17 февраля 2005, 14:11

Это - провал

Еще совсем недавно казалось, что режим президента Путина - лет эдак на двадцать. См. Сухарто или Дювалье (известные диктаторы: Индонезия и Гаити соответственно). Создание Комитета-2008 казалось прекраснодушной попыткой плевать против ветра. Члены руководствовались простой максимой: если вы тонете - это еще не повод плавать по-собачьи.

Кавказ: замковый камень в своде империи

При президенте Ельцине была война в Чечне.

При президенте Путине мы получили войну по всему Северному Кавказу и теракты по всей России.

До президента Путина у нас не было таких терактов. И не было такой войны.

Официальная точка зрения гласит, что в Чечне нет войны. Есть "мирный процесс". Убийство Ахмата Кадырова, резня 22 июня в Назрани и Беслан есть стадии "мирного процесса". По РТР и Первому показывают репортажи о Чечне: о трудностях с уборкой небывалого урожая и о производительности труда на местной птицефабрике.

Реальность не похожа на птицефабрику.

Русские войска контролируют в Чечне меньше, чем во время первой войны. Военная операция для русских войск - это уже не взятие Грозного или зачистка Самашек. Это доставка воды. Лагерь, по законам войны, устроен сверху (иначе расстреляют), а вода, по законам тяготения, течет внизу. За водой надо ездить. Едут так: впереди - БТР, сзади - БТР, посередине - цистерна. А поскольку чеченцы знают, по какой дороге пойдет БТР, то там он обычно и остается.

Российские солдаты сидят как мышки в военных городках и стоят на блокпостах, вымогая взятки за проезд по дороге. Иногда выходят поменять патроны на водку. Тут их и убивают: какой-нибудь бородатый чеченец, у которого убили сестру или жену, вместо водки втыкает им ножик в печень. После этим же ножиком бреет бороду - чик-чик - и считает, что обет выполнен. Сестра отомщена. Два-три солдата в день - столько погибают без всяких боевых действий.

Все чаще в наших солдат стреляют кадыровцы.

Экономика Чечни держится на торговле самопальной нефтью (вся республика по ночам освещена факелами от взаимоистребляемых заводиков) и похищении людей с целью перераспределения федеральной компенсации за утерянное жилье. Похищают, как правило, боевики, а не кадыровцы. Кадыровцы берут свое в самом начале: откат за жилье, которое было, составляет 20%, а если жилья вовсе не было - 50%.

Среди чеченцев, перешедших на сторону русских, достаточно волков. Бойцов. Убийц, умеющих сражаться, умирать и убивать. Это и командир батальона спецназа ГРУ "Запад" Герой России Саид-Магомед Какиев. И братья Ямадаевы - Сулим и Халид. Тот же бывший начальник штаба Масхадова Магомед Хамбиев мог бы стать посредником в переговорах между русскими и чеченцами.

Однако кремлевская политика наиболее бездарного подбора кадров и здесь дает себя знать. Визитной карточкой России в Чечне стали милиционер Алу Алханов (представьте себе, как чеченцы уважают милиционеров) и Рамзан Кадыров, герой Ичкерии за войну против русских и Герой России - за войну против собственного народа. Этот человек не может пользоваться авторитетом в глазах чеченцев просто потому, что ему нет тридцати. Однако он называет своим именем спортивные клубы и ведет себя со сдавшимися полевыми командирами так, словно он не чеченец, а обкурившийся старшина из Ханкалы.

В результате шайки федералов перемещаются по Чечне и соседнему Дагестану, расстреливая по дороге тех, кто не так на них поглядел. За шайкой следует специальная машина, в которой едут гранатометы и в которую складывают трупы. Около каждого перекрестка трупы и гранатометы вынимают, снимают на камеру и заявляют: "В результате ожесточенного боя уничтожено столько-то боевиков". Потом трупы и гранатометы складывают обратно и едут с этим передвижным театром до следующего перекрестка, где представление повторяется.

Я так подробно останавливаюсь на Чечне потому, что весь Северный Кавказ превращается в Чечню.

В Ингушетии президент Зязиков не может появиться на трех четвертях территории без риска быть убитым. Повсюду - от Карачаево-Черкесии до Дагестана - действуют джамааты как реальные органы местного подпольного самоуправления.

Местные власти боятся рассказать Кремлю об истинном положении дел и вместо этого используют лидеров джамаатов для решения собственных проблем: например, убийств политических и коммерческих конкурентов.

Однажды, услышав, что лидер дагестанского джамаата "Дженет", переводчик Басаева Макашарипов до сих пор не пойман, я спросила дагестанцев, воевавших против чеченцев под Чабанмахи: "А сколько времени и бойцов вам надо было бы, чтобы поймать тех, кто остался на свободе, если бы федералы дали разрешение?". Ответ был: "Нисколько. Эти люди ездят по Махачкале с охраной из ФСБ".

На День милиции Макашарипова окружили в одном из домов на окраине Махачкалы. Он ранил замминистра МВД и ушел. Спустя два месяца группа "Альфа" снова окружила дом, в котором скрывался Макашарипов. После 17 часов штурма дом сравняли с землей выстрелами из танка. Расул Макашарипов ушел и от танка.

Кстати, знаете, как Расул Макашарипов стал лидером "Дженета"?

Он был арестован после Чабанмахи. Его выпустили за деньги. Он уехал в Чечню и попытался пристать к местным боевикам. Полевые командиры не поверили, что его выпустили за деньги. "Ты, наверное, агент ФСБ, - сказали ему. - Докажи обратное". Макашарипов вернулся в Дагестан и стал там убивать ментов. Чтобы доказать, что он не агент.

Очевидно, что спецназ, который 17 часов берет дом танком, не может называться спецназом. А страна с таким спецназом и с такой армией не может претендовать в геополитическом раскладе на статус больший, чем у Верхней Вольты.

Тем кошмарнее - на фоне двоевластия на Кавказе - полное разложение армии и МВД. У дагестанских милиционеров рации выходят из строя через три минуты, потому что их аккумуляторам пять лет. Вместо аккумуляторов ХОЗУ закупает стройматериалы, потому что их можно продать налево. Эти люди в буквальном смысле готовы продать порох из пуль.

Но еще страшнее воровства в армии поведение новых кавказских шамхалов и беев. Они назначены на этот пост Кремлем, и они ведут себя со своим народом так, как будто перед ними бараны, башкиры или русские. Рамзан Кадыров ведет себя с чеченцами так, как чеченские отморозки вели себя с русскими в 1993 году. Зять президента Карачаево-Черкесии Батдыева расстреливает семерых карачаевцев из-за заводика.

Кремль не может объяснить Батдыеву, что убивать из-за завода нехорошо, поскольку сам посадил Ходорковского в тюрьму ровно из-за того же. Что ж, скажет Батдыев, я тоже делю собственность. Только вы вилкой, а я руками. Что, вилкой можно, а руками нельзя?

Кремль не вправе объяснять Кадырову, что брать в заложники родственников Масхадова - нехорошо. Потому что родственники Масхадова были взяты после повальных зачисток пораженных в правах сотрудников "ЮКОСа". Как так, скажет Рамзан, юкосовских можно, а масхадовских нельзя?

Кавказ пока остается российским из-за двух вещей. Во-первых, из-за огромных вливаемых туда денег. Никто от халявы не откажется, особенно если халява от русских, а ты - кавказец. Джигитам всегда приятно, когда баран сам приносит им шерсть. Во-вторых, кавказские народы друг друга не любят, как правило, больше, чем русских.

Однако все лимиты выбраны. Главная аксиома существующего режима - принцип полной ненаказуемости власти - приходит в противоречие с главным принципом жизни на Кавказе: с принципом кровной мести.

Мало кто обратил внимание, что во время памятного штурма Дома правительства в Карачаево-Черкесии туда пришли только женщины, а не мужчины. И что женщины требовали отнюдь не наказать убийц, а назвать их имена.

Власть кремлевских назначенцев на Кавказе заключается в том, что они получают деньги из центра и могут арестовать и убить любого мирного жителя на территории своей республики. Всей остальной властью обладают джамааты. Любая искра - от очередного теракта до очередного сына прокурора, в порядке личной разборки придушенного федералами из ФСБ, - может вызвать цепную реакцию.

Противостоять этой реакции будет армия, у которой рации из строя выходят через три минуты. Зато эта армия закупает "Тополи-М". Впрочем, это как раз понятно. Если для взятия дома в Махачкале понадобился танк, то для разгона вооруженной демонстрации как раз пригодится стратегическая ракета.

Кем хочет быть Россия: империей или национальным государством? В национальном государстве должны править русские. Кавказцам и азиатам в нем места нет. Но империя - это не государство одной нации. Это государство, где варвары (будь то вестготы, сюнну или чеченцы) могут добиться высших - вплоть до императорских - должностей.

Россия была империей. Сын имама Шамиля стал царским генералом. Охрану царских детей несли горцы из Дикой дивизии. Имперскую модель сохранил и СССР. Выходцам с Кавказа была открыта любая карьера; чеченцы, лезгины, аварцы были единственные, кто охотно шел воевать в Афганистан, и любой командир афганского спецназа расскажет вам о самой главной радости его чеченских солдат: если домой, в село, командир напишет письмо о том, как солдат-чеченец хорошо воевал.

Режим Путина реализует другую модель. Русская нация - превыше всего. А выходец с Кавказа - это урод, дикарь, потенциальный террорист, которого пьяные менты в любой момент начнут избивать под одобрительный свист черносотенцев.

Империю убивает не Кавказ. Империю убивают черносотенцы.

И эти же самые черносотенцы платят кавказским республикам огромные субсидии. Фактически это дань, которую умирающая империя платит варварам, чтобы они не напали. В тот момент, когда империя привлекает варваров не перспективой карьеры в столице, а уплатой дани на местах, она обречена.

Кавказ - замковый камень в своде Российской империи. Выдерни его - посыплется все остальное. Басаев это понимает. Кремль, похоже, нет.

Информация: он очень себя любил и отвечал себе полной взаимностью

В России все меньше свободных СМИ. Но в первую очередь страдает от неадекватной информации не общество, а власть.

Последнее время режим совершает множество странных поступков. Украинцы повязывали на шею собакам оранжевые ленточки и ходили в майках "потому что не Янукович", а президент Путин в это время гастролировал по Украине с неколебимой уверенностью в том, что москаль Путин - это лучший рекламный агент для уголовника Януковича. Такое впечатление, что президент Путин и народ Украины принимали участие в двух каких-то разных выборах.

Российский спецназ проваливается в один горящий кавказский торфяник за другим, а министр обороны Сергей Иванов рассказывает ошарашенным американцам в Вашингтоне, что война на Кавказе происходит из-за поддержки американцами арабских экстремистов. Такое впечатление, что Басаев и Иванов принимают участие в двух каких-то разных войнах.

Эти два случая очень хорошо иллюстрируют две основные проблемы, с которыми сталкивается власть, переподчинившая себе источники информации.

Проблему Наилучшего Президента и Проблему Злобного Врага.

Если посмотреть программу "Вести", то большая часть ее репортажей (не считая того, который посвящен проблеме большого урожая в Чечне) посвящена президенту Путину. Можно неосторожно подумать, что главным зрителем программы является народ, который должен проникнуться чувством, что президент все знает, всем распоряжается и лично устанавливает все числа жизни, начиная от суммы компенсаций военнослужащим и кончая гравитационной постоянной. Увы, главным адресатом программы является сам президент. Трудно не поверить в собственное всеведение, когда об этом так убедительно говорят корреспонденты.

Отсюда и возникает, к примеру, убеждение, что Наилучшему Президенту достаточно явить свой лик украинскому народу, чтобы тот полностью определился с выбором.

Когда украинский народ голосует по-другому, возникает вопрос: как объяснить сей феномен в рамках мироздания, возглавляемого Наилучшим Президентом.

Так возникает другая фигура - Злобного Врага. Там, где есть Бог, обязательно обнаружится и Дьявол. Это он, Злобный Враг, - Березовский или ЦРУ - выиграл выборы в Украине. Это он, Злобный Враг, устраивает теракты, а коррупция и бездарность нашей политики на Кавказе тут ни при чем. Это он, Злобный Враг, протестует против отмены льгот. "Мы уже все выяснили, - шепотом говорят в Кремле, - вы думаете, эти демонстрации просто так? Все финансировали из Лондона Березовский и Кагаловский". Власть не просто говорит: она так думает.

Задайте себе вопрос: почему отравили Ющенко?

Ответ прост: люди, которые отравили Ющенко, живут в очень страшном мире. Это мир, где израильтяне отравили Арафата, Невзлин готовит покушение на Путина, а ЦРУ устроило революцию в Грузии и теракт в Беслане. И как, скажите, не отравить тут Ющенко?

Плюньте в глаза тому, кто скажет вам, что СМИ не могут искажать реальность в угоду правителям. Могут. Но СМИ способны лишь к косметическим операциям. Они могут подкрасить глаза и удалить морщины. Если у больного ожирение и инфаркт, они бессильны. Кривизна реальности не может возрастать бесконечно: рано или поздно происходит разрыв.

Есть единственный способ преодолеть такой разрыв - это создать мощную идеологию, которая будет не искажать реальность, а порождать ее. Таким путем шли Ленин, Гитлер или Усама бен Ладен.

Очень трудно утверждать, что Запад не враждебен исламу, если самолеты врезаются в башни-близнецы, а Буш в ответ посылает войска в Ирак. Очень трудно утверждать, что классовой борьбы нет, если во имя ее каждый день к стенке ставят сотни людей.

Идеология - это не просто сеть координат, которую накладывают на мир: это форма, в которую его отливают.

Но в том-то и дело, что режим президента Путина совершенно не склонен к радикальной трансформации реальности. Авторитарным режимам свойственно не больше, чем мелкое вранье постфактум. Они не думают о системных объяснениях. Если Запад - ваш враг, так перестаньте брать взятки и переправлять их на счета на Западе. Если ЦРУ устроило Беслан, так не встречайтесь с Бушем и не прощайте ему 90% иракского долга в обмен на позволение "ЛУКОЙЛу" зарабатывать деньги в Ираке. А если вы пытаетесь списать на Запад ошибки, совершенные в результате вашей деятельности по пополнению западных счетов, то будьте уверены: вашу ошибку заметят все, кроме вас.

Разница между враньем и идеологией заключается в том, что, когда реальность искажают с помощью идеологии, объектом дезинформации являются и народ, и власть. При вранье же главным объектом дезинформации является сама власть. Президент Российской Федерации - вот кто тот главный слушатель, который узнает по телевизору, что народ митингует в поддержку отмены льгот, а дети из Беслана со счастливой улыбкой едут в Сочи.

Эти люди все больше и больше живут в мире двоемыслия. Они искренне верят, что в Чечне происходит мирный процесс, что за Беслан они заслужили награды и что кража "Юганскнефтегаза" есть восстановление вертикали власти.

Они на всех парах едут к мосту через обрывистую реку, мосту, который они сами продали и разобрали. Потому что телевизор на заднем сиденье машины показывает репортаж с открытия моста.
 
Что дальше

Власть рушится не оттого, что у нее есть сильная оппозиция. Власть рушится оттого, что она - слабая власть. Революции в мировой истории происходили из-за Людовиков шестнадцатых и Карлов вторых. Робеспьеры и кромвели появлялись позднее.

Режим Путина в том виде, в котором он существует сейчас, обречен. Он даже в какой-то мере анекдотичен. Но от наличия сильной, организованной оппозиции зависит, что придет ему на смену - Путин-2 или вменяемая демократическая власть.

Главная опасность путинского режима не в том, что он кого-то там пересажал и чего-то у кого-то отнял.

Главная опасность заключается в том, что на дворе XXI век и постиндустриальное общество. Общество, в котором главным средством труда и продуктом производства является информация. 90% стоимости любого конечного продукта в мире составляет ноу-хау. А информация - это не нефть, которая течет из дырки, проделанной именно в этом месте. У информации нет корней и нет прописки.

Средневековые методы управления обществом несовместимы с производством информации. Люди, которые ее производят, неизбежно эмигрируют из средневекового общества в постиндустриальное. Их не устраивают Беслан, зачистки в Благовещенске, передел "ЮКОСа" и отравление Ющенко.

Еще несколько лет путинского - или такого же, как путинский, - режима, и отставание России от Запада станет необратимым. Потому что даже при почти нормальном режиме продолжат эмигрировать. Как сверхтекучая жидкость, они будут собираться в одном месте, и этим местом будет Запад.

Это самая страшная проблема. И если новая власть не решит ее, она разделит с режимом Путина вину за гибель России.

Публикуется в сокращении.

Юлия Латынина

Опубликовано 14 февраля 2005 года

источник: "Новая газета"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

26 мая 2017, 18:01

26 мая 2017, 17:57

26 мая 2017, 17:42

  • Президент ПА НАТО назвал приоритетом безопасность Грузии

    Ситуация в регионе находится в центре внимания НАТО и Грузия играет важную роль не только в обеспечение региональной, но и глобальной безопасности, заявил президент Парламентской ассамблеи НАТО Паоло Алли, отметив, что Грузия будет принята в альянс.

26 мая 2017, 17:20

26 мая 2017, 16:49

Архив новостей