22 марта 2005, 15:47

Георгий Хаиндрава: предложения Сергея Багапша очень любопытны...

На прошлой неделе в Москву прилетел госминистр Грузии по урегулированию конфликтов Георгий Хаиндрава. Состоялось "превентивное" заседание Смешанной контрольной комиссии по Южной Осетии (СКК). Как заметил Георгий Леванович, на заседании СКК члены комиссии попытались перейти от "пожарного" метода реагирования к профилактическому. То есть попытались предугадать активизирующиеся с весной процессы в конфликтном регионе, а не решать проблемы постфактум.

Так получилось, что визит Георгия Хаиндравы совпал с отъездом из Москвы лидера Абхазии Сергея Багапша и ультимативным заявлением парламента Грузии о выводе российских военных баз.
 
- Георгий Леванович! С какими задачами приехали в Москву?

- Поступило предложение от представителя МИДа РФ Валерия Федоровича Каныгина, сопредседателя СКК от России, встретиться в Москве в рабочем составе, чтобы весной начать первый этап демилитаризации в конфликтной зоне. Это касается уничтожения фортификационных сооружений, дотов, дзотов и т.п. Сейчас это наследие вооруженного конфликта является первоочередной угрозой для мирного населения. Потом мы планируем следующий этап урегулирования. Суть его в том, что никакие вооруженные образования, кроме миротворческого контингента, не имеют права находиться в этой зоне, и здесь прямо ставится вопрос о незаконности таких формирований у югоосетинской стороны. Но мы понимаем, что так сразу этот фактор не устранишь, поэтому сейчас будем искать компромисс. Например, мы предлагаем сконцентрировать все эти незаконные вооруженные формирования на конкретной базе, где будет происходить последующее сокращение и разоружение до разумных пределов под контролем СКК и ОБСЕ. Третий этап - изъятие оружия у мирного населения, и мы реально понимаем, что это труднейший процесс.

 Именно эти предложения озвучил в Нью-Йорке президент Саакашвили. Позже, в Страсбурге, он высказал свои предложения о том характере автономии, который Грузия готова предоставить Южной Осетии. Этот план содержит в себе четкое разграничение полномочий центра и региона и трехлетний переходный период, в течение которого мы надеемся выйти на полномасштабное урегулирование конфликта.

- Когда представители Грузии говорят о г-не Кокойты и г-не Багапше, чувствуется некоторая нервозность. Но тем не менее именно с этими лидерами предстоит Грузии выстраивать федеративные отношения...

- Нервозности нет. Мы не признаем их президентского статуса, как не можем (и никто не может) признать государственность Абхазии. С другой стороны, мы будем считаться и с Кокойты, и с Багапшем, так как признаем в них выдвиженцев осетинского и абхазского народов. Народное доверие - это очень высокий статус, который уполномочивает этих людей вести переговоры. А мы стремимся именно к переговорам, поэтому, если помните, премьер Грузии Зураб Виссарионович Жвания в ноябре встречался с г-ном Кокойты, лидером сепаратистского режима. А президент Грузии заявил, что готов встретиться с г-ном Багапшем, и пригласил его в Тбилиси.

- Есть ли у России понимание необходимости этих процессов и кто это понимание олицетворяет?

- Понимание есть в первую очередь у МИДа России и Совета безопасности России. После недавнего визита министра Лаврова в Тбилиси появились предпосылки, что к маю Россия и Грузия могут выйти на положительные решения очень серьезных проблем.

- Российские СМИ освещали скандал, который предварял визит г-на Лаврова в Грузию. Сложилось впечатление, что встреча прошла не очень гладко...

- Скандал был только в СМИ, причем как в российских, так и в грузинских. На самом деле в дипломатических сферах никакого скандала не было, визит действительно был тяжелый, но это говорит о том, что проблемы решались, а не обходились.

- Последние заявления в прессе - ультиматум грузинского парламента о выводе российских баз с территории Грузии и недавние радикальные заявления лидера Абхазии Сергея Багапша после его визита в Москву - не свидетельствуют о нормализации отношений...

- Заявления Багапша никак не влияют на решение российско-грузинских вопросов. Хотя я с интересом отнесся к предложению г-на Багапша предоставить для смешанного миротворческого контингента Гудауту. Выходит, г-н Багапш не возражает, чтобы грузинские военные базировались на территории Абхазии. Очень любопытное предложение...

Что касается ультиматума по поводу российских военных баз, то это ультиматум не России, это, если хотите, ультиматум парламента Грузии руководству Грузии. В этом постановлении Россия вообще не упоминалась. Зато именно правительству Саакашвили были поставлены условия, чтобы мы за два месяца нашли и согласовали приемлемый для обеих сторон вариант вывода российских войск. Сейчас идет интенсивная работа в этом направлении, позиции России и Грузии в этом вопросе максимально сблизились. Впервые прозвучал (пока неофициально) устраивающий всех и вполне реальный срок вывода баз - три года. Думаю, к 20 мая мы уже выйдем на реальное соглашение. Более того, активно готовится к подписанию Большой договор о дружбе и сотрудничестве, который мы много лет не можем подписать. Основное, что препятствовало подписанию, - вопрос о базах. Вообще эти базы - анахронизм. Взять хотя бы базу в Ахалкалаки, которая в советское время создавалась как фактор влияния на Турцию. Теперь российско-турецкий товарный оборот растет год от года, Турция и Россия - партнеры...

- Планирует ли Грузия предоставить свою освободившуюся территорию войскам стран НАТО или Америки?

- Грузия однозначно заявила, что не планирует предоставлять свою территорию под базирование военных сил третьих стран и НАТО. Это принципиальная позиция грузинского народа, и все страны должны эту позицию уважать. Иных баз на нашей территории, кроме грузинских, больше не будет.
 
Вячеслав Измайлов, Елена Милашина

Опубликовано 21 марта 2005 года

источник: "Новая газета"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

22 января 2017, 18:45

22 января 2017, 18:02

22 января 2017, 17:38

22 января 2017, 16:44

22 января 2017, 16:11

Архив новостей
Все SMS-новости