14 июня 2005, 15:12

Новое амплуа Шамиля

Этот вопрос возник почти тотчас же: электрошок 25 мая - техногенная катастрофа или диверсия? Подтвердись последнее, авторство можно было бы и не обсуждать: кому еще такое по плечу, как не вездесущему Шамилю?! В том, что теоретически он способен на акции подобного масштаба, не сомневается уже никто. Однако диверсионную подоплеку власти отвергли тут же, оперативно сославшись на износ оборудования и происки Чубайса.

"Театр? - Тоже мое!"

27 мая на лентах интернет-сайтов высветилось... послание Басаева: "Наши диверсионные группы нанесли чувствительный удар по одной из самых важных систем жизнедеятельности российской империи. Результат проведенной спецоперации превзошел наши ожидания. На данный момент мы проводим сбор сведений о характере последствий нашего удара по Центральной России. Пока могу сказать только одно - российские власти нагло лгут, скрывая истинную причину "техногенной катастрофы", а также пытаются скрыть очень серьезные последствия проведенной нами спецоперации". Чуть позже появится и заявление, где от имени все того же фигуранта будет утверждаться: театр им. Станиславского тоже сожгли его бойцы. И вообще боевики намерены продолжать бомбить, поджигать и устраивать взрывы бытового газа на всей территории России: это новая форма войны, заявил Шамиль Басаев.

Какое-то время тему пытались обсуждать всерьез. Скажем, интернет-издание "Кавказский узел" со ссылкой на анонимные источники в спецслужбах поведало: "У Басаева в Москве и других крупных городах России налажена хорошо законспирированная сеть так называемых "спящих агентов". Они имеют подлинные документы, официально работают и ничего не предпримут без приказа. Но в нужный момент, при поступлении такого приказа, "кроты" "просыпаются", и каждый четко выполняет свою задачу. Например, взрывает какой-то объект". Источник издания поведал, что "спящих агентов" выявлять очень сложно, спецслужбы и правоохранительные органы "знают, что такая сеть существует... но  конкретно к ней приблизиться пока не удается". (Звучит логично: без такой сети помощников был бы невозможен ни "Норд-Ост", ни Беслан. И хорошо помню, как осенью 1995-го тот же Басаев, угрожая взорвать в Москве контейнер с радиоактивным веществом, доказал, что не шутит: по указанным им координатам в Измайловском парке действительно был откопан такой контейнер!)

Никакой официальной реакции на все это не последовало, отмолчались и Генпрокуратура, и ФСБ. Что дало повод для недоуменных вопросов: раз опровержений нет и Чубайса не сняли - может, точно диверсия? Ведь рвали же чеченские диверсанты прошлой зимой ЛЭП в Подмосковье: власть факт диверсий тоже отрицала, но Басаев все доказал, предъявив видеозапись. Может, и сейчас все так? Тогда серьезный тон стремительно сменился на шутливый: ах, этот баловник Шамиль - в попытках уговорить зарубежных спонсоров он теперь берет на себя все, пойдя по стопам болтуна Радуева...

Только ведь все эти шутки укрыли главный вопрос: а что сейчас поделывает Шамиль? Ведь пауза его затянулась, и настолько, что невольно подводит к мысли: он или вновь готовит острое блюдо с убойными специями, или выдохся вконец. В последнем нас уверяют активисты РОШ во главе с Ильей Шабалкиным. Уверяют так "правдоподобно", что практически все сайты сепаратистов не удержались от обильного цитирования некой его записки "О ситуации в чеченском бандитском подполье". Сначала вдосталь посмеялись над источниками информации Шабалкина: "...граждане, в основном лица чеченской национальности. Не только те, кто проживает в Чечне, но и те, кто обосновался в других регионах России. Они делятся своими впечатлениями, которые сложились у них в период их зарубежных поездок по семейно-бытовым вопросам, для встреч с родственниками и по коммерческим делам в страны Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии". - Проще говоря, речь идет о торговках-челноках, большинство из которых... "отмечают заметные разногласия в среде идеологов незаконных вооруженных формирований (НВФ) и им сочувствующих".

