16 июня 2005, 16:11

Амнистированные чеченские повстанцы живут в страхе

В три часа утра, представители сил безопасности ворвались в дом Дагман Бантаевой в селе Комсомольском на западе Чечни.

Оцепеневшая, она дрожала от страха, пока обыскивали дом в поисках ее сына Салмана, требуя при этом золото и деньги на русском и чеченском языках.

"Он спал в соседней комнате. Они его нашли, избили до полусмерти, посадили в машину и увезли в сторону Гудермеса", - говорит Дагман, которая все еще ничего не знает о своем сыне.

Она одна из многих чеченских матерей, которым за последние месяцы пришлось беспомощно наблюдать, как представители правоохранительных органов увозят их сыновей, бывших бойцов повстанческой армии, амнистированных прокремлевским правительством Чечни, но, несмотря на это, преследуемых службой безопасности.

Многие бывшие боевики, которые были амнистированы, сдали оружие и возвратились к мирной жизни, говорят, что им приходится жить под постоянным страхом. Они уверены, что правительство всегда может использовать прошлое против них и арестовать их в любой момент.

"Мой сын сдал оружие в январе 2000 года и получил амнистию, так как добровольно отказался от борьбы против федеральных сил. Нам тогда сказали, что его никто не будет трогать или обвинять в чем-либо. Несмотря на все эти обещания, моего сына похитили, и мы не знаем где он сейчас находится", - говорит Дагман.

Единственным спасением для многих из них стало вступление в ряды бывших противников - службу безопасности президента Чечни, где 15 тысяч человек находятся под руководством заместителя премьер-министра Чечни Рамзана Кадырова. Основная задача этой группы - находить и уничтожать бойцов за независимость. Это значит, что бывшим боевикам теперь приходится с оружием в руках бороться против своих бывших боевых товарищей.

Источники в службе безопасности, членов которой часто называют "кадыровцами" по фамилии вице-премьера, говорят, что принимая новых людей в правоохранительные органы страны, Кадыров лично беседует с кандидатами и отдает предпочтение тем, кто принимал участие в обеих чеченских войнах.

Источники также сообщают, что новобранцу предлагают привести трех родственников, которые должны поручиться за него. Каждый из них в дальнейшем отвечает за поступки новобранца.

Адам, попросивший IWPR называть его этим именем, один из таких бывших боевиков, который сейчас занимает высокую должность в службе безопасности. Бывший полевой командир, он даже участвовал в похищении людей в период между двумя чеченскими войнами в 1996-1999 годах, когда правительство независимой Чечни было у власти, а похищение людей приняло широкий размах.

"Если хочешь выжить, другого пути нет. Я сдался потому, что устал от войны и постоянного страха за моих родственников. Другого шанса жить мирно у меня нет. Если я останусь здесь, то хоть моя семья будет в безопасности", - говорит Адам, поглаживая свою густую бороду.

Официальные лица Чеченской Республики отказываются комментировать конкретные случаи с помилованными бывшими боевиками. Однако, представитель прокуратуры Владимир Баринов сказал, что в общем, не существует "совершенно чистых" боевиков.

"Все они в той или иной степени запятнаны кровью. Они теперь стараются смыть эту кровь, вступая в ряды милиции. Проверять их будут всегда. Кто знает, может они поддерживают связи со своими бывшими друзьями?" - сказал Баринов.

"У меня есть информация, что в службе безопасности сейчас 86 человек, находящихся в федеральном розыске за совершение тяжких преступлений, но к ответственности их не привлекают".

Москва объявила об одной амнистии в конце первой чеченской войны и о трех после 1999 года. Точная численность амнистированных неизвестна, но по неофициальным данным, большинство "кадыровцев" - амнистированные боевики.

Однако, служба в рядах правоохранительных органов далеко не всегда гарантирует бывшему боевику безопасную жизнь.

"Многих из них новые коллеги постоянно унижают. Наш комитет постоянно получает устные жалобы, но никто из них не осмеливается подать жалобу в письменном виде. Они просто боятся", - говорит главный специалист Комитета по конституционным правам граждан Чеченской Республики Турко Патахов.

Один особенный случай произошел с бывшим боевиком, а ныне членом службы безопасности Алу Исмаиловым из северного села Чири-Юрт.

Члены его семьи рассказывают, что в один холодный зимний день, у их дома остановилось несколько машин. Заблокировав дом и всю улицу, вооруженные люди в масках ворвались в комнату, где Алу отдыхал после работы. Они его вытащили на улицу, били прикладами, а затем запихнули его с братом Алашой в машину, хотя Алу сказал им, что работает в службе безопасности и показал документы.

На окраине села Алашу выбросили из машины, а Алу довезли до местного отделения милиции. Семье удалось лишь на следующий день вызволить избитого и полуживого Алу из КПЗ с помощью его бывших коллег.

Дагман, мать амнистированного, а затем похищенного боевика, говорит, что было бы лучше, если б ее сын остался в лесу.

"Меня мучит совесть. Ведь это я уговорила его вернуться домой. Вот, теперь у меня нет сына", - говорит пожилая женщина, тяжело вздыхая и поглядывая в сторону дороги, куда его увезли.

Асламбек Бадилаев, корреспондент газеты "Зов земли", Грозный

Опубликовано 5 июня 2005 года

источник: Кавказская информационная служба Института по освещению войны и мира (IWPR, Лондон)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

17 октября 2017, 15:02

17 октября 2017, 14:34

17 октября 2017, 14:21

17 октября 2017, 14:03

17 октября 2017, 13:50

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей