03 февраля 2005, 14:51

Военные запугивают родных и друзей школьников, предположительно ушедших в "боевики"

Информационный Центр Общества Российско-Чеченской дружбы ранее распространил информацию о том, что в январе 2005 года около ста молодых людей, проживающих на территории районного центра Урус-Мартан, покинули свои дома для того, чтобы присоединиться к отрядам вооруженного сопротивления. Редакция ИЦ силами своих сотрудников провела проверку данной информации, выехав на место событий. В результате проверки было установлено, что информация подтверждается частично. Кроме этого, были выяснены новые детали, представляющие, с точки зрения редакции, особый интерес. Массового ухода молодежи в "боевики", судя по всему, не было. Хотя слухи об этом циркулируют в районе очень настойчивые, даже на условиях анонимности ни кто из жителей не заявил сотрудникам редакции, что ему достоверно известны подобные факты. Тем не менее, в Урус-Мартановском районе развернуты широкие "профилактические мероприятия", в основном сводящиеся к запугиванию местных жителей, и, прежде всего молодежи, представителями официальных властей и силовых структур.

Поводом к  началу "профилактики" послужили следующие обстоятельства. 2 января 2005 года в Урус-Мартане пропали трое подростков, двое из которых, Эльжуркаев Ардан (1988 г.р.) и Базуркаев Артур (1989 г.р.) были учащимися средней школы N1 г. Урус-Мартан. Третий молодой человек по имени Таус недавно закончил среднюю школу.

Зоя Эльжуркаева, мать Эльжуркаева Ардана, рассказала, что в тот день около 9 утра к ее сыну, когда тот еще спал, пришел его близкий друг, ученик 10 класса средней школы N1 Базуркаев Артур, и попросил его выйти на улицу. Один из соседей видел, как они вдвоем покидали двор. Он утверждает, что никаких сумок с ними не было. Но ребят больше никто из односельчан не видел. Их документы остались дома.

28 января 2005 года представители ИЦ ОРЧД посетили военную комендатуру и администрацию Урус-Мартновского района с целью получения официальных комментариев. В военной комендатуре с ними встретился офицер, ответственный за работу с населением, капитан Евгений Курский. Он рассказал, что работает в комендатуре района с 2003 года, и за все это время он получил информацию только о трех случаях ухода молодых людей из дома, предположительно к "боевикам". В частности, он сказал: "Может, они и не ушли к боевикам. Они же мальчишки. Романтики". С его точки зрения, гораздо большую опасность для стабильности ситуации в районе представляют нераскрытые дела об исчезновениях людей. Он отметил, что только за один день он принял тринадцать женщин, подавших заявления о пропаже своих родственников на территории Урус-Мартановского района в разное время. С точки зрения Курского, эти дела, в результате неэффективной работы прокуратуры, относятся к числу наиболее сложных.

Затем капитан Курский предложил продолжить беседу в администрации Урус-Мартановкого района, где состоялась встреча с начальником отдела по взаимодействию с силовыми и духовными структурами Кобраевым Абдулом Хасановичем и его заместителем, который не представился. Кобраев подтвердил, что слухи о массовом уходе молодежи к боевикам стали циркулировать по району с начала января. Было принято решение проверить данную информацию, для чего осуществлялись обходы по домам, проверки журналов посещения уроков. Если кто-либо отсутствовал в школе два-три дня, то устанавливалось, находится ли он дома. В результате проведенных мероприятий подтвердился факт исчезновения только трех молодых людей. По словам Кобраева, с их родителями были проведены беседы. Кроме того, было принято решение провести ряд мероприятий с целью "профилактики и предупреждения" возможных попыток молодых людей уйти к боевикам. С этой целью в тридцати одной школе, которые расположены на территории двенадцати населенных пунктов Урус-Мартановского района, были проведены родительские собрания, на которых родителям настоятельно рекомендовалось никуда не отпускать детей. В родительских собраниях принимали участие представители администрации района, милиции и ФСБ.

Кобраев также сказал, что своей основной обязанностью считает уберечь детей от совершения ошибок. Он считает, что дети не свернули бы на "дурную дорогу", если бы в районе было создано достаточное количество рабочих мест, организован их досуг, а также, если бы все дети получили возможность продолжить образование после девятого класса. Трудности Кобраев объяснил тем, что все школы района переполнены на 250%. В классах вместо двадцати двух учеников занимаются сорок-сорок пять. При этом занятия приходится организовывать в три смены. Всего же население района в возрасте до четырнадцати лет, составляет 22 904 человека, заметил Кобраев.

По сути, работа с родителями и учениками в основном сводится к угрозам преследования в случае малейшего подозрения в симпатиях "боевикам". Проверяющих инструктируют: "Не верь ни директору, ни учителю, никому". Кроме этого, проводятся ежедневные переклички учеников с девятого по одиннадцатый класс по журналам во всех школах района. Учителей обязали предоставлять информацию обо всех учениках, отсутствующих в школе два-три дня. Заместитель Кобраева заявил, что он уверен в том, что все мальчишки в первой школе проклинают тех, кто "сбежал": "Теперь, если уроки не выучишь, и из школы не сбежишь". В заключении он заметил, что уверен в том, что семьи пропавших юношей не подвергаются никакому давлению.

После беседы в администрации района состоялась встреча с Зоей Эльжуркаевой, чей сын Ардан является одним из трех пропавших подростков. Она сказала, что со времени исчезновения сына 2 января никаких вестей от него не получала. Эльжуркаевы обратились в милицию вечером того же дня. Они объехали всех друзей Ардана вместе с начальником РОВД Рамзаном Джамалхановым. Утром следующего дня к ним пришел следователь Урус-Мартановской прокуратуры. Родители составили и подали заявление, а также отдали ему фотографию сына. После этого они не получали никакой информации о ходе розыскных мероприятий. Родители Ардана предпринимали попытки самостоятельно найти сына. Его отец несколько раз объехал окрестные деревни. Кроме того, Роза сказала, что, насколько ей известно, вместе с ее сыном исчез ученик десятого класса Артур Барзукаев.

9 января около 23 часов в дом Эльжуркаевых пришли пять или шесть военных, лица которых скрывали маски. Они задержали мужа Зои Адлана Эльжуркаева (1953 г.р.) и их старшего сына Бислана (1987 г.р.), который учился в одном классе с Адланом. Никто из военных не представился. Между собой они говорили на русском языке без акцента. Зоя спросила, куда забирают ее родных, но военные не ответили. Они вывели сына и мужа из дома, посадили в УАЗ-"таблетку" и увезли. По словам Зои, Адлан и Бислан вернулись примерно три часа спустя. Она уверяла, что с ними обращались корректно, не били, после того как беседа закончилась, отвезли обратно и высадили недалеко от их дома. Тем не менее, по ее словам, ни муж, ни сын не поняли, в каком именно месте проводился их допрос, так как им приказали закрыть лица верхней одеждой. Зоя сказала, что во время допроса ее мужу сказали, что они приняли правильное решение, когда сообщили об исчезновении сына в правоохранительные органы.

Во время встречи с родными и соседями Артура Барзукаева те охарактеризовали его как послушного и доброго подростка, который всегда всем помогал. Они не верят в возможность того, что он присоединился к "боевикам", заявляя, что единственным бесспорным для них фактом является только то, что ребят нигде нет.

Кроме этого, выяснилось, что 24 января повесткой на допрос в военную комендатуру был вызван прямо из школы еще один одноклассник Артура, его троюродный брат Имран Эльбудзукаев (16 лет). Он пошел туда вместе со своим отцом Зелимханом, который настаивал на том, чтобы допрос сына велся в его присутствии. Следует отметить, что в соответствии с российским уголовно-процессуальным законодательством военная комендатура не уполномочена проводить следственные действия в отношении гражданских лиц, а при допросе несовершеннолетнего вправе присутствовать его законный представитель. Но отцу не разрешили быть с сыном в течение значительной части допроса. Допрос вели двое незнакомых ему офицеров, по национальности русских. Они никак не представились, но их лица не скрывали маски. Мальчика спрашивали о том, куда ушли трое ребят. Угрожали, что в случае, если кто-то из родственников вступит с ними в контакт, то у всех будут неприятности. Кроме того, они предложили Имрану сообщать им в будущем любую информацию об исчезнувших. Со слов подростка стало понятно, что по отношению к нему применялось физическое насилие: "Били...Подзатыльников надавали... Но ведь все равно ничего не докажешь. Все синяки уже сошли...". Кроме этого, представители правоохранительных органов заявили юноше, что "заложников они не берут, а поэтому если ребят найдут они, то родители получат только трупы".

Отцу, который все это время находился у ворот комендатуры, разрешили присутствовать на допросе лишь спустя полтора-два часа после его начала. Когда он вошел, то следователи говорили Артуру о необходимости учиться и слушаться родителей.

Школьники Урус-Мартана и их родители находятся в напряженном ожидании продолжения этих своеобразных школьных "зачисток". Практика запугивания родственников становится повседневной реальностью.

Редакция ИЦ ОРЧД

Главный редактор Станислав Дмитриевский.

Выпуск осуществлен при поддержке Национального фонда в поддержку демократии (The National Endowment for Democracy) в рамках программы "Российско-Чеченское информационное партнерство"

Опубликовано 1 февраля 2005 года

источник: Общество российско-чеченской дружбы

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

29 марта 2017, 03:16

29 марта 2017, 02:54

  • "ЭкоВахта" попросила отправить свое дело в суд Майкопа

    Советский районный суд Краснодара провел первое заседание по административному делу в отношении организации «Экологическая Вахта по Северному Кавказу», распространившей пресс-релиз без ярлыка иностранного агента. Суд согласился отложить процесс до разрешения вопроса о подсудности дела.

29 марта 2017, 02:20

  • Ирина Снытко удалена из зала суда после многочисленных вопросов свидетелю

    Суд в Сочи по делу Ирины Снытко, обвиняемой в насилии по отношению к двум полицейским, во время допроса свидетеля обвинения снял все вопросы подсудимой к нему, посчитав, что они заданы не по существу дела и мешают процессу. После этого судом было принято решение об удалении Снытко из зала суда, передает корреспондент "Кавказского узла".

29 марта 2017, 01:42

29 марта 2017, 01:37

Архив новостей
Персоналии

Все персоналии