28 декабря 2004, 21:26

Инициативная группа "Общее действие" обеспокоена процессом над студенткой из Чечни, обвиняемой в подготовке терактов в Москве

22 декабря в Мосгорсуде прошли слушания по делу Зары Муртазалиевой, 21-летняя студентки из Чечни, обвиняемой в подготовке ряда терактов на территории Москвы и вербовке смертниц.

Предлагаем читателям "Кавказского узла" заявление Инициативной группы "Общее действие" в связи с делом Зары Муртазалиевой.
 
"Инициативная группа "Общее действие" выражает серьезную озабоченность в связи делом Зары Муртазалиевой. Слушания по делу начались в Московском городском суде, судья - М.А. Комарова, известна по делам Игоря Сутягина, Валентина Моисеева и др.

Зара приехала в Москву в сентябре 2003 г. в связи с тяжелым материальным положением семьи и сразу нашла работу. С ней познакомились москвички Анна Куликова и Дарья Воронова, незадолго до того принявшие ислам. Девушки подружились и решили пожить самостоятельно. Дружба русских девушек-мусульманок с чеченкой оказалась для спецслужб поводом, чтобы начать их разработку. Сотрудник московского УБОПа Саид Ахмаев по заданию своего руководства познакомился с Зарой, предложил ей свою помощь в поиске жилья и вскоре бесплатно предоставил в распоряжение троих подруг комнату в общежитии, которая к этому времени была нашпигована подслушивающей и видеозаписывающей аппаратурой. В течение месяца постоянной фиксации всего, происходившего в жизни девушек, обнаружилось, что, кроме редких разговоров об исламе и чеченской войне, троим подругам предъявить в качестве обвинения нечего. Чаще всего девушки говорили о кавалерах и будущем замужестве.

4 марта Зара была остановлена на пл. Ногина и доставлена в ОВД "Проспект Вернадского", где ей была подброшена взрывчатка, а против нее самой возбуждено уголовное дело по ст.222, ч.1 УК РФ о незаконном приобретении, хранении и перевозке взрывчатых веществ. Однако обвинение этим не ограничилось, и Заре вменили в вину подготовку террористического акта и вовлечение в террористическую деятельность Анны Куликовой и Дарьи Вороновой, на которых в ходе следствия было оказано сильное давление с целью получения нужных показаний. Дело о терроризме было передано в ФСБ, откуда поступило в Московский городской суд. На первом судебном заседании 22.12.2004 г. судья Комарова отклонила ходатайство обвиняемой о допуске защитника Е.З. Рябининой, направленной Комитетом "Гражданское содействие". На следующий день ходатайство было заявлено повторно, в письменной форме, и снова отклонено. Несмотря на то что судебные слушания проходят в открытом режиме, М.А. Комарова без всяких объяснений запретила аудиозапись. На втором заседании она предупредила представителя Комитета "Гражданское содействие" Рябинину, что при повторном получении "оперативной информации" о ведении аудиозаписи вызовет судебных приставов для удаления нарушителей из зала. Было также отклонено ходатайство адвоката Усмановой, которая из-за плохого самочувствия попросила отложить заседание. 25.12.2004г. адвокат Усманова была машиной "Скорой помощи" доставлена в стационар и госпитализирована, а 27.12.2004 г. суд был отложен до 12.01.2005 г.

По свидетельству присутствовавших в суде представителей общественных организаций и прессы, судья Комарова ведет заседания с явно выраженным обвинительным уклоном. Вопросы и ходатайства адвоката часто отклоняются, как якобы не имеющие отношения к делу, в то время как наводящие вопросы государственного обвинителя не встречают возражений со стороны председателя. Таким образом, ход судебного разбирательства внушает серьезные сомнения в его объективности. В самом же уголовном деле Зары Муртазалиевой есть ряд моментов, указывающих на то, что оно сфабриковано. И в первую очередь - следующий: если в поле зрения спецслужб попала шахидка, подготовленная к совершению теракта и намеревавшаяся его осуществить, то почему она была задержана до того, как выявились какие-либо ее связи с боевиками и раскрыты ее руководители? Если же обвинение предполагает, что Муртазалиева собиралась совершить теракт в одиночку, то о каком вовлечении кого-либо в террористическую деятельность может идти речь? В материалах дела фигурирует некий лагерь подготовки шахидок-смертниц под Баку. Наличие его совместно проверялось спецслужбами России и Азербайджана, и никаких подтверждений его существования обнаружено не было. Поскольку он существует только в воображении следователей, то и остальные материалы следствия вызывают большие сомнения.

Мы вынуждены признать: оговор чеченцев в преступлениях, которых они не совершали, стал распространенной практикой, направленной на изоляцию их от общества. Мы считаем, что такой, с позволения сказать, "метод борьбы с терроризмом" представляет собой проблему национальной безопасности и относится к вопросам чрезвычайной государственной важности.

В Чеченской Республике не хватает рабочих мест и жилья. Российские граждане не просто имеют право - они вынуждены устраиваться в других регионах страны. Чем лучше они там будут приняты, тем меньшее число из них уйдет в незаконные вооруженные формирования или займется иной преступной деятельностью. Лишая чеченцев возможности найти приют и законные средства к существованию в регионах России, правоохранительные органы подталкивают их в ряды боевиков и лишают веры в то, что в России они могут чувствовать себя полноправными гражданами.

Мы требуем непредвзятого рассмотрения дела Зары Муртазалиевой и уверены, что объективное судебное разбирательство снимет выдвинутые против нее обвинения".

Принято на заседании "Общего действия" 27 декабря 2004 г.
 
Заявление подписали: Сергей Ковалев, Общество "Мемориал", Олег Орлов, ПЦ "Мемориал", Светлана Ганнушкина, Комитет "Гражданское содействие", Юрий Самодуров, Музей и общественный центр им. Сахарова, Лев Левинсон, Институт прав человека, Лев Пономарев, Движение "За права человека", Андрей Бабушкин, Комитет "За гражданские права", Евгений Ихлов, "Постмодерн и современная Россия", Эрнст Черный, Коалиция "Экология и права человека", Лидия Графова, "Форум переселенческих организаций", Анна Каретникова, Антивоенный клуб, Михаил Арутюнов, "Международная правозащитная ассамблея", Сергей Бровченко, "Гласность", Елена Гришина, Центр общественной информации.

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

19 декабря 2017, 01:32

  • Адвокат: жалоба блогера Садыглы игнорируется судом

    Адвокат блогера Намига Садыглы Асабали Мустафаев обратился к омбудсмену Азербайджана с просьбой обеспечить ему надлежащее лечение и содействовать в рассмотрении его апелляционной жалобы. Случаи затягивания рассмотрения апелляционных жалоб в Азербайджане распространены, суды не боятся, что их накажут, подтвердил эксперт Ялчин Иманов.

19 декабря 2017, 00:33

  • Жители Сочи после взрыва газа обвинили власти в халатности

    Акоп Погосян, получивший ожог 90% тела при взрыве баллонного газа в Лазеревском районе Сочи, пришел в сознание, он в тяжелом состоянии и отправлен на лечение в Краснодар. Специалисты не проверяли газовое оборудование в доме 15 лет, а просьбы провести в поселок газопровод чиновники игнорируют, рассказали родственники мужчины.

19 декабря 2017, 00:06

18 декабря 2017, 23:56

18 декабря 2017, 23:38

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей