12 мая 2005, 20:06

Горячий "замороженный конфликт"

Правительство объявило на улицах и в парках "месяц весенней чистоты" для граждан, однако в Цхинвали, столице сепаратистской провинции Южная Осетия, даже в начале мая еще стоит серая зима, и вполне вероятно, что в душах она воцарилась на целый год.

По улицам идут люди в поношенных пальто и в шапках, мужчины стоят на перекрестках, ожидая, что им предложат работу, из нетопленых учреждений доносятся запахи столовой. В горном районе Грузии люди уже почти четыре недели живут без электричества. Единственная линия жизни идет через Рокский тоннель в Россию.

Это на языке дипломатов и политологов называется "замороженным конфликтом". При этом споры вокруг независимости Южной Осетии, провозглашенной более 13 лет назад, вступили в опасную активную фазу с тех пор, как в столице Грузии Тбилиси пришли к власти молодые реформаторы, стоявшие во главе "революции роз".

Эдуард Кокойты, президент мини-республики, которую не признает ни одно государство, принимает нас в большом офисе с розовыми стенами и темной деревянной мебелью. У него на столе лежат три исписанных от руки листка из блокнота. 40-летний Кокойты, который в 2001 году победил на более или менее демократических президентских выборах, смотрит на западный курс грузинского правительства с недоверием.

Прошлым летом российские телеканалы показывали в новостях сепаратистского руководителя во время инспекции войск в окрестностях Цхинвали. Кокойты, экс-чемпион по борьбе и бывший секретарь комсомольской организации, выпустил очередь из пулемета и довольно ухмыльнулся. Грузинские войска в тот момент уже вошли в Южную Осетию, и некоторые министры из правительства главы Грузии Михаила Саакашвили надеялись на быструю победу, как несколькими неделями раньше произошло в Аджарии, другой сепаратистской провинции. Под давлением США Саакашвили прекратил это безобразие, в январе перед Советом Европы в Страсбурге он выступал за мирное урегулирование и "широкую автономию" для Южной Осетии.

У Грузии был шанс, говорит Кокойты. В 1989 году парламент Южной Осетии, тогда еще автономной области, попросил Верховный совет в Тбилиси придать Южной Осетии статус автономной республики в составе Грузии. "Ответом была ликвидация грузинской области Южная Осетия". Кокойты рассказывает о трех волнах геноцида в отношении осетин. Он больше не доверяет грузинам и тем более "так называемому демократу Саакашвили".

30 тысяч осетин погибло в 1920 году во время меньшевистской революции, начинает Кокойты. В 1991 году первый президент уже независимой Грузии, Звиад Гамсахурдиа, националист с руками по локоть в крови, пошел на Цхинвали; за короткое время там погибло более тысячи человек, а более 80 тысяч осетин бежало из Грузии. Летом 2004 года последовала "третья волна геноцида", объясняет президент, и была установлена экономическая блокада путем закрытия рынка Эргнети под Цхинвали - самого большого рынка контрабанды в Южной Осетии.

Западные военные наблюдатели совершенно не сомневаются в готовности осетин, которых Россия поддерживает как в политическом, так и военном плане, защищаться. Сложный режим перемирия гарантирует Москве полный контроль над маленьким горным регионом на границе с российской территорией - Северной Осетией. Это ползучая аннексия. У 90% жителей Южной Осетии уже имеется российский паспорт, здесь имеет хождение рубль, Москва платит пенсии пенсионерам и зарплаты госслужащим; в правительственных учреждениях работает все больше жителей Северной Осетии.

Тем не менее Эдуард Кокойты не хочет связывать себя окончательным решением: он не говорит о присоединении к России, зато заявляет о своей готовности к теледебатам с Саакашвили. Он хочет заверить грузин, что его соотечественники не питают к ним никаких враждебных чувств.

стр No
Южная Осетия: Москва постепенно аннексирует сепаратистскую грузинскую провинцию
Правительство объявило на улицах и в парках "месяц весенней чистоты" для граждан, однако в Цхинвали, столице сепаратистской провинции Южная Осетия, даже в начале мая еще стоит серая зима, и вполне вероятно, что в душах она воцарилась на целый год.

По улицам идут люди в поношенных пальто и в шапках, мужчины стоят на перекрестках, ожидая, что им предложат работу, из нетопленых учреждений доносятся запахи столовой. В горном районе Грузии люди уже почти четыре недели живут без электричества. Единственная линия жизни идет через Рокский тоннель в Россию.

Это на языке дипломатов и политологов называется "замороженным конфликтом". При этом споры вокруг независимости Южной Осетии, провозглашенной более 13 лет назад, вступили в опасную активную фазу с тех пор, как в столице Грузии Тбилиси пришли к власти молодые реформаторы, стоявшие во главе "революции роз".

Эдуард Кокойты, президент мини-республики, которую не признает ни одно государство, принимает нас в большом офисе с розовыми стенами и темной деревянной мебелью. У него на столе лежат три исписанных от руки листка из блокнота. 40-летний Кокойты, который в 2001 году победил на более или менее демократических президентских выборах, смотрит на западный курс грузинского правительства с недоверием.

Прошлым летом российские телеканалы показывали в новостях сепаратистского руководителя во время инспекции войск в окрестностях Цхинвали. Кокойты, экс-чемпион по борьбе и бывший секретарь комсомольской организации, выпустил очередь из пулемета и довольно ухмыльнулся. Грузинские войска в тот момент уже вошли в Южную Осетию, и некоторые министры из правительства главы Грузии Михаила Саакашвили надеялись на быструю победу, как несколькими неделями раньше произошло в Аджарии, другой сепаратистской провинции. Под давлением США Саакашвили прекратил это безобразие, в январе перед Советом Европы в Страсбурге он выступал за мирное урегулирование и "широкую автономию" для Южной Осетии.

У Грузии был шанс, говорит Кокойты. В 1989 году парламент Южной Осетии, тогда еще автономной области, попросил Верховный совет в Тбилиси придать Южной Осетии статус автономной республики в составе Грузии. "Ответом была ликвидация грузинской области Южная Осетия". Кокойты рассказывает о трех волнах геноцида в отношении осетин. Он больше не доверяет грузинам и тем более "так называемому демократу Саакашвили".

30 тысяч осетин погибло в 1920 году во время меньшевистской революции, начинает Кокойты. В 1991 году первый президент уже независимой Грузии, Звиад Гамсахурдиа, националист с руками по локоть в крови, пошел на Цхинвали; за короткое время там погибло более тысячи человек, а более 80 тысяч осетин бежало из Грузии. Летом 2004 года последовала "третья волна геноцида", объясняет президент, и была установлена экономическая блокада путем закрытия рынка Эргнети под Цхинвали - самого большого рынка контрабанды в Южной Осетии.

Западные военные наблюдатели совершенно не сомневаются в готовности осетин, которых Россия поддерживает как в политическом, так и военном плане, защищаться. Сложный режим перемирия гарантирует Москве полный контроль над маленьким горным регионом на границе с российской территорией - Северной Осетией. Это ползучая аннексия. У 90% жителей Южной Осетии уже имеется российский паспорт, здесь имеет хождение рубль, Москва платит пенсии пенсионерам и зарплаты госслужащим; в правительственных учреждениях работает все больше жителей Северной Осетии.

Тем не менее Эдуард Кокойты не хочет связывать себя окончательным решением: он не говорит о присоединении к России, зато заявляет о своей готовности к теледебатам с Саакашвили. Он хочет заверить грузин, что его соотечественники не питают к ним никаких враждебных чувств.

Южная Осетия: Москва постепенно аннексирует сепаратистскую грузинскую провинцию
Правительство объявило на улицах и в парках "месяц весенней чистоты" для граждан, однако в Цхинвали, столице сепаратистской провинции Южная Осетия, даже в начале мая еще стоит серая зима, и вполне вероятно, что в душах она воцарилась на целый год.

По улицам идут люди в поношенных пальто и в шапках, мужчины стоят на перекрестках, ожидая, что им предложат работу, из нетопленых учреждений доносятся запахи столовой. В горном районе Грузии люди уже почти четыре недели живут без электричества. Единственная линия жизни идет через Рокский тоннель в Россию.

Это на языке дипломатов и политологов называется "замороженным конфликтом". При этом споры вокруг независимости Южной Осетии, провозглашенной более 13 лет назад, вступили в опасную активную фазу с тех пор, как в столице Грузии Тбилиси пришли к власти молодые реформаторы, стоявшие во главе "революции роз".

Эдуард Кокойты, президент мини-республики, которую не признает ни одно государство, принимает нас в большом офисе с розовыми стенами и темной деревянной мебелью. У него на столе лежат три исписанных от руки листка из блокнота. 40-летний Кокойты, который в 2001 году победил на более или менее демократических президентских выборах, смотрит на западный курс грузинского правительства с недоверием.

Прошлым летом российские телеканалы показывали в новостях сепаратистского руководителя во время инспекции войск в окрестностях Цхинвали. Кокойты, экс-чемпион по борьбе и бывший секретарь комсомольской организации, выпустил очередь из пулемета и довольно ухмыльнулся. Грузинские войска в тот момент уже вошли в Южную Осетию, и некоторые министры из правительства главы Грузии Михаила Саакашвили надеялись на быструю победу, как несколькими неделями раньше произошло в Аджарии, другой сепаратистской провинции. Под давлением США Саакашвили прекратил это безобразие, в январе перед Советом Европы в Страсбурге он выступал за мирное урегулирование и "широкую автономию" для Южной Осетии.

У Грузии был шанс, говорит Кокойты. В 1989 году парламент Южной Осетии, тогда еще автономной области, попросил Верховный совет в Тбилиси придать Южной Осетии статус автономной республики в составе Грузии. "Ответом была ликвидация грузинской области Южная Осетия". Кокойты рассказывает о трех волнах геноцида в отношении осетин. Он больше не доверяет грузинам и тем более "так называемому демократу Саакашвили".

30 тысяч осетин погибло в 1920 году во время меньшевистской революции, начинает Кокойты. В 1991 году первый президент уже независимой Грузии, Звиад Гамсахурдиа, националист с руками по локоть в крови, пошел на Цхинвали; за короткое время там погибло более тысячи человек, а более 80 тысяч осетин бежало из Грузии. Летом 2004 года последовала "третья волна геноцида", объясняет президент, и была установлена экономическая блокада путем закрытия рынка Эргнети под Цхинвали - самого большого рынка контрабанды в Южной Осетии.

Западные военные наблюдатели совершенно не сомневаются в готовности осетин, которых Россия поддерживает как в политическом, так и военном плане, защищаться. Сложный режим перемирия гарантирует Москве полный контроль над маленьким горным регионом на границе с российской территорией - Северной Осетией. Это ползучая аннексия. У 90% жителей Южной Осетии уже имеется российский паспорт, здесь имеет хождение рубль, Москва платит пенсии пенсионерам и зарплаты госслужащим; в правительственных учреждениях работает все больше жителей Северной Осетии.

Тем не менее Эдуард Кокойты не хочет связывать себя окончательным решением: он не говорит о присоединении к России, зато заявляет о своей готовности к теледебатам с Саакашвили. Он хочет заверить грузин, что его соотечественники не питают к ним никаких враждебных чувств.

Южная Осетия: Москва постепенно аннексирует сепаратистскую грузинскую провинцию
Правительство объявило на улицах и в парках "месяц весенней чистоты" для граждан, однако в Цхинвали, столице сепаратистской провинции Южная Осетия, даже в начале мая еще стоит серая зима, и вполне вероятно, что в душах она воцарилась на целый год.

По улицам идут люди в поношенных пальто и в шапках, мужчины стоят на перекрестках, ожидая, что им предложат работу, из нетопленых учреждений доносятся запахи столовой. В горном районе Грузии люди уже почти четыре недели живут без электричества. Единственная линия жизни идет через Рокский тоннель в Россию.

Это на языке дипломатов и политологов называется "замороженным конфликтом". При этом споры вокруг независимости Южной Осетии, провозглашенной более 13 лет назад, вступили в опасную активную фазу с тех пор, как в столице Грузии Тбилиси пришли к власти молодые реформаторы, стоявшие во главе "революции роз".

Эдуард Кокойты, президент мини-республики, которую не признает ни одно государство, принимает нас в большом офисе с розовыми стенами и темной деревянной мебелью. У него на столе лежат три исписанных от руки листка из блокнота. 40-летний Кокойты, который в 2001 году победил на более или менее демократических президентских выборах, смотрит на западный курс грузинского правительства с недоверием.

Прошлым летом российские телеканалы показывали в новостях сепаратистского руководителя во время инспекции войск в окрестностях Цхинвали. Кокойты, экс-чемпион по борьбе и бывший секретарь комсомольской организации, выпустил очередь из пулемета и довольно ухмыльнулся. Грузинские войска в тот момент уже вошли в Южную Осетию, и некоторые министры из правительства главы Грузии Михаила Саакашвили надеялись на быструю победу, как несколькими неделями раньше произошло в Аджарии, другой сепаратистской провинции. Под давлением США Саакашвили прекратил это безобразие, в январе перед Советом Европы в Страсбурге он выступал за мирное урегулирование и "широкую автономию" для Южной Осетии.

У Грузии был шанс, говорит Кокойты. В 1989 году парламент Южной Осетии, тогда еще автономной области, попросил Верховный совет в Тбилиси придать Южной Осетии статус автономной республики в составе Грузии. "Ответом была ликвидация грузинской области Южная Осетия". Кокойты рассказывает о трех волнах геноцида в отношении осетин. Он больше не доверяет грузинам и тем более "так называемому демократу Саакашвили".

30 тысяч осетин погибло в 1920 году во время меньшевистской революции, начинает Кокойты. В 1991 году первый президент уже независимой Грузии, Звиад Гамсахурдиа, националист с руками по локоть в крови, пошел на Цхинвали; за короткое время там погибло более тысячи человек, а более 80 тысяч осетин бежало из Грузии. Летом 2004 года последовала "третья волна геноцида", объясняет президент, и была установлена экономическая блокада путем закрытия рынка Эргнети под Цхинвали - самого большого рынка контрабанды в Южной Осетии.

Западные военные наблюдатели совершенно не сомневаются в готовности осетин, которых Россия поддерживает как в политическом, так и военном плане, защищаться. Сложный режим перемирия гарантирует Москве полный контроль над маленьким горным регионом на границе с российской территорией - Северной Осетией. Это ползучая аннексия. У 90% жителей Южной Осетии уже имеется российский паспорт, здесь имеет хождение рубль, Москва платит пенсии пенсионерам и зарплаты госслужащим; в правительственных учреждениях работает все больше жителей Северной Осетии.

Тем не менее Эдуард Кокойты не хочет связывать себя окончательным решением: он не говорит о присоединении к России, зато заявляет о своей готовности к теледебатам с Саакашвили. Он хочет заверить грузин, что его соотечественники не питают к ним никаких враждебных чувств.

Опубликовано 12 мая 2005 года

Перевод веб-сайт Inopressa.ru

источник: Газета "The Washington Post" (USA)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

24 июня 2018, 09:57

24 июня 2018, 09:00

24 июня 2018, 08:22

24 июня 2018, 07:59

24 июня 2018, 07:23

  • Сотрудник музея в Сочи приговорен к штрафу за избиение коллеги

    Суд приговорил сотрудника Художественного музея в Сочи к штрафу в пять тысяч рублей за нанесение побоев специалисту по электронике Константину Жилину. Стороны конфликта остались недовольны приговором. Адвокат обвиненного заявил, что будет обжаловать решение суда. Потерпевшая сторона планирует добиваться рассмотрения дела об угрозе убийством.

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей
Персоналии

Все персоналии