Мимо цепкого взора торговок не прошло, что "Ш. Басаев в последнее время предпринимает попытки подчинить т.н. зарубежных представителей А. Масхадова, которые контролировали его денежные каналы, в целях установления личного контроля над всем финансированием НВФ. Однако он сталкивается с резким противодействием со стороны масхадовцев.

Конфликты, происходящие за рубежом, отражаются и на ситуации в бандитском подполье на территории Чечни. Бандиты, ранее подчинявшиеся А. Масхадову, отказываются переходить в подчинение Ш. Басаеву и пытаются перейти к самопровозглашенному президенту ЧРИ А.-Х. Садулаеву".

В общем, весь базар только и кричит: "Раскол! Раскол! Раскол!" Однако вопрос о Шамиле остается открытым: каково ныне его положение в чеченском сопротивлении, его возможности и планы?

Усталость Шамиля?

После событий в Беслане Басаев, взяв на себя ответственность за посылку туда диверсионно-террористической группы (а также за подрыв двух пассажирских самолетов в ночь на 25 августа 2004 года), удалился в тень. С осени 2004-го по нынешний день он дал беспрецедентно огромную серию интервью, не считая регулярных обращений. Но собственно боевой активности непосредственно Басаева в этот период не отмечено совершенно. Мало того, после известного январского заявления Масхадова о перемирии, Басаев объявит, что подчиняется этому приказу. И ознаменует его серией интервью: 3 февраля он появится на экране британского "Четвертого канала", 28 февраля интервью с ним покажет датский телеканал DR-1, уже после смерти Аслана Масхадова слово Басаеву предоставит шведское телеграфное агентство ТТ...

Внимательно отслеживая творчество Басаева по доступным источникам, заметим: после смерти Аслана Масхадова Басаев какой-то иной. 9 марта публикуется его заявление: все моджахеды должны присягнуть на верность новому президенту - шейху Абдул-Халиму (Садулаеву). А затем молчание затягивается аж до 18 марта. Та речь Шамиля уже в иной тональности, нежели прежде. И дело даже не в том, что она обтекаемее и мягче. Во-первых, там, вопреки ожиданиям, нет призывов ни к мести за убиенного президента Ичкерии, ни к безудержному террору против России. Относительно боевых действий там вообще все не просто сдержанно - вообще ничего! Только басаевская версия гибели Масхадова. В каковой не нашлось и полсловечка человеческого сочувствия в адрес соратника. О гибели Масхадова Басаев говорит с плохо скрываемой издевкой, даже с удовлетворением: "Гибель Аслана все моджахеды восприняли спокойно, можно сказать даже с удовлетворением, в том смысле, что это придало моджахедам решительность продолжать борьбу и гордость за такого достойного Амира, который возглавлял моджахедов все это время".

Но реальную смысловую нагрузку несет одна-единственная фраза: "Всем известно, насколько Аслан стремился во что бы ни стало остановить войну. В общем, он стал работать в этом направлении". Вывод как бы напрашивается сам: с русскими нельзя вести переговоры о мире.

Однако, повторюсь, при этом - ни слова о мести! Словно "Глава Военного Комитета ГКО-Маджлисуль Шура ЧРИ (военный Амир) Абдаллах Шамиль Абу-Идрис" (полный титул фигуранта) берет паузу, чтобы привести дела в порядок и все хорошенько обдумать: ситуация, что ни говори, обрела новое качество.

Кстати, любопытно, что и первым же заявлением этого самого органа сепаратистов, ГКО-Маджлисуль Шура ЧРИ, тоже стал не призыв отомстить, а установка... "продолжать выполнять боевые задачи в соответствии с ранее утвержденным планом весенне-летней военной кампании".

Радикальнее всех, как водится, выскажется человек, отсиживающийся в глубоком и безопасном тылу - Мовлади Удугов. Уже 9 марта он поведает о наступлении нового этапа "российско-чеченского военного противостояния, который не предполагает не только переговоров, но и прекращения войны. Теперь война не может быть прекращена, она может быть только закончена. Но закончена только тогда, когда будет уничтожен режим и условия, генерирующие и подпитывающие военную агрессию против Чеченского Государства и террор против мусульман Кавказа".

Однако Удугов от реалий войны всегда был далек. Любопытнее иное: первое же после траурной паузы заявление "ГКО-Маджлисуль Шура ЧРИ" - отповедь... Закаеву в защиту Басаева. В ответ на реплику Закаева, что Басаев не занимает никаких должностей в руководстве Ичкерии, 15 марта сообщается: "В январе 2005 года Шамиль Басаев был восстановлен президентом Масхадовым в должности Военного Амира ГКО-Маджлисуль Шура ЧРИ". А посему "ГКО-Маджлисуль Шура ЧРИ настоятельно рекомендует всем должностным лицам правительства ЧРИ, особенно находящимся за рубежом, воздерживаться от заявлений и публичных высказываний, не соответствующих действительности и могущих нанести вред единству Сил Сопротивления". Из сказанного также следует, что, во-первых, аппаратные позиции Басаева после гибели Масхадова явно упрочились, и, во-вторых, некие разногласия в стане сепаратистов - вовсе не вымысел Шабалкина, а вещь вполне реальная.

Впрочем, последнее особо и не скрывалось: об этом всегда можно было догадаться, ознакомившись с высказываниями как покойного Масхадова, так и его главного оппонента - Басаева. Если первый упорно не желал выходить за рамки чисто военных операций против федеральных сил, используя любую возможность для налаживания переговорного процесса, то второй традиционно стоял за перенос боевых действий за пределы Чечни и не ограниченную ничем террористическую активность.

Новые речи ичкерийцев

Итак, 15 марта полевые командиры дают понять: позиции Басаева упрочились. И, казалось бы, должен последовать переход к блистательно освоенной Шамилем диверсионно-террористической тактике? Как бы не так! Тут же следует заявление нового "президента" ЧРИ Садулаева, каковой, впервые обозначив себя после гибели Масхадова, ритуально заявит: "Ни одно преступление России против чеченского народа не останется без надлежащего наказания!". И тут же оговорится: "Вместе с тем мы не приемлем любые формы насилия против невинных людей. Но мы вправе действовать против своего врага методами, которые угодны Богу, чтобы защитить право чеченского народа на независимость и самостоятельность. Клянусь Аллахом, мы защитим свой народ от геноцида, какую бы цену нам не пришлось за это заплатить!" Однако "политика Чеченского государства не претерпит существенных изменений в связи с гибелью Президента Аслана Масхадова".

В интервью шведскому агентству ТТ Шамиль выступает в совершенно новом обличье: не как террорист (упаси боже!) и диверсант, не как воин, даже не как военный вождь - как политик!

Начинает он по всем правилам спецпропаганды, с тем историко-правовых: "Мы не являемся сепаратистами... Мы ни от кого не отделялись, потому что не являлись чьей-то законной частью. Мы восстановили свою государственную независимость в 1991 году, которая была утрачена в результате многовековой русско-кавказской войны. Любому специалисту по Кавказу или человеку, интересующемуся историей Кавказа, это известно. Поэтому термин "сепаратист" к нам не имеет никого отношения... Мы ведем национально-освободительную борьбу за свое освобождение от российского империализма, а такая борьба не зависит от "зарубежных финансовых средств".

Свою пониженную активность после Беслана Басаев объяснит просто: "В том, что этой осенью и зимой не было крупных диверсий, заслуга Масхадова... В ноябре мы провели вместе 12 дней, и он взял с меня обязательство, что я не буду мешать ему вести "переговорный процесс по прекращению войны"... Я сдержал свое слово... Масхадов погиб... из-за своего чрезмерного стремления к миру, и я теперь свободен от своих обязательств". Но от конкретики Шамиль уходит: никаких призывов, никаких обещаний, только расплывчатые фразы типа "мы не ограничены сегодня сроками и руководствуемся целесообразностью", "будет нам выгодно, активизируемся, будет выгодно - минимизируем нападения", "мы никуда не спешим".

Методы? И тут Басаев опять виляет: "Чтобы победить в этой войне, нужно применять против врага его же оружие и действовать его же методами. Мы не должны стараться понравиться ни Западу, ни Востоку. Мы должны быть  самими собой и, упрямо стиснув зубы, идти вперед, не оглядываясь по сторонам". На прямой же вопрос о терактах - будет ли их сейчас больше или нет - вообще предпочел отделаться общей репликой: "Никто не может мне запретить отвечать на насилие насилием".

Вновь звучит, быть может, главное - то, для чего все это интервью и затевалось: "После гибели Масхадова повысилась ответственность, и я не могу себе позволить многое из того, что позволял раньше"!

После антракта: новая корона диверсанта?

Отгадка может крыться в ином. Все мы помним специфику взаимоотношений в ичкерийской полевой иерархии последних лет: было всего лишь две равновеликие величины - Масхадов и Басаев. Поскольку другие звезды первой войны либо убиты, либо вышли из игры, либо осели за границей. А новых ярких фигур нынешняя кампания так и не дала - Доку Умаров тут явно не смотрится. При несомненно имевшей место грызне за лидерство, роли все же были распределены грамотно: Масхадов - единственная легитимная фигура, верховный военачальник и... ходовой брэнд сопротивления - и в Чечне, и в России, и за ее пределами.

Потому что, показывая на умеренного, противящегося сползанию к явному терроризму Масхадова, западные критики Кремля могли грозить и призывать: вот с ним можно вести переговоры и договариваться. У Басаева тоже своя роль, так сказать, "злого следователя". На которого можно было кивать: смотрите, кто дышит в спину умеренному Масхадову...

Но 8 марта правила резко изменились: политическая фигура выведена из игры, остались только военно-террористические. И Кремль, не скрывая своего торжества, мог пожинать плоды спецоперации, пожимая плечами: нет больше в чеченском стане тех, с кем можно говорить, или вы предлагаете сесть за стол переговоров с Басаевым?!

Если бы Шамиль был тем отвязным диверсантом и террористом, каковым его изображают, грех ему было бы тоже не воспользоваться ситуацией на полную катушку: руки развязаны - круши, громи, терять уже нечего! Да еще и просто объявил бы себя "президентом" - кто возразил бы? А он затих. И назначил "президентом" мало кому известного Абдул-Халима Садулаева, о котором реально стало ведомо одно: это человек Басаева.

Сам Шамиль, первый присягнувший Садулаеву на верность уже 9 марта, очень любопытно охарактеризует его: "Он был искренним помощником и советником Масхадова, всегда поддерживал  во всех его благих начинаниях. Он же в большинстве своем уравновешивал и мое противостояние с Масхадовым, не давая нам переступить определенную грань.  К тому же у него есть одно очень хорошее качество, ценящееся чеченцами, и которого не хватает, например мне, - он умеет выслушать любого до конца".

То, что фигура третьего ряда вдруг становится "главной", нас не должно удивлять: значит, Шамиль решил, что ему еще не время выходить на первые роли.

Сейчас выход Басаева на сцену в формальном качестве политического лидера ломает всю игру: ныне даже и речи нет, чтобы хоть кто-то обмолвился о переговорах с "героем Буденновска". Однако время течет, многое забывается: у политиков память дырява и прагматична. Ведь в конце первой войны Москва без содрогания общалась с Басаевым, а после нее даже пожимала ему руку, закрывая глаза на перманентные вояжи в Россию и через нее. Однако после "Норд-Оста" и Беслана еще прошло не так много времени, чтобы Басаев вновь мог быть воспринят как политическая фигура - в России и, главное, за ее пределами.

Сейчас мы воочию наблюдаем процесс превращения террориста и диверсанта даже не в военно-полевого вождя (каковым он и так является), а в политика регионального масштаба. Речи которого (после 8 марта) - чуть не образчик сдержанности и политкорректности: "Переговоры - это логическое завершение любой войны. И наш Президент Шейх Абдул-Халим заявил, что он открыт для диалога и готов обсуждать любые мирные инициативы, но он никогда не будет сам просить мира. Этот подход я поддерживаю..." Басаев чуть не впервые произносит  то, чего от него, по-моему, еще никто не слышал: переговоры - логическое завершение войны. Учтем, это произнесено еще в марте, прежде всего для западного потребителя - в интервью шведскому агентству. Выходит, европейскому общественному мнению исподволь уже внушают: Шамиль не безнадежен, он исправился и готов к переговорам?!

15 мая звучит достаточно любопытное заявление уже Садулаева: "Нашей стратегической целью останется принуждение Кремля к миру". Принуждение, разумеется, силовое, но "при этом наши удары по России ни в коем случае не будут нацелены на мирных граждан этой страны, хотя ее руководство сделает все возможное, чтобы еще раз подставить собственный народ". Мало того, "руководство чеченского сопротивления всегда открыто для реального политического диалога с Россией на принципах, предложенных Асланом Масхадовым". И хотя Садулаев не преминет оговориться, что, "тем не менее мы больше никогда не будем просить мира у Кремля", сама постановка вопроса неожиданна: диалог возможен! Хотя реально, конечно же, все это предназначено вовсе не Кремлю - Западу.

И вот совсем свежее высказывание. 3 июня в интервью "Радио Свобода" А.-Х. Садулаев, отвечая на вопрос о Басаеве, скажет: "Мы сегодня не только вправе, но и должны по военной необходимости наносить врагу максимальный политический и идеологический урон. Но целью наших нападений должны быть военные и экономические объекты противника. Незадолго до гибели Аслана Масхадова мы обсуждали с ним этот вопрос. Аслан настаивал на том, что моджахеды должны избирать для ударов военные цели, экономические объекты и государственные учреждения наших врагов. Это наше право, это законные цели во всякой войне. Однако недопустимо делать объектом нападений мирных, безоружных людей, не участвующих в военных действиях, тем более женщин и детей. Наша позиция однозначна и неизменна: мы осуждаем терроризм! Это не наш метод, не наш путь".

И вот что удивительно: за три месяца после смерти Масхадова - ни одного теракта, ни одной диверсии! Словно действительно меняются тактика и стратегия, штабы заняты разработкой новых планов, а командиры - подготовкой и перегруппировкой сил. Чисто внутричеченской ситуацией это уже необъяснимо.

Резюме интриги таково: Шамиля Басаева уже раскручивают на замену Масхадова в качестве фигуры масштабной и полноценной политической. Именно сейчас его еще нельзя вывести в этом обличье - и тень Беслана должна размыться, и западный обыватель должен привыкнуть к идее, что Басаев - вовсе не исчадие ада, а столь же вменяемый "борец за свободу", как Масхадов. А вот на время паузы роль переходного правителя поиграет управляемый Абдул-Халим Садулаев, который точно ничего не испортит. Подстанция же в Чагино или театр - даже, если там и приложена рука Басаева (что сомнительно), вписываются уже в новую стратегию: эффект налицо, жертв - нет.

Владимир Воронов

Опубликовано 14 июня 2005 года

источник: Журнал "Новое время"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 января 2017, 22:42

  • Лисов оставлен под стражей в Испании до решения по экстрадиции

    Программист из Таганрога Станислав Лисов, задержанный в Испании 13 января, будет находиться под стражей до вынесения судом решения, удовлетворять или нет запрос на его экстрадицию в США, сообщил заведующий консульским отделом посольства России в Испании Андрей Константинов.

24 января 2017, 22:10

24 января 2017, 21:56

  • Алиев анонсировал восстановление контролируемого Азербайджаном села

    Средства на восстановление расположенного в зоне карабахского конфликта села Чоджук Марджанлы, контролируемого азербайджанскими военными с апреля 2016 года, Ильхам Алиев приказал выделить из резервного фонда президента Азербайджана. По утверждению Алиева, в апреле 2016 года "от оккупации были освобождены тысячи гектаров земли".

24 января 2017, 21:46

24 января 2017, 21:10

  • Премьер Кабардино-Балкарии пригрозил чиновникам увольнениями за долги по ЖКХ

    С января бюджетные организации и топливно-энергетический комплекс Кабардино-Балкарии должны выйти на стопроцентную оплату энергии и газа, иначе чиновников ждут массовые увольнения, заявил председатель правительства республики Алий Мусуков. Сейчас в Нальчике теплоснабжающие организации оплачивают только 70% необходимой суммы.

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии