16 февраля 2005, 15:29

Чечня, 2004 год. Похищения и исчезновения людей

За последние пять с половиной лет, что длится вторая чеченская война, общим местом стали похищения и исчезновения похищенных людей. В прошедшем 2004-м году официальные лица немало об этом говорили, а журналисты - писали. Из этих заявлений и публикаций складывается общее впечатление, что ситуация меняется к лучшему, что количество похищений за год уменьшилось чуть ли не в разы. И это вполне укладывается в официальную концепцию: в Чечне чем дальше, тем более успешно идет "нормализация".

Однако, если поставить конкретные вопросы: "Сколько человек исчезло?", - и: "Кто такие похитители?" - ясная и понятная картина сразу же исчезает. Сами представители власти отчаянно противоречат друг другу. Причем не только разные чиновники говорят совершенно разные вещи - порою один и тот же человек не удосуживается согласовать свои высказывания.

* * *

"Мемориал" не претендует на обладание исчерпывающей информацией о похищениях и исчезновениях людей в зоне вооруженного конфликта на Северном Кавказе - наши сведения заведомо неполны, как и любые другие, официальные ли, собранные ли неправительственными организациями.

Прежде всего, оговорим используемые термины. Похищенным мы называем человека, уведенного или увезенного, чаще всего - вооруженными людьми в камуфляже, нередко в масках. Представители федеральных структур утверждают, что похищения совершают боевики, сепаратисты, хотя, как правило, обстоятельства свидетельствуют об обратном - о причастности к похищениям российских или подконтрольных им "силовиков". Почему же, если усматривается участие представителей власти, мы в этих случаях мы не говорим о задержании? Дело в том, что похитители не предъявляют документы о своей принадлежности к официальным структурам, равно как и документы, на основании которых человека задерживают - ни ему, ни его родственникам. Они не говорят, куда он будет доставлен, и, как правило, не ставят в известность о своих действиях местные органы внутренних дел. Похищенного, как правило, помещают в места, не предназначенные для содержания задержанных, и не оформляют в соответствии с законом. Налицо все признаки преступления, подпадающего под статью 125 Уголовного кодекса РФ - "похищение человека". Во многих случаях похищенный отсутствует длительное время, или же исчезает бесследно - в таком случае мы говорим о нем как о пропавшем без вести.

На сайте "Мемориала" размещены сведения примерно о 1000 гражданских лицах, пропавших без вести после задержания сотрудниками федеральных силовых структур в период второй чеченской. Сюда же мы включаем сведения об исчезнувших, чьи тела впоследствии были найдены и опознаны - таких в этом списке свыше ста. Всего мы располагаем сведениями о примерно 1450 случаях исчезновений, по абсолютному большинству из которых "Мемориал" вступил в переписку с органами прокуратуры. Были возбуждены уголовные дела, однако, как нам известно, в 4/5 случаев расследование приостановлено "в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого" (по статье 208 части третьей нового, а ранее - по статье 195 части третьей Уголовно-процессуального кодекса).

В 2004 году "Мемориал" зафиксировал 396 случаев похищения людей на территории Чеченской Республики.

Впрочем, мониторинг "Мемориала", неправительственной организации с ограниченными ресурсами, охватывает не всю Чечню, а лишь от трети до четверти ее территории. А если, например, сравнивать количество зафиксированных нами случаев гибели гражданских лиц с милицейской статистикой убийств мирных жителей, выясняется, что мы фиксируем заведомо меньше половины совершаемых в республике тяжких преступлений этой категории. При этом надо учитывать, что милицейская статистика заведомо неполна. Получается, чтобы оценить общее число похищений в республике, наши сведения нужно умножать как минимум в два, а, вероятно, и в четыре раза. Кроме того, существенная часть информации поступает к нам с заметным запозданием - очевидно, что в ближайшие месяцы 2005 года мы получим информацию о неучтенных пока случаях похищения людей, произошедших в 2004 году, что неминуемо увеличит приведенное выше итоговое значение.

В 2003 году "Мемориал" зафиксировал 495 случаев похищения людей в Чечне. Получается, что в прошедшем году наблюдалось некоторое, не более чем на 20%, снижение числа зафиксированных похищений по сравнению с предыдущим годом. Весьма вероятная причина этого состоит в том, что часть похищений уходит "в тень". Родственники никуда не жалуются, и предпочитают никуда не сообщать, а договариваться напрямую с похитителями - таковыми теперь все чаще всего оказываются "кадыровцы", местные профедеральные вооруженные формирования (см. ниже).

Из этих 396 похищенных в 2004 году людей позже 189 были либо освобождены похитителями, либо выкуплены родственниками. Нам известны лишь несколько случаев, когда официальные лица - сотрудники МВД, представители чеченской администрации и даже лично Рамзан Кадыров, - добивались освобождения похищенных. В каждом из этих случаев похитителями оказывались сотрудники силовых структур, напрямую контролируемых федеральной властью. И нам не известно ни одного случая, когда эти похитители были бы привлечены к уголовной ответственности.

Из тех же 396 известных нам похищенных тела 24 людей со следами пыток и признаками насильственной смерти позднее найдены местными жителями - в 2003 году таких было 52.

173 человека бесследно исчезли - в 2003 году "Мемориал" зафиксировал 285 случаев бесследного исчезновения похищенных людей.

