14 февраля 2005, 20:50

"Шмелей" от комиссии не спрячешь

Сбор материалов по бесланскому теракту ведет специальная парламентская комиссия. Расследование продолжается уже пять месяцев. С председателем комиссии, вице-спикером Совета Федерации Александром Торшиным беседует обозреватель "МН".

- Когда последний раз вы были в Беслане?

- Последний раз - с 17 по 19 января. С большой группой моих коллег по комиссии. Знаете, в чем была уникальность этой группы? Она составлялась с учетом пожеланий местных жителей. Бесланцы сами называли тех, с кем хотели бы встретиться, поговорить.

- Вас упрекают, что скрываете правду. Например, утверждаете, что боевиков было 32 .

- Мы этого не утверждаем. Мы говорим: по состоянию на сегодняшний день из числа возможных участников банды 31 убит и один задержан. Но точку мы здесь пока не ставим. Потому что кто-то из террористов мог уйти.

- Басаев недавно заявил, что нападение на Беслан не планировалось. Что было намерение захватить школу в Петербурге или в Москве.

- Он может говорить все, что угодно. Но они точно ехали в Беслан. И точно в школу N1. Что у Хучбарова (главарь банды по кличке Полковник. - "МН") в кармане был поэтажный план этой школы, достоверно установлено. У него - был. А у наших этот план появился лишь ближе к полудню 1 сентября

- Кто первым пустил в обращение лживую информацию о числе заложников - что их там 354?

- Первым эту цифру назвал Валерий Андреев (в ту пору - начальник Управления ФСБ по Северной Осетии. - "МН"). Ему следовало бы сказать: "По состоянию на 12 часов дня мы располагаем фамилиями 354 заложников. Но, возможно, их больше. Фамилии остальных уточняются". Я считаю это серьезным просчетом в тактике информационного освещения бесланского теракта.

- Так сколько же было заложников? Можете назвать точную цифру?

- Точную - нет. Могу только сказать, что их было более 1200. Недавно возбудили уголовное дело против медсестры, выдавшей справку двум якобы потерпевшим, которые во время теракта находились в Москве. Кто-то хочет попасть в списки заложников, чтобы получить компенсацию. Попытки зачислить себя в жертвы этого теракта наверняка еще будут предприниматься. Поэтому мы не спешим с опубликованием списка заложников. Мы договорились с бесланцами, что каждая фамилия в этом списке будет с ними согласована. Вот цифры, за которые мы отвечаем: 330 погибших заложников плюс 10 спецназовцев и 2 сотрудника МЧС.

- А кем был спровоцирован штурм школы? Он ведь начался после того, как там прозвучали два взрыва. Что за взрывы? Кто их произвел?

- Сейчас у меня все больше уверенности, что они прозвучали потому, что начался переговорный процесс. На днях мы разговаривали с Асланбеком Аслахановым (помощник Президента РФ. - "МН"). Так вот, он летел в Беслан на прямой контакт с террористами. И как только его самолет приземлился, раздались взрывы. Я полагаю, эти взрывы были невыгодны ни бандитам, ни ФСБ. Но кто-то, несомненно, был в них заинтересован. По нашей версии, это некие люди, следившие за ходом событий в Беслане и сделавшие все, чтобы сорвать переговоры. Им требовалась большая кровь.

- На какие вопросы вам еще не удалось получить ответ?

- Это вопросы, которые нам ставят потерпевшие. Скажем, сейчас бесланцы нас убеждают, что оружие в школу было завезено заранее. Прямо зациклились на этом. Но что получается? В школе было свыше 1200 заложников. И только один мальчик 11 лет якобы видел, как из-под обломков стен вытаскивали оружие. А остальные-то куда смотрели? Мы даже предлагали людям беседовать в конфиденциальной обстановке без видеозаписи. Ведь для работы комиссии нужны аргументы хотя бы 2 - 3 взрослых людей, но их пока нет. Мы ничего не скрываем! У нас просто нет материала.

- А о том, применялись ли огнеметы "Шмель", у вас материал появился? Бесланцы убеждены, что наши военные из этих огнеметов палили по школе. В результате возник пожар, и на заложников обвалилась горящая крыша.

- Очень трудный вопрос. Да, уже на третий день работы комиссии один из членов комиссии не поленился, слазил на крышу одного из домов, прилегающих к школе, и нашел там тубусы от "Шмелей". Вызвали военную прокуратуру. Был составлен протокол осмотра места происшествия. Номера "Шмелей" были переписаны. С этим теперь предстоит детально разбираться. Очень сложный вопрос. Но ответ на него мы найдем

- Что, кроме этого, осталось выяснить?

- Хотелось бы знать, кто заказчики нападения на Беслан. Исполнители известны. Как минимум десять участников банды были профессионалами высочайшего класса. Мы ведь прежде никогда не несли такие потери - погибли десять спецназовцев и два сотрудника МЧС. Значит, не пастухи воевали там против нас. Но среди исполнителей не было ни организаторов, ни идеологов. Хотя с организаторами тоже более или менее ясно - Басаев подтвердил свое "авторство". А вот кто заказал?

- У вас есть версия?

- Версии пока нет. Но я размышляю. Представьте себе, по требованию террористов в школу приходят Дзасохов (президент Северной Осетии. - "МН"), Зязиков (президент Ингушетии. - "МН"), Аслаханов и доктор Рошаль. И представьте, всех четверых убивают. Что было бы дальше? В Северной Осетии и Ингушетии были бы объявлены досрочные выборы. И кто бы на них победил? Фамилий не знаю, но это были бы крутые националисты. Уж в Осетии - точно, да и в Ингушетии - очевидно. И мы вернулись бы к ситуации 1992 года. И если бы возобновился осетино-ингушский конфликт, на сторону ингушей встали бы чеченцы, ведь они тоже вайнахи. Мне говорят: назовите национальность бандитов. Не буду. Потому что понимаю: кому-то хочется идентифицировать врага и разжечь межнациональный конфликт.

- Вам удалось выяснить, чем в течение тех трех дней занимался президент Северной Осетии Александр Дзасохов? Почему по требованию террористов не пришел в школу? Руководил ли работой оперативного штаба?

- Мы пригласили Дзасохова на комиссию. Его роль, я вам скажу, по-своему трагична. Он первым приехал на место происшествия. Его первым потребовали террористы. И теперь все в один голос: почему он не вступил в переговоры?! Мне известен ответ: потому что оперативный штаб имел свою тактику. И штаб запретил Дзасохову идти к бандитам. Да и сами бандиты поставили условие - или все четверо, или никто.

- Что значит штаб запретил? Разве не сам Дзасохов руководил этим штабом?

- С этим тоже разбираемся. Особенно, что касается 1 сентября. Александр Дзасохов руководил теми силами, которые были у него в наличии. И давал соответствующие указания.

- Все-таки почему бесланцы так настойчиво добиваются его отставки?

- Думаю, есть политические силы, которые стремятся использовать ситуацию, чтобы сместить Дзасохова.

- Вы хотите сказать, что толпой кто-то манипулирует?

- У меня нет таких данных. Но есть собственные впечатления. Последний раз мы работали в Беслане как раз в те дни, когда люди были готовы встать в пикет. Мне удалось уговорить их воздержаться от этого. Мы уехали, а после я узнаю, что кто-то обзванивал жителей Беслана: мол, надо выходить. Требования такие: отставка Дзасохова, наказание Андреева, наказание Дзантиева (бывший министр внутренних дел республики. - "МН"). Чувствуется некая направляющая сила.

- Кого еще из крупных должностных лиц вы намерены вызвать на комиссию?

- Директора ФСБ Николая Патрушева. Министра внутренних дел Рашида Нургалиева. Будет также приглашен секретарь Совета безопасности Сергей Иванов. Будет опрошен премьер-министр Фрадков.

- А Владимир Путин?

- Да, мы планируем встречу и с ним.

- Почему работа комиссии все никак не завершится? Когда вы собираетесь опубликовать свой доклад?

- Доклад будет обнародован не раньше, чем завершит следствие прокуратура. Мы уже начали готовить его. Задача такая: по часам, если не по минутам, расписать, что происходило в течение тех трех суток. Тогда станет понятно, что в такое-то время делал президент, что предпринимал премьер, чем занимались соответствующие федеральные министры, какую работу вели республиканские власти и т.д. Думаю, самое сложное было не тогда, когда мы лазали по горам, добывая материалы. Самое сложное будет написать доклад. Ведь каждый член комиссии обязан расписаться на каждой его странице. Или выступить с особым мнением.

- Почему именно вас назначили председателем этой комиссии?

- Ее инициатором был глава Совета Федерации Сергей Миронов. Он встретился с президентом, и они вместе стали думать: кто? Чтобы не с Кавказа. Чтобы не из спецслужб. Желательно - юрист. Желательно - с жизненным опытом. А я к тому моменту был главой временной комиссии по анализу ситуации на Северном Кавказе. Вот так сошлось на мне.

Валерий Выжутович

Опубликовано 11 февраля 2005 года

источник: Газета "Московские новости"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

17 января 2017, 22:31

17 января 2017, 22:06

17 января 2017, 21:43

17 января 2017, 21:22

17 января 2017, 21:05

Справочник

Все справки

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии