03 мая 2005, 16:31

Достаточно одного патрона

Ингушетия может вздохнуть спокойно. Ее злой демон - начальник УФСБ Сергей Коряков - наконец покинул Ингушетию. Появилась надежда, что и похищения людей теперь будут раскрыты. Впрочем, Коряков не уезжал еще долго после нового назначения и даже ездил в Москву - просил оставить его в Ингушетии хотя бы на пару лет. Не оставили. Московские начальники уже поняли, что своими действиями Коряков компрометирует всю систему.

Похищения людей стали широко известными во многом благодаря Борису Оздоеву - федеральному судье и общественному деятелю. Он сам ищет своего сына Рашида, похищенного 11 марта 2003 года.
 
Год без Рашида

- Борис Османович, как продвинулось следствие за последние полгода?

- Все, что сделали правоохранительные органы за это время, - приняли переданную мной аудиозапись показаний сотрудника УФСБ Руставела Султыгова, признающегося в похищении моего сына. Я требовал фоноскопической экспертизы. До сих пор, как говорит следователь, кассету очищают от каких-то шумов. Я объяснил, что даже если ее очистят до такой степени, что там вообще ни звука не останется, у меня есть оригинал. Я пытался добиться того, чтобы следствие затребовало запись камеры наблюдения на въезде в УФСБ, сделанную 11 марта с 23 до 24 часов. Тогда будет ясно, въезжала ли машина Рашида на территорию. До сих пор видеозапись не предоставлена. Будем надеяться, что с уходом Корякова ситуация изменится.

После последнего похищения - жертвой тогда стал житель Малгобека Адам Берсанов - Сергей Коряков проводил совещание. В это время ему позвонил президент Ингушетии Мурат Зязиков: "До каких пор будет продолжаться беспредел? Вы мне за все ответите!". Телефон был включен на громкую связь, и это слышали все присутствующие. Коряков, не пытаясь даже возражать - дескать, вы о чем говорите, я ничего не знаю, - ответил: "Мурат Магометович, все вопросы к Владимиру Владимировичу!".

- Правда ли, что Султыгов опроверг собственные признания?

- Я добился очной ставки. Он сказал: "Вы все сочиняете!". Я в ответ: "А кассету куда деть?". "Ничего не знаю". Тогда я его спровоцировал, заявил: "Единственное, что я установил в ходе собственного расследования, так это факт вашего участия в похищении моего сына. Вы сидели за рулем машины, которая таранила "девятку" Рашида. И вы видели, как его расстреливали из автомата". Султыгов закричал: "Клянусь вам, это неправда! Мы не расстреливали!". Я сказал следователю: "Что и требовалось доказать...".

Расстрелян по ошибке

Беслана Арапханова из села Галашки приняли за другого. После того как неопознанные лица в камуфляже снесли ему голову "Стечкиным", строго спросили жену: "Это Хучбаров?". На ее сдавленное: "Нет, это Арапханов..." - вежливо сказали: "Тогда извините - адресом ошиблись!".

Прокуратура возбудила уголовное дело. Следователь направил запрос в УФСБ: проводилась ли в ту ночь спецоперация? Ему ответили: да, проводилась, - и даже перечислили фамилии участников. И тут же следователь уперся лбом в непробиваемую стену: оказалось, что людей с такими именами просто не существует в природе. И уж во всяком случае, в УФСБ по Ингушетии они не служат...

- Я знаю, что часто людей похищают не местные - залетные, из Чечни, - говорит Оздоев. - Их посылают в наш регион под другими фамилиями, с фальшивыми удостоверениями. Но могут ли они действовать так цинично без ведома Корякова? Вы думаете, если бы он не был в курсе, то не заявил бы тому же Зязикову, что непричастен?

Зязиков пытается противостоять этому беспределу. Все ингуши знают, что у него потому и не сложились отношения с Коряковым. Но, согласно действующему закону, президент не вправе вмешиваться в дела служб федерального подчинения. Хотя мы прекрасно понимаем, что без одобрения Путина Зязиков бы здесь не находился. Впрочем, абсолютно такие же проблемы и такие же права - у всех глав регионов Юга России: и Дагестана, и Кабардино-Балкарии, и Карачаево-Черкесии, и Чечни...
 
Похищенные призраками

Версию Бориса Оздоева о происхождении неопознанных бригад подтверждает еще одна история. Все те же "камуфлированные" захватили жителя Карабулака Адама Медова. Его не было трое суток, но каждый вечер Медов звонил домой и говорил: "Все в порядке, скоро вернусь". Через три дня на посту ГАИ на границе с Чечней милиционеры остановили две машины - "Волгу" и "Жигули". Водитель "Волги" предъявил спецпропуск. В это время кто-то ударом изнутри выбил багажник. Там оказались двое.

Медов кричал: "Умоляю, не дайте им меня убить!". Гаишники забрали обоих, задержали похитителей, отвезли всех в райотдел (вторая машина, как только вскрыли багажник, сорвалась с места и уехала в сторону Чечни). В милиции Медов написал объяснение: его захватили четверо русских и четверо чеченцев, отвезли в Магас, держали в УФСБ, заставляли звонить домой и говорить, что все в порядке. Адама пытали и требовали признать, что он связан с боевиками.

А потом в отделении милиции появилось официальное письмо: "Гражданин Медов задержан УФСБ Чечни, группой под руководством полковника Белецкого". Похитители во главе с Белецким были освобождены и увезли с собой Адама Медова и Аслана Куштонашвили, которых больше никто не видел. Но куда бы ни обращались их родственники, им отвечали, что полковника Белецкого в ФСБ не существует.

- Трудно определить соотношение, сколько похищений совершило чеченское УФСБ, а сколько - ингушское, - говорит председатель местного "Мемориала" Шахман Акбулатов. - Но имеющаяся информация позволяет утверждать: спецслужбы обеих республик имеют отношение к происходящему. Иногда налеты совершают группы вооруженных людей и из Северной Осетии, и из Ставропольского края. Но делают это, считаю, с ведома Корякова. Нас не может не волновать сложившаяся ситуация. Часто бывает, что человек имеет отношение к боевикам и его задержание необходимо. Но задержание, а не похищение! Бывало, человека увозили, а потом выяснялось, что он находится под следствием, в тюрьме Чечни. Почему не сказать родственникам сразу? Зязиков представил в парламент законопроект, запрещающий проезд машин со спецпропусками без досмотра, и его приняли. Машину, в которой везли Медова, остановили в соответствии с этим законом. Но он работает не всегда - сотрудники милиции боятся связываться со спецслужбой, которая намного влиятельнее.
 
Эпилог

Сергея Корякова переводят в Иркутск - его родной город. Почему он не рвется на родину и изо всех сил держится за Ингушетию? Думаю, причины просты, как обозначающие их термины: власть и деньги. Соседство с Чечней удобно: можно творить беспредел под эгидой "контртеррористической операции", со ссылкой на якобы имеющуюся оперативную информацию. Можно врать в лицо Оздоеву: "Я не знаю, где ваш сын. Ищем".

Кроме того, борьба с терроризмом финансируется если и не так щедро, как сам терроризм, то достаточно для сладкой жизни - если грамотно использовать бюджет. Можно зарабатывать и на терроризме, и на борьбе с ним. Почти во всех сообщениях о найденных в Ингушетии тайниках с оружием присутствуют фальшивые доллары. Но неужели боевики настолько глупы, чтобы брать фальшивки? Вероятнее всего, найденные доллары просто заменяются фальшивыми, а о судьбе настоящих можно только догадываться...

Что касается борьбы с терроризмом - там тоже все достаточно просто. После гибели случайно или намеренно выбранной жертвы составляется отчет, в котором подробно описывается, что на выявление пособника боевиков ушло полгода оперативной работы: встречи с источниками, оплата информации и технических средств - и так далее до бесконечности. Потому и звучат едва ли не каждый день сообщения о том, что в Ингушетии обнаружен очередной схрон, - для отчетности, для лапши на начальственные уши, для выделения новых средств на борьбу с терроризмом в регионе.

Хочется надеяться, что больше Сергей Коряков не появится в Ингушетии. Этому народу и от матери-истории, и от советской власти, и от террористов, и от спецслужб досталось столько, что пережитого горя хватило бы на весь земной шар. Сегодня они хотят одного: жить спокойно. Без войны, без депортаций, без боевиков и без Корякова. Главное - чтобы их оставили в покое.

Ирина Халип

Опубликовано 28 апреля 2005 года

источник: "Новая газета"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

30 мая 2017, 10:26

30 мая 2017, 10:24

  • Четыре дагестанских проекта были представлены на фестивале "Интермузей" в Москве

    В Москве завершился ежегодный фестиваль "Интермузей". На нем было представлено четыре проекта из Дагестана, один из которых получил специальную премию Союза музеев России имени Александровой. Музеи из Краснодара и Ингушетии, заявленные в числе участников мероприятия, не смогли принять участие в нем из-за отсутствия финансирования на эти цели.

30 мая 2017, 09:57

  • Дело в отношении Стенина прекращено

    Президиум Астраханского областного суда сегодня рассмотрел кассационную жалобу адвоката Татьяны Иванушкиной на приговор националисту Игорю Стенину и постановил отменить его, прекратив дело в связи с отсутствием состава преступления.

30 мая 2017, 09:55

30 мая 2017, 09:21

  • Новый адвокат вступил в дело Рахаева

    Защиту Руслана Рахаева, обвиняемого в избиении до смерти в полиции задержанного, в новом судебном процессе в Черкесске будет осуществлять адвокатское бюро "Мусаев и партнеры", сообщила общественный защитник Рахаева Лидия Жабелова. По ее словам, суд дал новому адвокату две недели для ознакомления с делом.

Архив новостей