием к прокурору республики Кравченко. Но, не смотря на приемный день, прокурор, а также его заместители на месте якобы отсутствовали. Сотрудники МХФ провели на проходной достаточно много времени, пытаясь убедить охрану пропустить их в здание и дать им возможность убедиться в том, что искомых официальных лиц, действительно, нет на месте. Эти попытки оказались безуспешны, но около проходной они встретили выходящего из прокуратуры сотрудника Правозащитного Центра "Мемориал". Последний сообщил им, что, не смотря на приемный день, на территорию республиканской прокуратуры прошел с огромным трудом, только после того, как смог по телефону связаться со своим хорошим знакомым среди прокурорских работников. Причем этот прокурорский работник, с которым ранее были сотруднические отношения, разговаривал с посетителем буквально на пороге, настаивал на том, что встреча с руководством сейчас невозможна, и, наконец, добавил: "Я ведь знаю, по какому ты делу. Ты - по делу Масхадовых" (т.е. по делу о похищении восьми родственников Аслана Масхадова в декабре 2004 года). Получив отрицательный ответ, прокурорский работник сказал: "Тогда, значит, по делу Магомадова. Но им не мы занимаемся. Не здесь - в прокуратуре". На несколько раз поставленный вопрос о том, где же занимаются делом Магомадова, прокурорский работник говорил: "Ну, там, понимаешь, в другом месте".

Такая формулировка, учитывая традицию современного разговорного русского языка, в подавляющем большинстве случаев означает органы государственной безопасности, т.е. ФСБ. Это предположение подкрепляется и следующими обстоятельствами. В разговоре с представителями МХФ, один из родственников Магомадова указал на то, что семья задействовала все свои обширные связи в правоохранительных органах для проведения независимого расследования, и из достоверных источников в силовых структурах получила информацию, что за операцией по "взятию" Махмута Магомадова стоят "кадыровцы" и ФСБ. Изначально Магомадов содержался в родовом селе Кадыровых Центорой, а затем, через несколько дней, был передан ФСБ. При этом, похоже, к делу уже подключились и московские структуры госбезопасности. В неформальной беседе эта информация была подтверждена и сотрудниками уголовного розыска МВД ЧР.

Международная Амнистия, Human Rights Watch, МХФ, ПЦ "Мемориал" и другие международные и российские правозащитные организации протестовали против похищения Магомадова и задействовали различные межправительственные структуры и правительства демократических государств в оказании давления на российские власти с целью его освобождения.

13 февраля 2005г. Махмут Магомадов связался по телефону со своим коллегой и работодателем, руководителем правозащитной организации "Чеченский Комитет Национального Спасения" Русланом Бадаловым, и сообщил, что вернулся домой накануне вечером. Он сказал, что был арестован по ошибке, вместо своего однофамильца. Он также сообщил, что его продержали всего один день и, удостоверившись в своей ошибке, сотрудники правоохранительных органов выпустили его на свободу. После этого, он якобы предпочел на всякий случай покинуть Чечню и вплоть до 12 февраля жил у родственников за пределами республики.

Многие чеченские НПО подвергли сомнению объяснение Магомадова и высказали МХФ свое убеждение в том, что "Магомадов находится под угрозой и вынужден рассказывать эту историю". Они также настаивали, что Магомадов все это время содержался в заключении сотрудниками силовых структур и был освобожден исключительно благодаря давлению международных структур и правозащитных организаций.

МХФ тоже убеждена, что Магомадов был освобожден исключительно благодаря широкой и консолидированной кампании, организованной в его защиту, и не может рассказать правду об обстоятельствах своего похищения и похитителях, так как это поставит под угрозу его безопасность и безопасность его семьи.

Говоря о возможных причинах похищения Махмута Магомадова, крайне актуальной кажется его активная правозащитная деятельность в течение последних трех лет, в первую очередь, связанная с подготовкой жалоб в Европейский суд. Одновременно нельзя не заметить, что это дело стоит в ряду участившихся в последнее время репрессий в отношении лиц, занимавших ответственные посты в "масхадовский" период, а также их родственников. Напомним, что в период между двумя войнами Махмут Магомадов, квалифицированный юрист, занимал должность зампрокурора ЧРИ и возглавлял особую бригаду по борьбе с похищениями людей. В результате работы этой группы были освобождены около 200 похищенных. В последние три года работы он также отдавал безусловный приоритет делам, связанным с похищением людей. Таким образом, с каким бы периодом деятельности Махмута Магомадова не было связано его похищение, мы, безусловно, расцениваем его как покушение на правозащитника.

III. Принудительные исчезновения и избиения мирных жителей в Грозненском Сельском районе Чеченской Республики

6-7 ноября 2004г. Село Старые Атаги. Исчезновения Бодруди Кантаева (1964 г.р.) и Адама Демельханова (1983 г.р.)

В селе Старые Атаги Грозненского Сельского района Чеченской республике в ночь с 6 на 7 ноября 2004г. неизвестными представителями силовых структур были похищены местные жители Бодруди Кантаев и Адам Демельханов. В обоих случаях похитители подъехали на БРТах, были в масках и в камуфляжной форме и говорили исключительно на русском языке. Таким образом, очевидно, что они являлись федеральными военнослужащими.

Похищение Адама Демельханова (1983 г.р.)

Амад Демельханов - единственный сын Айны Демельхановой (1952 г.р.) и Айнди Гадаева (1944 г.р.). На сегодняшний день он является студентом Грозненского университета. До этого успел выучиться на механика. Работал механикам, помогал родителям по хозяйству. Проживал вместе с ними по адресу ул. Нагорная, д. 73.

В ночь похищения Адама в доме кроме него самого, матери и отца находились также его восьмидесятилетний дед по материнской линии, Альви Гадаев, и его младшая сестра Мака (1987 г.р.), потерявшая дар речи в первую войну, во время обстрела села в конце 1995 года, когда к ним во двор попал снаряд, и с тех пор отстающая в развитии.

С 6 на 7 ноября Айна Гадаева встала три часа утра, чтобы приготовить еду для членов своей семьи. В 3.15 к дому подъехало несколько БТРов. Из них во двор высыпало около 40 человек в масках и в камуфляже. Айна выскочила во двор и спросила: "Что случилось?". По ее словам, силовики были "как бешеные, как звери". Один из них бросился к ней, схватил, повалил на крыльцо, придавил голову ногой и уперся в спину автоматом. Около десяти военных ворвались в дом. Остальные ждали во дворе.

Несколько военных прошли в комнату Адама. Оттуда раздались выстрелы. Затем раздетого, истекающего кровью Адама протащили за ноги вниз по крыльцу и около 100 метров до ворот и запихнули в БТР.

Вышедшего на шум старика, Альви Гадаева, несколько раз ударили прикладом по лицу и бросили на пол, недалеко от двери, непосредственно в лужу крови, которая натекла, пока его раненного внука волокли наружу. Альви Гадаев потерял сознание.

Отец Адама Демельханова, Айнди Гадаев (1944 г.р.), также был немедленно схвачен силовиками. Его связали, замотали руки скотчем, завязали глаза и прямо в белье и босым закинули в другой БТР. БТР вскоре тронулся, проехал достаточно немного и остановился. Айнди вывели и оставили стоять с завязанными глазами и руками. Он подумал, что его расстреляют, но услышал, как отъезжает БТР. Немного подождав, он освободился и пошел вперед. Оказалось, что его выбросили у поворота в сторону Мескер-юрта, по дороге на Новые Атаги. Его подобрал проезжавший по дороге на "волге" человек и довез до дома около 5.10. Тогда же Айна Гадаева и Айнди Делемханов узнали, что кроме их сына в эту ночь похители проживающего неподалеку Бодруди Кантаева.

Родители Адама Демельханова вместе с родственниками Бодруди Кантаева обратились в расположенные в селе Толстой-юрт РОВД и в прокуратуру Грознеского района(13), а также к главе администрации села Старые Атаги. Седьмого ноября в первой половине дня к ним из села Толстой-юрт приехала оперативная группа, состоящая из представителей РОВД и прокуратуры. Они осмотрели дом Демельхановых/Гадаевых, обнаружили в комнате Адама две использованные гильзы, изъяли их и оформили соответствующие процессуальные документы. Эта же группа провела осмотр дома Бодруди Кантаева. Уже в 15.00 все материалы дела были переданы оперативной группой в военную прокуратуру.

Рассказывает Айна Гадаева, мать Адама Демельханова :

Адам у меня один был, единственный. Он ни в чем не виноват. Все дома сидел, занимался, по хозяйству помогал. Они выстрелили в него. Зачем? В доме целая лужа натекла. И его волокли за ноги прямо по гравию, по железке протащили, которая из ворот торчит. Зачем? Специально? Чтобы спину разодрать? А он и так кровь истекал. Там, где его в БТР засовывали, то же натекла целая лужа. Мы с тех пор о нем ничего не слышали...

Рассказывает Айнди Делемханов, отец Адама Демельханова :

Я, чтобы Адам не попал в дурную компанию, всегода заставлял его учиться. Сначала, вот, на механика. Потом в университет. Последние копейки на его учебу тратили. Только бы выучился. Только бы дурных мыслей не было. И тут с ним такое случилось! Вы подумайте! Человек, который стремится нормальной жизнью жить, не может этого, потому что не дают ему! Какой же это закон?

Я боюсь за своего сына. И жаловаться боюсь. К нам с телевидения приезжали, я отказался сниматься. Потому что у меня сын фактически в руках бандформирования, только в погонах. Вдруг я что-то сделаю, они из-за этого на меня ополчатся, и его убьют? Из-за меня...

Похищение Бодруди Кантаева (1964 г.р.)

Бодруди Кантаев проживает в селе Старые Атаги. Он страдает открытой формой туберкулеза и является инвалидом второй группы. В военных действиях не участвовал ни в первую, ни во вторую чеченские кампании. Зарабатывает на жизнь плотницкими работами.

7 ноября, в три часа ночи, к его дому (ул. Нурадилова, д. 261) подъехали 4 БТРа. В доме в это время кроме самого Бодруди находилась его жена, Марет Кантаева, и их двое детей, шести и семи лет от роду. По словам Марет, к ним во двор вошли около двадцати силовиков, и более десяти из них вломились в дом. Они набросились на Бодруди и стали избивать его на глазах жены и детей. Марет кричали: "Ложись!". Она отказывалась. Тогда ее ударили и повалили на пол. Ее семилетнего сына тоже несколько раз ударили. Затем Бодруди Кантаева выволокли из дома, запихнули в один из БТРов и увезли в сторону Новых Атагов. Силовики забрали с собой его паспорт, а также украли из дома несколько банок с соленьями.

Как только похитители уехали, Марет Кантаева пошла сообщить о происшедшем брату своего мужа, Руслану Кантаеву. Он немедленно встретился с главой администрации Старых Атагов, а затем направился в РОВД Грозненского района. Из РОВД он вместе со следственной группой поехал в дом Делемхановых/Гадаевых, откуда приблизительно в то же время, что и Бодруди Кантаева, похитили двадцатиоднолетнего Адама Демельханова. Пока следственная группа осматривала помещение и изымала найденные гильзы, в дом зашел еще один житель Старых Атагов, Сулейман Идигов. Он сказал, что ночью его задержали военные. Они были на трех БТРах и проводили операцию по поимке некого Беслана Гадаева(14) , находящегося в розыске по подозрению в причастности к незаконным вооруженным формированиям. Сулеймана Идигова посадили в один из трех БТРов. Рядом с ним сидел российский военнослужащий в чине подполковника, к которому подчиненные обращались "Сан-Саныч". Они поехали к дому Беслана Гадаева, расположенному по улице Нагорная напротив дома, где проживает семья Демельхановых/Гадаевых. Около дома открыли стрельбу. Несколько военных зашли в дом, но Беслана Гадаева там не обнаружили. Тогда БТРы уехали в сторону с. Гойты. Сулеймана Идигова высадили недалеко от мельницы возле Старых Атагов.

По предположению Руслана Кантаева, Адама Демельханова с большой вероятностью забрали вместо находящегося в розыске Беслана Гадаева. Подобная же судьба, скорее всего, постигла и Бодруди Кантаева. Как объясняет Руслан Кантаев: "По соседству с моим братом тоже жили воевавшие, или там бандиты. Они в 2002 году оружие покупали, вооружались. Вот, наверное, поэтому брата и взяли. Нормальных бандитов взять не могут, так их соседей уводят".

8 ноября родственники Бодруди Кантаева и Адама Демельханова вместе с однокурсниками Адама пошли в Дом Правительства Чеченской Республики с требованием вернуть пропавших. Их принял сам Алу Алханов, Президент ЧР и направил к своему советнику по силовому блоку, Ваххе Насуханову, который обещал, что Бодруди Кантаев и Адам Демельханов вскоре будут дома, и дал понять, что ему известно их местонахождение. В тот же день материалы дела были переданы в военную прокуратуру. О судьбе Бодруди Кантаева и Адама Демельханова до сих пор ничего не известно.

28 ноября 2004 года. Совхоз Алханчурский. Разбойное нападение и избиение Мурада Азиева.

(15)

28 ноября около 22.00 на одной из улиц совхоза Алханчурский неизвестными вооруженными людьми в камуфляжной форме был жестоко избит житель данного населенного пункта Азиев Мурад. Попытавшийся вмешаться участковый милиционер также был сбит с ног и избит.

Из интервью с Мурадом Азиевым:

- Я работаю в городе [Грозном] во вневедомственной охране. На выходные я поехал домой, в совхоз и узнал, что молодежь из нашего села уже неделю боится оставаться в селе. Потому что за это время четыре раза приезжали неизвестные люди на 2-3 машинах, чеченцы, хватали ребят на улицах, избивали, унижали и уезжали. В этот вечер, 28 ноября я стоял возле рынка, недалеко от центра, когда подъехала машина без номеров. Из притормозившей машины меня спросили:

- Как проехать к центру?

Я спросил:

- Зачем вам?

С этого все и началось. Они выскочили из машины:

- Ты думаешь, если ты в форме, ты деловой!

Я пытался спросить, кто они, откуда. Они говорят:

- Мы с 15-го совхоза [имеется в виду формирование Мовлади Байсарова].

Я отвечаю:

- Я знаю байсаровцев.

Они говорят:

- Тогда мы от Рамзана! [имеется в виду формирование Рамзана Кадырова, Служба Безопасности Президента ЧР].

С этими словами они повалили меня на землю и начали избивать. Их было несколько, я ничего не мог сделать. Наш участковый милиционер, увидев это, подбежал мне на помощь, хотел вмешаться. Но они избили его тоже. Рядом на рынке торговали женщины. Они подняли крик, бросились к нам, но были остановлены автоматной очередью под ноги.

После этого, неизвестные быстро сели в машины и уехали. Когда приехал чеченский ОМОН, было уже поздно. Нападавшие уже выехали из села.

18 января 2005 года. Село Чечен-аул. Незаконное вторжение в дом семьи Исаевых, избиение членов семьи и похищение Сайхана Исаева (1984 г. р.)

18 января 2005 года в три часа ночи в дом Исаевых, проживающих в селе Чечен-аул по адресу ул. Кирова 34, ворвались неизвестные вооруженные люди в масках и сером камуфляже, предположительно федеральные военнослужащие. После нанесения побоев всем членам семьи, они ушли, забрав с собой двадцатилетнего инвалида детства Сайхана Исаева. Выехавщие в Чечен-аул сотрудники МХФ составили следующую картину событий:

По словам главы семьи Саида Исаева (1957 г.р.), в три часа ночи с 17 на 18 января он проснулся от крика своей семнадцатилетней невестки Мархи. Вооруженные сотрудники силовых структур в сером камуфляжном обмундировании и масках, говорившие исключительно на русском языке, открыли калитку и тихо с фонарями вошли в темный дом. Пройдя прихожую и гостиную, они проникли в комнату, где спали старший сын Саида Рустам Исаев (1980 г.р.) и его жена Марха, находящаяся на 7 месяце беременности. Обоим связали руки и ноги и заклеили рты скотчем. После этого ударом ноги сбросили Марху с кровати, выволокли Рустами в гостиную и стали избивать ногами и прикладами. Через две-три минуты Мархе удалось освободить рот, и она закричала. Саид Исаев, спавший с двумя младшими сыновьями в дальней комнате, вышел на крик и, стоя в дверях, спросил: "Кто вы такие? Что вам надо?". В ответ у него спросили фамилию и, получив подтверждение, что его фамилия Исаев, приказали: "Иди в хату. Чего ты базаришь? Спать иди!". Он оттолкнул ближайшего силовика и попытался включить свет. После этого Саида бросили на пол и стали избивать, так же, как сына, сломав ему при этом три ребра, выбив большую часть зубов и причинив сотрясение мозга. Вслед за Саидом на шум вышел его средний сын Мамихан (1982 г.р.) и тоже был жестоко избит. В общей сложности избиение Исаевых длилось 6-7 минут. Самый младший сын, инвалид детства Сайхан все это время оставался в спальне. Инвалидность Сайхан получил в первую войну после тяжелого осколочного ранения в живот и до сих пор нуждается в постоянном медицинском наблюдении. Ему нельзя поднимать и переносить тяжести, допускать физические нагрузки, категорически запрещено бегать и совершать резкие движения. Обнаружив лежащего в постели Сайхана, силовики, судя по всему, избили и его. К такому убеждению Саид пришел, исходя из того, что, когда Сайхана забирали, передвигаться самостоятельно он не мог, и похитители унесли его на руках. При этом из-за узости улицы сотрудники силовых структур не смогли поставить свои машины возле дома. Их четырехдверная "Тайга" и ВАЗ-469-"таблетка" стояли на соседней более широкой улице. Мамихан выскочил из дома вслед за похитителями, но, поскольку ночь была очень туманной, разглядел только их силуэты в конце улицы. Пока он добежал до места, где были припаркованы их машины, похитители успели уехать.

Один из соседей Исаевых довез Мамихана до поста Службы безопасности Президента ЧР, расположенного на окраине села. Сотрудники СБ подтвердили, что через пост проезжали "Тайга" и "таблетка", но они не сочли нужным их останавливать. По настоянию Мамихана они завели свой УАЗ и поехали вслед за похитителями, но через некоторое время прекратили погоню, объяснив, что их всего трое, и силы не равны. (Следует отметить, что трое их было на ночном дежурстве, а вообще, в примыкающем к посту здании СБ на казарменном положении постоянно проживает около 20 вооруженных сотрудников. Все они, без исключения, прикомандированы в Чечен-аул из Гудермесского района.)

Заявления в прокуратуру Исаевы не подавали, поскольку абсолютно уверены в том, что нанесут тем самым вред себе, а Сайхану не помогут. При этом они в устной форме оповестили о происшедшем и милицию, и администрацию села, и ФСБ. Кстати сотрудники ФСБ, проверив семью Исаевых по компьютерной базе данных, сообщили им, что "вы все чистые", и никаких претензий к ним нет. 23 января мать похищенного Бэла Исаева, которая на момент похищения ночевала с дочерью у родственников, вместе с женщинами-односельчанками, а также женщинами из соседнего села Белгатой, где в те же дни неизвестные сотрудники силовых структур похитили двух местных жителей, инициировала протестное перекрытие трассы на Шали и Ведено. Сотрудники местного РОВД попросили женщин разойтись, обещав, что в течение ближайших нескольких дней найдут похищенных. Действительно, увезенные из Белгатоя Зулай Сулейманова (по мужу Мусхаджиева) и родственник ее мужа Мусхаджиев (имя неизвестно) были освобождены: Сулейманову выкинули из машины в селе Джалка Гудермесского района, а Мусхаджиева - в станице Петропавловская Грозненского сельского района. Судьба же Сайхана Исаева до сих пор остается неизвестной. Для привлечения внимания к его продолжительному исчезновению Бэла Исаева пытается организовать еще одно перекрытие трассы. При этом, как законопослушные граждане, Бэла и ее единомышленницы сочли необходимым заранее известить об этом руководство РОВД. На это милицейские чиновники ответили: "Нас из Москвы знаете, как за это ругают. Не подставляйте нас, пожалуйста!". В ответ на эту просьбу, Бэла заявила: "Мне все равно как вас там ругают. Сына отдайте!".

IV. Ситуация в Веденском районе Чеченской Республики

14 ноября 2004г. Село Ведено. Похищение Магомеда Аюбова и Арби Пашаева. Исчезновение Магомеда Аюбова

14 ноября 2004 года на одной из улиц с. Ведено вооруженными людьми в камуфляжной форме и масках похищены и увезены в неизвестном направлении Аюбов Магомед (1981 г.р.) и Пашаев Арби. На следующий день Пашаев был освобожден.

Магомед Аюбов, житель селения Ведено, с начала второй Чеченской кампании выехал в Ингушетию, где проживал в палаточном лагере вместе с семьей. После закрытия лагерей вернулся в Чечню и временно проживал в г. Грозном в ПВР по улице Б. Дудаева 15/4.

13 ноября в преддверии праздника Рамадан, Магомед поехал в Ведено поздравить своих родственников. 14 ноября он и его односельчанин Арби Пашаев ехали на автомобиле Аюбова по селу, когда на одной из улиц были остановлены внезапно блокировавшей им проезд автомашиной марки "УАЗ". Выскочившие из нее вооруженные люди в масках на глазах многочисленных свидетелей вытащили Аюбова и Пашаева из машины, пересадили в свою, и уехали, забрав с собой машину Аюбова. Позже разграбленный автомобиль был обнаружен на окраине села.

Родственники в тот же день обратились в правоохранительные органы, но им заявили, что ничего не знают о месте нахождения похищенных.

На следующий день Пашаев вернулся в село и рассказал, что его и Магомеда держали в яме в неизвестном ему месте. После проведенной там ночи его вывезли и выкинули на окраине г. Аргуна. С его слов стало известно, что люди похитившие их - чеченцы. Когда он спросил, почему они не освобождают вместе с ним Магомеда, они ответили: "Скажи спасибо, что мы отпускаем тебя".

Это уже не первое незаконное задержание Магомеда Аюбова. В 20-х числах октября 2004 года его вместе с его братом похищали с места их работы в Грозном. Вооруженные люди в масках четыре дня держали братьев в неизвестном месте, пытаясь получить информацию об их знакомых, подозреваемых в причастности к деятельности НВФ.

Октябрь 2004 - январь 2005гг. Село Ведено. Похищение Макки (Бариат) Ахъядовой (1981 г.р) и попытка похищения ее малолетних детей

В начале января 2005 года МХФ поступили сведения о похищении женщины и попытке похищения ее детей федеральными военнослужащими в селе Ведено Веденского района Чеченской Республики. Сотрудники МХФ выехали в с. Ведено и, опросив мать похищенной, составили следующую картину происшедшего:

6 октября 2004 года в 4 часа утра к дому Ахъядовых, расположенному в районном центре Ведено по адресу ул. Луговая, 31, подъехали машины "УАЗ" и ВАЗ-496-"таблетка". Из них вышли и ворвались в дом семеро неопознанных людей, вооруженных АКМ, с наибольшей вероятностью федеральные военнослужащих, в светлых масках. Один из них был в зеленом, а остальные в сером камуфляжном обмундировании.

В доме в это время находились Хеди Ахъядова и ее муж Лом-Али, их дети - овдовевшая Макка (по паспорту Барият, 1981 г.р.), Халимат (13 лет), Адам (11 лет) - а также дочери Макки - Эсет (3 года 3месяца) и Рамнат (2 года 4 месяца) Сабировы. "Таблетка" заехала во двор Ахъядовых, а "УАЗ" остался на улице. Силовик в зеленом камуфляже встал в проеме входной двери, перекрыв тем самым выход из дома. Остальные шесть человек ворвались в комнату, где спала Хеди вместе со своей дочерью Халимат и внучками. Один из силовиков направил автомат на тринадцатилетнюю Халимат и приказал Хеди встать с постели. Затем силовики вошли в соседнюю комнату, где спали Лом-Али и его сын Адам. Хеди шла за ними и просила не будить мальчика. Один из силовиков направил автомат на Лом-Али и приказал ему не шевелиться. После этого двое прошли в комнату, где спала Макка, внимательно всмотрелись ей в лицо и разбудили громким приказом: "Встать! Одеться!". Оба говорили на русском языке без акцента. Макка не сразу встала с кровати, так как на ней была только ночная рубашка. Они спросили: "Где твои вещи? Мы сейчас тебе поможем" Наконец, она поднялась, чтобы избежать прикосновений мужских рук и стала одеваться. Мать Макки спрашивала, куда они собираются ее увезти, и говорила военным, что не отпустит дочь одну, так как Макка больна ангиной - у нее уже несколько дней высокая температура и сильный озноб. На просьбы матери военные заявили: "Ничего...Мы ее полечим. В лазарет отвезем".

Макка надела тонкую черную кофту поверх ночной рубашки и снова замешкалась. Тогда один из военных подошел к ней, схватил, перекинул через плечо и вынес из дома. В этот момент от шума проснулась старшая дочь Макки, трехлетняя Эсет. Она вышла из комнаты и увидела, как похитители уносят ее мать. Хеди бросилась вслед за похитителем из дома. В последний момент она успела накинуть на Макку юбку. Она колотила руками по "таблетке", в которую втащили Макку. Силовики никак не реагировали на крики женщины. Машина покинула двор.

Обыск в доме не проводился. Паспорта у членов семьи Ахъядовых не проверяли. Все документы Макки, включая паспорт, остались дома.

Утром родители нашли юбку Макки во дворе дома. Ахъядовы немедленно сообщили о похищении дочери в районное отделение милиции.

8 октября примерно в 12 часов дня к дому Ахъядовых снова подъехал автомобиль "УАЗ". Двое российских военных в зеленой камуфлированной форме без масок постучали в дверь. В доме в этот момент находились Халимат и ее маленькие племянницы - Эсет и Рамнат. Дверь открыла Халимат. Военные потребовали отдать им девочек, ссылаясь на то, что хотят отвести их к матери. Халимат стала кричать и звать на помощь. Услышав крики и плач, соседи бросились на помощь и воспрепятствовали похищению Эсет и Рамнат. Военные ретировались, осознав, что люди настроены на активное противостояние.

Примерно в это же время недалеко от дома Ахъядовых сбежавшиеся соседи заметили БТР, совершавший непонятные маневры в течение примерно десяти минут. Из БТРа доносились звуки музыки.

В тот же день жители Ведено устроили стихийный митинг у здания военной прокуратуры Веденского района, требуя освободить Маку Ахъядову. К ним вышел военный комендант района и заявил, что волноваться не стоит, потому что "Макка вышла замуж". После полученного объяснения толпа разошлась.

В тот же день дочерей Макки вывезли за пределы села к дальним родственникам. Родители Макки обратились в прокуратуру с заявлением о попытке похищения девочек. Все эти дни они безуспешно пытались добиться помощи от государственных и правоохранительных органов, обращаясь с письменными заявлениями районную прокуратуру, прокуратуру ЧР, военную комендатуру и администрацию Веденского района, а также ФСБ. Между тем, уголовное дело по факту похищения Макки (Барият) Ахъядовой было возбуждено прокуратурой Веденского района только через полтора месяца после ее похищения. При этом во время одного из допросов следователь прокуратуры заявил матери, что Макку похитили, потому что она, возможно, "кому-нибудь из военных понравилась", когда помогала матери торговать на рынке. Кроме этого, он добавил, что ее дочь находилась в БТРе в тот день, когда военные попытались увести из дома детей, а музыку, возможно, они включили для того, чтобы заглушить ее крики.

С тех пор родители Барият Ахъядовой никаких новых сведений о судьбе и местонахождении дочери не имеют. На запрос, сделанный ими на имя прокурора Чеченской Республики В.П. Кравченко, они получили ответ от 17.01.2005, подписанный заместителем начальника управления по надзору за расследованием преступлений в ЧР А.Н. Мажидовым, где сообщается, что дело возбуждено прокуратурой Веденского района, и в связи с этим Ахъядовы "могут обращаться в прокуратуру" со всеми вопросами о судьбе дочери.

Январь 2005г. Ситуация в Веденском районе Чеченской республики. Последствия введения в район дополнительных подразделений Службы безопасности Президента Чеченской Республики

Около 20 января 2005 года в Веденский район Чеченской Республики были направлены дополнительные подразделения Службы безопасности Президента ЧР ("кадыровцев"). Чеченские власти декларировали, что с помощью этих мер удастся "наконец привести власть" в этот крайне проблемный горный район и урегулировать ситуацию в родовом селе Шамиля Басаева, Ведено. 29 января в село Ведено выехали представители МХФ. Работа на месте была осложнена чрезмерной концентрацией федеральных военнослужащих и "кадыровцев", в связи с чем опрос жителей села оказался крайне затруднителен. Сотрудникам МХФ все же удалось поговорить с несколькими местными жителями и составить представление о том, как повлияло на их положение столь значительное расширение силовых структур, дислоцирующихся в самом Ведено и вокруг него.

Согласно свидетельствам очевидцев, около 20 января 2005 года в село вошли "две колонны "кадыровцев", состоявшие из УАЗов, джипов марки "Нива", УАЗ-469-"таблеток", новых автомашин "Волга" и автомашин "ВАЗ" 99-й модели. Эти колонны местным жителям показались "бесконечными" - их проезд занял около 20 минут, что позволяет сделать вывод о том, что в район прибыло очень большое число силовиков. Этот вывод подтверждается и собственными наблюдениями сотрудников МХФ, которые отметили, что на улицах села 29 января лиц в военной - преимущественно камуфляжной - форме было больше, чем мирных жителей. Впрочем, в их число попадают не только "кадыровцы", но и многочисленные федеральные военнослужащие.

Со слов жителей Ведено, "кадыровцы" прочесывают окрестный лес, а также весь день ходят по селу группами от 3 до 15-20 человек, проверяют все дворы и дома, расспрашивают жителей села о том, что им известно про боевиков. У жителей изымаются нескоропортящиеся продовольственные запасы, в первую очередь супы в пакетиках "Ролтон". До захода солнца "кадыровцы", хотя и не представляются, входя на территорию частных домовладений, ведут себя "нормально", разговаривают "вежливо", а ночью "надевают маски, и все становится совсем по-другому".

Показательно, что, как только "кадыровцы" вошли в село, был уволен начальник РОВД Веденского района Шахаб Могуев. Его место немедленно занял пришедший вместе с "кадыровцами" Муса Дехиев. Одновременно из РОВД было уволено 12 милиционеров. Их заставили написать заявления об увольнении по собственному желанию, пояснив, что если они этого не сделают, их привлекут к уголовной ответственности за связь с боевиками. Такая форма давления оказалась эффективной - все 12 человек немедленно ушли из РОВД, хотя для того, чтобы изначально устроиться туда на работу они были вынуждены дать взятки в крупных размерах (место рядового милиции в Ведено на сегодняшний день стоит 1,700$). На их места "кадыровцы" посадили "своих людей". Главному бухгалтеру РОВД по имени Малика также посоветовали уволиться по собственному желанию, предупредив, что у нее на это есть ровно двое суток. Когда по истечении указанного срока женщина так и не подала заявление, она была похищена, и о ее судьбе до сих пор ничего не известно. Одна из сотрудниц паспортно-визового стола в РОВД была уволена и попыталась восстановиться через суд. На следующий день к ней явились "кадыровцы" и дали понять, что если она не изменит своего решения, то пострадает ее единственный племянник. Женщина предпочла послушаться силовиков и забрала заявление.

С точки зрения местных жителей, сегодня "кадыровцы" представляют для них большую опасность, чем федеральные военнослужащие, и похищениями людей занимаются "больше, чем русские". При этом показательно, что в то время как некоторые жители села готовы рассказывать о грубых нарушениях их прав федеральными военнослужащими, о "кадыровцах" они говорят крайне неохотно, понижая голос до едва слышного шепота, и стараясь избегать конкретики. Сотрудникам МХФ все же сообщили, что в январе, приблизительно 22 числа, группа "кадыровцев" похитила проживающую в Ведено дальнюю родственницу Шамиля Басаева, Луизу, мать двоих детей, трех и пяти лет от роду. Луизу увезли из дома босиком. Детей, которые пытались подойти к ней, сильно избили прикладами. Утром она вернулась домой жестоко избитая и немедленно уехала из села вместе с детьми.

Также около 22 января из села Дерагой Веденского района "кадыровцы" похители несколько женщин, состоявших в разной степени родства с боевиками. Один из жителей Ведено, видел, как через несколько дней продавали их паспорта.

Сотрудники МХФ получили сведения и еще о нескольких подобных случаях, но задокументировать их невозможно, т.к. родственники жертв отказываются предоставлять какую бы то ни было информацию из страха принести вред своим семьям. Эти опасения кажутся обоснованными.

Обстановка в Веденском районе после ввода туда дополнительных подразделений Службы безопасности Президента ЧР стала еще более напряженной. Трудно сказать, добьются ли "кадыровцы" успехов в борьбе с боевиками, но очевидно одно: их расширенное присутствие в районе является угрозой для мирных жителей, в особенности для женщин и даже детей. Кроме того, жители Ведено боятся возможного ухудшения отношений между федеральными силами, кадыровскими структурами и сотрудниками МВД, в большинстве своем подконтрольными президенту ЧР Алханову на территории их района. В результате такого противостояния основной жертвой также станет мирное население.

V. Принудительные исчезновения и убийства в Шалинском районе Чеченской Республики

26 ноября 2004 г. Село Герменчук. Убийство сотрудников милиции Ризвана Абзатова (1963 г.р.) и Хабиба Гудуева (1980 г.р.)

26 ноября 2004 года около 13.00 в с. Герменчук Шалинского района, на улице Ленина были расстреляны начальник отдела ОРБ 2 полковник милиции Абзатов Ризван (1963г.р.) и сотрудник его отдела Гудуев Хабиб (1980г.р). Преступники стреляли из машины. После убийства они вышли из машины, и добили милиционеров контрольными выстрелами в голову. Но так как убийцы были без масок, то одного из них узнали свидетели происшествия. Им оказался сотрудник охраны президента ЧР, Саламбек Межидов. Вскоре выяснилось, кто был его соучастниками: Руслан Икиев (тоже сотрудник охраны президента) и находящиеся в розыске Ризван Осмаев и Альви Тасуев.

Причиной убийства Абзатова и Гудуева, по версии их коллег, стала их принципиальность. Дело в том, что в последнее время милиция по заказу экологической службы региона и при содействии военных занималась ликвидацией кустарных заводов, производящих нефтепродукты. Со слов очевидцев, подразделению Абзатова было предложено за определенную плату способствовать прикрытию теневого нефтяного бизнеса в районе. Абзатов, несмотря на угрозы в свой адрес, отказался и пообещал добиться привлечения к уголовной ответственности всех, связанных с незаконным бизнесом.

Позже Межидов и Икиев были задержаны сотрудниками особого отдела службы безопасности президента и, по неофициальной информации, убиты.

2-3 декабря 2004г. Село Дуба-Юрт. Принудительное исчезновение Расула Мукаева (1979 г.р.)

В селе Дуба-Юрт в ночь с 2 на 3 декабря 2004г. неизвестными представителями силовых структур был похищен местный житель, инвалид Расул Мукаев (1979 г.р.). Вооруженные похитители были в камуфляжной форме и масках, говорили на русском языке и, очевидно, являются федеральными военнослужащими. 3 декабря в Дуба-Юрт выехали представители Международной Хельсинкской Федерации. Они проинтервьюировали мать (Мукаева Роза Хамидовна, 1959 г.р.), отца (Мукаев Хамзат Хасанович, 1956 г.р.), дядю (Камайлаев Рамзан Хусейнович, 1946 г.р.), и брата (Мукаев Рустам Хамзатович, 1982 г.р.) похищенного и получили следующую информацию:

Третьего ноября в 5 часов утра в дом семьи Мукаевых в с. Дуба-Юрт ворвались, выбив дверь, 8-10 вооруженных людей с автоматами, в черных масках и камуфляже. В доме находились Мукаева Роза, Мукаев Хамзат и их сыновья, Рустам Мукаев и Расул Мукаев. Силовики закричали: "Всем лежать! Не шевелиться! На пол!" и сразу разбежались по разным комнатам. Они угрожали оружием, нецензурно бранились, перерыли все в доме, вскрыли полы в поисках боеприпасов. В общей сложности в доме силовики провели около 20 минут. Украли из под подушки Розы Мукаевой 500$. У Расула и Рустама из карманов вытащили около 3000 рублей. У их отца, Хамзата Мукаева, забрали мобильный телефон. Родителей не пускали в комнату сыновей. И какое-то время Роза и Хамзат Мукаевы не знали, что там происходит. По словам Рустама Мукаева, вошедшие к ним в комнату вооруженные люди схватили обоих и сразу спросили, как зовут. Когда братья назвали свои имена, один из силовиков указал на Расула и сказал: "Этот?". Второй кивнул, и на Расула тут же надели наручники. Когда силовики вывели из комнаты Расула со скрученными руками, раздетого, с натянутой на голову черной футболкой, Роза Мукаева крикнула: "Мальчики, вы же тоже люди! Давайте по-человечески поговорим! Представьтесь - кто вас послал? Чьи вам документы нужны?" Они ответили: "Нас Путин прислал. Мы здесь по приказу ВВП!". Роза умоляла, чтобы сына отпустили, настаивала, что его раньше проверяли и его документы в полном порядке, пыталась показать документы военным, но они даже не посмотрели ни на его паспорт, ни на справку об инвалидности. Мать объясняла, что Расул - инвалид первой группы и страдает тяжелыми эпилептическими припадками. Она пыталась не дать увести сына. В ответ силовики орали: "Уйди, сука! Убьем!" и оскорбляли ее нецензурно. Расулу даже не дали одеться - разрешили только надеть туфли на босу ногу и увели. В последний момент мать успела накинуть на него куртку. Родители не видели, как Расула увозили. Но по свидетельству соседей, его доволокли до соседней улицы, где стояли принадлежащие военным БТР и несколько автомашин марки УАЗ.

В мае 1995 года, во время обстрела Дуба-Юрта во двор Мукаевых попало три снаряда. Расул получил ранение черепа и головного мозга, сильную контузию и сквозное ранение правого бедра. У него была раздроблена нижняя треть правой ноги. Родители не верили, что он выживет, но военные вывезли его на военном вертолете во Владикавказ, и жизнь мальчика удалось спасти. Но после ранения он хромает настолько сильно, что передвигается с трудом. Кроме того, его мучают головные боли, он часто теряет сознание. В среднем раз в месяц у Расула бывают приступы эпилепсии. Он нуждается в уходе и принимает медицинские препараты.

Расул очень тяжело переживал свою физическую неполноценность. И во время второй войны, в самом конце 2000 года, вместе с другими сельскими ребятами ушел в лес. Родители нашли его через два месяц и забрали домой. В военных действиях, как таковых, он не участвовал.

В 2001 году в Дуба-Юрте бойцами ГРУ проводилась "зачистка". Расула Мукаева задержали и отпустили только через два месяца, сказав, что против него ничего нет.

Весной 2002, в апреле, в селе федеральными военнослужащими проводились массовые "зачистки". Забирали мужчин, которые, согласно спискам, имевшимся в распоряжении военнослужащих, участвовали в боевых действиях. Роза Мукаева услышала, как военные называют имя ее сына. Она сама привела их в дом, показала им его справку об инвалидности, объяснила ситуацию. Военные сказали, что, если он есть в списках, они в любом случае должны его задержать и проверить. Расула отвезли на Ханкалу, где он содержался месяц и три недели. За это время было установлено, что Расул непричастен ни каким криминальным деяниям. При содействии работающих в органах друзей семьи Мукаевых его выпустили на свободу, не предъявив никаких обвинений.

Из интервью с Розой Мукаевой:

Когда Расул вернулся, он ничего не рассказывал о том, что было. Но, наверное, его пытали. Руки дрожали. Глаза воспаленные были, слезились. И еще сильнее хромал. <...> С тех пор он все время дома сидел. Он нетрудоспособен. Все время арабский изучает и книги читает. Коран читает. Его все знают. В мечети на похоронах его все время просят молитвы прочесть.

Из интервью с Рустамом Мукаевым:

Когда Расула в тот раз забрали, его полностью проверили. И сказали - больше не тронут. Незачем. Сказали - нет состава преступления. Никаких даже бумаг не дали. Нигде не оформили. Сказали - ничего не надо. А сейчас снова. Зачем? Он ведь ничего не сделал. Да и не мог.

Утром 3 декабря Хамзат Мукаев, отец Расула, был в РОВД и прокуратуре Шалинского района. Днем в дом Мукаевых приехала следственная группа в составе представителей РОВД и прокуратуры и осмотрели место происшествия. По факту похищения Расула Мукаева было заведено уголовное дело. Никакой официальной информации о судьбе Расула Мукаева до сих пор не поступало. Силовые структуры ЧР и федеральные силы отрицают факт его задержания. Но родители от своих знакомых в правоохранительных органах узнали, что их сын содержится на Ханкале. Роза и Хамзат Мукаевы боятся, что Расул не перенесет длительного заключения. На сегодняшний день никакой информации о судьбе Расула Мукаева нет.

VI. Исчезновения, внесудебные казни, незаконные задержания и преследования мирных жителей в других районах Чеченской Республики

30 ноября - 5 декабря 2004г. Поселок Ойсхара Гудермесского района ЧР. Похищение трех членов семьи Мурдашевых, уничтожение домовладений и имущества

30 ноября в поселке Ойсхара (Новогрозненский) Гудермесского района Чеченской Республики неизвестные вооруженные люди, с наибольшей вероятностью сотрудники Службы Безопасности Президента ЧР ("кадыровцы") и специально прикомандированные сотрудники Шалинского РОВД, сожгли дом родителей Вахида Мурдашева (1955 г.р.) по адресу ул. Карла Маркса д. 38 и похитили его мать Мурдашеву Асмарт (1935 г.р.), сестру Мурдашеву Тамару (1958 г.р.) и жену Данкаеву Зою (1958 г.р.). Через несколько дней, 4 или 5 декабря, предположительно представители той же силовой структуры сожгли дом самого Вахида Мурдашева по адресу ул. Советская д. 53, а также домовладение семьи Турлаевых. Следует отметить, что Вахид Мурдашев занимал ответственный пост в администрации Аслана Масхадова в период между двумя войнами, а двое сыновей Турлаевых во вторую кампанию воевали на стороне ЧРИ. Согласно информации, собранной сотрудниками МХФ в поселке Ойсхара, удалось составить следующую картину похищения, поджога и дальнейших связанных с этим событий.

30 ноября Лиза Мушкаева, сестра Вахида Мурдашева, учительница русского языка и литературы в Новогрозненской школе, вернулась домой с работы позже обычного - около семи часов вечера в связи с проводившей в школе комплексной проверкой. Дома она застала свою старшую сестру Тамару Дурдашеву и жену своего брата Вахида, Данкаеву Зою. Последние несколько лет Зоя проживала в селе Бачи-Юрт Гудермесского района и с родственниками мужа виделась редко. Свой внезапный визит Зоя Данкаева объяснила тем, что в Бачи-Юрт приходил неизвестный мальчик 7-9 лет и передал ей через соседей просьбу обязательно приехать в Новогрозненский 30 ноября. Лиза Мушкаева сказала, что никого из детей за снохой не посылала и не знает, от кого могла исходить такая просьба. Когда домой вернулись сыновья Лизы, они подтвердили, что не были в Бачи-Юрте и ничего никому не передавали.

Следует отметить, что Вахид Мурдашев в первую войну был командиром отряда самообороны села, а позже и полевым командиром. С 1997 по 1999 год он занимал должность руководителя государственного управления по кадрам в администрации Аслана Масхадова. Во второй кампании Мурдашев активного участия не принимал. Семья ничего не слышала о нем с начала 2000 года и предполагает, что он находится за границей. Мать Вахида и Лизы была рада, что сын не пытается связаться с семьей, поскольку боялась негативных последствий. Она даже говорила: "Вот бы случилось так, чтобы нас с сыном Аллах в одну ночь забрал, чтобы людям зла от него не было!"

Муж Лизы, Магомед Мушкаев, уважаемый человек в селе, во вторую войну был уполномочен односельчанами урегулировать конфликты, возникавшие между федеральными силами, боевиками и мирными жителями. Со слов соседей, Мушкаев отличался независимостью характера и был эффективным посредником в такого рода переговорах. 8 февраля 2002 года, когда он ехал на машине из Гудермеса домой, его похитили представители силовых структур, с наибольшей вероятностью федеральные военнослужащие. По факту похищения Мушкаева было возбуждено уголовное дело (ст. 126, ч. 2 УК РФ), приостановленное 25 ноября 2004 года. Лиза осталось одна с тремя детьми - на сегодняшний день ее дочери 5 лет, а сыновьям - 14 и 18. Она пыталась добиться возобновления дела, направляя письма в разные инстанции. Примерно 23 ноября Лизу Мушкаеву вызвал в прокуратуру Гудермесского района следователь Эсенбулатов С.Р., отвечавший за дело о похищении ее мужа, и высказал недовольства тем, что она направило письмо советнику Президента РФ Асланбеку Аслаханову с просьбой о содействии. В частности он сказал Лизе: "Твой муж, получается, как Аллах чистый, а невинных у нас не забирают", тем самым признавая, что Магомеда похитили представители государственной власти. Следователь дал понять Лизе, что в ее интересах не поднимать никакого шума, если она не хочет неприятностей.

30 ноября Зоя Данкаева и Тамара Мурдашева ушли от Лизы около 20.30. Они отправились ночевать в дом матери, Асмарт Мурдашевой, где постоянно проживала Тамара. Дорога от дома до дома занимает около получаса. В 21.10 к Лизе прибежали соседские ребята и сказали, что дом ее матери горит, и они на всякий случай спрятали ее старшего сына. Сначала Лиза, испугавшись за детей, решила не ходить к родовому дому. Но через два часа, обеспокоенная судьбой родственников, все же направилась к месту пожара. Подойдя, она увидела, что дом окружен людьми в военной форме. Некоторые из них кидали в пламя гранаты. Слышались взрывы. Позже выяснилось, что среди поджигателей были сотрудники Шалинского РОВД, известного тесными отношениями со Службой Безопасности Президента ЧР. Соседей на улице не было, поскольку им приказали сидеть по домам и не пытаться тушить пожар. При этом рядом с домом находились бездействующие пожарные, вызванные поджигателями на случай, если огонь перекинется на близлежащие дома. На Лизины крики "Где моя мать?" никто не реагировал. Один из поджигателей снимал пожар на видеокамеру.

На следующее утро брат пропавшего мужа Лизы перевез ее с детьми из села в надежное место. Только через 40 дней он дал Лизе понять, что она с младшими детьми может вернуться домой, а старшему сыну на всякий случай, вообще, не стоит появляться в селе. Заявление о похищении Асмарт и Тамары Мурдашевых и Зои Данкаевой родственники в правоохранительные органы не подавали, руководствуясь соображениями безопасности семьи.

За время Лизиного отсутствия было сожжено еще два дома - дом ее брата Вахида Мурдашева и дом семьи Турлаевых, чьи двое сыновей, по слухам, воевали на стороне боевиков. Следует отметить, что дом Вахида снимала женщина, приходящаяся сестрой командиру местного "кадыровского" подразделения по имени Асланбек. Асланбек успел вывести свою сестру затемно, перед самым поджогом, но ее личные вещи остались в доме и сгорели. Один из соседей, Каташ, имел неосторожность высказать недоумение на предмет того, "как же Асланбек дал так поступить со своей сестрой?". После этого Каташа забрали сотрудники местных силовых структур, держали в заключении три дня и жестоко избивали.

Родные и знакомые Лизы Мушкаевой, используя свои связи в правоохранительных органах, выяснили, что ее мать с сестрой и снохой сначала увезли в родовое село Кадыровых Центорой Курчалоевского района ЧР, а потом перевели в Гудермес. Когда Лиза вернулась домой, ей звонили родственники, проживающие в Европе, выражали соболезнования и говорили, что видели видеозапись пожара в ее родовом доме.

Через несколько дней после возвращения Лизы, около 10 января, к ее дому подъехал на машине неизвестный мужчина лет сорока. Он попытался выяснить, действительно ли он говорит с Лизой Мушкаевой, у которой увезли мать, сестру и сноху. Получив утвердительный ответ, мужчина сказал, что их допрашивает ФСБ, но рекомендовал Лизе воздержаться от активных поисков ради собственной безопасности. Он добавил, что видел их мельком, но при этом довольно точно описал их внешность. Узнав от Лизы, что ее семидесятилетняя мать плохо переносит холод, а старшая сестра много лет болеет раком щитовидной железы и нуждается в соответствующих медицинских препаратах, он заверил ее, что с задержанными обращаются хорошо, в помещении не холодно, и к тому же им выдали теплые камуфляжные куртки (!). Затем "информатор" предупредил Лизу, что похитители "может быть, клюнут на деньги".

Дальнейший диалог воспроизводим почти дословно:

Л(иза): - Если мне три трупа привезут и на крыльцо положат, мне их даже похоронить будет не на что!"

И(нформатор): - Да ты не бойся, мы их убивать не будем

Л: - Так это, значит, ты?

И: - Я у них поневоле, чтобы не случилось, как с твоими! Я знаю, что они на деньги клюют, и тебя предупредить хотел. УЗнают, что я с тобой говорил - на две части разорвут.

На сегодняшний день с момента визита "посредника" прошло около двух недель. Никакой дополнительной информации о похищенных Лиза Мушкаева за это время не получила. Из страха за собственных детей и родственников она боится предпринимать какие бы то ни было действия - официальные или не официальные - по поиску и освобождению матери, сестры и снохи.

Январь 2005г. Город Урус-Мартан и Урус-Мартановский район ЧР. Преследование родственников лиц, подозреваемых в связи с боевиками. Тотальная проверка учащихся мужского пола 9-11 классов

Во второй половине января 2005 МХФ получила сводку одного из информагентств, где говорилось о массовом (более 100 человек с начала года) уходе молодежи г. Урус-Мартан к боевикам. Также в сообщении указывалось на то, что родственники одного из ушедших молодых людей - Ардана Эльжуркаева - были задержаны сотрудниками федеральных и местных силовых структур и допрошены с применением жесткого физического воздействия. Эта информация вызвала у МХФ особый интерес: с одной стороны, цифры, приведенные в сообщении, казались не реалистичными и нуждались в проверке, а с другой стороны, преследование родственников боевиков становится все более распространенным явлением. 28 января сотрудники МХФ выехали на место событий для прояснения ситуации путем опроса представителей власти и населения. В определенных аспектах полученная ими ранее информация подтвердилась, но общая картина была кардинально иной. Ситуацию в Урус-Мартановском районе, безусловно, благополучной назвать нельзя, но массового пополнения местной молодежью рядов боевиков не наблюдается. В то же время имеют место преследования родственников лиц, подозреваемых в связях с НВФ и давление на старшеклассников в Урус-Мартановском районе.

28 января с целью получения официальной информации сотрудники МХФ посетили военную комендатуру и администрацию Урус-Мартановского района.

Ответственный офицер комендатуры по работе с населением Евгений Курский сообщил, что он работает в районе с 2003 года, и за все это время сталкивался только с тремя случаями ухода молодых людей из дома, предположительно к боевикам. С его точки зрения, гораздо большей проблемой для района являлись нераскрытые дела об исчезновении людей и неэффективная работа по этим делам прокуратуры.

В администрации района сотрудников МХФ принял начальник отдела по взаимодействию с силовыми и духовными структурами Ковраев Абдул Хасанович. Бесследные исчезновения людей, с его точки зрения, вопрос уже неактуальный -официальная статистика за 2004 год не зафиксировала в Урус-Мартановском районе ни одного такого случая. Ковраеву было указано на то, что эта статистика расходится с данными Правозащитного Центра "Мемориал" (за 2004 год - шесть исчезновений, т.е. случаев, где судьба похищенных до сих пор неизвестна). В ответ он прозрачно намекнул, что правозащитники занимаются исключительно оказанием поддержки семьям боевиков, а к нему подобного рода дела не попадают по определению: "Если бандит пропал, то его родные ко мне не понесут заявления. Я так скажу: незачем такими делами заниматься. Я, предположим, твой кровник и убил твоих родственников - я же к тебе не приду! И здесь то же самое". Что касается числа ушедших к боевикам молодых людей, он подтвердил сказанное ранее капитаном Курским: за последние два года в этом подозреваются только трое старшеклассников, причем все они покинули свои дома утром 2 января 2005 года и с тех пор в городе не появлялись. При этом Ковраев заявил, что, хотя ни о какой "сотне новых боевиков" не может быть и речи, он сам слышал подобные слухи и убежден, что они умышленно распространяются сепаратистами с целью преувеличения собственных сил и значимости, а также дестабилизации ситуации в районе. В качестве примера он сравнил сегодняшнее положение с тем, как в 2000 году сепаратистами были растиражированы ложные сведения о том, что глава администрации села, его заместитель и ближайшее окружение являются сторонниками Басаева, после чего у представителей местной власти и уважаемым людям города пришлось столкнуться с проблемами со стороны федеральных военнослужащих.

Абдул Ковраев подчеркнул, что, хотя подозрения в отношении Урус-Мартановского района не соответствуют реальности, как только в январе этого года появились эти тревожные слухи, районная администрация, комендатура и служба безопасности начали превентивную кампанию. Были дотошно проверены все ученики 9-11 классов во всех школах по району (31 школа в 12 населенных пунктах). План проверки составлялся и осуществлялся администрацией совместно с комендатурой, милицией и службой безопасности. Он включает в себя посещение школ, ежедневную перекличку учеников по классным журналам и проведение тематических собраний во всех школах. Судя по всему, "работа" с родителями и учениками в большой степени сводится к угрозам преследования в случае подозрений в симпатии к сепаратистам. Проверяющих инструктируют: "не верь ни директору, ни учителю - никому!". Если кто-то из учеников два дня не появляется в школе, проверяющий приходит к нему домой для прояснения ситуации. В заключение Ковраев с удовлетворением заметил, что лично он уверен: "все мальчишки с 9 по11 класс проклинают тех троих, которых нет в школе". Назвать фамилии этих троих Ковраев не смог или не захотел, однако заверил, что их семьи не подвергались никакому давлению.

Несмотря на эти уверения, сотрудники МХФ сочли необходимым побеседовать с семьей единственного из трех молодых людей, чье имя было известно - Эльжуркаева Ардана, 1988 г.р, ученика 11 класса школы N 1 г. Урус-Мартана. Дома удалось застать только его мать - Зою Эльжуркаеву. По ее словам, 2 января около 9 часов утра, когда Ардан еще спал, к ним домой пришел его друг Барзукаев Артур, ученик 10 класса той же школы. Артур разбудил Ардана, и они вместе вышли на улицу. С тех пор они не появлялись дома, ни родственники, ни друзья, ни соседи ничего не знают об их местонахождении. При этом, когда ребята выходили со двора, их видел один из соседей, и он утверждает, что у них не было с собой никаких сумок или рюкзаков. Зоя Эльжуркаева также сказала, что Ардан и его друг ушли без документов.

Когда к 6 вечера Ардан не вернулся домой, Зоя пошла его искать. Сначала она заглянула домой к Барзукаевым и выяснила, что Артур тоже еще не пришел. Затем ходила по городу, расспрашивала друзей сына. Никто ничего не знал. В тот же вечер Зоя с мужем обратились к начальнику Урус-Мартановского РОВД Рамзану Джамалханову с просьбой оказать содействие в поисках Ардана. Джамалханов дал команду своим сотрудникам, и мальчиков искали всю ночь, но безуспешно. На следующее утро, 3 января к Эльжуркаевым пришел русский следователь местной прокуратуры, и родители подали заявление об исчезновении своего сына в рамках установленной процедуры. Следующие несколько дней отец Ардана ездил по окрестным селам в надежде найти сына самостоятельно.

Через неделю, 9 января, около 23 часов в дом Эльжуркаевых пришли 5-6 вооруженных людей в масках и камуфляже. Они приказали отцу Ардана, Адлану Эльжуркаеву, 1953 г.р. и его брату Бислану, 1987 г.р. проследовать за ними. Эльжуркаевым позволили одеться, посадили их в УАЗ-469-"таблетку", на котором приехали сами. Через непродолжительное время их заставили выйти из машины, закрыв лица собственными куртками, и привели в неизвестное помещение. Там их допрашивали около двух часов, пытаясь выяснить, куда ушел Ардан, с кем он общался и т.п. По словам Зои, во время допроса их не били и особенно не угрожали. Один из допрашивающих пояснил, что от тяжких последствий их спасло то, что Эльжуркаевы сразу обратились в правоохранительные органы по поводу пропажи сына.

Зоя также сказала, что, насколько ей известно, вместе с Арданом и его другом Артуром ушел еще один местный парень по имени Таус. Фамилии она не помнила, но знала, что он уже окончил школу.

Сотрудникам МХФ удалось встретиться с родственниками и соседями Артура Барзукаева, 1987 г.р. Для них уход Артура из дома также был полной неожиданностью. Отец Артура, Муса Барзукаев, активно разыскивает сына. С его точки зрения, это единственная надежда на спасение мальчика. Такая уверенность обусловлена следующими обстоятельствами. 24 января троюродного брата и одноклассника Артура, Имрана Эльбуздукаева, 16 лет, забрали в районную комендатуру для допроса. Его отец Зелимхан отправился вместе с ним, настаивая, чтобы допрос сына проходил в его присутствии, но на территорию комендатуры его пустили только через полтора-два часа. На вопрос, били ли Имрана, отец и сын ответили: "Это не называется битьем. Синяки сошли быстро, ну, еще подзатыльников надавали". У Имрана пытались выяснить, куда ушли Артур и Ардан. Когда Зелимхану наконец разрешили войти, то им с сыном объяснили, что если они попробуют выйти на связь с Артуром, то они будут наказаны, и у других родственников тоже будут неприятности. Им также сказали: "Заложников мы не берем, если мы их поймаем, получите только трупы!" Допрос и "беседу" вели двое человек без масок, по всей вероятности, федеральные военнослужащие.

18 января 2005г. Захват федеральными военнослужащими сотрудников чеченских силовых структур Асланбека Шовхалова и Анзора Каимова на Давыденковском повороте Сунженского района ЧР. Внесудебная казнь Асланбека Шовхалова

19 января 2005 года от правозащитной организации "Общество российско-чеченской дружбы" поступила информация о том, что в Ачхой-Мартановском районе Чеченской республики служащими федеральных сил при невыясненных обстоятельствах были задержаны два сотрудника чеченских силовых структур, предположительно ГРУ. Федеральные военнослужащие попытались расстрелять обоих без суда и следствия. Но одному из задержанных удалось спастись. 25 января 2005 года сотрудники Международной Хельсинкской Федерации провели независимое расследование и, опросив представителей РОВД Ачхой-Мартановского района, представителей РОВД Сунженского района, главу Администрации села Новый Шарой и нескольких местных жителей, составили следующую картину событий:

18 января 2005 года около четырех часов дня на повороте с трассы Ростов-Баку на поселок Давыденко Сунженского района, недалеко от административной границы с Ачхой-Мартановским районом, перевернулся БМП. На место происшествия выехали представители РОВД Ачхой-мартановского и Сунженского районов Чеченской республики, главы администраций окрестных сел и командир 49 ОБРОН (отдельная бригада разведки особого назначения - инженерная разведка). Федеральные военнослужащие попытались представить аварию как результат подрыва фугаса и обстрела. Сотрудники милиции и главы администраций настаивали на обратном, указывая на отсутствие воронки от взрыва и следов обстрела. Они предполагали, что водитель просто потерял управление, и они смогли убедить в этом военнослужащих. Уголовного дела заведено не было, поскольку авария обошлась без жертв и серьезного материально ущерба. Военные сказали, что не нуждаются в помощи со стороны сотрудников милиции и в дальнейшем присутствии местных властей. Они обещали убрать БМП с трассы до вечера.

Однако, до наступления темноты этого по тем или иным причинам сделано не было. Вокруг перевернутой машины было выставлено боевое охранение на двух БТРах из приблизительно около десяти военнослужащих-осетин под началом командира-русского.

Около 23 часов к Давыденковскому повороту на автомашине Жигули - ВАЗ-2106, номер C326ХВ - 95 RUS подъехали Шовхалов Асланбек Салаудинович (1976 г.р.) и Каимов Анзор Аликович (1977 г.р.), уроженцы села Нойберы Курчалоевского района, прописанные в г. Грозном по адресу ул. Дьякова, дом 11, кв. 54. Оба - сотрудники чеченских силовых структур, с наибольшей вероятностью, батальона "Восток" под командованием Сулима Ямадаева. К этому моменту личный состав боевого охранения находился в состоянии алкогольного опьянения. Выйдя из машины, Шовхалов и Каимов предъявили федеральным военнослужащим служебные удостоверения "СБ ГРУ МО". (Следует отметить, что официально такой структуры, как Служба Безопасности Главного Разведовательного Управления Министерства Обороны не существует. Однако, документы подобного рода часто используются сотрудниками самых разнообразных чеченских силовых структур.) Федеральные военнослужащие направили автоматы на Шовхалова и Каимова и приказали им сдать оружие. В ответ те взяли на прицел военных. Некоторое время федеральные и чеченские силовики простояли в этом положении друг напротив друга. Затем "федералы" предложили "пойти на мировую", т.е. разойтись без стрельбы. Чеченцы опустили оружие и были немедленно сбиты с ног и захвачены. У Шовхалова и Каимова было изъято два пистолета Стечкина и два АКСУ (автомат Калашникова складной укороченный).

Сначала Шовхалова и Каимова начали избивать, в том числе и прикладами. Командир боевого охранения приказал прекратить избиение задержанных и доставить их на близлежащий блок-пост на Ачхой-Мартановском повороте для дальнейшего разбирательства. Задержанных посадили в их же машину и в сопровождении одного из БТРов перевезли по мосту через реку Асса.

Сразу за мостом обе машины повернули направо и поехали вдоль реки. Затем Шовхалова и Каимова вывели из машины и при них стали делить их оружие. После этого Каимова отвели ближе к берегу реки и бросили на землю, направив на него автомат, а Шовхалова оставили на месте. Задержанные поняли, что их намереваются расстрелять. Шовхалов попытался оказать сопротивление. Военнослужащие набросились на него, и около Каимова остался только один автоматчик. Каимов, которому было нечего терять, схватился рукой за ствол автомата, направил его вверх, а потом, оттолкнув военного, бросился в реку. Некоторое время его несло по течению. Он выбрался из воды рядом с селом Новый Шарой и начал стучать в ворота дворов. Было около трех часов ночи, и в нескольких дворах ему не открыли. Наконец, один из местных жителей отозвался на стук в ворота. Увидев окровавленного человека в камуфляже, хозяин спросил, что ему нужно. Каимов объяснил ситуации и сказал, чтобы его отвели к главе администрации села или в милицию, откуда он мог бы позвонить своим сослуживцам. Хозяин отвел его к дому главы администрации села, но, учитывая позднее время, им не открыли. Тогда хозяин забрал Каимова к себе домой и снова повел к главе администрации уже около семи утра. На этот раз охрана открыла ворота. Но в доме у главы администрации не было телефона, и он отвез Каимова в с. Самашки, откуда тот смог по телефону вызвать "своих".

Далее Каимов вместе с главой администрации проехали на место происшествия. Там они обнаружили машину Шовхалова и Каимова со следами неудавшегося поджога. Каимов понадеялся, что Шовхалов ранен и лежит где-то неподалеку. Они стали прочесывать местность и звать Шовхалова по имени. Вскоре они обнаружили его труп. Примерно в это время подъехали сослуживцы Каимова.

К десяти часам утра о происшествии было проинформировано руководство Сунженского РОВД и руководство Ачхой-Мартановского РОВД, так как преступление было совершено фактически на административной границе. Сотрудниками милиции было установлено, что данное дело по территориальности все же принадлежит Сунженского району. Подготовив необходимые материалы, Сунженское РОВД передало их межрайонную Ачхой-Мартановскую прокуратуру, откуда дело было передано в военную прокуратуру на Ханкале.

* * *

Данное дело не только являет собой пример незаконного задержания и внесудебной казни со стороны федеральных военнослужащих, но и наглядно иллюстрирует конфликтные отношения федеральных и местных силовых структур, выливающиеся в бандитские разборки и усугубляющие общую нестабильность в охваченном войной регионе. Дальнейшее обострение этих отношений может привести к новому - третьему - витку чеченской войны.

VII. Похищение родственников Аслана Масхадова

3 декабря 2004- 29 января 2005гг. Поселок Красная Турбина, Старопромысловский район, г. Грозный; Станица Первомайская, Грозненский Сельский район ЧР. Похищение родственников Аслана Масхадова

3 декабря 2004 года с 8 до 9 вечера в пригороде Грозного неизвестными вооруженными людьми, с наибольшей вероятностью сотрудниками Службы безопасности Президента ЧР ("кадыровцами"), были похищены 5 родственников Аслана Масхадова: Абдулкадырова Бучу Алиевна (сестра, 67 лет), Масхадов Леча Алиевич (брат, 68 лет), Масхадов Лема Алиевич (брат, 55 лет), Решиев Адам Абдул-Каримович (троюродный брат, 54 года), Магомадов Ихван Вахаевич (племянник, 35). 28 декабря при схожих обстоятельствах были похищены еще трое: Сатуева Хадижат Вахаевна (племянница, 40 лет), Сатуев Усман Рамзанович (зять, 47 лет) и Агуев Мовлид (зять, 35 лет)(16). 29 января представители МХФ встретились с несколькими оставшимися на свободе родственниками Аслана Масхадова, проживающими в Чечне.

Из интервью с Кемисой (Лизой) Масхадовой, женой Лемы Масхадова, проживающей в станице Первомайская Грозненского Сельского района:

"3 декабря вечером, около половины восьмого, Лема пришел домой. Он работает трактористом. Он всю жизнь им работал, потому что неграмотный - еле писать умеет. Лема сделал намаз в одной комнате, я - в другой, как положено. Попросил чая. Он даже выпить чашку не успел - и стук в калитку. Я вышла и спросила: "Кто там?". Мне говорят: "Откройте!". Я открыла и они вошли. Их было человек 50 всего. На 10-12 машинах приехали. Без масок. По-чеченски говорили. Все во дворе не поместились. Много на улице осталось. Я спросила: "Что надо?". Они подошли к мужу: "Ты Лема?". Он говорит: "Я". Он им больше, вообще, ничего не сказал. Так потом и уехал с ними молча. Я говорю: "Кто вы?". Они: "Нас прислал Рамзан". Я отпускать не хотела - как я одна без мужа останусь? Они сначала пригрозили, что меня тоже заберут. Потом старший говорит, чтоб я шла в дом, "там обыск, чтобы потом претензий не было". Я пошла, они весь дом перерыли. Забрали две видеокассеты - обе с концертом чеченским. Других кассет у нас не было. Я пока на обыск отвлеклась, они Лему уволокли. Он был в спортивных брюках и свитере. Никого не били, не ругались. Все это минут 20 было. Когда они уезжать стали, я пыталась задержать их, но они меня оттолкнули. Они поехали на Собачевку [село Подгорное Грозненского района], но "главный" сказал, что повезут в Хоси-Юрт [село Центорой Курчалоевского района, родовое село Кадыровых]. Родственницам, которые потом туда приезжали, сказали, чтоб больше не ходили, а то их там же убьют, или тоже заберут".

Кемиса Масхадова решила не жаловаться в официальные инстанции, поскольку в частных беседах сотрудники милиции напрямую говорили ей и родственникам, что это бесполезно.

Из интервью с Петимат (Фатимой) Вахаевой, дочерью Бучу Абдулкадыровой, проживающей в поселке Красная Турбина Старопромысловского района Грозного:

"Меня дома не было. Мне потом соседи рассказали. Около 9 вечера они приехали, было 8-9 машин, человек 30. Соседям не дали выйти из домов. На перекрестке встали и вдоль по улице. Сами открыли ворота и дверь. Забрали маму. Прямо из постели. Мне сообщили еще ночью, около полуночи, но я побоялась идти, да и без толку. А утром, около 5, пришла. Обыска не было. Все на месте стояло. Ничего не забрали. Даже лекарства не взяли, а у мамы желудочное заболевание - ей постоянно их принимать надо. Они поехали к городу, но их на посту не пропускали. Там ребята-какиевцы [из армейского батальона "Запад", так называемого чеченского ГРУ, под камандованием Саид-Магомеда Какиева], они все с этого поселка. Следят, чтоб не похищали. Они пускать не хотели, но те стреляли вверх, драка началась, одного из "наших" по голове прикладом ударили. Потом драться перестали, позвонили с поста самому Какиеву, а тот - Кадырову. И Рамзан, вроде, сказал: "Это спецоперация по моему приказу. Пропустите!" И они пропустили...

Ходят слухи, что мама и другие родственники сейчас в Хоси-Юрте, но сведений оттуда нет. Нам не предлагали ни выкупить их, ни обменять. Я так думаю, что их взяли, чтобы Аслан [Масхадов] сдался".

Бучу Абдулкадырова задерживается уже не в первый раз. 3 сентября 2004г., во время Бесланаских событий, ее с семнадцатилетним внуком Рустамом и другими родственниками, проживающими в Надтеречном районе, захватили федеральные военнослужащие на танках. Их продержали два дня на "Ханкале" и затем отпустили. Тогда же кроме родственников Аслана Масхадова забрали двух соседских мужчин. Во время пребывания на "Ханкале" задержанных несколько раз избивали. Семидесятилетнюю Бучу Абдулкадырову били не так сильно, как остальных, видимо, сделав скидку на состояние здоровья. Внук Бучу Рустам после этих событий немедленно покинул территорию Чеченской республике, заявив, что боится за свою жизнь и физическую неприкосновенность.

После 3 сентября родственники Бучу Абдулкадыровой не жаловались в официальные инстанции из страха снова подвергнуть ее опасности. Но в конце января 2005г. они составили заявление в районную прокуратуру о событиях 3 декабря и по факту похищения Бучу Абдулкадыровой и др. было заведено уголовное дело. О судьбе семи из восьми похищенных до сих пор ничего неизвестно.(17)

VIII. Заключение

МХФ констатирует, что ситуация с правами человека в Чеченской Республике остается катастрофической и призывает международное сообщество, в первую очередь Совет Европы, ООН и государства, входящие в эти организации, требовать от российского правительства приверженности своим обязательствам в области прав человека и международного гуманитарного права.

Межправительственные организации и их члены должны призвать Правительство РФ принять эффективные меры к ликвидации климата безнаказанности, превалирующего в Чечне. Такие меры, в частности, включают в себя:

? проведение адекватного расследования по делам, связанным с нарушениями прав человека, и приведение к ответственности виновных;

инструктирование высшими инстанциями всех силовых структур об абсолютной необходимости соблюдения прав человека при исполнении их должностных обязанностей;

? предоставление эффективной защиты и компенсаций жертвам нарушений прав человека;

? содействие работе по мониторингу ситуации с правами человека со стороны российских и международных правозащитных организаций;

? сотрудничество с соответствующими механизмами Совета Европы и ООН, включая Комитет по предотвращению пыток Совета Европы и специальные процедуры Комиссии по правам человека ООН;

? обеспечение доступа в регион российской и международной прессе.

Наконец, МХФ призывает все правительства государств, убежденных в том, что гражданское население Чечни должно быть так же защищено от пыток и прочих грубых и массовых нарушений прав человека, как и гражданское население в других регионах мира, содействовать созданию широкой и независимой комиссии по расследованию нарушений прав человека и международного гуманитарного права всеми сторонами конфликта в Чеченской Республике.

IX. Примечания

(1) Сотрудники Службы безопасности Президента ЧР под руководством Рамзана Кадырова. Рамзан Кадыров на сегодняшний день является Вице-Премьером ЧР и курирует силовой блок.

(2) Бойцы армейского батальона "Восток" под руководством Сулима Ямадаева.

(3) Бойцы формирования Мовлади Байсарова, ранее входившего в состав Службы безопасности Президента ЧР.

(4)  Бойцы армейского батальона "Запад" под руководством Саид-Магомеда Какиева (т.н. чеченское ГРУ).

(5)  В 2004 г. "Мемориал" зафиксировал 396 случаев похищения людей на территории Чеченской Республики, в то время, как в 2003 г. "Мемориал" документировал 495 случаев похищения людей в Чечне. При этом, мониторинг "Мемориала" охватывает лишь одну треть территории ЧР.

(6)  http://kavkaz.strana.ru/news/224670.html

(7)  ОМОН МВД ЧР.

(8)  70 лет, Заслуженный артист Чеченской республики.

(9)  По данным ПЦ "Мемориал", 19 ноября в 2 часа ночи в соседнем дворе по ул. Кирова д. 17. был задержан Хадисов Заур, 22 лет. По словам отца Хадисова, в их квартиру заскочила группа вооруженных военнослужащих в масках, одетых в черную и пятнистую форму. В ответ на вопросы хозяевам пригрозили расстрелять их на месте. После обыска стоящий в дверях военнослужащий указал, что забрать надо именно Заура, они покинули квартиру. Отцу похищенного удалось преследовать колонну автомашин с военнослужащими ( 4 автомашины ВАЗ-21099, одной "Нивы" стального цвета и внедорожника "Джип Ландкрузер") до микрорайона "РТС",где дислоцируются силовые структуры (патрульно-постовая служба, ОМОН). Однако здесь его преследование военнослужащие пресекли, забрав у него ключи от автомашины и выведя из эксплуатации руль. На второй день подъехавшие к их дому военнослужащие сказали отцу: "если твой сын не виноват, он вернется".

(10)  В 1988г. в системе МВД были введены так называемые шестые отделы - отделы по борьбе с организованной преступностью, которые со временем были сведены под Генеральное Управление по борьбе с организованной преступностью, координирующее соответствующие региональные отделы (РУБОП). Затем при реформе РУБОПов на их основе были созданы оперативно-розыскные бюро, ОРБ. В данном случае, женщина имеет в виду, что, по мнению некоторых источников, ее муж может содержаться в незаконном месте заключения при ОРБ-2 г. Грозного (наличие места содержания под стражей при ОБР является прямым нарушением Федерального закона РФ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений"). Многие жители Чечни по старой памяти продолжают называть ОБР шестым отделом.

(11)  Село Хоси-Юрт - официальное название с. Центорой, расположено в Гудермесском районе ЧР и является родовым селом Кадыровых. В Центорое находится неформальная штаб-квартира Рамзана Кадырова, в которой, согласно сведениям, поступившим к нам из многочисленных источников, незаконно содержатся в заключении лица, похищенные кадыровцами.

(12)  В Чечне отопительные котлы часто устанавливаются в отдельных подсобных помещениях во дворе.

(13)  Село Старые Атаги принадлежит к Грозненского району.

(14)  Беслан Гадаев не состоит в родстве с семьей Демельхановых/Гадаевых.

(15)  Фамилия изменена.

(16)  Подробнее см. "Открытое письмо МХФ Президенту Путину о похищении родственников Аслана Масхадова..." от 19 января 2005 года.

(17)  3 февраля ПЦ "Мемориал" получил информацию о судьбе одного из восьми похищенных - Мовлида Агуева. Со слов его родственников, М. Агуева содержат в ИВС Ножай-Юртовского РОВД и готовятся предъявить обвинения по ст. 208 ("организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем") УК РФ.

30 марта 2005 г.

источник: Международная Хельсинкская Федерация по правам человека

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

22 октября 2017, 07:39

22 октября 2017, 06:39

22 октября 2017, 06:04

22 октября 2017, 05:09

22 октября 2017, 04:10

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей