02 июня 2005, 16:37

Нагорный Карабах не примет модель урегулирования типа «золотой клетки»

15 мая в Варшаве состоялась встреча президента Армении Роберта Кочаряна с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, на которой обсуждались, в частности, пути решения конфликта в Нагорном Карабахе. После встречи прозвучал целый ряд примечательных заявлений. Так, было отмечено, что стороны достигли предварительных договоренностей о выводе армянских войск из прилегающих к Нагорному Карабаху районов, их демилитаризации и возможном размещении международных сил сдерживания. Было также заявлено о том, что наметился прогресс по определению статуса Карабаха (возможно, путем референдума), а также об открытии коммуникаций, в частности дороги Мегри-Нахичевань. Обе стороны выступили с оптимистичными заявлениями, свидетельствующими о том, что предложенный посредниками вариант был направлен на то, чтобы не «обидеть» ни Армению, ни Азербайджан. В средствах массовой информации появились также гипотезы, что на территории Нагорного Карабаха будет создана свободная экономическая зона, не подчиняющаяся прямо Армении и Азербайджану. О возможности такого развития событий свидетельствует также заявление президента Армении Роберта Кочаряна на варшавском саммите Совета Европы о том, что он видит перспективы урегулирования карабахского конфликта в интеграции Нагорного Карабаха в европейское пространство.

Для выяснения отношения карабахской общественности к такому развитию событий корреспондент «Кавказского узла» встретился с карабахским аналитиком Давидом Бабаяном.

- Судя по постваршавским заявлениям и информационным «утечкам», международные посредники намерены предложить конфликтующим сторонам модель урегулирования, предполагающую замораживание нынешнего статус-кво на несколько десятилетий и создание на территории Нагорного Карабаха свободной экономической зоны под международным протекторатом. Неважно, насколько такой вариант устраивает Армению и Азербайджан. Главное - устраивает ли он карабахцев?

- Ни власти Нагорного Карабаха, ни общественность не получили официально конкретного плана относительно урегулирования конфликта и превращения Карабаха в свободную экономическую зону под международным протекторатом. Тем не менее такая постановка вопроса уже неприемлема для карабахцев. Мы слишком много сделали для того, чтобы стать независимым государством, а какой бы то ни было протекторат предполагает статус ниже государственности. Речь может идти об особых отношениях НКР с международным сообществом, что подразумевает введение новых идей как в урегулирование конфликта, так и во взаимоотношения на международном уровне.

Международное сообщество пытается найти универсальную модель урегулирования конфликтов для постсоветского пространства. Но вряд ли такой панацеей может стать протекторат. Уверен, что большинство населения Нагорного Карабаха, которое прошло через войну и не понаслышке знает, как живется под протекторатом, не согласится на повторение своей судьбы.

- Даже если населению Карабаха посулят большие экономические выгоды?

- Это аналогично золотой клетке: никто не хочет жить в клетке, даже из чистого золота. К тому же опасения карабахцев вызывают некоторые заявления европейских должностных лиц, в частности, заявление Терри Дэвиса о том, что Карабах является неотъемлемой частью Азербайджана. Как карабахцы могут согласиться на европейский протекторат при наличии таких заявлений, в свете которых сама концепция протектората теряет смысл?

Необходима иная модель с четко оговоренными параметрами того, каким видит международное сообщество урегулирование конфликта и место Нагорного Карабаха в системе международных отношений. Любого рода размытые идеи не могут вызвать доверия у населения Карабаха.

- Азербайджанская сторона и сопредседатели после Варшавы заявили, что вопрос о выводе армянских войск из прилегающих к Карабаху районов практически решен. Это не опровергла и армянская сторона. О каких войсках идет речь и к чему может привести такое развитие событий?

- Эта идея в контексте предлагаемой модели также вызывает опасения народа Карабаха. Просто грамматический компонент «армянские» имеет в заявлениях азербайджанской стороны ярко выраженный политический смысл. Да, это действительно армянские войска, но не Республики Армения, а Нагорного Карабаха. Вывод наших войск из зоны нашей же безопасности поставит под серьезное сомнение весь ход мирного процесса карабахского урегулирования. Дело в том, что в таких условиях любая бытовая конфликтная ситуация будет воспринята - как в Нагорном Карабахе, так и Азербайджане - исключительно в политическом контексте, что чревато серьезными катаклизмами.

Даже ввод миротворческих войск не может гарантировать, что подобное не случится. Какие международные подразделения могут гарантировать, что некто не бросит в реку Тертер, берущую начало в Кельбаджарском районе, отравляющее вещество, что может стать катастрофой для Мартакертского района?

- А кто вообще может это гарантировать?

- Гарантия только одна - эти территории должны остаться под юрисдикцией Нагорного Карабаха.

- Вы не считаете, что пора уже переговаривающимся сторонам и посредникам обсудить с обществом Нагорного Карабаха предлагаемые модели? Не думаете ли Вы, что в один прекрасный день народ Карабаха поставят перед фактом - референдумом? Причем в анкетах будут указаны не варианты типа «независимость», «воссоединение с Арменией» или «общее государство с Азербайджаном», а, скажем, «свободная экономическая зона под протекторатом Европы». И сделано это будет в расчете на то, что карабахцы, не разобравшись, сломя голову побегут в Европу.

- Весьма странно, что варианты урегулирования обсуждаются в таком формате и никак не освещаются в конфликтующих обществах. Эту логику можно понять: делается попытка сперва договориться в высших эшелонах власти, а затем представить предложения населению. Но такая кажущаяся эффективность чревата большой непредсказуемостью. Одним из таких элементов непредсказуемости может стать то, что население дистанцируется от властей. Конфиденциальность может привести к нарушению легитимности властей в глазах народа, если, конечно, общество сочтет, что предложенные механизмы не в пользу национальных и государственных интересов. И тогда переговорный процесс еще больше затянется, так как посредникам придется убеждать в том же уже новые власти.

- То есть Вы считаете, что карабахское общество не примет модель, о которой мы говорили выше?

- Это можно утверждать с большой долей уверенности.

- Вроде бы идея о свободной экономической зоне достаточно заманчива. Что может воспрепятствовать тому, чтобы народ ее принял? Какие опасения?

- Сложность нагорно-карабахского конфликта заключается в том, что он непосредственно затрагивает не только политический, но и экологический, демографический аспекты. Дело в том, что территория бывшей НКАО не в состоянии полностью обеспечить все компоненты безопасности народа Нагорного Карабаха. К примеру, в уже указанном Кельбаджарском районе берут начало все карабахские реки.

- Карабахское движение начиналось с борьбы против мирной демографической экспансии. Вы не считаете, что предложенная модель не учитывает возможность реанимации этой опасности?

- Немаловажную роль играет и демографический фактор. В Азербайджане постоянно утрируют данные о беженцах, причем говорят о беженцах не только из НКАО, но и из зоны безопасности, из Армении. Если модель урегулирования предполагает возвращение всех беженцев, то это не может вызвать недоверия карабахцев. Это чистейшей воды демографическая экспансия. Как может непризнанное государство типа Нагорного Карабаха принять идею подобного протектората, если даже Франция, опасаясь демографических вызовов, отказалась принять Конституцию Евросоюза?

- Одним из доводов сторонников форсирования карабахского урегулирования является необходимость открытия коммуникаций. О каких коммуникациях идет речь?

- Многие говорят, что после урегулирования Нагорный Карабах станет транзитной территорией. Но посмотрите на карту. Есть ли коммуникации, которые должны быть проведены обязательно через Карабах, так как не могут проходить по иной территории? Таковых нет. Происходит подмена понятий. Люди хотят слышать о своей значимости, и им это говорят. Карабах географически не может быть центром коммуникаций.

- То есть форсирование урегулирования конфликта обусловлено только желанием обеспечить безопасность и стабильность в регионе?

- В общем, да. Поэтому в данной ситуации замораживание конфликта гораздо выгоднее, чем поспешные решения. Главное - развитие демократии в конфликтующих странах.

- Вы можете объяснить, как демократия может помочь в этническом конфликте?

- Развитие демократии нивелирует этнические мифы. Правда, вся наша сегодняшняя политика построена на этом мифе. Отход от него - очень сложный путь построения мирного сообщества, поэтому-то и придумываются другие варианты. Но в регионах, где есть этнические конфликты, связанные с различными темпами демографического роста, этот процесс осложняется еще больше.

Автор: Наира Айрумян, собственный корреспондент "Кавказского узла";

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

29 мая 2017, 23:48

  • Астраханский областной суд оставил Сергея Томского под стражей

    Адвокат Сергея Томского Василий Авдеев указывал, что бизнесмен не предпринимал попыток скрыться, не может повлиять на свидетелей, а в материалах дела нет доказательств его причастности к преступлению. Гособвинитель, в свою очередь, указал, что нахождение Томского под арестом законно и обоснованно.

29 мая 2017, 23:37

29 мая 2017, 22:52

29 мая 2017, 22:26

29 мая 2017, 21:30

Архив новостей