То есть, даже учитывая, что мы еще получим новую информацию и что число известных нам случаев исчезновения людей и обнаружения тел похищенных в 2004 году неизбежно возрастет, можно сделать вывод: количество безвозвратных потерь людей в результате похищений в минувшем году сократилось менее, чем на 40 %. Это уменьшение опять-таки, возможно, связано с "чеченизацией" конфликта, с передачей полномочий по незаконному насилию от федеральных силовых структур к подконтрольным федеральному центру структурам местным - с тем, что последние, лидирующие теперь в похищениях людей, менее склонны убивать похищенных ими людей, чем отдавшие им "пальму первенства" "федералы". Складывается впечатление, что чеченские профедеральные силы больше, чем "федералы", склонны добиваться от родственников похищенных каких-то результатов - выкупа, предоставления информации, выдачи их родственника-боевика, и т. п.

Кроме того, число обнаруженных тел снизилось более чем в два раза.

В нескольких случаях нами зафиксировано, что похищенные люди через некоторое время - от десяти дней до нескольких недель - затем оказывались в структурах МВД как якобы законно арестованные.

Если же говорить о числе пропавших без вести в результате похищений за все последние пять лет, за все время проведения "контртеррористической операции", то экстраполяция данных "Мемориала" и анализ сведений из официальных структур дает такую оценку: в результате похищений, незаконных арестов и задержаний исчезли заведомо больше трех тысяч и менее пяти тысяч человек, и пока более точные цифры назвать невозможно.

* * *

Официальная статистика похищений и исчезновений противоречива, а иногда нелепа. Это относится и к общему числу исчезновений с начала вооруженного конфликта, и к обнародовавшейся в последние месяцы статистике за 2003-2004 годы.

13 октября 2004 года исполняющий обязанности уполномоченного по правам человека в ЧР Лема Хасуев заявил, что "за последние четыре года в республике похищено более двух с половиной тысяч человек".

27 декабря 2004 года, то есть два с лишком месяца спустя, уже упоминавшийся начальник управления Генеральной прокуратуры РФ по ЮФО Анатолий Арсентьев на координационном совещании руководителей правоохранительных органов ЮФО называет меньшее число: "Всего с начала контртеррористической операции в Чечне было похищено 2 тысячи 437 человек и 347 освобождено сотрудниками правоохранительных органов." Если попытаться анализировать слова Арсеньтьева, получается, что в Чечне с октября 1999 года - за пять лет - пропали без вести 2090 похищенных человек.

В сентябре того же 2004 года в ходе визита Комиссара Совета Европы по правам человека в Россию Генпрокуратура РФ представила ему следующие цифры: за последние три года в Чечне было заведено 1749 уголовных дел по фактам похищения граждан, в которых речь идет примерно о 2300 тысячах исчезнувших людей; при этом только 50 уголовных дел данной категории были расследованы и направлены в суды.

Как видим, отсутствует единое официальное число исчезнувших, называются значения: 2090 за последние пять лет, 2500 за последние четыре года, 2300 за последние три года... Между тем, более двух лет назад в списках исчезнувших, которые вела рабочая группа правительства Чеченской Республики, числилось свыше 2800 человек.

Но значительно больший разброс существует в официальной информации о похищении людей в 2003 и 2004 годах.

2004 год, первый квартал: 109 человек (по данным МВД ЧР, Лента.ру, 17 сентября 2004 г.); 129 человек (Арсентьев на вышеупомянутом координационном совещании).

За первое полугодие 2004 года - расхождения еще больше.

"92 человека" - Алу Алханов, тогда еще министр внутренних дел ЧР, 6 июля 2004 г. на пресс-конференции в Москве: "Из этого числа 43 человека были возвращены..." "в последнее время динамика похищений людей в Чечне идет на спад" (для сравнения Алханов привел цифру похищенных в Чечне людей, за первое полугодие 2003 года - 363 человека).

140 человек "всего с начала года" - Ахмед Дакаев, заместитель министра внутренних дел ЧР, полковник милиции, сообщил 16 июля 2004 г. корреспонденту ИТАР-ТАСС.

213 человек, из которых 17 женщин в первом полугодии 2004 года - Рудник Дудаев, секретарь Совета безопасности ЧР, в тот же день 16 июля 2004 г. сообщил корреспонденту "Интерфаксу".

71 человек, что более, чем в 4 раза меньше, чем было похищено людей за аналогичный период 2003 г., - Владимир Кравченко прокурор ЧР, сообщил 28 июля 2004 г. корреспонденту ИТАР-ТАСС (из этих слов следует, что в первом полугодии 2003 г. было похищено более 280 человек).

106 человек - Руслан Алханов, министр внутренних дел ЧР, в тот же день 28 июля 2004 г. заявил корреспонденту ИТАР-ТАСС.

Около 200 человек, и "таким образом. количество похищений за первое полугодие снизилось в два-три раза по сравнению с первым полугодием прошлого года" - Зияд Сабсаби, представитель президента ЧР в Москве, 5 августа 2004 г. (из этих слов следует, что в первом полугодии 2003 г. было похищено не менее 400 человек).

То есть, за первые шесть месяцев 2004 г. - 92, 140, 213, 71, около 200 человек, за первые шесть месяцев 2003 г. - 363, более 280, не менее 400 человек.

Такой же разнобой и в статистике за три квартала 2004 г. 121 случай похищения людей - Алу Алханов, уже в статусе президента ЧР, в выступлении в Парламентской Ассамблее Совета Европы 7 октября 2004 г.; тогда же он сказал, что в 2003 году произошло 537 похищений.

184 похищения - пресс-служба МВД Чечни сообщила, 22 октября, воспроизводя данные, называвшиеся на прошедшей коллегии министерства, в которой принимали участие президент ЧР Алу Алханов и министр внутренних дел Руслан Алханов: "В этом году зарегистрировано 184 похищений, тогда как в прошлом [2003 г.] - 362".

О совсем другом соотношении количества похищений в 2003 и 2004 годах тот же президент ЧР Алу Алханов сообщает журналистам спустя всего лишь три дня, 25 октября 2004 г., на пресс-конференции в Москве: по его словам, в Чечне за последние 9 месяцев почти в 3 раза сократилось число похищений людей.

284 похищения - это число назвал заместитель начальника управления уголовного розыска МВД ЧР по особо важным делам В.Е.Петров 29 октября 2004 г. в Грозном в ходе дискуссии на прошедшем в помещении агентства "Грозинформ" "круглом столе", посвященном проблеме похищения людей и организованном он был председателем союза журналистов ЧР по инициативе президента ЧР Алу Алханова. При этом Петров утверждал, что наблюдается заметное снижение количества похищений по сравнению с прошлым 2003 годом.

114 человек - прокурор ЧР В.Кравченко ("Московский комсомолец", 28 октября 2004 г.) "сейчас в розыске продолжают числиться 177 пропавших, причем 114 человек были похищены в этом году". Первое число уже совсем нелепо - даже официальным данным в Чечне за последние годы исчезли тысячи людей.

Итак, за первые девять месяцев 2004 г. - 121, 184, 284, 114 похищенных. 140 человек за десять месяцев 2004 года - министр внутренних дел ЧР Руслан Алханов, 3 ноября 2004 г. по сообщению ИТАР-ТАСС. На совещании в Грозном он заявил, что в Чечне более, чем в два раза снизилось количество похищений людей: "с начала 2004 года в Чечне было похищено 140 человек, а за аналогичный период прошлого года - 382".

Говоря о числе похищенных за весь 2004 год, Алу Алханов в январе 2005 г. сообщает статистические данные, которые лишь в одном совпадают с его прежними сообщениями: "В 2003 - 362 похищения. В этом году - 175 фактов. При этом хочу отметить, что в этом [очевидно, имеется в виду: в 2004] году из 175 похищенных людей в результате принятых мер вернулось домой 47 человек." (интервью Стране.Ru). Странным образом оказалось, что за два месяца, прошедшие со времени коллегии МВД ЧР, на котором присутствовал Алханов, количество похищений не увеличилось, а даже уменьшилось на десять случаев. Еще удивительнее, что Президент не вспоминает о цифрах, которые он озвучил в ПАСЕ, говоря о количестве похищений в 2003 году, да и уменьшилось количество похищений все же не в три, а в два раза.

Но даже это находится в разительном противоречии с данными, представленными министром внутренних дел ЧР Русланом Алхановым: "в уходящем 2004 году похищения людей в Чечне снизились на 40 процентов" (27 декабря 2004 г., сайт "Чеченская Республика" со ссылкой на ИТАР-ТАСС).

205 похищенных человек за 2004 год - упоминавшийся Анатолий Арсентьев сообщил это число на том же совещании 27 декабря.

168 похищенных за 2004 год - это число было названо 21 января 2004 года на заседании коллегии МВД Чечни (ИТАР-ТАСС, 21 января 2004 г.), что означает снижение более чем вдвое по сравнению с 2003 годом, когда похищены были 440 человек.

Что же в "сухом остатке"?

В общем, ничего. Очевидно, не стоит надеяться получить сколько-нибудь достоверную информацию из официальных сообщений и заявлений. Почти все они в 2004 и начавшемся 2005 году были, кажется, посвящены одной цели - доказать весьма значительное - в два и более раза - снижение количества похищений благодаря эффективной деятельности МВД ЧР и мудрому руководству со стороны Президентов ЧР.

Правозащитный центр "Мемориал", казалось бы, тоже отмечает снижение числа зафиксированных случаев похищений и бесследных исчезновений - но не в разы, а примерно на 20 и 40 процентов соответственно. При этом мы делаем важную оговорку: весьма вероятно, что это снижение числа зафиксированных похищений вызывно возросшей латентностью, - тем, что люди или пытаются "договориться" с похитителями в камуфляже, или же просто боятся куда-либо обращаться - в милицию, в прокуратуру, или же к правозащитникам (это подтверждает, в частности, история декабрьского похищения родственников Аслана Масхадова - см. ниже).

Еще более категоричен секретарь Совета экономической и общественной безопасности ЧР Рудник Дудаев. 16 января, говоря о похищениях и исчезновениях людей, он заявил, что "в минувшем году в Чечне отмечен самый высокий всплеск этого вида преступления". По его словам, в 2004 году похищены около 500 человек - это в полтора раза больше, чем год назад. "И практически обо всех нет достоверных известий до сих пор", - подчеркнул он. Как сообщил секретарь Совбеза, все увеличивающаяся динамика преступлений такого рода "серьезно беспокоит руководителей республики" (сообщение корреспондента ИТАР-ТАСС Евгения Собецкого из Грозного).

Так или иначе, продолжавшийся весь прошлый год разнобой с числом похищенных и исчезнувших означал, что у власти по-прежнему нет воли и желания не то что решить важнейшую для сегодняшней Чечни проблему исчезновения людей, но даже признать наличие этой проблемы.

* * *

Обстоятельства большинства известных нам случаев похищения определенно указывают на причастность к ним силовых структур, контролируемых федеральной властью.

Как мы уже упоминали выше, лидерство в похищениях людей в 2003-2004 годах окончательно перешло от "федералов" к чеченским промосковским структурам: службе безопасности Президента ЧР (сейчас это, прежде всего, специальные полки патрульно-постовой службы (ППС) МВД ЧР), оперативно-розыскному бюро Северо-Кавказского оперативного управления Главного управления МВД РФ в Южном федеральном округе (ОРБ-2), батальонам спецназа МО РФ "Восток" (командир Сулим Ямадаев) и "Запад" (командир Саид-Магомед Какиев).

Утверждения правозащитников о причастности к похищениям федеральных или подконтрольных им структур периодически получают подтверждение из различных официальных и полуофициальных источников. Так, 27 декабря в Нальчике на координационном совещании руководителей правоохранительных органов ЮФО начальник управления Генеральной прокуратуры РФ по ЮФО Анатолий Арсентьев сообщил, что "в Чечне большинство похищений совершается при использовании бронетранспортеров (БТР): В первом квартале 2004 г. в Чечне было похищено 129 человек, в 94 случаях в похищениях использовались БТР" (ИНТЕРФАКС-ЮГ, 27.12.2004). Вывод, вроде бы, очевиден - ясно, кто похищает людей. Но далее представитель Генпрокуратуры неожиданно заявляет, что за большинством похищений стоят экстремистские вооруженные формирования или криминалитет. "Экстремисты целенаправленно направляют средства на похищение людей, используют форму сотрудников правоохранительных органов, используют имеющиеся у них БТРы", - сказал он. Непонятно, что имел в виду Арсентьев - то ли в распоряжении боевиков имеются бронетехника, то ли они используют (берут в аренду?) бронетехнику у правоохранительных органов. Очевидно, что используют бронетехнику в нынешней Чечне лишь сотрудники федеральных и профедеральных силовых структур, а как называть их - "криминалитетом" или "экстремистскими вооруженными формированиями" - остается на совести представителей Генеральной прокуратуры.

* * *

Установить достоверно, к каким силовым структурам относятся похитители, как правило, не удается. Хотя, увозя похищенных, они проезжают через многочисленные блок-посты и посты милиции, у них, как правило, не проверяют документы. Возникающие подчас у постовых вопросы снимаются предъявлением спецталонов, освобождающих транспортные средства от досмотра, а находящихся в них людей- от проверки документов.

Однако иногда принадлежность похитителей удается установить.

Так, в июне 2004 года серия похищений и убийств была совершена в селе Серноводск, районном центре Сунженского района Чеченской республики. В одном случае похитителей удалось задержать и проверить их документы.

В ночь с 15 на 16 июня в с. Серноводск неизвестные вооруженные люди похитили Магомеда Алхазуровича Накаева (1985 г.р. (прож. ул.Подгорная, д. 2), Румана Хамзатовича Параулидзе (1987 г.р., прож. ул.Д.Бедного, д. 42) и Аслана Хасанбековича Идигова (1982 г.р., прож. ул. Крупской, д. 34). Они же застрелили Айнди Вахаевича Мазаева, 1985 г.р. Похитители приехали в село на автомашинах без государственных номеров, на их лицах были надеты маски. Похищенные люди бесследно исчезли.

Поздно вечером, около 23:45, Магомед Накаев, Руман Параулидзе и Айнди Мазаев стояли на улице на окраине Серноводска, прилегающей к бывшему курорту.

К ним подъехали машины - ВАЗ-2109 темно-зеленого цвета, с тонированными стеклами и с номерными знаками, и ВАЗ-2107 белого цвета, без номерных знаков. Выскочившие из машин вооруженные люди принялись избивать Накаева, Мазаева и Параулидзе. Они бросили Накаева и Параулидзе в машину и уехали. Мазаев же сумел бежать и тут же сообщил родственникам Накаева, что случилось. Дядя похищенного, Аслан Накаев, обратился к следователю следственного отдела РОВД Исолту Шамаеву, который живет неподалеку, но тот посоветовал подождать до утра, так, как у него нет связи с райотделом милиции (РОВД находится в центре с. Серноводск, от санатория до него три километра).

После этого Айнди Мазаев вернулся домой. Время было позднее - около часа ночи, - поэтому он никому ничего дома не рассказывал, и сразу же лег спать. Через некоторое время к ним в дом, расположенный на самой северной окраине села, ворвались пять вооруженных людей в камуфляжной форме без масок. Они по-чеченски сказали Айнди: "Ты что думал - если убежишь, то спасешься?", оттолкнули отца, вывели Айнди на улицу и повели в сторону центра села. Минут через 15-20 раздались выстрелы. Рано утром Ваха Мазаев примерно в 300-400 метрах от своего дома, на улице Курортная, у дома N 2, обнаружил труп сына.

В эту же ночь две автомашины УАЗ-469 с бортовыми надписями "милиция" государственный номер А0221 и А0225 (или 6) остановились на улице Крупской у дома 34. Из машин вышли десять вооруженных людей в камуфляжной форме, и потребовали открыть им дверь. Затем, ругаясь по-русски и по-чеченски, вывели на улицу Аслана Идигова, посадили его в одну из машин и уехали.

В ночь с 29 на 30 июня в Серноводске из своего дома по адресу ул. Наги Асуева, 12, был насильственно увезен Тамерлан Салсанов, 1977 г.р. Все было так же, как и двумя неделями ранее - вооруженные похитители приехали в село на двух легковых автомашинах без государственных номерных знаков, не представились, не предъявили никаких документов, не объясняли, почему, зачем и куда увозят Салсанова.

Однако благодаря оперативным действиям начальника Сунженского РОВД и главы администрации Сунженского района машины с похитителями и похищенным удалось задержать у поста ГИБДД (ГАИ), у поворота с федеральной трассы "Кавказ" на Грозный. Но здесь похитители предъявили удостоверения сотрудников Патрульно-постовой службы (ППС) МВД ЧР, сумели доказать, что они действуют по распоряжению своего начальства. Они сообщили, что проводили в Серноводске спецоперацию по задержанию Тамерлана Салсанова, который подозревается в совершении преступления: пособничестве боевикам и финансировании их деятельности. По словам похитителей, об этой операции не проинформировали РОВД Сунженского района, поскольку боялись утечки информации. Начальник Сунженского РОВД созвонился с поста ГАИ с милицейским начальством похитителей, и там подтвердили, что те действовали по распоряжению начальства. После чего автомобили с похитителей и похищенным Т.Салсановым уехали. По другим данным, кроме удостоверений сотрудников ППС МВД ЧР, похитители также предъявляли документы сотрудников Оперативно-розыскного бюро (ОРБ) N 2.

На следующий день Тамерлан Салсанов был освобожден и вернулся домой.

Объяснения, данные похитителями на посту, не оправдывают их действия - они не сообщили сотрудникам Сунженского РОВД о целях проводимой ими "спецоперации" уже после того, как они уже задержали Салсанова. Кроме того, если они осуществляли операцию по задержанию подозреваемого в совершении преступления, то были обязаны показать свои документы родственникам задержанного, объяснить им, куда и на каком основании увозят Салсанова.

Начальник уголовного розыска Сунженского РОВД направил документацию по данному делу в прокуратуру Ачхой-Мартановского района (в Сунженском районе нет своей прокуратуры) для принятия решения о возбуждении уголовного дела, но прокуратура отказалась возбуждать в отношении похитителей уголовное дело. На запрос Уполномоченного по правам человека в РФ В.П. Лукина прокуратура Чеченской Республики ответила, что в возбуждении уголовного дела отказано, поскольку Солсанов доставлен органами милиции в Грозный, допрошен, и после установления его непричастности к совершению преступления, освобожден.

Жители Серноводска убеждены, что все предыдущие похищения и убийство в селе были совершены сотрудниками той же службы.

* * *

В некоторых случаях о причастности к похищениям и исчезновениям силовых структур свидетельствуют рассказы тех кто был похищен вместе с исчезнувшими, но затем освобожден.

Так, 29 октября 2004 года сотрудники неустановленной силовой структуры увезли в неизвестном направлении из своего дома в станице Петропавловской Грозненского (сельского) района Увейса Хамидовича Гулаева, 1982 г.р. Похитители прибыли за ним на двух автомашинах марки "УАЗ" и уехали в сторону г. Грозный.

Вместе с Увейсом Гулаевым из Петропавловской был увезен еще один человек, просивший не называть его имя. Этот второй похищенный на следующий день был освобожден удерживавшими его людьми возле одного из блокпостов в Грозном. Похищенный был сильно избит. По его ловам, он не знает, где находился, поскольку глаза его почти все время были завязаны. Повязку с его глаз убрали только на несколько секунд в каком-то кабинете, где перед ним стояли еще трое людей, по виду, явно доставленных туда насильно. Этим троим предложили его опознать, но те что никогда его не видели.

В этот же день, 29 октября, был похищен еще один житель Петропавловской, Бислан Кюриевич Магомадов, 1978 г.р. Вооруженные люди пришли за ним, когда он находился в гостях в соседнем селе Старая Сунжа.

Жители Петропавловской, возмущенные действиями "силовиков", перекрыли проходящую через село трассу, и потребовали от властей принять срочные меры к розыску похищенных. С ними встречался начальник РОВД, который обещал найти похищенных. На следующее утро, то есть 30 октября, жители села снова перекрыли трассу. В полдень к толпе подъехал человек в камуфляже и сообщил, что одного из похищенных скоро доставят в село.

В тот же день был привезен в село и отпущен Бислан Магомадов. Почти сутки, как выяснилось, он содержался в подразделении, которое подчиняется Рамзану Кадырову и базируется в с. Автуры Шалинского района. Там его избивали и пытали, после возвращения домой он продолжал кашлять кровью.

Судьба же Увейса Гулаева не известна.

Очевидно, что все трое были похищены "силовиками", но одного те освободили сами, второго - после протестов и перекрытия дорог, а третий исчез.

* * *

Исчезновения похищенных в Чечне людей стали в последние годы повседневностью, и средства массовой информации обычно не уделяют им внимания. Молчание нарушается только в исключительных случаях - последним из таких стало похищение и исчезновение в декабре 2004 года восьмерых родственников Аслана Масхадова.

Вообще-то, раньше в России уже звучали призывы законодательно зафиксировать использование заложничества. Широкую известность получили скандальные предложения генпрокурора России Виктора Устинова, предлагавшего проводить "контрзахват заложников" - "Мемориал" предупреждал о возможных последствиях.

Хотя эта "инициатива" не приобрела официальных очертаний, подобные методы широко использовались в Чечне. В начале сентября, в дни бесланской трагедии, несколько десятков родственников Масхадова и Басаева были свезены на Ханкалу - но это не помогло спасти бесланских заложников. Позднее официальные представители спецслужб пытались представить случившееся как якобы попытку защитить людей от Басаева и Масхадова, которые-де замышляли убийство своих родных.

Мы предупреждали о том, что выступления, подобные устиновскому, и такая безнаказанная практика неизбежно приведет к захвату заложников, не прикрытому и не замаскированному никакими приставками "контр" - это не раз имело место на протяжении прошлого года. Весною 2004 года именно таким образом, незаконно задержав, а фактически взяв в заложники около сорока родственников, принудили сдаться полевого командира, по сути - масхадовского "министра обороны" Магомеда Хамбиева; но "контрзахватом" это не назовешь. У нас не вызывает ни малейших симпатий этот известный боевик, виновный, по нашим сведениям, в совершении уголовных преступлений против мирных граждан, государство не имеет права бороться с бандитами бандитскими методами. В ведущейся на сайте общества "Мемориал" "Хронике насилия" имеются сообщения о взятии в заложники родственников других, менее известных боевиков.

Ниже кратко изложены обстоятельства того, как в течении прошлого декабря сотрудниками чеченских силовых структур, подконтрольных федеральному центру, были незаконно задержаны, а по сути захвачены в заложники восемь человек.

1) 3 декабря 2004 года, около 21.00, сотрудниками местных силовых структур, подконтрольных Р. Кадырову (т.н. "кадыровцы") была увезена из собственного дома, расположенного по адресу: г. Грозный, Старопромысловский район, пос. Красная Турбина, ул. Турбинная, 62. Бучу Алиевна Абдулкадырова, 1937 г. р., сестра А. Масхадова.

Во время задержания в доме она находилась одна. Соседи видели, как ее вывели и посадили в одну из машин, стоящих возле дома. Затем колонна (около девяти единиц), состоящая из автомашин УАЗ и "Жигули", уехала с места происшествия. На выезде из поселка колонна была остановлена на блок-посту сотрудниками батальона "Запад" спецназа ГРУ Генштаба МО РФ Саид-Магомеда Какиева, дислоцирующегося на территории завода "Трансмаш", рядом с местом похищения. По свидетельству очевидцев, между сотрудниками разных силовых структур произошла перепалка, которая переросла в рукопашную схватку.

ГРУшники заявляли "кадыровцам", что не позволят увозить людей с подконтрольной им территории. Последние кричали, что их прислал Рамзан Кадыров и забирают они ни кого-нибудь, а сестру Масхадова. Позже эту информацию подтвердил заместитель командира батальона "Запад" дочери увезенной Бучу Абдулкадыровой - Пятимат. Он также сообщил ей, что, связавшись по телефону с Рамзаном Кадыровым и убедившись, в том, что спецоперация проводиться по его приказу, они вынуждены были пропустить колонну. Однако, по его словам, при проверке автомашин его подчиненными женщина не была обнаружена. Одновременно он высказал мнение, что ее могли увезти по другой дороге.

2) В тот же вечер 3 декабря примерно в 20.15 "кадыровцами" был похищен брат Аслана Масхадова, Леча Алиевич Масхадов, 1936 г. р., проживающий по адресу: г. Грозный, Старопромысловский район, пос. Подгорный, ул. Мостовая без номера,. Лица, производившие похищение приехали на автомашинах (до 12 единиц) УАЗ и "Жигули". По словам Касади Масхадовой, его жены, ворвавшиеся "силовики", без каких-либо объяснений потребовали от них выдать им сына Солмана. Ответ хозяев, что его нет дома, их не устроил. "Кадыровцы", надеясь обнаружить его, обыскали все помещения и двор. Не найдя его, некоторые из "силовиков" угрожали поджечь дом, если им не сообщат, где скрывается Солман. После вмешательства женщин-соседок "кадыровцы" уехали, забрав с собой Лечу Масхадова.

3) В это же время, вечером 3 декабря, был похищен Адам Абдул-Каримович Рашиев, 1950 г. р., инвалид, дальний родственник Масхадовых. Он также был задержан в своем доме, расположенном по адресу: г. Грозный, Старопромысловский район, пос. Подгорный, ул. Совхозная, д. 26.

По словам родственников похищенного, его задержание произвели "кадыровцы", приехавшие на автомашинах марки УАЗ и "Нива" - всего было до 11 автомобилей. На просьбу членов семьи сказать, куда увозят Адама, "кадыровцы" отвечали, что доставят его в ОВД Октябрьского района. Однако после выяснилось, что родственникам соглали. Во время похищения "кадыровцы" вели себя очень грубо.

4) Примерно в 20.00 того же 3 декабря, "кадыровцы" похитили Лему Алиевича Масхадова, 55 лет, брата Аслана Масхадова. Он был увезен из своего дома, расположенного по адресу: ст. Первомайская, ул. Советская, 125. Перед этим в его доме был проведен несанкционированный обыск. Леме при уводе не позволили даже одеться. Его жена, Лиза, при попытке воспрепятствовать уводу мужа была ударом сбита с ног.

5) Тогда же "кадыровцами" был похищен Ихван Вахаевич Магомедов, 35 лет племянник Аслана Масхадова (сын одной из сестер Масхадова). Увезен из своего дома по адресу: Грозненский (сельский) район, ст. Первомайская, ул. Советская, 87. Уводившие его не скрывали ни свою принадлежность к местным силовым структурам, ни и то, что они действуют по приказу Рамзана Кадырова. Ихван попросил их не трогать его сестру и жену. Командир "кадыровцев" сам принял решение оставить их, что не понравилось некоторым из его коллег-похитителей.

6-8) 28 декабря 2004 года были похищены племянница и два зятя А. Масхадова.

Во втором часу ночи из дома матери была насильственно увезена замужняя дочь Бучу Абдулкадыровой, Хадижат Вахаевна Сатуева, 1964 г. р.

"Кадыровцы" перелезли через забор, схватили ее, вывели босиком на улицу и увезли на автомашинах "Жигули" 10-й модели и "Нива". Во время увода требовали сказать, где живет ее муж.

Как выяснилось позже, последний, Усман Рамзанович Сатуев, 47 лет, в эту же ночь был увезен из своей квартиры, расположенной в г. Грозный, Старопромысловский район, пос. "Новая".

Также был похищен и его свояк по имени Мовлади, 35 лет, проживающий в г. Грозный, Старопромысловский район, пос. "Автотрест".

По официальным каналам установить местонахождение похищенных не удалось, однако родственникам удалось выяснить, что тех удерживают в неофициальном, а следовательно незаконном месте содержания в с. Центорой (Хосе-Юрт) Гудермеского района. Именно там находится незаконная тюрьма, в которой "кадыропцы" содержат незаконно задержанных, похищенных ими людей.

Попытка двух женщин из семей похищенных встретиться с муллой с. Центорой, который доводится дядей Рамзану Кадырову, не увенчалась успехом. Вооруженная охрана, узнав, зачем они хотят обратиться к мулле, прогнала их.

Таким образом, после того, как прошедшей осенью безрезультатно закончились операции по окружению и поимке Масхадова, проводившиеся силовыми структурами, подчиненными Рамзану Кадырову, последние вернулись к тактике заложничества. Проблема в том, что речь шла не о действующих помимо или против государства бандитах и террористах, а о структурах официальных, и ответственность за их действия ложилась на российское государство в целом.

* * *

После того, как 12 января 2005 г. Правозащитный центр "Мемориал" распространил информацию относительно обстоятельств похищения в течение декабря 2004 г. в Чеченской Республике представителями правоохранительных органов восьмерых родственников Аслана Масхадова, последовала реакция официальных структур.

Некоторые должностные лица Чеченской Республики заявили, что "эти сообщения не соответствуют действительности", что "проведена тщательная проверка и установлено, что ни в МВД, ни в какие другие структуры никто из родственников перечисленных лиц с заявлениями об их исчезновении не обращался", что "ни одна из правоохранительных структур ЧР на имеет никакого отношения" к похищению этих людей. Должностные лица ЧР утверждают также, что "правоохранительные органы Чеченской Республики никогда не пользовались методами похищения людей" - очевидно, намекая на причастность к случившемуся боевиков. Действительно, бандиты в Чечне похищали и продолжают похищать людей. Но российских правозащитников особенно беспокоят беззаконные действия тех, кто выступает от имени государства, то есть сотрудников федеральных и местных силовых структур.

Возвращаясь к вопросу о похищении родственников Аслана Масхадова, мы считаем важным обратить внимание на слова Секретаря Совета Безопасности ЧР Рудника Дудаева, сказанные им 11 января в интервью корреспонденту информационного канала "Чеченская Республика" (www.kavkaz.strana.ru) "Похищение людей, даже родственников террористов, считаю недопустимым":

"Информацию о том, что у нас в республике пропали родственники Аслана Масхадова, мы имеем. <...> Правда, это исчезновение, по имеющимся у нас сведениям, произошло более месяца назад <...> Я пока не обладаю четкой информацией по пропавшим родственникам Масхадова, наши возможности ограничены, надо это учитывать. Но возвращаясь к данному случаю, хочу сказать, что серьезно повлиять на обстановку данное похищение не смогло. Смотрите сами - родственники Масхадова пропали более месяца назад, но ни Масхадов, ни его ближайшие сподвижники не сложили оружие, не пришли с повинной. Так что если кто-то считает, что таким способом можно повлиять на обстановку, то он заблуждается."

Комментарии вроде бы излишни.

Однако представитель Регионального оперативного штаба, генерал-майор ФСБ Илья Шабалкин: в свою очередь, заявил 15 января, что не располагает сведениями о похищении и исчезновении родственников Аслана Масхадова: "По моим сведениям, все родственники живут в своих домах, об их похищении мне ничего не известно" - спецслужбы-де не интересовались ими со времен "взятия под охрану" в сентябре. Это противоречит заявлениям другого "силовика", Рамзана Кадырова, который, отрицая причастность своих подчинённых к похищению, тем не менее, утверждал, что исчезнувшие были связными у своего родственника. То есть, либо ФСБ проявляла халатность, либо кто-то говорит неправду.

Тем временем журналисты начали расследование. Например, Ирина Куксенкова (см.: "Где родственники Масхадова?", "Московский комсомолец", 25 января 2005 г.) побывала в семьях Бучу Абдулкадыровой, Ихвана Магомадова, Адама Рашиева и Лечи Масхадова, встретилась с бойцами батальона "Запад" - информация "Мемориала" полностью подтвердилась. Более того, выяснилось, что родственники похищенных обращались в органы МВД, но там отказывались принимать и даже рвали их заявления, объясняя, что не желают конфликтовать с Рамзаном Кадыровым (это, кстати, еще один аргумент в пользу того, чтобы объяснить снижение числа зафиксированных похищений и исчезновений возросшей латентностью - заявления не принимают и, соответственно, нигде не фиксируют).

1 февраля 2005 года было распространено сообщение, что по факту похищения и исчезновения родственников Масхадова органами прокуратуры были возбуждены уголовные дела, а органами внутренних дел - заведены дела розыскные.

Тем временем, официальные лица продолжают отрицать причастность российских и подконтрольных им силовых структур к похищению и исчезновению этих восьми человек.

Так, уже 2 февраля прокурор ЧР Владимир Кравченко заявил, что исключает возможность причастности федеральных сил к похищению родственников Масхадова: "Причастность военнослужащих, согласно официальным ответам, мы можем исключить на сегодняшний день. Причастность федеральных сил не просматривается, потому что есть официальные, не опровергнутые нами доводы", - сказал РИА "Новости" прокурор по телефону. Сославшись на материалы проверки он добавил, что федеральные силы не проводили никакие спецоперации в течение декабря в районе предполагаемого похищения родственников Масхадова. "Мы считаем, что данное преступление могло быть совершено неустановленными лицами либо с целью провокации (дискредитация федеральных сил), либо с целью выкупа", - отметил Кравченко. (РИА "Новости").

Если это окончательный ответ прокуратуры, то он типичен для расследования дел о похищении людей: "невозможно установить лиц, подлежащих привлечению к ответственности в качестве обвиняемых". Поражает только быстрота реакции: на следующий день после начала следственных действий прокуратуре уже все ясно! Еще раз скажем: приведенная здесь история похищения и исчезновения людей, скорее, типична - просто к ней оказалось приковано общественное внимание.

* * *

Похищения и исчезновения людей продолжаются и в новом, 2005-м году.

В ночь на 2 января 2005 года из дома из дома был увезен Газиев Заурбек Масхудович, 1981 г.р., отец двоих малолетних детей. Около 3:00 ночи в дом Газиевых по адресу: Грозненский (сельский) р-н, с. Пролетарское, ул. Строителей, д. 2, кв. 8, ворвались вооруженные люди в камуфляжной форме, в количестве 20-25 человек, приехавшие на восьми или девяти легковых автомобилях. Между собой они переговаривались на чеченском языке, старшего группы называли Мухтаром.

Проникнув в комнату, где находился Заурбек Газиев, "военные" без предупреждения открыли стрельбу и ранили его в плечо. Жена Газиева пыталась подойти к мужу, чтобы перевязать рану, но ее грубо схватили за волосы и отшвырнули к стенке. Вооруженные люди в течение трех часов допрашивали истекающего кровью человека. Параллельно проводили в квартире, в огороде и подсобных помещениях обыск: искали оружие. Все это происходило на глазах перепуганных малолетних детей и их матери. К дому никого из соседей и родственников не подпускали.

К 6.00 утра, закончив обыск, вооруженные люди уехали, забрав с собой Заурбека Газиева. Оружие так и не было найдено. Из дома пропали золотые украшения, одежда, телефон, мелкие вещи. Около 9.00 родственники Газиевых приехали в 9-ю городскую больницу Грозного - узнать, не доставлялся ли к ним Заурбек. В приемной ответили: "нет", но жена Газиева в хирургическом отделении больницы на 4-ом этаже узнала двоих охранников, которые стояли у входа в палату N 6 - они были среди тех, кто проводил у них в доме обыск. Потом выяснилось, что Газиев зарегистрирован как "неизвестный", а врачи предупреждены о том, чтобы к нему никого не допускали.

Когда вооруженные люди поняли, что родственникам известно, что Газиев находится в палате, они, накрыв простынями, на носилках спустили его на первый этаж.

Поджидавшие внизу родственники сдернули одеяло и увидели Заурбека, который был еще в сознании. Люди пытались отбить молодого человека, но "военные", вызвав подкрепление, вырвали у них носилки, поместили в машину и увезли в неизвестном направлении.

Позднее Газиевы установили, что Заурбек под охраной находится в Ножай-Юртовской районной больнице. Наняв адвоката, они поехали туда, но доступа к нему не получили. Родственники обратились в правоохранительные органы, но уголовное дело возбуждено не было.

Даже при том, что похищения людей стали в Чечне чем-то обыденным, этот случай поражает своей жестокостью.

* * *

Таким образом, есть все основания утверждать: что ситуация с похищениями и исчезновениями людей в Чечне в 2004 году отнюдь не улучшилась, а, напротив ухудшилась. Некоторое улучшение статистики на поверку объясняется тем, что люди боятся заявлять о похищениях в органы МВД и прокуратуры. Статистика официальная просто-напросто отсутствует - одновременно бытуют самые разные цифры, не связанные между собою и, очевидно, с реальностью. Разнобой в цифрах - лишь симптом безнаказанности, когда случаи похищений не только не расследуются, но и не фиксируются. Результатом этой атмосферы организованной безнаказанности стало взятие людей силовыми структурами в заложники, и, как продолжение кошмарного абсурда, предложения узаконить подобную практику.

Февраль 2005 года

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

26 марта 2017, 16:18

  • Полиция разгоняет акцию против коррупции в Махачкале

    Задержаны около 10 человек на акции сторонников Алексея Навального в столице Дагестана. Среди задержанных - организатор митинга Марат Исмаилов, журналист Владимир Севриновский и корреспондент "Коммерсанта" Сергей Расулов.

26 марта 2017, 16:01

26 марта 2017, 15:40

26 марта 2017, 14:44

26 марта 2017, 14:24

  • Около 200 сторонников Навального вышли на сход в Волгограде

    Народный сход, в котором участвуют около 200 сторонников Навального, проходит на площади Ленина в Волгограде. В 14:00 мск в сторону собравшихся поехала коммунальная техника, которая начала поливать водой площадь, передает корреспондент “Кавказского узла”.

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии