28 марта 2005, 17:27

Чечня на Столе

21 марта в здании Совета Европы собралось около 40 экспертов по вопросам Чечни - как чеченцев, так и нечеченцев. Условно говоря, их можно было разбить на несколько групп: представители официальных властей (лица из нынешнего руководства Чечни, депутаты Госдумы и Совфеда РФ от Чечни), депутаты ПАСЕ, а также европейские, российские и чеченские представители общественных институтов.

Из числа приглашенных не приехали представители сепаратистов и некоторых общественных институтов. Таким образом, Круглый Стол можно было лишь условно назвать Круглым из-за отсутствия на нем людей, выступающих или сочувствующих идее независимости Чечни.

Фактически, диалог между сепаратистами и прокремлевским руководством Чечни, который как надеялись организаторы из ПАСЕ, поможет в дальнейшем разрешению конфликта в Чечне, не получился.

В их отсутствие были заслушаны доклады и выступления по ситуации в Чечне тех экспертов, что прибыли на КС.

При этом было четко видно разделение на людей президента Чечни Алханова и прочих. Первые говорили о социально-экономических достижениях в Чеченской Республике и тут же просили содействия у европейцев для преодоления продолжающих еще существовать в этой сфере проблем.

Было видно, что они старательно претворяют в жизнь ту установку, озвученную ранее Алу Алхановым: чеченская официальная делегация едет на этот Круглый Стол лишь для "решения экономических и гуманитарных вопросов в республике". Об этом он заявил в интервью журналистам перед отлетом в Страсбург на заседание ПАСЕ.

По его словам, делегация Чеченской Республики намерена довести до европейских парламентариев то, что помощь в решении экономических и гуманитарных вопросов для республики сейчас наиболее важна, поскольку политический курс в республике определен, и руководство республики делает все для его дальнейшего развития.

Прочие говорили о нарушениях прав и предлагали некие политические пути решения (смотри статью "Некруглый Круглый Стол").

Результатом Круглого Стола и стали в итоге предложения, которые внесли присутствующие. По словам закрывавшего встречу ее организатора и докладчика ПАСЕ по Чечне Андреаса Гросса, эти идеи будут рассмотрены, вынесены на обсуждение и по их итогам предположительно пройдет еще один Круглый стол, в котором возможно примут участие и представители сепаратистов. Его дата будет определена на апрельской сессии ПАСЕ.

Идее действительно многостороннего КС помешала, прежде всего, взаимобоязнь оказаться проигравшими в войне пропаганд. Каждая из сторон конфликта (ичкерийская и промосковская) понимала, что ее участие может быть использовано противной стороной в свою пользу.

Российская сторона, например, опасалась, что подобная встреча может быть расценена как попытка переговоров. Потому она категорически настаивала на исключительно неполитическом характере КС. Для лишней страховки в повестку Стола был внесен пункт, что его участниками могут быть только люди, признающие идею "территориальной целостности России".

Андреас Гросс, как организатор, пошел на этот компромисс ради сохранения идеи самой встречи. Но это была его ошибка: новый формат отвергал возможность приезда сепаратистов, так как было понятно, что их участие в любом качестве, кроме переговорного, будет преподнесено через СМИ как отказ от борьбы за суверенность Чечни.

На самом деле, КС изначально не предполагался как инструмент политического решения. По замыслу организаторов он должен был стать некоей площадкой для обмена идеями, но площадкой многосторонней. То есть, Круглый стол в ПАСЕ должен был стать тем местом, где смогли бы неофициально встретиться и поговорить представители несколько сторон конфликта в Чечне - представители промосковского руководства Чечни и представители Ичкерии.

Некоторую политическую окраску Круглый Стол мог приобрести лишь при условии участия в нем представителей сепаратистов. Подразумевалось, что ичкерийцы могли приехать на КС как частные лица или же согласившись на требования формата. Но поездка Андреаса Гросса в Лондон с целью уговорить Ахмеда Закаева приехать в Страсбург ничего не дала.

После окончания КС замглавы МИД Ичкерии Усман Ферзаули сообщил российскому сайту "Газета.Ру", что его личный отказ связан с отсутствием соответствующих распоряжений исполняющего обязанности после гибели Аслана Масхадова президента Ичкерии Сайдулаева, а Ахмед Закаев рассказал газете "Коммерсант", что после гибели Масхадова Ичкерия не готова к выдвижению мирных инициатив.

В то же время сепаратисты не решились и на яркий контрход, типа, прибытия на КС и демонстративного покидания зала в знак протеста.

В отсутствие сепаратистов их позицию могли бы представить некоторые правозащитники из Чечни. Но они так и не приехали на встречу. В открытом письме на имя генерального секретаря ПАСЕ Бруно Халлера Руслан Бадалов, Либкан Базаева и Доку Ицлаев объяснили свой отказ отсутствием на нем "делегированных представителей сил Сопротивления". "Необходим диалог между воюющими сторонам, то есть между руководством России  и  руководством ЧРИ", - было сказано в их письме.

Правозащитники били на то, что уже участвовали два года назад в подобных слушаниях в рамках комиссии Дума-ПАСЕ, которые в итоге не дали никакого результата. "Обсуждение может быть плодотворным лишь при участии в нем политиков, стоящих на противоположных позициях, привлечения к нему всего спектра общественно- политических сил, имеющихся в Чеченской Республике", - утверждали они.

Демонстративный характер их протеста вызвал у организатора Круглого Стола Андреаса Гросса раздражение, который язвительно заметил, что, возможно, "они не освоили новые методы коммуникации", имея в виду, что правозащитники предпочли выражать протест в форме открытого письма, вместо того, чтобы ответить Гроссу по электронной почте.

Не решилась на сенсационные шаги и сторона Москвы. Изначально в прессе высказывалось мнение, что на встрече возможно появление некоторых представителей ичкерийского руководства из числа тех, что признали целостность России, то есть, отказались говорить о борьбе за независимость.

Примерный перечень таких людей приводил в своем последнем перед гибелью интервью, опубликованном на сайте сепаратистов "Даймохк", убитый 9 марта президент Ичкерии Аслан Масхадов. "В этом Круглом столе будут участвовать граждане Чечни, которых подготовили федералы, предатели и изменники.... Кроме того, среди них будут несколько трусливых депутатов нашего парламента. В последнее время Ваха Арсанов был захвачен федеральным спецназом и содержится у них. Его готовят к участию в этом Круглом столе. Наверное, он там будет вести диалог".

Но в итоге сенсации не случилось. Зарезервированные за Столом несколько кресел так и остались пустыми. Впрочем, сейчас трудно говорить о том, было ли в планах Москвы присутствие ичкерийских депутатов и Вахи Арсанова, или же эта идея была скорректирована после смерти Масхадова.

Тем не менее, отсутствие сепаратистов все же стало неким информационным поводом для прессы, сделавшей некоторые выводы.

Одна часть СМИ повторила комментарии стороны Кремля, которая, не имея оппонентов, заявила, что, по всей видимости, сепаратистам просто нечего сказать, а взгляды Парламентской Ассамблеи Совета Европы на чеченскую проблему существенно изменились в лучшую сторону.

Другие журналисты заклеймили позором правозащитников, своим присутствием якобы легитимизировавших собрание. И те, и другие сошлись во мнении, что Москва этим КС одержала победу над Ичкерией.

На самом же деле журналисты купились на войну пропаганд, даже не заметив за информационным шумом самой идеи КС - просто собраться и обменяться мнениями. Говорить же о каких-то победах или поражениях в результате этого встречи, просто бессмысленно. Круглый стол, по определению, это форма обсуждения какого-то вопроса, с целью обобщения идей и мнений участников обсуждения. На этом КС был сделан какой-то шажок, а насколько он окажется успешным и необходимым, покажет время.

Андреас Гросс: "О независимости можно будет говорить через лет 10-15"

Представитель Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) от Швейцарии и докладчик ПАСЕ по Чечне Андреас Гросс - именно тот человек, благодаря которому 21 марта в Страсбурге прошел Круглый Стол по проблемам Чечни. Идею этой встречи он предложил еще в октябре 2004 года. После Гросс продолжал лоббировать ее, и в итоге Круглый Стол состоялся.

О том, какие цели должна была преследовать эта встреча и что получилось, Гросс рассказал в эксклюзивном блиц-интервью газете "Чеченское общество".

- Ваше впечатление от прошедшего Круглого Стола. Сбылись ли Ваши ожидания?

- Единственное, чего я ожидал - это найти атмосферу для продолжения дискуссии. И эти ожидания сбылись - никто из собравшихся не сказал, что Круглый стол больше не стоит проводить.

- Отсутствие сепаратистской стороны - почему это произошло? Считаете ли Вы, что Круглый Стол без них был репрезентативным?

- Сам по себе Круглый Стол получился, хотя его репрезентативность была недостаточной. Но, в любом случае, разные люди, знающие друг друга лишь по газетам, получили возможность поговорить.

Вообще, сепаратисты - это большая и разнородная группа людей. Например, террористы, убивающие женщин и детей, не могут быть участниками Круглого стола. Они не должны быть убиты, но они должны быть арестованы и судимы.

Другое дело - люди с так называемыми умеренными взглядами. Они понимают, что сейчас достичь независимости невозможно, особенно, учитывая то, что происходит в России в течение последних лет.

Они понимают, что автономия - процесс, требующий времени. Нужно начинать с нее и постепенно через 10-15 лет говорить о независимости.

Когда одна из провинций Финляндии говорит о своей независимости, власти отвечают: "мы не против, но давайте платить".

То же самое происходит с Данией и Фарерскими островами. Когда пенсионеры на островах поняли, что пенсии у них не будет, то тут же отказались от идеи независимости.

Автономия в краткосрочной перспективе и независимость - в долгосрочной - ключевой момент. Сейчас вы можете просить о любых изменениях, но в рамках Конституции.

- Что станет результатом этого Круглого Стола?

- В результате Круглого Стола составлен список, включающий в себя около 100 предложений.

- Будет ли продолжение? Будут ли в нем участвовать представители сепаратистов?

- На следующей встрече подкомитета ПАСЕ по политическим делам, которая пройдет в апреле, список предложений будет рассмотрен. Тогда же решится вопрос о дате, месте и участниках следующего Круглого Стола. Будем надеяться, что на нем уже будут представители Ахмеда Закаева.

Некруглый Круглый Стол

Выдержки из текстов выступлений экспертов на Круглом Столе (цитаты не являются абсолютно точными, передан лишь приблизительный смысл выступлений).

Константин Косачев, глава комитета Госдумы РФ по международным делам:

"Мы собрались в Страсбурге, чтобы опровергнуть разговоры, что мы не можем обеспечить возможность свободного высказывания всех. Как раньше предлагалось в Грозном и Москве".

Андреас Гросс, докладчик ПАСЕ по Чечне:

"Следует говорить так, как если бы Масхадов был жив".

Алу Алханов, президент Чечни:

"Не народ виноват в развязывании войны. Дудаев, Масхадов, Удугов, Басаев - виновники.

Меня поддерживают люди - они говорят: "Мы хотим мира".

Светлана Ганнушкина, руководитель Комитета "Гражданское Содействие":

"Политический процесс идет при наличии всех сторон и позиций. Мы не занимаемся политикой, но сожалеем, что здесь нет представителей Масхадова.

Бомбежка мирной колонны с беженцами, "Норд-Ост" и прочее - звенья одной цепи. Мы закрываем глаза на эту трагедию.

"Чеченизация" - перенос деятельности на территорию Чечни - провалилась. "Зачистка" стала синонимом ужаса.

Необходимо отделить сепаратизм от терроризма.

Даже если сама идея отделения не нравится, нельзя отнять у людей возможность на нее.

Важно, чтобы это противостояние не привело к насилию. Примеры разрешения конфликта без крови: мирный распад Чехословакии, Канада - референдум в 1996 году по отделению Квебека, Северная Ирландия - мир после крови".

Асламбек Аслаханов, советник президента Путина:

"Что делается для того, чтобы снизить порог безжалостного отношения к населению Чечни?

Ситуация в республике медленно, но улучшается. Но что делают власти для исполнения законности?

Я полагал, что будет возможность говорить всем участникам, приглашенным на Круглый Стол.

Мои предложения: не может быть силового решения проблемы. Даже если дерутся на улице, их мирят.

До "Норд-Оста" я был сторонником мирных переговоров с Масхадовым. Президент Путин ни разу от них не отказывался, выдвигая три требования: отказаться от претензий на территориальную целостность, отмежеваться от Басаева и выгнать наемников.

Как просто человек, я предлагаю вести политический диалог с самим чеченским народом. У нас есть старейшины, женщины, молодежь, воюющая сторона.

После референдума по статусу республики, на котором люди действительно голосовали (реально приблизительно 60 процентов), возможности переговоров с Ичкерией нет. Республика не существует ни де-юре, ни де-факто.

Предлагаю проведение Всечеченского съезда".

Татьяна Локшина, руководитель центра "Демос":

"В Чечне не существуют механизмы для легального представления всех точек зрения, включая и сепаратистов, и нет методов по их реализации.

Масхадов - солдат. Солдаты погибают, но как можно не выдать его тело. Это демонстрация крайней формы ненависти - оскорбление.

Чтобы решить проблему, необходимо признать ее существование. Официальная риторика последние два года была направлена на то, что в Чечне нет войны. А в Чечне идет война - партизанская, которая может тянуться годами.

Один из механизмов решения проблемы - введение в Чечне чрезвычайного положения. Для того, чтобы перевести конфликт из внутричеченского, важно, чтобы ответственность легла на федеральный центр.

Когда люди свободно смогут выражать свою волю, необходимо введение в Чечню миссий ЕС и ОБСЕ - для наблюдения за ситуацией".

Владимир Кравченко, прокурор Чечни:

"Вводить ЧП нет смысла. Криминогенная ситуация говорит об улучшении. Общая преступность снизилась на 18 процентов".

Абдул-Хаким Султыгов, экс-спецпредставитель Президента РФ по защите прав граждан в ЧР:

"Отсутствие общественных организаций сегодня - это такой подход, бойкот.

Вряд ли возможно бескровное восстановление Ичкерии".

Тадеуш Ивиньски, председатель комиссии ПАСЕ по вопросам миграции, беженцев и демографии:

"Существует такой стереотип, что чеченцы - несчастная нация (депортация и прочее). Наша задача - доказать, что это нормальная нация.

Ганнушкина говорила про необходимость разделения терроризма и сепаратизма, указывала примеры решения конфликта без крови. Нет простых решений конфликтов. Но, надеюсь, мы будем говорить о какой-то автономии для Чечни.

Мы упускаем момент, что между 96-м и 99-м годами в Чечне они упустили свой шанс. Они создали свой маленький Афганистан.

Нужна социально-экономическая трансформация. У нас в 1944-м году Варшава, которая в три раза больше Грозного, была разрушена полностью, но мы восстановили ее. Нужно ускорить процесс - если намечено построить 180 домов, то нужно построить больше.

Безопасность, жилье и работа - минимум, на котором нужно строить процесс мирного урегулирования".

Муса Умаров, член Совета Федераций:

"Я не считаю, что бойкот есть. Их неприсутствие объясняется тем, что они поняли, что в Чечне все хорошо.

Пусть вся "та сторона" признается, тогда она будет помилована и будет участвовать в политической жизни республики".

Наталья Жукова, член Союза Комитетов солдатских матерей:

"Амнистия нужна и нужны выборы в парламент. Но любые выборы на штыках незаконны.

Необходимо исключить из голосования военных - их 10 процентов от общего населения республики.

Чтобы придать военным вместо карательного имиджа миротворческий статус, необходимо сократить их количество".

Лема Хасуев, омбудсмен в Чечне:

"Мы - чеченцы, но мы строим свою жизнь с тем государством, в котором живем.

Некоторые мешают президенту строить мир в Чечне, выдавая себя за правозащитников, совершая некоторые выходы, которые разделяют народ".

Владимир Лукин, уполномоченный по правам человека в РФ:

"Я опасался, что будет столкновение двух позиций: люди с одной стороны будут организованно говорить одно, с другой - также организованно другое. Но здесь говорят люди, а не механизмы организованного давления".

Ив Коэн, историк, французский эксперт по Кавказу:

"Желание российской стороны идти на переговоры было ярко продемонстрировано в момент убийства Масхадова. Масхадов был бы более опасен на переговорах, чем в убежище. Российская сторона хотела других участников Круглого Стола, но не Масхадова.

Необходимо, чтобы здесь были легитимные представители Масхадова. Мы можем говорить об Умаре Хамбиеве.

Очень жаль, что нет некоторых представителей чеченского общества и жаль, что Россия не намерена привлекать их к этому участию.

Я хотел покинуть зал после своего выступления, но решил остаться из-за уважения ко всем собравшимся".

Франц Тиммерманс, депутат ПАСЕ от Нидерландов:

"Это для меня определенное разочарование, что не было некоторых представителей. Я надеюсь, что они в дальнейшем присоединятся к этой работе.

Независимость может произойти по обоюдному соглашению.

В 1996-99 годах мы упустили необходимость реконструкции Чечни. Не были выделены фонды, не были определены механизмы, чтобы запустить экономическую систему.

Амнистия всех преступников невозможна. Необходимо судить вне зависимости от принадлежности к сепаратистам или ли федеральным или иным структурам".

Франц Клинцевич, депутат Госдумы РФ:

"Я лично, под свою ответственность, как депутат Госдумы РФ, приглашаю Умара Хамбиева в Россию".

Лорд Фрэнк Джадд, депутат ПАСЕ от Великобритании:

"Проверка демократии - это когда меньшинство признает большинство. Без уважения прав человека устойчивой долгосрочной демократии не будет.

Смерть Масхадова сыграет на руку экстремистам.

Я не верю, что нам удастся добиться существенных изменений, пока здесь отсутствуют ключевые фигуры. Сегодня мы делаем только первый шаг.

Мы не должны сентиментальничать и говорить, что будущее в образовании и так далее. Но нам нужно честно признавать, что мы против терроризма".

Сергей Хайкин, руководитель социологической службы "Валидата":

"Предлагаю под эгидой ПАСЕ организовать "чеченский барометр" - службу общественного опроса жителей Чечни. Плюс проводить опрос экспертов.

За три года мы провели 30 замеров. Примерно 80 процентов чеченцев выступают за то, чтобы "Чечня была в составе России", около 15 процентов - за независимость. Устойчивость этих показателей говорит об их достоверности".

Таус Джабраилов, глава Госсовета Чечни:

"Боевики давно не пользуются авторитетом в Чечне. Для того, чтобы молодежь не подавалась к ним, нужны рабочие места".

Рудольф Биндиг, руководитель ПАСЕ по юридическим вопросам и по правам человека:

"Никто здесь не говорил о международном терроризме, о давлении внешнего характера.

Я могу назвать восемь групп в Чечне, представляющих: Масхадова, ваххабитов, силовиков и так далее. И у каждой из этих групп свои задачи.

Нам нужно задуматься, кто раскачивает ситуацию.

Много говорят о социальных и экономических проблемах, но нам нужно снизить уровень нарушений прав человека и найти, кто виноват в раскачивании ситуации.

Мы говорили, что нужен четкий сигнал с самого высокого политического уровня на силовые ведомства. И теперь хочется спросить, неужели у российского руководства и президента Чечни нет сил, чтобы предотвратить похищения людей? Когда здесь будут сепаратисты, я спрошу у них, но сейчас здесь представители другой стороны, и я хочу спросить это у них.

Мы должны все политические силы, пусть за ними стоят сепаратисты или националисты, вовлечь в процесс".

Ахмар Завгаев, депутат Госдумы РФ:

"По вашим разговорам кажется, что борьбу ведут две политические силы, но откуда взялись тогда 416 наемников из 42 стран?"

Эли Исаев, министр финансов ЧР:

"Мы говорили сейчас с участниками демонстрации протеста напротив здания Совета Европы. Оказалось, что мы знакомы, имеем общих родственников. За 20 минут они не выдвинули никаких требований, но спрашивали лишь об экономической ситуации в Чечне".

Марко Михельсон, депутат ПАСЕ от Эстонии:

"В 1999-м году Путин сказал: "Всех, кто против нас, мы будем мочить в сортире". И сейчас я не вижу, чтобы что-то изменилось в подходах к решению. Убийство Масхадова - тому свидетельство.

Россия говорит: "Это наш конфликт", но я не согласен. Если Россия вступила в ЕС, то должна разделять все ценности демократии".

Адам Албеков, профессор, экономист:

"Россия и Чечня - как два брата. Россия - старший брат, Чечня - младший, который время от времени шалит.

Когда под угрозой исчезновения оказываются животные или насекомые, их заносят в Красную книгу. Чеченцы - уникальный народ, нас также нужно занести в Красную книгу".

Тимур Алиев

Опубликовано 29 марта 2004 года

источник: Газета "Чеченское общество"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

13 декабря 2017, 20:13

13 декабря 2017, 19:39

  • Бизнесмен Павел Ардзинба расстрелян в Абхазии

    Павел Ардзинба, подозреваемый в покушении на бывшего президента Абхазии Александра Анкваба, убит сегодня на трассе “Сухум – Псоу”. Вместе с Ардинбой убит его знакомый Дмитрий Хагба, сообщило МВД Абхазии.

13 декабря 2017, 19:23

  • Дом долгостроя "Доминант" сдан в Волгограде

    Один из трех домов волгоградского жилого комплекса "Доминант" сдан сегодня в эксплуатацию. Дольщики других домов ЖК "Доминант" и "Парк Европейский" опасаются, что лишатся вложенных денег, если Сбербанк потребует арестовать квартиры.

13 декабря 2017, 18:51

13 декабря 2017, 18:05

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей